<< Предыдущая

стр. 61
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Статья 1000 ГК связывает с принятием исполнения еще две обязанности комитента.
Имеется в виду необходимость, во-первых, осмотреть приобретенное комиссионером
имущество и обо всех обнаруженных недостатках немедленно известить комиссионера, а во-
вторых, освободить комиссионера от принятых им на себя обязательств перед третьими
лицами по исполнению поручения комитента. Последняя обязанность обычно выступает в
форме погашения возникшего долга комиссионера либо перевода его долга перед третьими
лицами на себя.
Особое место занимает обязанность комитента, связанная с комиссионным
вознаграждением. Выплата его производится в размере и в порядке, установленных договором.
Если же в договоре размер вознаграждения не предусмотрен, притом не может быть определен
и исходя из других договорных условий, его размер определяется в общем порядке,
предусмотренном на случай отсутствия цены в возмездном договоре. Имеется в виду, что в
соответствии с п. 3 ст. 424 ГК вознаграждение выплачивается тогда в размере, который при
сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги. При отсутствии иного в
договоре выплата вознаграждения производится после исполнения обязательства
комиссионером.
Статья 1001 ГК возлагает на комитента обязанность возместить комиссионеру суммы,
которые тот израсходовал. Речь идет о расходах, находящихся в причинной связи с
исполнением поручения. Наличие и размер таких сумм в случае возникновения спора должен
доказывать комиссионер. Сходный режим установлен для определения размера понесенных им
расходов. На возмещение расходов сверх выплаченного ему вознаграждения комиссионер
претендовать не вправе, если только иное не предусмотрено в законе или договоре.
В состав сумм, о которых идет речь, входит и все то, что пришлось уплатить третьему
лицу комиссионеру в связи с неисполнением обязательства по заключенной им сделке. К
обстоятельствам, зависящим от комитента, относятся суммы, которые комиссионер не
выплатил вовремя третьему лицу (например, стоимость приобретенных для комитента товаров)
из-за того, что необходимую для этого сумму тот не перечислил. Вместе с тем это отнюдь не
означает существования у комитента самостоятельной обязанности исполнять обязательства,
принятые на себя комиссионером перед третьим лицом. По этой причине Президиум Высшего
Арбитражного Суда РФ, указав на необходимость для комитента возмещать понесенные
комиссионером расходы, вместе с тем признал, что "включение в договор, который является по
своей природе комиссией, неустойки за недопоставку продукции третьему лицу не может
служить способом обеспечения обязательств комитента перед комиссионером и взысканию не
подлежит" <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 6. С. 49.

Особое значение для определения соотношения интересов сторон в договоре комиссии
имеет решение вопроса о влиянии последствий неисполнения договора комиссионером на
обязанность комитента выплатить комиссионное вознаграждение и возместить понесенные
расходы. ГК (п. 2 ст. 378) предусматривает сохранение такой обязанности при условии, что
указанный результат произошел по причинам, которые зависели от комитента. Отсюда следует,
что риск случайного неисполнения договора принимает на себя комиссионер. Это в
наибольшей степени соответствует правовому режиму, установленному ст. 401 ГК для
предпринимателей. Тем самым еще раз подтверждается, что соответствующий договор все же
рассчитан главным образом на выступление в нем в качестве комиссионера предпринимателя.
Комиссионеру предоставляются определенные гарантии, призванные обеспечить
исполнение комитентом его обязанностей. Прежде всего речь идет о закреплении законом (абз.
1 п. 2 ст. 996 ГК) за комиссионером права на удержание находящегося у него на хранении
имущества комитента. Указанное право распространяется на все находящиеся у комиссионера
вещи комитента, как полученные для вручения третьему лицу от комитента, так и переданные
третьими лицами для комитента. Регулирование подобных отношений строится на правилах,
предусмотренных ст. 359 и 360 ГК. Специальная на этот счет норма (абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК)
выделяет случаи, при которых комитент, выступающий в качестве должника, объявляется
несостоятельным (банкротом). Тогда право удержания прекращается с тем, что требования к
комитенту в пределах стоимости вещей, которые подверглись удержанию, удовлетворяются в
соответствии со ст. 360 ГК наравне с теми требованиями кредиторов, которые обеспечиваются
залогом. Таким образом, они в соответствии с п. 1 ст. 64 и ст. 65 ГК оказываются включенными
в число удовлетворяемых в третьей очереди.
Еще одна гарантия предусмотрена на этот раз в ст. 997 ГК. Речь идет о возможности для
комиссионера удержать то, что причиталось ему по договору комиссии, из всех сумм, которые
поступили к нему за счет комитента, т.е. произвести зачет. Однако с целью устранить
возможную коллизию интересов комиссионера с интересами других кредиторов комитента
установлено: требование всех таких кредиторов, чьи требования пользуются преимуществом
перед залогодержателем, т.е. стоят впереди него в очередности, установленной ст. 64 ГК, все
же подлежат удовлетворению перед требованиями самого комиссионера.

8. Прекращение договора

Правовое регулирование договора комиссии завершается статьями, посвященными его
прекращению. Первая из них - ст. 1002 ГК выделяет основания прекращения договора
комиссии. Два из них после упоминания в указанной статье подробно урегулированы в
дальнейшем. Притом каждому посвящена специальная статья ГК. Речь идет об отказе от
исполнения договора комитента и особо - об отказе комиссионера.
В отношении еще одного основания, когда имеется в виду комиссионер-гражданин,
законодатель ограничился перечислением отдельных случаев, при которых прекращение
возможно. Речь идет о смерти, признании недееспособным, ограниченно дееспособным или
безвестно отсутствующим комиссионера. Все та же основная особенность договора комиссии -
выступление комиссионера в сделке с третьим лицом от собственного имени - нашла прямое
выражение и в том, что о необходимости особого доверия речь может идти лишь
применительно к отношениям между комитентом и комиссионером. Явно учитывая указанное
обстоятельство, ГК в главе о поручении (п. 1 ст. 977) предусмотрел прекращение договора в
случаях смерти доверителя или поверенного, признания кого-либо из них двоих
недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим. В то же время в
силу ст. 1002 ГК договор комиссии прекращается при аналогичных четырех обстоятельствах, но
только тогда, когда это произошло с одной из сторон - комиссионером. Таким образом, если
что-либо из того, о чем идет речь, наступило в отношении комитента, само по себе оно никакого
влияния на судьбу договора оказать не может.
Назвав еще одно основание прекращения договора с участием предпринимателя,
выступающего в качестве комиссионера, - несостоятельность (банкротство), ГК счел
необходимым указать на то, что в подобных случаях, если только речь идет о сделках, которые
были заключены таким комиссионером для комитента во исполнение указаний последнего,
права и обязанности комиссионера (банкрота) переходят к комитенту.
Указанная норма направлена на защиту интересов не только комитента, но и тех третьих
лиц, которые заключили сделку с комиссионером. Ее введение, в частности, означает, что
кредиторы такого объявленного несостоятельным (банкротом) комиссионера на
соответствующую часть имущества претендовать не могут.
Одна из содержащих подробное урегулирование статей ГК (ст. 1003) носит название
"Отмена комиссионного поручения комитентом". Ею закреплена за последним полная свобода
на отказ от исполнения договора путем отмены данного комиссионеру ранее поручения. В то же
время за комиссионером закреплено в подобных случаях право требовать от комитента
возмещения причиненных отменой договора убытков. Особый порядок установлен для
договоров, отличающихся тем, что в них отсутствует указание на срок их действия. Для таких
договоров введен 30-дневный срок, в течение которого комитент должен быть уведомлен о
предстоящем прекращении договора (в самом договоре может быть предусмотрен и более
продолжительный для этого срок). Комитент в таком случае обязан выплатить комиссионеру
вознаграждение за сделки, которые были совершены до прекращения договора, а равно
возместить комитенту понесенные им до этого момента расходы. Наконец, еще одно
последствие отмены договора комитентом состоит в необходимости для него незамедлительно
(если в договоре установлен на это особый срок, то в его пределах) распорядиться своим
имуществом, которое находится в ведении комиссионера. Если же комитент этого не сделает, у
комиссионера возникнет право по своему выбору сдать имущество на хранение за счет
комитента либо продать его, притом непременно по возможно более выгодной для комитента
цене.
Специальная статья гл. 51 ГК (ст. 1004) регулирует основания и последствия отказа
комиссионера от исполнения договора. В отличие от комитента за комиссионером признается
право отказаться от исполнения лишь в отношении договоров, в которых отсутствует срок их
действия, а если речь идет о договорах, имеющих такой срок, - в самом договоре
предусмотрено право комиссионера на отказ от исполнения.
В указанных случаях комиссионер обязан предупредить комитента о своем отказе от
исполнения, сделав это в срок не позднее 30 дней (если договор не предусмотрел более
продолжительного срока), а также принять меры, необходимые для обеспечения сохранности
имущества комитента. Получив уведомление на этот счет комиссионера, комитент, в свою
очередь, в течение 15 дней (если опять-таки в договоре не был установлен срок иной
продолжительности) должен распорядиться тем своим имуществом, которое находилось у
комиссионера. В противном случае у последнего возникает право сдать имущество кому-либо
на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента
цене. Еще одно последствие отказа комиссионера от исполнения договора связано на этот раз
с судьбой принадлежащего ему права на вознаграждение и возмещение расходов. Это право
сохраняется в отношении лишь тех сделок с третьими лицами, которые были совершены им до
прекращения договора.

Глава 11. АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР

1. Понятие агентского договора

Представительство, торговое представительство, агенты и агентский договор. В основе
представительства лежит дихотомия. Соответственно оно заведомо может быть только прямым
или косвенным.
В течение длительного времени для каждого из видов представительства
(заместительства) использовалась своя особая договорная конструкция. Имеются в виду
договоры поручения и комиссии. Этим, однако, не исключается, что, отвечая возрастающим
потребностям рынка, законодатель был вынужден вносить более или менее существенные
изменения в эти конструкции, создавая, в частности, определенные их подвиды. Так, в рамках
прямого представительства выделилась прокура, о которой уже шла отчасти речь в главе
"Поручение" настоящей книги. Объясняя вызвавшие ее причины, А.О. Гордон обращал
внимание на то, что "представительство по доверенности оказалось не удовлетворяющим
потребностям торгового оборота. Почувствовалась необходимость в такой системе
представительства, при которой одно лицо могло бы, в силу самого закона, всецело и
неограниченно заменять собою торговую личность другого. При такой системе
представительства торговое предприятие может продолжать свою обычную, ничем не
стесняемую деятельность и в отсутствие принципала, а третьи, сторонние лица могут быть
уверены в прочности и непоколебимости тех юридических отношений, в которые они вступают с
представителями предприятия" <*>.
--------------------------------
<*> Гордон А.О. Представительство в гражданском праве. СПб., 1879. С. 127.

Германское торговое уложение (ГТУ) было первым кодификационным актом, признавшим
прокуру. В посвященной этой правовой конструкции главе содержится указание относительно
наличия у прокуриста особых полномочий на все виды судебных и внесудебных дел и правовых
действий, с которыми связан торговый промысел предприятия (§ 49 ГТУ). Притом любое
ограничение полномочий прокуриста признается недействующим в отношении третьих лиц (§
50 ГТУ). Последующее оспаривание представляемым совершенной сделки является для него
почти невозможным. По этой причине в соответствующих случаях отношения с участием
прокуриста становились более определенными и устойчивыми по сравнению с возникающими
при обычном представительстве.
Внутренняя дифференциация в разных формах коснулась и договора комиссии. Так,
например, в свое время в СССР в ответ на определенные изменения, происходившие в
экономике страны, были выделены договоры комиссии сельскохозяйственной продукции и
розничной комиссии <*>.
--------------------------------
<*> См., в частности: Ландкоф С.Н. Договор комиссионной продажи сельскохозяйственной
продукции // Советское государство и право. 1954. N 4. С. 49 и сл.; Яковлева В.Ф. Договоры
комиссионной продажи сельскохозяйственной продукции. М., 1958; Отдельные виды
обязательств. М., 1954. С. 318 и сл. (автор - К.А. Граве).

В рамках представительства как такового происходил и иной юридико-технический
процесс. Широкое развитие предпринимательства объективно приводило к возрастанию роли
представителя-профессионала, для которого замещение собой другого само становилось
особым видом предпринимательской деятельности, направленной, в свою очередь, на
удовлетворение потребностей главным образом предпринимателей.
В таких условиях опосредствующий представительство договор поручения и даже
договор комиссии, рассчитанный на участие в нем, хотя бы на одной из сторон,
предпринимателя, становились порой тесными. Это стало особенно ощутимым по мере того,
как все большее значение приобретала потребность в "обслуживании", предполагавшем не
только установление длительных устойчивых связей, но в то же время и усложнение
оказываемых одним из контрагентов другому многообразных по своему характеру услуг,
включая наряду с юридическими и фактические услуги. Таким образом, постепенно
накапливались предпосылки для выделения еще одного, третьего по счету, договора,
способного охватить все такого рода услуги, потребность в которых рождал рынок. Такой
договор в одних странах поглотил поручение и комиссию, а в других стал сосуществовать с
ними в созданной для него законодателем и судебной практикой нише. Договор этот рассчитан
на участие в нем особой категории предпринимателей-агентов.
История развития института. В Гражданском кодексе Франции (ФГК) отсутствует
упоминание об агентах. Что же касается Торгового кодекса этой страны (ФТК), то в нем из
числа близких агентскому договору могут быть названы отношения, выделенные в
специальный раздел, именуемый "Des agents de change et courtiers".
Что же касается собственно агентских договоров, то, как правило, их регулирование
осуществлялось прежде всего применительно к главе ФГК "Поручение". Основанием для этого
служило признание агента разновидностью поверенного. Так, Л. Жюллио де ла Морандьер
называл так торгового агента, усматривая его отличие, например, от комиссионера в том, что
он действует от имени лица, давшего поручение, притом открыто, в то время как комиссионер
действует от собственного имени, не раскрывая имени лица, от которого было получено
поручение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Л. Жюллио де ла Морандьер. Гражданское право Франции. М., 1961. С. 276. При
этом для уяснения смысла соответствующего понятия имеет значение указание автора на то,
что, "по буквальному смыслу статьи 1984 (она посвящена определению договора поручения. -
М.Б.), данное другому лицу полномочие (полномочие сделать что-либо) как будто может
распространиться на любое действие, как фактическое, так и юридическое. Ныне почти не
возникает споров о том, что поручение может относиться только к полномочию совершать за
чужой счет юридические сделки. Таким образом, поручение предполагает представительство, а
поверенный является представителем доверителя" (там же, с. 275).

В условиях отсутствия специального регулирования агентского договора в ФГК и ФТК
основным правовым источником соответствующего договора служили изданные на этот счет в
разное время законы.
Рассматриваемый договор, если иметь в виду кодификационные акты континентального
права, впервые получил закрепление в Германском торговом уложении (ГТУ).
Соответствующий его раздел вначале именовался "Торговый агент", а впоследствии изменил
свое наименование на "Торговый представитель" <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом, в частности, обстоятельное исследование, посвященное торговому
представительству в иностранных государствах, помещенное в книгу "Основные институты
гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование" / Под ред. В.В.
Залесского. М., 1999. С. 34 и сл.

Обозначив фигуру "торгового агента" ("торгового представителя"), ГТУ все же в перечень
поименованных им торговых сделок агентский договор не включил <*>. В гл. 4 ("Торговые
сделки") нашлось место, наряду с куплей-продажей, экспедиционными и складскими сделками,
а также сделками по перевозке грузов и пассажиров железнодорожным транспортом, только
одной связанной с представительством торговой сделке - комиссии. Достаточным
доказательством самостоятельности заключаемого торговым представителем (агентом)
договора может служить указанный раздел ГТУ, помещенный в первую его книгу ("Торговое
сословие"). Имеется в виду, что этот раздел хотя и назван именем соответствующего участника
- "Торговый представитель" (ранее - "Торговый агент"), но состоит исключительно из норм,
регулирующих договор, в котором указанный участник выступает.
--------------------------------
<*> Замена термина "торговый агент" другим - "торговый представитель" произошла в
1940 г. и связывается обычно определенным образом с войной 1939 - 1945 гг. (Adolf Baumback.
Duden Handelsgesetzbuch. Munchen, 1974. S. 261). Все же этому обстоятельству (исключению
упоминания об агентах) в большинстве случаев не придается особого значения. В
подтверждение можно сослаться на то, что, например, Ю.Г. Гирке в изданном в последние годы
комментарии, разъясняя смысл соответствующего понятия, вслед за указанием "договор
торгового представительства" поставил в скобках "агентский договор" (Handelsgesetzbuch mit
Nebensgesetxen ohne Seerecht. Munchen, 1974. S. 261).

Содержащееся в ГТУ определение торгового представителя (торгового агента) позволяет
выделить набор непременных признаков самого этого участника оборота. Имеется в виду, что
торговым агентом может быть названо лицо, самостоятельно (1) занимающееся промыслом (2),
которому поручено постоянно посредничать для другого предпринимателя в сделках (3) или
заключать сделки от его имени (4) <*>. Ставший традиционным для агентских договоров
признак самостоятельности разъяснен в самом Уложении: речь идет о возможности свободно
организовывать свою деятельность и определять свое рабочее время. Отмеченное позволяет
отграничить этих лиц от служащих (работников) юридического лица.
--------------------------------
<*> Г.Ф. Шершеневич высказал в свое время в целом негативное отношение к указанным
признакам, полагая, что "Германскому уложению не удалось дать ясное представление о
торговом агенте" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. I. С. 511). Весьма скептическое
отношение к определению правового положения агента в ГТУ со ссылкой одновременно на
современных ему немецких авторов высказал Л.С. Таль (Таль Л.С. Торговый агент и
агентурный договор как правовые типы // Памяти профессора Габриэля Феликсовича
Шершеневича. Сборник статей по гражданскому и торговому праву. М., 1915. С. 360 и сл.).

Не отличаясь в этом смысле от глав, посвященных отдельным видам договоров,
соответствующий раздел ГТУ ("Торговый представитель") регулирует вопросы, связанные с
порядком заключения договора торгового представителя с "предпринимателем" (так именуется
контрагент торгового представителя), правами и обязанностями каждой из сторон, а равно с
прекращением договора. Ряд его статей посвящен праву агента на вознаграждение. В них

<< Предыдущая

стр. 61
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>