<< Предыдущая

стр. 71
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Российской Федерации, ему уступил не кредитор (страхователь), а выгодоприобретатель.
Поэтому решения и постановления апелляционной инстанции подлежат отмене как не
соответствующие нормам материального права" <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 5. С. 4.

За пределами ст. 960 ГК право выгодоприобретателя может стать способным к цессии
только после того, как наступит страховой случай и выгодоприобретателем будет заявлено
требование о получении соответствующей суммы.
При назначении выгодоприобретателя его имя (наименование - для юридического лица),
как правило, обозначается в самом договоре страхования. Однако в случаях, когда речь идет о
страховании имущества, в виде исключения предусмотрена возможность заключения договора
без соответствующих данных, иначе говоря, как в п. 3 ст. 930 ГК, страхование осуществляется
"за счет кого следует". Приведенная формула содержит ограничение, которое в целом присуще
договору в пользу третьего лица как таковому. Выгодоприобретателем должно быть
непременно лицо если не "определенное", то по крайней мере "определимое" на момент
наступления страхового случая. Например, когда владелец автомашины страхует свою
ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу другого лица,
выгодоприобретателем может оказаться любой, на кого совершен наезд. Или другой пример -
страхование нотариусом, который занимается частной практикой, своей ответственности. На
него возлагается в таком случае обязанность страховать свою ответственность в пользу
любого, кому будет причинен вред неправильными действиями нотариуса. Потенциальный
потерпевший становится выгодоприобретателем. В подобных случаях, т.е. при отсутствии
указания имени (наименования) выгодоприобретателя, третьи лица должны предъявлять
выданный им страховой полис (см. о нем ниже). При этом, как можно сделать вывод, исходя из
п. 3 ст. 930 ГК, страховщик вправе выдвинуть против лица, которое предъявило в
подтверждение того, что оно является выгодоприобретателем, полис, те же возражения,
которые он мог адресовать страховщику.
Особенность правового положения выгодоприобретателя в договоре страхования
состоит, как уже отмечалось, в том, что, не будучи в договоре стороной, он приобретает права,
которыми наделил его страхователь.
Выгодоприобретатель может оказаться носителем и определенной обязанности. В
частности, имеется в виду переложенная на него страхователем обязанность уплачивать
страховую премию (страховой взнос). Но такой перевод долга возможен только при условии,
если это предусмотрено договором. Так следует из п. 1 ст. 939 ГК. Имеется в виду, что
содержащееся в нем правило, по которому заключение договора в пользу
выгодоприобретателя не освобождает страхователя от исполнения обязанностей по договору,
выражено диспозитивной нормой. Тем самым стороны могут отступить от приведенного
правила, предусмотрев в договоре, без каких-либо ограничений, возможность возложения
определенных обязанностей и на выгодоприобретателя. Естественно, что страхователь
освобождается от исполнения соответствующих обязанностей, если это сделал за него
выгодоприобретатель. Но в этом последнем случае имеется в виду иная ситуация: прекращены
обязательства, о которых идет речь, исполнением.
Законодатель вынужден защищать в определенных случаях интересы и самого
страховщика. Имеется в виду, что, если выгодоприобретатель заявит страховщику требование
о выплате страхового возмещения или соответственно страховой суммы, страховщик вправе
противопоставить ему, в свою очередь, встречное требование, связанное с необходимостью
исполнить обязанности, которые лежали на страхователе, но им не были выполнены к моменту
заявления выгодоприобретателем требования о выплате страховки возмещения - по договору
имущественного страхования или страховой суммы - по договору личного страхования.
Более того, в указанном случае на выгодоприобретателя, который заявит свое
требование к страховщику, возлагается в полном объеме риск последствий невыполнения или
несвоевременного выполнения определенных обязанностей самим страхователем (п. 2 ст. 939
ГК). Таким образом, даже и при отсутствии в договоре указания на переход соответствующих
обязанностей к выгодоприобретателю страховщик может воспользоваться своим правом
приостановить исполнение встречного обязательства, опираясь на основания,
предусмотренные ст. 328 ГК (непредоставление обязанной стороной обусловленного
договором исполнения либо наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих, что
исполнение не будет произведено в установленный срок).
Носителями соответствующих прав не могут выступать образования, прекратившие
существование в качестве юридического лица к моменту назначения. Не может считаться
выгодоприобретателем и физическое лицо, которое к моменту заключения договора
(назначения его выгодоприобретателем) уже не находится в живых. В последнем случае
имеется в виду невозможность наследования.
Различного рода ограничения, установленные по отношению к страхователю,
распространяются и на выгодоприобретателя. По этой причине, например, по договору
страхования имущества не только страхователем, но и выгодоприобретателем может быть
только тот, кто имеет интерес к сохранению застрахованной вещи.
В некоторых случаях сама природа договора предопределяет, кого можно назначить
выгодоприобретателем. Так, в договоре страхования риска ответственности по договорам в
соответствии со ст. 932 (п. 3) риск ответственности за поручение договора признается
застрахованным в пользу той стороны, перед которой по условиям договора, о страховании
которого идет речь, страхователь должен нести соответствующую ответственность. Именно это
лицо признается выгодоприобретателем даже тогда, когда сам договор страхования заключен в
пользу другого лица или в нем вообще нет указаний, в чью пользу он заключен.
В то же время ст. 933 ГК допускает заключение договора страхования
предпринимательского риска только в пользу самого страхователя. Таким образом, в этом
договоре назначение выгодоприобретателя как особого его участника исключается.
КТМ, как и ГК, предусматривает в виде общего правила возможность заключения
договора в пользу не только страхователя, но и другого лица. Допускается ситуация, при
которой выгодоприобретатель не назван в договоре (ст. 253 КТМ). Его права при наступлении
страхового случая подтверждаются тогда страховым полисом (иным документом), выданным на
предъявителя.
Устанавливая общее правило, в силу которого при заключении договора в пользу
выгодоприобретателя все обязанности по договору продолжает нести страхователь, ст. 254
КТМ выделяет два случая, при которых обязанности по договору возлагаются и на
выгодоприобретателя. Первый из них - заключение договора по поручению
выгодоприобретателя и второй - заключение договора хотя и без такого поручения, но при
условии, что выгодоприобретатель выразит согласие на страхование в последующем.
К этому следует добавить и еще одну особенность регулирования КТМ договора в пользу
выгодоприобретателя. Речь идет о том, что в таком договоре страхователь продолжает
признаваться обладающим всеми правами по договору, действуя при этом от собственного
имени, т.е. без особой доверенности выгодоприобретателя (ст. 255).

Застрахованное лицо

Застрахованным именуется лицо, в жизни которого может произойти событие, которое
влечет за собой обязанность страховщика уплатить страхователю (выгодоприобретателю)
страховую сумму. В такой роли может выступать прежде всего сам страхователь, при этом
такая ситуация является наиболее распространенной (одно из немногих исключений для
страхования, основанного на договоре, - страхование жизни и здоровья своих работников) <*>.
С учетом этого обстоятельства п. 2 ст. 934 ГК установил, что если в договоре личного
страхования не назван в качестве выгодоприобретателя кто-либо другой, лицом, в пользу
которого заключен договор, признается застрахованное по договору лицо, а в случае его
смерти выгодоприобретателем признается наследник застрахованного лица, если в роли лица,
в пользу которого заключен договор, выступает сам страхователь или другое лицо, не будучи
застрахованным лицом, ему необходимо получить письменное согласие на заключение такого
договора.
--------------------------------
<*> См. об этом: Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. С. 39. Вместе с тем, как указывал
В.И. Серебровский, застрахованным лицом "может быть страхователь, выгодоприобретатель и
четвертое лицо" (Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому
праву. С. 369). Таким образом, в принципе безусловно исключается из числа "застрахованных
лиц" только один страховщик.

Отсутствие согласия, о котором идет речь, может служить основанием для признания
договора личного страхования недействительным. Пункт 2 ст. 934 ГК имеет в виду, что тогда
договор представляет собой оспоримую сделку. По указанной причине для признания договора
в соответствующих случаях недействительным необходимо заявление застрахованного лица, а
если его уже нет в живых, право оспорить договор переходит к наследникам застрахованного
лица. Названное в договоре личного страхования застрахованное лицо, если только им не
является сам страхователь, может быть этим последним заменено. Однако такая замена
связана с изменением договора, затрагивая определенным образом интересы страховщика
(например, с учетом состояния здоровья или возраста нового застрахованного лица
увеличивается вероятность наступления предусмотренного в договоре события - страхового
случая), поэтому страхователь должен получить на то согласие страховщика. Поскольку
указанной заменой могут быть одновременно задеты и интересы того, кто ранее был назначен
застрахованным лицом, свое согласие должен выразить также последний. Наконец, при
назначении нового застрахованного лица необходимо соблюдать тот же порядок, который
установлен для первоначально указанного. Имеется в виду получение не только от
страховщика, но и от прежнего застрахованного лица письменного согласия на такое
назначение (см. п. 2 ст. 955 ГК).
Если указанные требования не будут соблюдены, изменение договора, выражающееся в
замене застрахованного лица, признается недействительным и соответственно не влечет
никаких последствий. А это означает, что договор личного страхования будет продолжать
действовать в соответствующей части в том виде, в каком он был заключен.
Во всех приведенных выше ситуациях правовое положение застрахованного лица
определяется применительно к договору личного страхования. Однако в одной из статей ГК то
же понятие - "застрахованное лицо" - используется и применительно к договору страхования
риска ответственности за причинение вреда. Это притом что указанная разновидность
страхования относится к страхованию имущественному. Речь идет о п. 1 ст. 955 ГК, который
под "застрахованным" имеет в виду отличное от страхователя лицо, чей риск ответственности
оказался застрахованным.
Статья, о которой идет речь, устанавливает особый порядок для замены застрахованного
лица в договоре страхования риска ответственности за причинение вреда. Ею закреплено
право страхователя, если иное не предусмотрено договором, самостоятельно заменить ранее
названное им застрахованное лицо кем-либо другим в любое время до наступления страхового
случая, притом для такой замены достаточно письменного уведомления страховщика. По этому
поводу в литературе было высказано мнение, что "данная норма противоречит правилам ст.
944, 945 ГК, устанавливающим право страховщика на оценку степени страхового риска.
Поэтому при заключении договора страхования риска ответственности страховщик должен
пользоваться предоставленным ему в комментируемой статье правом на иное условие и
указывать в тексте договора свое согласие или несогласие на замену застрахованного лица в
порядке, установленном ст. 955 (имеется в виду приведенный выше п. 2 ст. 955 ГК, требующий
выражения страховщиком согласия на замену застрахованного лица в договоре личного
страхования. - М.Б.)" <*>. Приведенные соображения кажутся нам заслуживающими внимания.
--------------------------------
<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй
(постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1998. С. 543 - 544.
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред.
О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая
фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

Хотя ст. 958 (п. 1) ГК не включила в содержащийся в ней перечень оснований досрочного
прекращения договора страхования смерть застрахованного лица, незамкнутый характер
самого перечня позволяет расширить его за счет этого случая. Помимо прочего, договор
страхования может быть прекращен также, если страхователь заявит о замене застрахованного
лица, а страховщик не выразит на то своего согласия.
Определяя значение, которое законодатель придает фигуре застрахованного лица,
необходимо учесть, что в силу п. 1 ст. 963 ГК достаточным основанием для освобождения
страховщика от обязанности выплатить страховую сумму во всех, кроме указанных, ситуациях
служит наступление страхового случая вследствие умысла не только страхователя или
выгодоприобретателя, но также и застрахованного лица. Разумеется, причины, по которым
законодатель установил одно и то же последствие применительно к умышленным действиям
всех этих участвующих и не участвующих в договоре лиц, неодинаковы: общим является только
то, что умышленные действия указанных лиц в равной мере влекут за собой не
предусмотренное страховщиком при заключении договора расширение охватываемых
страхованием рисков.

5. Страховые термины

Отношения по страхованию представляют собой сложную конструкцию, состоящую из
большого числа элементов. Для части из них законодатель использует специфические
термины. По указанной причине с установлением их смысла связано решение многих вопросов,
возникающих на различных стадиях развития страхового правоотношения.

Страховой риск

Определение страхового риска содержится в п. 1 ст. 9 Закона об организации страхового
дела. Страховым риском признается предполагаемое событие, на случай наступления которого
проводится страхование <*>. Приведенное легальное определение дополнено указанием на
два непременных признака риска. Ими служат: его вероятность (1) и случайность (2)
наступления.
--------------------------------
<*> В.И. Серебровский, признавая риски одним из основных элементов страхового
правоотношения, уделил определенное внимание самому происхождению термина "риск". При
этом он подчеркнул морское происхождение соответствующего португальского слова ("риск" -
скала), указав на то, что затем в понятие риска были включены и иные предметы и
обстоятельства, угрожавшие кораблю на море. Наконец, при появлении других видов
страхования объем понятия риска все увеличивается и постепенно начинает обнимать все
случаи, возможность наступления которых обусловливает существование данного вида
страхования (см.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому
праву. С. 394 - 395). С учетом действия ГК РСФСР 1922 г. автор обращал внимание на
тождественность понятий "риск" и "опасность" (там же). Позднее от использования этого
последнего понятия действующий ГК, как и ГК РСФСР 1964 г., отказался.

Вероятность означает прежде всего возможность наступления соответствующего
события. По этой причине за пределами риска находится случай, наступление которого
абсолютно исключено. Элементарные примеры - страхование на дожитие того, кто к моменту
заключения договора уже не находился в живых, или страхование от огня здания, которое к
моменту заключения договора его страхования уже сгорело.
"Случайность" соотносительна понятию "вероятность".
Значение указанной соотносительности понятий может быть определено, имея в виду
антиподы каждого из них. Приведенная норма ФЗ об организации страхового дела должна быть
использована таким образом, что она исключает отнесение к страховым рискам событий, во-
первых, непременных, т.е. таких, которые произойдут неизбежно или, по крайней мере, в точно
обозначенное время. По указанной причине возможно страхование от смерти и невозможно на
случай дожития. Во-вторых, не может производиться страхование событий, которые, напротив,
произойти не могут. Пример - страхование от вреда, причиненного пришельцами из других
цивилизаций (имеется в виду, по крайней мере, представление современной науки). Таким
образом, соотносительность указанных понятий "выражается в том, что страховой риск должен
непременно находиться между ними, подобно тому, как жизнь и все, что к ней относится,
находится между рождением и смертью. Соотносительность, по крайней мере, указанных двух
понятий не может, очевидно, вызвать сомнение" <*>.
--------------------------------
<*> Сомнения по поводу признания соотносительными используемых в ФЗ РФ об
организации страхового дела понятий вероятности и возможности высказывал в своей
рецензии А.И. Иванов (см.: Правоведение. 2001. N 1. С. 25).

Под "случайным" риском К.Г. Воблый предлагал понимать то событие, относительно
которого мы не имеем достаточно полного знания потому, что некоторые сопутствующие ему
обстоятельства неизвестны или так сложны, что не поддаются нашему учету <*>.
--------------------------------
<*> См.: Воблый К.Г. Основы экономики страхования. М., 1992. С. 21. В этой связи в свое
время В. Идельсон указывал на то, что "при войне внешней или междоусобной страхование
превращается в пар, так как нет никакой возможности вычислить вероятность наступления
риска. Посему русское право точно так же, как и право иностранное, дозволяет страховщику
ограничивать свою ответственность на случай войны и народной смуты" (цит. по: Законы
гражданские. С разъяснениями Правительствующего сената и комментариями / Составил И.М.
Тютрюмов. С. 1338).

При отсутствии "вероятности" и "случайности" отношения страхования по общему
правилу возникнуть не могут. При этом, если "вероятность", существовавшая к моменту
заключения договора, впоследствии отпала, договор признается прекращенным (п. 1 ст. 958 ГК)
<*>.
--------------------------------
<*> В самой указанной статье в качестве примеров приводятся: гибель застрахованного
имущества по причинам, иным, чем страховой случай, прекращение в установленном порядке
предпринимательской деятельности лицом, которое застраховало предпринимательский риск
либо связанный с этой деятельностью риск гражданской ответственности.

Исключения предусмотрены КТМ. В этом Кодексе (ст. 261) особо выделены случаи, когда
страховщик в момент заключения договора знал или должен был знать, что возможность
наступления страхового случая исключена, либо страхователь знал или должен был знать об
убытках, которые уже возникли и подлежат возмещению страховщиком. Особенность
последнего случая состоит в том, что тогда для стороны, которой не было известно о
перечисленных обстоятельствах, исполнение договора становится необязательным. При этом,
если в роли того, кого, таким образом, можно назвать потерпевшим, выступает страховщик, он
сохраняет право на получение страховой премии. И то обстоятельство, что нести встречную
обязанность - возмещать убытки страхователю - ему не придется, значения уже не имеет.
Случайность и вероятность имеют свое количественное выражение. Речь идет о том, что
эквивалентом стоимости услуги, состоящей в принятии на себя страховщиком последствий
страхового случая, служит максимальная сумма, которая может быть выплачена страховщиком,
умноженная на показатели, выражающие степень вероятности наступления страхового случая.
В этой связи, решая вопрос о заключении договора страхования и о конкретных его
условиях (прежде всего имеется в виду, естественно, размер страховой премии в соотношении
с определенным расчетным путем предельным размером ответственности страховщика),
страховщик должен обладать сведениями, которые могут иметь существенное значение для
установления вероятности наступления страхового случая, с одной стороны, и размера

<< Предыдущая

стр. 71
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>