<< Предыдущая

стр. 68
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

28 июля 1786 г. был издан Манифест Екатерины II, которым Государственный заемный банк
обязывался, на указанных в Манифесте условиях, страховать недвижимость. Этим же актом
"запрещалось всякому отдавать на страх свои дома, фабрики и заводы в чужие государства и
тем вывозить деньги во вред или убытки государственные" <*>. Существовавшая в течение
некоторого времени государственная монополия страхования была вскоре отменена.
Страхование стало быстро развиваться с образованием специализированных акционерных
обществ. Первое Российское страховое от огня общество появилось в 1827 г., а уже спустя 8
лет (1835 г.) было создано и второе с аналогичными и наименованием, и функциями.
--------------------------------
<*> Приведен в книге: Ноткина О.А. Страхование имущества по русскому
законодательству. Киев, 1888. С. XIV - XV. В этой же книге содержались данные, относящиеся к
созданию различных компаний по страхованию морскому, от огня, а также посевов от
градобития и скота от падежа. Среди других, изданных в последнее время книг, в которых
приводятся определенные данные о развитии страхования в дореволюционной России, можно
выделить, в частности: Спектор А.А. Страхование. Пермь, 1998. С. 11.

Наряду с имущественным внедрялось и личное страхование. Г.Ф. Шершеневич связывал
это главным образом с особенностями жизни тех, кто именовался им "представителями
либеральных профессий" (имелись в виду врачи, адвокаты, художники, артисты и др.), а также
чиновников высшего и среднего уровня. Не относясь по общему правилу к числу родовитой
знати, они, естественно, страшились того, что постепенно с годами утратят возможность
выполнять высокооплачиваемую работу и по этой причине не смогут дать образование своим
детям. В подтверждение подобных пессимистичных прогнозов приводились такие примеры: у
адвоката не хватит средств на обучение сына; губернаторская дочь по тем же причинам
превратится в швею и др. Все это в результате должно было подтвердить, что именно
страхование может оказаться выходом из столь щекотливого положения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 443 и сл.

Свод законов гражданских Российской империи содержал несколько норм, посвященных
рассматриваемым отношениям. Речь шла о пяти статьях (2199, 2200, 2200.1, 2200.2 и 2200.3).
Одна из них (ст. 2199), посвященная определению самого понятия страхования как такового,
включила указание на то, что речь идет о договорных отношениях, в которых в качестве
страховщика может выступать наряду с "частным лицом" только общество, созданное для
предохранения от несчастных случаев; предметом договора назывались дом, а наряду с ним
корабль, товары или иное движимое имущество. Страховым риском была признана опасность,
которая может произойти, и соответственно признавалось недопустимым страхование от
события, которое вообще не может случиться или, напротив, к моменту заключения договора
уже произошло. В обязанность страхователя входило внесение условленной премии (платы), а
страховщика - "удовлетворить урон, ущерб или убыток, от предполагаемой опасности
произойти могущий".
Скудость правовых норм Свода, посвященных страхованию, восполнялась некоторыми
специальными актами <*>, а особенно уставами самих страховых обществ и разработанными
ими же "полисными условиями" <**>.
--------------------------------
<*> В.И. Синайский, имея в виду уже годы, непосредственно предшествовавшие первой
мировой войне, называл среди источников утвержденные Министерством внутренних дел
соответственно в 1911 и 1913 гг. Общие условия страхования отдельных лиц от несчастных
случаев, а также Общие условия страхования убытков от гражданской ответственности перед
третьими лицами (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 210). Примерно в то же время А.Г. Гойхбарг
писал: "У нас... страховое законодательство, если не считать морского страхования, почти не
существует. А между тем страховое дело, сосредоточенное главным образом в русских
акционерных компаниях, получило уже очень давно значительное развитие" (Гойхбарг А.Г.
Источники договорного страхового права // Вестник гражданского права. 1914. N 2. С. 43). В
этой же связи последний из авторов указывал на то, что с изданием Основных законов 1906 г.
уставы, даже надлежаще утвержденные, не могли заменить собой закона, вследствие чего их
значение сводилось лишь к регулированию внутренних отношений организации.
Соответственно и приобрели особое значение разработанные страховщиками "полисные
условия", особенно после того, как их стали утверждать на министерском уровне (см. там же, с.
49 и сл.).
<**> О том, как Сенат признал указанные уставы и "полисные" условия источниками
права, а также о негативных последствиях создавшейся таким образом ситуации см.:
Синайский В.И. Указ. соч. С. 209.

Несомненный интерес представляет анализ действовавших в то время положений о
страховании, проведенный Д.И. Мейером <*>. Прежде всего им было указано на то, что наряду
с добровольным получило развитие обязательное страхование, основанное на законе.
Примером могло служить обязательное земское страхование от огня, построенное по принципу
взаимного страхования. Автор обратил внимание на открывающуюся возможность
использовать отношения по перестрахованию. Им подчеркивалось и то, что страхование
охватывает лишь несчастные случаи, вследствие чего не допускается возмещение убытков при
наличии собственной вины страхователя, правда, лишь в форме умысла. В роли страхователя
имущества мог выступать не только его собственник, но и другие заинтересованные лица. В
последнем случае согласие собственника не являлось непременным условием заключения
договора. Особо выделялась возможность страхования самой страховой премии.
--------------------------------
<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 555 и сл.

Развернутая регламентация отношений по страхованию предполагалась книгой пятой
проекта Гражданского уложения. О значении, которое придавалось страхованию в проекте,
можно судить уже по тому, что одноименная его глава вместила более 70 статей. Это означало,
что по объему нормативного материала глава, о которой идет речь, едва ли не последняя по
указанному признаку (количеству статей) в Своде, заняла в проекте Гражданского уложения
первое место среди глав, посвященных отдельным видам договоров. Из числа положений,
которые должны были стать новеллами в действовавшем в указанное время законодательстве
на случай принятия проекта, можно назвать прежде всего то, что предметом имущественного
страхования (с него-то и начиналась глава) должно было служить, притом неограниченно, не
только движимое, но и недвижимое имущество и вообще все, что обладало для страхователя
ценностью, поддающейся выражению в деньгах. Тем самым речь могла идти о таких объектах,
которые вообще не имели вещной формы.
Из отдельных положений проекта можно отметить то, что пропуск страхователем сроков
уплаты страховой премии освобождал страховщика на время просрочки от несения
ответственности за последствия наступления страхового случая; в виде общего правила
страхование имущества сверх его действительной стоимости могло повлечь за собой
недействительность договора в целом. Страховщик не должен был нести ответственность за
последствия несчастных случаев, которые произошли вследствие умысла страхователя.
Особо выделялось в проекте среди других видов имущественного страхования прежде
всего страхование от огня. В частности, проект предусматривал ответственность страховщика
за убытки, являвшиеся непосредственным последствием разрушительного действия огня, жара,
дыма и пара (исключение составляли убытки, вызванные мерами предупреждения и тушения
пожара, возникшего в здании или в иной застрахованной недвижимости). Выделенное таким же
образом из имущественного страхования, страхование транспортное имело предметом убытки,
которые могли быть понесены вследствие гибели или повреждения перевозимых грузов от
огня, молнии, крушения судов, действия непреодолимой силы или любых других связанных с
перевозкой причин.
Нормы о личном страховании предполагалось распространить на случаи "смерти лица,
достижения им определенного возраста, потери им здоровья либо способности к труду или
наступления в его жизни иного предусмотренного в договоре события". При этом заключение
договора страхования на случай смерти или неспособности к труду третьего лица допускалось
лишь при условии, если страхователь был имущественно заинтересован в жизни, смерти или
способности к труду застрахованного лица. Во всех других ситуациях необходимо было
получить предварительно согласие этого последнего на заключение соответствующего
договора.
В экономической и юридической литературе, в особенности на рубеже XIX - XX вв.,
получила самое широкое распространение точка зрения, по которой страхование - это чисто
"капиталистический институт", вследствие чего ни в каком другом обществе оно существовать
не может. Противником этой точки зрения в части, относящейся к роли страхования в
обществе, предшествовавшем капитализму, был, как показано выше, В.К. Райхер. Однако эта
точка зрения распространялась рядом авторов не только на "докапиталистическое общество",
но и на общество социалистическое, в котором, как они полагали, для страхования также не
должно было оставаться места. Связывался такой вывод с отсутствием основной и, более того,
непременной предпосылки страхования - "разделения" ("распределения") <*>. Из российских
авторов эту мысль особенно четко выразил Г.Ф. Шершеневич. В конечном счете его позиция
сводилась к следующему: "Существенным признаком страхования, с экономической его
стороны, следует считать момент распределения убытка, испытанного в одном случае, на ряд
хозяйств, которым угрожает та же опасность. Современная идея страхования основывается на
представлении о частнохозяйственном строе. В социалистическом государстве страхования не
может быть. Правильно также утверждение, что распределение убытка предполагает
множественность хозяйств, находящихся в одном и том же положении риска, и что успех
распределения зависит от числа хозяйств, между которыми распределяется испытанный
убыток. С экономической точки зрения нельзя не признать верным, что идея страхования
предполагает идею капиталистической организации, которая делает осуществимой мысль о
распределении убытка" <**>.
--------------------------------
<*> Обзор соответствующей литературы см.: Райхер В.К. Общественно-исторические
типы страхования. С. 32 и сл.; Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М.: Госюриздат, 1960. С. 12 и
сл.
<**> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 356 - 357.

Приведенные взгляды подвергались позднее резкой критике в советской цивилистической
науке <*>. Справедливости ради следует признать, что определенное подтверждение
оспариваемой точке зрения все же могло быть найдено. Имеется в виду единый и
нераздельный характер государственной социалистической собственности, сохранявшей эти
свои признаки даже тогда, когда речь шла о той ее части, которая была закреплена на праве
"оперативного управления" ("полного хозяйственного ведения", "хозяйственного ведения") за
государственными предприятиями и организациями. Благодаря этому в виде общего правила
отпадали предпосылки для использования страхования применительно не только к
нераздельному, но в равной мере и к разделенному между государственными предприятиями и
организациями государственному имуществу <**>.
--------------------------------
<*> См., в частности: Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 12 и сл.; Райхер В.К.
Общественно-исторические типы страхования. С. 22 и сл.
<**> Подчеркивая, что "возмещение потерь в государственной социалистической
собственности происходит за счет общегосударственных резервов, образуемых в
государственном бюджете", К.А. Граве и Л.А. Лунц ограничивали использование страхования в
сфере государственной собственности главным образом имуществом государственных
предприятий, учреждений, которое было передано ими в пользование другим лицам (имелась в
виду, в частности, аренда такого имущества) либо было принято от них другими лицами на
комиссию, хранение, для перестройки, ремонта и др.) (Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 16, 17).

Все же те, кто в принципе исключал возможность использования страхования в его
подлинном смысле, при социализме допускали определенный перегиб. Достаточно указать на
то, что они не учитывали наличия в этом обществе, наряду с государственной, также и
децентрализованной собственности, применительно к которой как раз и могло применяться
необходимое для страхования "разделение". Речь шла о собственности кооперативов (прежде
всего колхозов) и общественных организаций, а также личной собственности - собственности
граждан. Именно в этой сфере как раз и использовалось с разной степенью интенсивности
страхование.
Начиная с 1918 г. (правда, с некоторыми перерывами) в стране действовало
государственное, к тому же построенное на началах монополии, страхование <*>. В
складывающихся таким образом отношениях страхователям - кооперативным организациям и
гражданам в качестве страховщиков противостояла по сути одна для всей страны организация -
Госстрах (Главное управление государственного страхования) при Наркомате финансов СССР.
--------------------------------
<*> Как исключение с 1921 по 1933 г. страхование кооперативных организаций могло
осуществляться такими же кооперативными организациями.

Правовое регулирование отношений по страхованию заняло свое место уже в
Гражданском кодексе 1922 г. <*>. Соответствующая глава ("Страхование"), посвященная
целиком договорному страхованию, как обычно, начиналась с определения данного договора.
За этим следовали в основном статьи, регулировавшие либо имущественное, либо личное
страхование. Лишь некоторые из норм указанной главы в равной мере относились к этим обоим
видам страхования.
--------------------------------
<*> Страховое законодательство фактически началось с Декрета от 23 марта 1918 г. "Об
учреждении государственного контроля над всеми видами страхования" (СУ РСФСР. 1918. N
30. Ст. 397), который, правда, ограничился созданием Совета по страховым организациям.
Однако вскоре - Декретом от 28 ноября 1918 г. "Об организации страхового дела в Российской
республике" (СУ РСФСР. 1918. N 86. Ст. 904) страхование во всех видах и формах было
объявлено государственной монополией, за пределами которой допускалось лишь взаимное
страхование движимости и товаров, а также страхование, осуществляемое кооперативными
организациями.

Следует указать и на то, что сфера действия ГК РСФСР 1922 г. была определенным
образом ограничена. Так, вне Кодекса оказались случаи обязательного страхования, если
только издаваемые на этот счет правила не содержали прямой отсылки к Кодексу. Кроме того,
условия определенных разновидностей страхования, включая страхование от огня, от падежа
скота, от градобития, транспортное, государственное гарантийное (последняя разновидность
страхования просуществовала, правда, лишь до 1930 г.), а равно страхование на случай смерти
и от несчастных случаев, должны были регулироваться специальными правилами. Право
утверждения тех и других относилось к компетенции Народного комиссариата финансов СССР.
Сменивший Кодекс 1922 г. ГК РСФСР 1964 г. существенно отличался в части
регулирования отношений страхования от своего предшественника. Об этом можно было
судить уже по названию соответствующей главы. Она именовалась "Государственное
страхование". Тем самым, с одной стороны, подтверждалось наличие государственной
монополии страховой деятельности, а с другой - подчеркивалась возможность широкого
использования наряду с договорным и недоговорного страхования. Отличалась эта глава и
своим объемом. Тридцать пять статей в ГК 1922 г. были заменены в ГК 1964 г. пятью. Из них
одна ограничилась указанием на существование государственного страхования в двух его
видах - обязательного и добровольного; притом раскрытию сути каждого из них специально
посвящались соответственно две статьи. Еще одна статья была призвана регулировать
отношения, связанные с переходом к страховой организации, выплатившей страховое
возмещение по имущественному страхованию, прав страхователя в отношении лица,
ответственного за причиненный ущерб (речь шла, таким образом, об одном из вариантов
суброгации). И, наконец, последняя по счету ограничилась общей отсылкой к правилам
страхования, которые должны были утверждаться в порядке, предусмотренном Советом
Министров СССР. Правда, в вопросе об источниках страхового права особых изменений по
сравнению с ранее действовавшим законодательством не произошло, поскольку
Постановление Совета Министров СССР от 16 февраля 1971 г. <*> признало органом, который
должен был утверждать подобные правила, то же Министерство финансов СССР.
--------------------------------
<*> СП СССР. 1971. N 4. Ст. 28.

Параллельно с ГК 1964 г. продолжал действовать принятый еще в 1968 г. Кодекс
торгового мореплавания (КТМ), глава XII которого была посвящена морскому страхованию.
Основы гражданского законодательства 1991 г. отразили определенные изменения,
происшедшие к тому времени в экономике страны. В частности, имелся в виду отказ от
государственной монополии в соответствующей области. Небольшая по размеру
(охватывавшая всего три статьи) глава ГК "Страхование" предусматривала в качестве
основного вида страхования добровольное страхование. Другой вид - обязательное
государственное - был признан единственным, который могли осуществлять только
государственные страховые организации. Использование обязательного государственного
страхования допускалось лишь в установленных законодательными актами случаях.
Среди других заслуживающих упоминания новелл следует выделить прежде всего то, что
Основы отказались от содержащегося в Кодексе 1964 г. указания на непременное утверждение
правил страхования Правительством РФ. Кроме того, были введены нормы, впервые
назвавшие в числе объектов имущественного страхования, наряду с имуществом, не
противоречащие законодательству имущественные интересы (примерный перечень таких
интересов включал возможный имущественный вред, причиненный утратой жизни или
повреждением здоровья, риск гражданской ответственности, ожидаемую прибыль, риск
предпринимательской деятельности). Была предоставлена страхователю возможность при
наступлении страхового случая отказаться в пользу страховщика от прав на застрахованное
имущество, ограничившись получением полной суммы страхового возмещения (имелся в виду
давно известный морскому страхованию абандон) и др.

3. Источники правового регулирования

В действующем Гражданском кодексе РФ (далее - ГК) гл. 48 ("Страхование") с ее 44
статьями охватывает широкий набор многообразных страховых отношений. О сфере ее
действия можно судить уже по первой, в известной мере "командной", статье главы, которая
определяет сущность и правовые основания обоих видов страхования, выражающих его метод.
Имеется в виду страхование добровольное и обязательное. При этом часть норм указанной
главы являются общими для отношений по страхованию, в то время как остальные посвящены
либо имущественному, либо личному страхованию <*>.
--------------------------------
<*> Во времена, когда обсуждался вопрос о принятии единого для всего Советского
Союза Гражданского кодекса, В.К. Райхер высказал взгляды относительно оптимальной
структуры его главы о страховании. Он полагал, что "она должна содержать следующие три
четко разграниченные части: 1) общие положения, касающиеся всего страхования в целом
(кроме регулируемого трудовым правом социального страхования); 2) правовые нормы
имущественного страхования; 3) правовые нормы личного страхования. Необходимость первой
части вызывается единством страхового права и в его гражданско-правовой части, наличием
ряда общих гражданско-правовых положений, распространяющихся на все виды советского
страхования. Необходимость второй и третьей части диктуется основным делением советского
страхования, по предмету его, на две отрасли, обнимающие в своих рамках все виды
страхования" (Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 228).

По предмету регулирования глава совпадает с изданным еще до принятия ГК, 27 ноября
1992 г., Законом РФ "О страховании" <*>, если не считать того, что значительное число его
норм посвящено властным отношениям, которые складываются в той же сфере - сфере

<< Предыдущая

стр. 68
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>