<< Предыдущая

стр. 64
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тому, что названо в ст. 1011 ГК "существом агентского договора". А это "существо" как раз и
формируют в совокупности положения, включенные в гл. 52 ГК.
Квалификация агентского договора. Отнесение агентского договора к числу договоров на
оказание услуг предопределило его консенсуальный характер - то, что он возникает с момента
достижения сторонами согласия.
Агентский договор относится к числу возмездных. При этом возмездность является его
конституирующим признаком, как включенная в императивной форме в легальное его
определение. Безусловная возмездность агентского договора сделала, пожалуй, излишней ту
отсылку к п. 3 ст. 424 ГК, которая содержится в ст. 1006 ГК. Имеется в виду, что, как следует из
п. 3 ст. 424 ГК, предусмотренное в нем последствие отсутствия в договоре условия о цене
распространяется, притом не допуская иного, на любой возмездный договор.
Консенсуальность и возмездность агентского договора предопределяют, в свою очередь,
его двусторонность: каждая из сторон - и оказывающая услуги, и их оплачивающая -
наделяется соответственно как правами, так и обязанностями.
Существуют определенные основания для отнесения агентского договора к числу
фидуциарных сделок, т.е. таких, "которые, сверх объявленных ими последствий, имеют целью
произвести еще другие, уклоняющиеся от первых и остающиеся скрытыми для третьих лиц
последствия" <*>.
--------------------------------
<*> Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. I. Часть общая. СПб., 1911. С. 734.

Такие сделки предполагают особое доверие стороны к своему контрагенту. Ю.С.
Гамбаров объяснял это следующим образом: "Так как гарантия против злоупотреблений
доверенным фидуциару имуществом не идет далее обязательственного отношения между
фидуциаром и его соконтрагентом, то само собой разумеется, что фидуциарные сделки могут
основываться только на особом доверии лица, распоряжающегося своим имуществом для
какой-либо не выраженной в сделке цели, к тому, кто принимает на себя исполнение этого
распоряжения. Поэтому фидуциарные сделки и не заключаются иначе, как с верой в то, что
фидуциар воспользуется переданными ему юридическими полномочиями только в указанных
ему границах" <*>.
--------------------------------
<*> Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. С. 734 - 735.

Выражающееся в фидуциарности особое доверие в данной ситуации принципала к агенту
предопределяет решение ряда вопросов, в частности связанных с установлением оснований
прекращения договоров. Определенное влияние фидуциарность оказывает и на позицию суда
при оценке поведения агента, необходимой для применения отдельных норм ГК.

3. Агентский договор и смежные договоры

Для агентского договора в силу отмеченной уже выше его специфики наибольший
интерес представляет соотношение, притом одновременно, двух договоров - поручения и
комиссии. По этому поводу Г.Е. Авилов, сопоставляя агентский договор с этими двумя
последними, справедливо обратил внимание на то, что "способ участия агента в отношениях с
третьими лицами, который является конституирующим признаком для договоров поручения и
комиссии (и который лежит в основе разграничения этих договоров), для агентского договора,
напротив, значения не имеет. Смысл агентского договора состоит именно в том, что
деятельность, осуществляемая агентом по поручению и в интересах принципала, порождает
для принципала имущественные последствия. Что же касается характера взаимоотношений
агента с третьими лицами, то стороны вправе использовать любую модель - и поручения, и
комиссии, и их сочетания" <*>.
--------------------------------
<*> Авилов Г.Е. Агентирование (глава 52) // Гражданский кодекс Российской Федерации.
Часть вторая. Тексты, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 525 - 526.

Хотя легальная конструкция агентского договора и использует модели договоров
поручения и комиссии, он не может быть отнесен к числу смешанных. Принципиальную
особенность этого последнего составляет уже то, что его формируют каждый раз стороны.
Применительно к агентскому договору это сделал за них законодатель, признав
самостоятельность этого договора.
До принятия ГК в случаях, когда возникала потребность у стороны в оказании
представительных услуг, перед контрагентом стояла одна задача - определить, будет ли
заключенный договор построен по модели прямого или косвенного представительства. Теперь
же ситуация меняется. Из-за выделения ГК агентского договора, который, конкурируя в этом
смысле с комиссией и поручительством, может охватить оба вида представительства, у сторон
возникнет необходимость осуществить еще и выбор между одним из традиционных договоров -
соответственно поручения или комиссии - либо заключить агентский договор. Подобный выбор
предполагает учет индивидуальности нарушающих агентский договор признаков. Первый из них
составляет широкий предмет договора. Если в договоре поручения - это юридические действия,
в договоре комиссии - из их числа только сделки, то в договоре агентском - это действия в
равной мере и юридические, и фактические.
Можно указать далее на то, что, если поверенный обязуется совершить определенные
юридические действия (п. 1 ст. 971), комиссионер - совершить одну или несколько сделок (п. 1
ст. 990 ГК), то в обязанность агента входит необходимость совершать действия (п. 1 ст. 1005
ГК). Именно приведенная особенность агентского договора делает наиболее вероятным его
использование в случаях, когда речь идет об обслуживании принципала профессионалом-
агентом. При этом имеется в виду не только присущая агентскому договору длительность
отношений сторон, т.е. растянутость действия договора во времени, но прежде всего
многократность оказания услуг в сочетании с их многообразием. К этому следует добавить, что
если поручение и комиссия подразумевают всегда определенные порученные лицу действия,
то в агентском договоре речь может идти о наборе действий. Притом не исключено, что набор
некоторых из них может быть определен лишь позднее - либо при выдаче агенту новых
поручений, либо в развитие уже им полученных, т.е. определиться уже в ходе исполнения
договора. Тем самым агентский договор может принять организационный характер.
Признание агентского договора Кодексом дает возможность, среди прочего, более широко
его использовать, в том числе заменив им ранее применявшиеся договоры.
Предпосылкой для этого, во всяком случае, должна служить заинтересованность сторон в
использовании того особого правового режима, который закреплен теперь в гл. 52 ГК. В этом
смысле заслуживает внимания деятельность патентных поверенных. Речь идет о том, что
патентные поверенные являются самостоятельными предпринимателями, которые оказывают
наряду с услугами, предполагающими выступление от имени обратившихся к ним лиц, также
услуги уже фактического характера (к примеру, предоставление информации и (или)
консультаций контрагенту). Заслуживает внимания и то, что составляющие непременный
элемент особого режима агентских договоров меры, направленные на ограничение возможной
конкуренции агентов, предусмотрены и в специальном, относящемся к патентным поверенным
законодательстве. Имеется в виду запрещение им принимать поручения лиц, чьи интересы
противоречат интересам того, кто уже дал им ранее поручение. По этой причине может
оказаться, что закрепление в Положении "права патентного поверенного представлять любое
лицо, заключившее с ним договор поручения или иной договор аналогичного содержания в
соответствии с законодательством Российской Федерации", может быть в определенных
случаях реализовано путем использования именно агентского договора.
Как уже отмечалось ранее в главах книги, посвященных поручению и комиссии,
представительство является предметом по крайней мере и еще одного договора -
доверительного управления. Общим для них является то, что подобно агентскому договору,
договор доверительного управления может охватывать любые, как юридические, так и
фактические, действия. Необходимо лишь, чтобы эти действия могли укладываться в рамки
"управления" соответствующим объектом. В числе различий этих договоров среди прочего
может быть названо и такое: если агентский договор охватывает наряду с разовыми и
длящиеся отношения, то при договоре доверительного управления длящийся характер
отношений сторон составляет его конститутивный признак. Наконец, важно отметить и то, что
доверительный управляющий вправе осуществлять сделки только от собственного имени,
причем в особом порядке, предполагающем необходимость указания его правового положения
(имеется в виду непременная пометка "Д.У.") на письменных документах.
То обстоятельство, что агентский договор может охватывать наряду с юридическими и
фактические действия, служит основанием для его сопоставления с договорами, предмет
которых составляет совершение фактических действий. В частности, это относится к одному из
традиционных договоров - по представлению маклерских услуг. Принципиальное значение для
разграничения указанных договоров имеет то, что собственно совершение сделки, т.е. действия
юридические, маклером от своего имени или от имени другого в равной мере находится за
пределами его, агента, функций.
Не является агентским, на что уже обращалось внимание в главе "Поручение", договор,
по которому давший поручение и получивший его связаны трудовыми отношениями.
Применительно к действующему ГК сохраняет свое значение отмеченное в свое время Л.
Талем отличие агентского договора от договора подряда. "Особенность агентского договора, -
писал он, - выражающаяся в том, что вознаграждение агента почти всегда ставится в
зависимость от успешно совершенных им или при его содействии сделок, приближает
агентурный договор к подряду. Но подряд предполагает обещание определенного результата
или выполнение целиком конкретно предуказанного "предприятия". Ни того, ни другого агент не
обещает" <*>. Все же наибольшее значение для разграничения соответствующих договоров
имеет, естественно, то, что договор подряда опосредствует исключительно фактические
действия, в то время как для агентского договора эти отношения не единственные и даже не
главные.
--------------------------------
<*> Таль Л.С. Указ. соч. С. 102.

4. Источники правового регулирования

Глава 52 "Агентирование" состоит из семи статей, посвященных агентскому договору.
Вместе с тем глава содержит указание на возможность использования и иных источников
правового регулирования этого договора. Первый из названных - законы. В соответствии со ст.
1005 ГК (п. 4) законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского
договора. При этом речь идет главным образом о носящих общий характер актах, содержащих
лишь отдельные нормы, посвященные агентским отношениям.
Например, о страховых агентах идет речь в ст. 8 Закона "Об организации страхового
дела", о морских агентах - в Кодексе торгового мореплавания РФ <*>. Можно указать и на Закон
"О почтовой связи" <**>, которым предусмотрено "заключение генеральной организацией
федеральной почтовой связи агентских договоров, регулируемых гражданским
законодательством".
--------------------------------
<*> В КТМ содержится гл. XIII "Договор морского агентирования". Одна из его
особенностей состоит в том, что правила, установленные соответствующей главой,
применяются только при условии, если иное не установлено соглашением сторон.
<**> Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697.

Статья 1011 ГК предусмотрела применение к отношениям, которые вытекают из
агентского договора, правил, предусмотренных гл. 49 ("Поручение") или гл. 51 ("Комиссия"). Как
уже отмечалось, непременным условием для этого является то, что правила, служащие
адресатом отсылки, не противоречат положениям самой гл. 52 ГК и вместе с тем соответствуют
существу агентского договора как такового. Следовательно, отсутствия одной из указанных
двух ситуаций достаточно, чтобы исключить применение гл. 49 и 51 ГК.
Статья 1011 ГК представляет собой особый случай, при котором выбор между
адресатами отсылочных норм предопределен законом. Все зависит от того, действовал
(должен действовать) агент от своего имени или от имени того, кто дал ему поручение <*>. Тем
самым помимо прочего косвенно признается, что и с позиций законодателя необходимым и
достаточным признаком разграничения обоих договоров - поручения и комиссии - как раз и
служит то обстоятельство, о котором идет речь - о представительстве прямом или косвенном.
--------------------------------
<*> Соответственно в одном из рассмотренных дел суд признал агента обязанным
исполнять принятое на себя поручение на наиболее выгодных для принципала условиях. При
этом с учетом того, что речь шла о поручении агенту действовать от собственного имени, в
решении содержалась в этой связи ссылка на ст. 992 ГК, содержащуюся в главе о комиссии
(см.: Долженко А.Н., Резников В.Е., Хохлов И.Н. Судебная практика по гражданским делам. М.,
2001. С. 823).

5. Стороны в договоре
Как следует из легального определения рассматриваемого договора, контрагентами в нем
выступают принципал - тот, кто поручает совершать соответствующие действия, обязуясь
выплатить вознаграждение, и агент - тот, кому эти действия поручено совершить.
Гражданский кодекс (гл. 52) не содержит норм, направленных на ограничение субъектного
состава агентского договора путем указания на то, кто может или, напротив, не может
участвовать на той или иной стороне в договоре. Однако, поскольку соответствующий договор
предусматривает совершение агентом сделок с третьим лицом путем как прямого, так и
косвенного представительства, есть основания полагать, что общие и специальные
ограничения, которые существуют в ГК или в ином законе, для выступления в роли одной из
сторон в договорах поручения или комиссии, в равной мере распространяют свое действие на
принципала и агента. Иное решение открывало бы возможность путем заключения агентского
договора обойти ограничения, относящиеся к договорам поручения или комиссии (см.
соответствующие главы настоящей книги).
Применительно к агентскому договору, как и ко многим другим договорам, в которых
участвует предприниматель, ограничения возможности заключения договора имеют прямое
отношение к обязательному лицензированию соответствующей деятельности. Речь идет
главным образом о случаях, когда выступление в качестве агента связано с деятельностью,
которая в силу Закона от 8 августа 2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности"
<*> подлежит лицензированию.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 2001. N 33. Ст. 3413.

В случаях, когда сделка, которую поручено совершить агенту, связана с лицензируемой
деятельностью, соответствующее ограничение может распространиться и на принципала. Так,
согласно ст. 18 Закона "О почтовой связи" "организации федеральной почтовой связи в
соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации могут выполнять по
агентскому договору от своего имени, но за счет юридических лиц или индивидуальных
предпринимателей, имеющих специальное разрешение (лицензию) на осуществление
лицензируемого вида деятельности, либо от имени и за счет указанных юридических лиц или
индивидуальных предпринимателей отдельные технологические операции лицензируемого
вида деятельности".
Кодекс (ст. 1009) допускает применительно к агентскому договору возможность
использования сходной с субкомиссией конструкции субагентских отношений. Речь идет о
праве агента в целях исполнения заключенного с принципалом договора, если иное не
предусмотрено в самом агентском договоре, заключить субагентский договор с другим лицом.
Данное право может превратиться для агента и в обязанность при наличии специального
указания на этот счет в агентском договоре.
Заключение субагентского договора не оказывает влияния на действие основного,
агентского договора. По этой причине агент продолжает нести ответственность за исполнение
своего обязательства перед принципалом. В данном случае речь пойдет о предусмотренной ст.
403 ГК ответственности должника за действия третьего лица, привлеченного им к исполнению
обязательства.
Все, о чем шла речь применительно к субагентским отношениям, имеет в виду косвенное
представительство. В отличие от него при прямом представительстве, т.е. в случае, когда
предполагается совершение сделок от имени принципала, заключение субагентского договора
в соответствии с п. 2 ст. 1009 ГК допускается только при условии, что происходящее таким
образом передоверие укладывается в рамки, предусмотренные на этот счет в ст. 187 ГК (п. 1).
Имеется, в частности, в виду ситуация, при которой уполномоченное лицо (в данном случае -
агент) было наделено соответствующими полномочиями, содержащимися в самой врученной
ему доверенности, либо вынуждено было поступить подобным образом силою обстоятельств
для охраны интересов доверителя (в рассматриваемой ситуации - принципала). Пункт 2 ст.
1009 ГК устанавливает, что порядок и последствия происходящего применительно к агентскому
договору передоверия должны определяться по правилам ст. 976 ГК ("Передоверие
исполнения поручения"). Это означает, что агент, назначивший субагента, несет
ответственность не только за ведение дел последним, но и за выбор этого лица. Вместе с тем
ни та ни другая ответственность агента не наступает, если в агентском договоре указано, кто
именно (наименование лица) должен быть назначен субагентом, и это указание агентом
исполнено.
Хотя п. 1 ст. 1009 ГК, посвященный назначению субагента при косвенном
представительстве, и не содержит отсылки к ст. 994 ГК ("Субкомиссия"), необходимость
применения этой статьи в указанном случае вытекает из общего правила, закрепленного в ст.
1011 ГК. Имеется в виду субсидиарное применение правил гл. 51 ГК к действиям агента,
совершенным от собственного имени <*>.
--------------------------------
<*> В Типовом коммерческом агентском контракте Международной торговой палаты
условия о субагентах приведены в различных вариантах - от полного запрета ("агент обязан
осуществлять свою деятельность без привлечения субагентов" либо еще шире - "каждая из
сторон обязуется не пользоваться услугами субагентов и/или работающих по найму другой
стороны") до полной свободы, но с соблюдением установленного порядка ("агент может
привлекать субагентов при условии, что он информирует об этом принципала по крайней мере
за месяц") (Международное частное право. Нормативные акты / Составитель М.К. Сулейменов.
Алматы, 1999. С. 152).

Полномочия агента. При агентском договоре вопрос о полномочиях лица, действовавшего
по поручению другого, возникает, естественно, лишь в случаях, в которых имеет место прямое
представительство. Тогда в виде общего правила применяются нормы, содержащиеся
соответственно в главах ГК: 10 ("Представительство. Доверенность") и 49 ("Поручение").
Вместе с тем в целях защиты интересов третьих лиц и, таким образом, одновременно
повышения доверия участников оборота к юридическим действиям, совершаемым агентом от
имени принципала (п. 2 ст. 1005 ГК), предусмотрены специальные на этот счет правила. Суть
их состоит в том, что при указании в совершенном письменном договоре общих полномочий
агента на совершение сделок от имени принципала в своих отношениях с третьими лицами
принципал вправе ссылаться на отсутствие в действительности у агента надлежащих
полномочий только при условии, если он может доказать: третье лицо знало или должно было
знать о том, что действительным полномочиям, полученным агентом от принципала,
заключенная агентом с третьим лицом сделка не соответствовала <*>. Разумеется, указанная
норма действует на случай, если не было последующего одобрения принципалом совершенной
агентом сделки.
--------------------------------
<*> Специальная норма на этот счет содержится в КТМ (ст. 234). Им предусмотрено: "В
случае ограничения судовладельцем общих полномочий морского агента на совершение
сделок от имени судовладельца сделка, совершенная морским агентом с действовавшим
добросовестно третьим лицом, является действительной и создает права и обязанности по
совершенной для судовладельца сделке, если только третьему лицу не было известно о таком
ограничении". Обращают на себя внимание некоторые отличия этой нормы от содержащейся в

<< Предыдущая

стр. 64
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>