<< Предыдущая

стр. 72
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

возможных убытков - с другой). Такие сведения должен сообщить страховщику страхователь.
Придавая особое значение исполнению указанной обязанности - сообщению имеющих
существенное значение для страховщика сведений, ГК подробно регулирует ее содержание,
пределы, а также последствия нарушения (ст. 944 ГК).
При возникновении между сторонами спора о том, являются ли соответствующие
сведения действительно существенными, указанное обстоятельство должен доказывать (по
общим правилам гражданского процесса) ссылающийся на него страховщик. Это не исключает
для страхователя возможности представлять доказательства обратного, т.е. несущественности
сведений, представления которых требует страховщик. Однако в специально выделенной в п. 1
ст. 944 ГК ситуации положение страховщика облегчается. Указанной нормой закреплена
презумпция, причем неоспоримая, того, что, по крайней мере, обстоятельство, определенно
оговоренное страховщиком в стандартной форме договора (страховом полисе либо в
письменном запросе страховщика), должно быть признано существенным. Так, например, в
форму договора, приложенную к Правилам страхования (стандартным) гражданской
ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за
причинение вреда жизни, здоровью, имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в
результате аварии на опасном производственном объекте включена подлежащая заполнению
графа, в которой содержится набор тех обстоятельств, которые стороны считают
существенными, т.е. подпадающими под действие п. 1 ст. 944 ГК. Если же договор был
заключен, несмотря на то, что страхователь не дал ответа на какие-либо вопросы из числа
поставленных страховщиком, последствия этого падают на последнего. Речь идет о том, что
страховщик лишен права при заявлении им требования о признании заключенного договора
незаключенным либо о его расторжении ссылаться на нарушение страхователем своей
обязанности, связанной с сообщением сведений о такого рода обстоятельствах. Не вправе
ссылаться страховщик и на умолчание страхователем определенных обстоятельств, если к
моменту наступления страхового случая они уже отпали.
Определяя границы указанной обязанности страхователя, все та же ст. 944 ГК
устанавливает и еще один, помимо существенного характера сведений, критерий. В этом
втором случае используемый критерий носит характер уже субъективный, а не объективный:
страхователь обязан передать только известные обстоятельства. Таким образом, риск
неизвестности страхователю обстоятельств, в том числе и носящих существенный характер,
опять-таки несет страховщик.
Наконец, следует указать на то, что страхователь - это прямо связано с целью
возложения на него соответствующей обязанности - должен сообщать только о тех
обстоятельствах, которые и не известны, и не должны быть известны страховщику. Однако при
этом риск последствий несообщения страховщику сведений, которые, по мнению страхователя,
тот знал и должен был знать, падают на страхователя.
Особо выделены последствия сообщения страхователем заведомо ложных сведений о
соответствующих обстоятельствах. Эти его действия по общему правилу считаются
достаточным основанием для признания договора страхования недействительным.
Оспаривание договора в указанном случае может иметь место как до, так и после наступления
страхового случая. Основанием для оспаривания заключенного договора страхования в
конечном счете служит ст. 179 (п. 2) ГК. Из указанных в ней оснований для признания сделки
недействительной применительно к страхованию чаще встречается обман <*>. В этой связи
потерпевшая сторона (в данном случае - страховщик) приобретает право не только на
признание сделки недействительной, но и на отказ в возмещении контрагенту убытков.
Необходимо вместе с тем отметить, что удовлетворение заявленного страховщиком
требования возможно только при одном, особо предусмотренном законодательством для
договора страхования, условии: к моменту рассмотрения дела в суде обстоятельства, о
которых заведомо ложные сведения сообщил страховщику страхователь, еще продолжают
действовать, т.е. их действие не отпало.
--------------------------------
<*> В подтверждение может быть приведено одно из арбитражных дел. Банк предоставил
целевой кредит товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) на приобретение
товарно-материальных ценностей. В качестве обеспечения кредита был принят заключенный
ТОО со страховой фирмой договор страхования ответственности за невозврат кредита. При
этом была предусмотрена обязанность ТОО использовать кредит в соответствии с
определенным договором его назначением. Страховая компания учитывала при заключении
договора то, что перепродажа приобретенных за счет кредита товаров даст прибыль,
необходимую для погашения взятой взаймы ссуды. Однако впоследствии оказалось, что из
полученной суммы лишь небольшая часть была израсходована на указанные в кредитном
договоре и договоре страхования цели. В этих условиях Президиум Высшего Арбитражного
Суда РФ пришел к такому выводу: "ТОО... сообщило страховой фирме недостоверные
сведения о фактическом использовании кредита, что служит основанием для освобождения
страховщика от страховой выплаты, так как указанное обстоятельство имеет существенное
значение для суждения о страховом риске". В результате в иске страхователя о выплате
страхового возмещения ущерба, понесенного вследствие невозврата кредита банку, было
отказано (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 7. С. 18).

Следовательно, за пределами подобной ситуации находится случай, когда страхователь
при договоре личного страхования предоставил фиктивную справку о состоянии своего
здоровья, скрыв тяжелую болезнь, если к моменту наступления страхового случая оказалось,
что эта болезнь уже прошла.
Для оценки размеров страховых рисков в договорах страхования имущества особую роль
играет определение его стоимости, поскольку именно от нее в значительной мере зависит
размер возможных убытков страхователя при наступлении страхового случая, а значит, тем
самым и обязанности, которую придется исполнить страховщику. В отличие от договора
имущественного страхования в договоре страхования личного, как правило, предполагается
выплата заранее установленной твердой суммы. По указанной причине при оценке возможных
последствий наступления соответствующего обстоятельства, т.е. страхового риска, при личном
страховании решающее значение имеет другой показатель: фактическое состояние здоровья
страхователя или назначенного договором застрахованного лица. Учитывая все это, ГК
предусмотрел право страховщика в договоре страхования имущества производить осмотр
страхуемого имущества самому, а если это необходимо, то назначить экспертизу. Таким же
образом применительно к договору личного страхования страховщику предоставлено право
произвести обследование страхователя или застрахованного лица (тот и другой названы в ст.
945 ГК "страхуемым лицом") с целью оценить фактическое состояние их здоровья. Все же,
защищая интересы страхователя, ГК (п. 3 ст. 945) включил указание на то, что оценка
страхуемого имущества или состояния здоровья застрахованного лица, которая исходила от
страховщика, не является обязательной для страхователя, который не лишен права
доказывать иное. Риск, присущий соответствующим видам страхования, определяется в
законах, подзаконных актах либо в стандартных правилах страхования (правилах страхования).
Там же нередко перечисляются события, которые заведомо не признаются страховым риском.
Так, например, в Правилах страхования финансовых рисков, используемых одной из страховых
компаний, в качестве страховых рисков указываются потеря или недополучение доходов
вследствие стихийного бедствия, пожара, взрыва газа, аварии отопительной, водопроводной,
противопожарной и канализационной систем, банкротства, непредвиденных расходов,
судебных расходов (издержек). Вместе с тем в этих же Правилах специально оговорено, что
страхованием не охватываются последствия военных действий, террористических актов,
радиоактивного заражения, введения моратория и других исчерпывающим образом
обозначенных в Правилах событий.
В разработанных той же страховой компанией Правилах страхования имущества
предприятий в качестве страховых рисков указаны гибель (утрата) или повреждение имущества
вследствие наступления таких событий, как пожар, удар молнии, столкновение или падение на
застрахованное имущество пилотируемых летательных аппаратов, их частей или груза,
перевозимого на этих объектах, взрыв паровых котлов, газопроводов, аппаратов и других
аналогичных устройств, взрывчатых веществ и газа, употребляемого для бытовых и
промышленных целей. Исключенными из действия договора в этих же Правилах оказались
риски, выражающиеся в гибели, повреждении или пропаже застрахованного имущества в
результате воздействия на него огнем или теплом с целью обработки, переработки или в
других целях, а также гибели, повреждении или пропаже имущества, с помощью которого или в
котором огонь или тепло специально создаются и (или) которое специально предназначено для
разведения, поддержания, распространения и передачи огня и тепла.
Принятые сторонами на страхование по конкретному договору риски составляют в
совокупности бордеро, определяющее пределы обязанностей страховщика.
Риск, который имели в виду стороны, и прежде всего страховщик, в момент заключения
договора, может впоследствии измениться. Особенность страховых отношений находит свое
выражение в том, что применительно к ним действие принципа pacta sunt servanda,
выражающего начало "неизменности договора", определенным образом ограничивается.
Соответственно установлено, в частности, что во время действия договора имущественного
страхования страхователь или иное лицо, являющееся выгодоприобретателем, обязаны
незамедлительно сообщать страховщику о ставших им известными значительных изменениях в
тех обстоятельствах, о которых страхователь поставил в известность страховщика при
заключении договора. Притом и на этот раз подчеркнуто, что речь идет об изменениях, которые
могут существенно повлиять на увеличение страхового риска. Статья 959 ГК, которая имеется в
данном случае в виду, не раскрывает смысла и самого понятия "значительные изменения". Она
ограничивается указанием на то, что во всяком случае к такого рода изменениям относятся те,
которые оговорены в договоре страхования (страховом полисе) и в переданных страхователю
правилах страхования <*>. Указанная норма не исключает для страховщика права ссылаться и
на иные изменения, если только ему удастся доказать их значительность.
--------------------------------
<*> Интерес представляет, с указанной точки зрения, дело, возникшее в связи с
невыполнением страховщиком его обязанности выплатить страхователю - банку страховое
возмещение. Предметом договора страхования был риск невозврата предмета, полученного у
банка товариществом с ограниченной ответственностью (ТОО). В ходе рассмотрения дела
было установлено, что ТОО использовало полученный кредит не по назначению. Это
обстоятельство было расценено Высшим Арбитражным Судом РФ как такое, которое "изменяет
степень страхового риска страховщика и освобождает его от обязанности выплаты страхового
возмещения" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1995. N 12. С. 64 - 65).

Во всех подобных случаях у страховщика, который был уведомлен таким образом о
возрастании страхового риска, возникает право потребовать соответствующего изменения
условий договора или уплаты страхователем дополнительной страховой премии, которая
должна быть соразмерной увеличению риска <*>. Однако указанные последствия могут
наступить только с согласия страхователя. Если же такого согласия не будет, у страховщика
возникает лишь право потребовать расторжения договора и возмещения убытков, которые по
этой причине (т.е. в результате расторжения договора) произошли. Притом по вопросам,
связанным с порядком расторжения, следует руководствоваться ст. 452 ГК, а по вопросам,
относящимся к последствиям расторжения, - ст. 453 ГК. Основанием для отказа в
удовлетворении соответствующего требования о прекращении договора должна служить
ситуация, предусмотренная в п. 4 ст. 959 ГК, - то, что обстоятельства, о которых идет речь, уже
отпали.
--------------------------------
<*> Ряд Правил, дополняя соответственно сам ГК, признают влекущими увеличение
страхового риска с вытекающими из этого последствиями обстоятельства, которые имеют
значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных
от наступления страхового случая убытков и которые могли бы, если бы они существовали в
момент заключения договора страхования, повлиять на решение страховщика заключить
договор или, по крайней мере, включить в него соответствующие защищающие его интерес
условия.

Подобные последствия, связанные с происшедшими после заключения договора
изменениями обстоятельств, предусмотрены для договора как имущественного, так и личного
страхования. Отличие все же имеется. Оно состоит в том, что если при имущественном
страховании указанные выше последствия определены императивными нормами, то для
применения тех же последствий при личном страховании необходимо прямое указание на этот
счет в договоре.
Сходную обязанность возлагает на страхователя, а также и на выгодоприобретателя КТМ
(ст. 271 "Последствия изменения риска"). Имеется в виду, что страхователь или
выгодоприобретатель должны немедленно, как только им станет известно о любом
существенном изменении, происшедшем с объектом страхования или в отношении такого
объекта (в качестве примера приведены перегрузка, изменение способа перевозки груза, порта
выгрузки, отклонение от обусловленного или обычного маршрута следования, оставление на
зимовку и др.), сообщить об этом страховщику. Наступающие тогда последствия подобны тем,
которые предусмотрены ГК: в случаях, когда соответствующие изменения увеличили страховой
риск (если только речь не идет об увеличении риска, связанного со спасанием людей, судов
или грузов либо необходимостью безопасного продолжения рейса, т.е. о ситуациях, при
которых возникает потребность в незамедлительном принятии решения страховщиком), у
страховщика возникает право пересмотреть условия договора или потребовать уплаты
дополнительной страховой премии. А при отказе страхователя согласиться с указанными
требованиями договор будет считаться прекращенным с момента, когда соответствующие
изменения наступили.
Решение в ГК (ст. 959) вопроса о последствиях увеличения страхового риска в период
действия договора страхования вызывает, с некоторой точки зрения, определенные сомнения.
Как было уже показано, применение соответствующих последствий связывается Кодексом с
одновременным наличием двух условий. Изменения, о которых идет речь, должны быть
значительными (1) и существенно влияющими на увеличение страхового риска (2). Между тем
цель самой указанной нормы состоит в защите интересов страховщика. А эти интересы
связаны только с одним фактом - возрастанием риска. Причины возрастания такого риска -
"значительность" или, напротив, "незначительность" изменений - сами по себе роли, очевидно,
играть не должны. К этому следует добавить, что в ГК используемые для характеристики
соответствующих изменений критерии "значительности" и "существенности" порой
смешиваются. Так, в то время как в ст. 959 ГК изменения, оговоренные в договоре (страховом
полисе), приобретают правовое значение в силу их значительности, в ст. 944 ГК,
применительно к представляемым сведениям, ключевое значение для оценки значимости их
влияния на страховой риск имеет иной критерий - "существенность".
Думается, что есть основания в будущем ГК увязать указанные последствия только с
одним показателем, позволяющим оценить риск как таковой. Имеется в виду существенное его
увеличение.

Страховой случай

Определение страхового случая приведено в п. 2 ст. 9 Закона об организации страхового
дела. Страховым случаем признается совершившееся событие, предусмотренное договором
страхования или законом, с наступлением которого связывается возникновение у страховщика
обязанности произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу,
выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
Выплата страховщиком предусмотренных договором сумм входит в содержание договора,
а потому должна рассматриваться исключительно как выполнение соответствующей стороной
своей договорной обязанности. В этом смысле возмещение страховщиком в связи с
наступлением страхового случая причиненных страхователю убытков при страховании
имущества, как и выплата страховой суммы страхователю при личном страховании,
оказывается лишь внешне схожими с ответственностью. Имеется в виду, что по своей природе
ответственность является вторичной по отношению к исполнению (неисполнению)
обязательства (т.е. к долгу).
Хотя применительно к страхованию законодатель использует категорию вины, ее
значение выражается в том, что с виной связаны именно пределы соответствующей
обязанности страховщика перед страхователем (выгодоприобретателем) <*>. Действующее
законодательство содержит общие нормы, которые предусматривают последствия виновных
действий страхователя, выгодоприобретателя (при личном страховании - застрахованного
лица), а также некоторое число норм специальных, адресованных исключительно
застрахованному лицу (последствиям его вины).
--------------------------------
<*> Об эволюции, которую претерпело страховое законодательство разных стран
применительно к категории "вина", см.: Серебровский В.И. Избранные труды по
наследственному и страховому праву. С. 314.
Одна из таких норм относится к случаям возникновения убытков по той причине, что
страхователь умышленно не принял разумных и доступных ему мер для возможного их
уменьшения (п. 3 ст. 962 ГК). Пример подобной ситуации приведен в книге В.Д. Ларичева <*>. С
целью поправить финансовое положение коммерческого агентства его директор застраховал на
значительную сумму полученные им во временное пользование для своего торгового
павильона разные товары, а затем поджег павильон, предварительно возвратив товары тем, у
кого он их получил. В этой же книге приведены, со ссылкой на зарубежные источники, данные о
том, что 15% причиненного ущерба в результате пожаров составляют умышленные поджоги с
той же целью - получить страховое возмещение <**>.
--------------------------------
<*> См.: Ларичев В.Д. Мошенничество в сфере страхования: Предупреждение,
выявление, расследование. М., 1998. С. 80.
<**> См.: Там же.

ГК 1922 г. предусматривал необходимость освобождения страховщика от выплаты
страховой суммы при наступлении страхового случая вследствие умысла или грубой
небрежности страхователя или выгодоприобретателя. ГК РСФСР 1964 г. никаких норм на этот
счет не содержал. Действующий ГК (ст. 963) не признает страховым случаем обстоятельства,
происшедшие вследствие умышленных действий одного из трех - страхователя,
выгодоприобретателя или застрахованного лица. Что же касается последствий грубой
небрежности страхователя или выгодоприобретателя, то освобождение по этой причине
страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение по договору имущественного
страхования может иметь место только тогда, когда это было прямо предусмотрено законом (п.
1 ст. 963 ГК). Примером может служить ст. 265 КТМ, в силу которой страховщик не несет
ответственности за убытки, причиненные как умышленно, так и по грубой неосторожности
страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя. Существуют созданные на
этот счет и иные, действующие только в отношении двух видов договоров страхования
правила. Так, в соответствии с п. 2 ст. 963 ГК в договоре страхования гражданской
ответственности за причинение вреда жизни или здоровью соответствующая обязанность у
страховщика не возникает, если причинение вреда наступило по вине того, на ком лежала
ответственность. При личном страховании, на что уже обращалось внимание, страховая
выплата, причитавшаяся по договору страхования жизни, не должна производиться, если
смерть наступила вследствие самоубийства застрахованного лица, которое последовало в
пределах двух лет с момента заключения договора (п. 3 ст. 963 ГК).
Обстоятельство считается страховым случаем, если оно полностью отвечает указанным в
договоре признакам. Примером может служить дело, возникшее в связи с требованием истца,
адресованным контрагенту - страховой компании, выплатить страховое возмещение на
основании договора страхования риска непогашения суммы, внесенной торговой фирмой в
виде платы за приобретенную автомашину. Основанием для иска послужило то, что фирма, чьи
действия были застрахованы, не предоставила оплаченную автомашину. Отменяя решение
нижестоящего суда, удовлетворившего требования истца, Верховный Суд РФ указал на то, что
в данной ситуации, как предусматривал договор, страховой случай наступает при
непредоставлении фирмой автомобиля и одновременном ее отказе возвратить средства,
внесенные страхователем. Поскольку второе условие, необходимое для наступления

<< Предыдущая

стр. 72
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>