<< Предыдущая

стр. 74
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

наследников по нисходящей линии своего супруга или лиц, которые принимают участие в его
содержании или образовании. Лицо также имеет интерес в жизни и здоровье своих работников
и персонала или лиц, жизнь и здоровье которых представляют для него имущественный или
моральный интерес.
Аналогичные положения, соответствующие приведенным взглядам П.П. Цитовича, нашли
свое закрепление и в проекте книги пятой Гражданского уложения России. Речь идет об одной
из статей проекта, в которой предусматривалось: договор, заключенный на случай смерти или
неспособности к труду не самого страхователя, а другого лица, действителен, если только
страхователь имущественно заинтересован в продолжении жизни или способности к труду
застрахованного лица либо если последнее изъявило согласие на заключение договора.
Супруги и родственники по восходящей и нисходящей линиям должны были иметь возможность
взаимно страховать свою жизнь и при отсутствии условий, указанных в приведенной статье
проекта.
В действующем ГК такого рода нормы отсутствуют. Однако все же одобрительное
отношение Кодекса к необходимости наличия интереса у страхователя не только при
имущественном, но и при личном страховании оказалось весьма определенным.
Прежде всего речь идет о том, что ГК содержит специальную статью (928), которая
определяет "интересы, страхование которых не допускается". Эта статья находится в той части
гл. 48, которая предшествует статьям, посвященным как имущественному, так и личному
страхованию. Уже по этой причине есть основания полагать, что речь идет об общей норме,
которая распространяется на любые договоры страхования. Тем более что специальное
правовое регулирование вопросов, связанных со страхованием по договору имущественного
страхования, выделено особо нормами, которые входят в состав п. 2 ст. 929 ГК ("Договор
имущественного страхования").
Статья 928 ГК предусматривает три основания признания договора страхования
ничтожным по причинам, связанным с определенными интересами сторон. Два из этих
оснований - нарушение запрета страхования убытков от участия в играх, лотереях и пари, а
также страхования расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения
заложников <*>, - несомненно, относятся только к договорам имущественного страхования.
Однако третье основание является общим для всех видов договоров страхования. Речь идет о
запрете противоправных интересов. Имеется в виду, что в равной мере должны быть признаны
ничтожными по основаниям, указанным в п. 1 ст. 928 ГК и тем самым ст. 168 ГК, как договор
страхования предпринимательского риска применительно к деятельности, запрещенной
законом, так и договор личного страхования, в котором заинтересованным лицом является
будущая жертва страхователя <**>.
--------------------------------
<*> А.А. Иванов - и есть основания с ним согласиться - объяснял мотивы законодателя
следующим образом: в первом случае это связано с тем, что "разрешение такого страхования
противоречило бы ст. 1062 ГК, которая лишает судебной защиты требования, вытекающие из
игр или пари, кроме случаев, предусмотренных в законе", а во втором - "страхование подобных
расходов могло бы спровоцировать захват заложников, поскольку увеличило бы надежды
преступников на получение выкупа от страховщика" (Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под
ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 498.
<**> В книге В.Д. Ларичева ("Мошенничество в сфере страхования, предупреждение,
выявление, расследование". С. 83 - 85) приводится случай, когда по преступному сговору
группы лиц ими была застрахована в 20 страховых компаниях жизнь одного из членов этой
группы, из-за чего были получены фиктивные документы о смерти этого застрахованного лица,
на основании которых те, кто был назван в договорах выгодоприобретателями, получили от
всех страхователей соответствующую страховую сумму.

Существует в гл. 48 и еще одна действующая применительно ко всем видам страхования
норма, которая дает основание признать необходимость наличия страхового интереса не
только при имущественном, но и при личном страховании. Имеется в виду п. 1 ст. 958 ГК,
устанавливающий общее правило, в силу которого договор страхования прекращается до
наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу
возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска
прекратилось по обстоятельствам, иным, чем страховой случай. Приведенное указание имеет в
виду прекращение договора вследствие утраты страхового интереса после заключения
договора. Вряд ли можно оспаривать то, что обстоятельства, выделенные в этой статье, в
равной мере служат необходимым и достаточным основанием для прекращения договора
имущественного страхования (застрахованный от огня дом провалился вследствие действия
подпочвенных вод) и договора личного страхования (лицо, чья жизнь была застрахована,
умерло вследствие обстоятельств, не охваченных указанными в договоре страховыми
случаями).
Наличие приведенных и ряда других содержащихся в ГК норм, очевидно, послужило
основанием к тому, чтобы господствующая в настоящее время в литературе точка зрения
основывалась все же на признании страхового интереса, присущего любому виду страхования
<*>. Такая позиция может иметь практическое значение, в частности, в связи с тем, что даже
при отсутствии норм, запрещающих страхование жизни лиц, не находящихся со страхователем
в родственных связях или не связанных с ним иным образом, следует признать возможным
отказать в получении страховой суммы страхователю, если будет обнаружено, что стимулом к
заключению договора страхования жизни застрахованного лица для него служил
исключительно интерес к получению страховой суммы. Правовым основанием для такого
отказа может служить ст. 10 ГК. Речь идет о таких действиях страхователя, которые могут
квалифицироваться как злоупотребление правом.
--------------------------------
<*> Так, Е.А. Суханов, признавая наличие страхового интереса в личном страховании,
обратил внимание на такую, несомненно присущую этим договорам, особенность, как
"отсутствие в них максимального размера стартовой суммы... поскольку определить точный
размер страхового интереса, как в имущественном страховании, здесь не представляется
возможным" (Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для
предпринимателей. М., 1996. С. 215). А.А. Иванов считает, что "страховой интерес и это
объективное основание договора страхования - та социально-правовая позиция страхователя,
которая объединяет его субъективное желание заключить договор" (Гражданское право:
Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 498). Соответственно и С. Михайлов
отмечал: "В связи с тем, что в Кодексе проведено четкое разграничение имущественного и
личного страхования, объект личного страхования в ГК не назван, но это обстоятельство само
по себе не является отрицанием наличия и роли страхового интереса и в личном страховании"
(Страховое право. 1999. N 3. С. 21).

Наконец, следует иметь в виду и еще одно обстоятельство, на которое много лет назад
обратил внимание К.Д. Кавелин и о котором уже шла речь выше: "В том случае, когда сам же
страхователь - бенефициант, а застрахованный - лицо постороннее, договор страхования
выродился бы в пари, если жизнь застрахованного для страхователя не представляет никакого
интереса" <*>. И если это положение распространить на современное законодательство, то
применительно к договору, именуемому сторонами страховым, придется в соответствии со ст.
1062 ГК признать: соответствующие требования страхователя (выгодоприобретателя) не
подлежат в виде общего правила судебной защите. Тем самым в указанных случаях
обязательство страховщика превратилось бы в натуральное.
--------------------------------
<*> Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к
русскому законодательству. С. 245.

Страховая сумма
Легальное определение соответствующего термина содержится в ст. 947 ГК. Так
именуется сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение
по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору
личного страхования. Следовательно, смысл страховой суммы состоит в установлении
максимума того, на что вправе претендовать при наступлении страхового случая страхователь
(выгодоприобретатель). Как указано в том же п. 1 ст. 947 ГК, страховая сумма устанавливается
соглашением сторон: страхователя со страховщиком. При этом во всех случаях при
страховании, основанном на договоре, страховая сумма является его существенным условием
(ст. 942 ГК).
Регулирование вопроса о страховой сумме тесно связано с другим страховым термином -
"страховой интерес". Речь идет об интересе к заключенному договору страхователя. Как только
что отмечалось, имеется принципиальное различие при использовании категории интереса в
личном и в имущественном страховании. Указанное различие состоит в том, что в первом
случае речь идет об оценке интереса субъективной, а во втором - объективной. Соответственно
при страховании личном интерес оценивает исключительно сам страхователь, в то время как
при имущественном - этот же интерес может быть подвергнут не зависящей от личного
интереса страхователя количественной оценке. Правда, из всех видов имущественного
страхования выделяется страхование гражданской ответственности, поскольку при нем,
подобно тому как это имеет место при личном страховании, размер интереса страхователя
индивидуализирован.
С учетом отмеченных особенностей отдельных видов договоров в п. 3 ст. 947 ГК
предусмотрено, что при личном страховании или при страховании гражданской
ответственности страховая сумма определяется сторонами в договоре по усмотрению. Иначе
решается вопрос о страховой сумме применительно к остальным, кроме страхования
гражданской ответственности, видам договоров имущественного страхования, т.е. договорам
страхования имущества и страхования предпринимательского риска. О возникающих при
заключении этих договоров сложностях можно судить уже по тому, что прямо или косвенно
определению страховой суммы в двух последних договорах в ГК уделено семь статей (947 -
953).
Количественным показателем интереса страхователя в обоих рассматриваемых
договорах служит действительная стоимость (иначе - страховая стоимость <*>) их объектов.
Соответственно в п. 2 ст. 947 ГК содержится указание на то, что страховой стоимостью при
страховании имущества служит действительная его стоимость в месте нахождения и в день,
когда был заключен договор, а при договоре страхования предпринимательского риска
действительная стоимость оценивается как убытки от предпринимательской деятельности,
которые страхователь, как можно ожидать, понес бы при наступлении страхового случая.
Первый из возникающих вопросов применительно к указанным двум договорам - устанавливать
страховую сумму в размере, превышающем страховую стоимость имущества, или
соответственно размеру предпринимательского риска? Общее правило, закрепленное в п. 2 ст.
947 ГК, дает на поставленный вопрос отрицательный ответ: страховая сумма не может быть
выше страховой стоимости. Из этого же исходит и п. 1 ст. 951 ГК, когда признает: если
страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского
риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой
суммы, которая превышает страховую стоимость. Однако, в то время как в ст. 947 приведенная
норма является диспозитивной, в ст. 951, напротив, она носит императивный характер.
--------------------------------
<*> По этой причине было справедливо указано на то, что "реальная стоимость
страхуемого интереса называется страховой стоимостью" (Фогельсон Ю. Введение в страховое
право. М., 1999. С. 28).

Выражение одного и того же правила диспозитивной и императивной нормами означает,
что в одном случае допускается, а в другом - исключается возможность включения в договор
условия, по которому размер страховой суммы превышает страховую стоимость. При подобной
коллизии, которая, следует ожидать, будет устранена законодателем, приоритетом должна,
очевидно, пользоваться императивная норма. Такой вывод, помимо прочего, следует и из п. 4
ст. 421 ГК, который рассматривает императивные правила как нормы исключительные.
Статья 951 ГК, специально посвященная последствиям страхования сверх страховой
стоимости, включила на этот счет, кроме приведенной выше, ряд других норм.
Так, в качестве последствия ничтожности, о которой шла речь, тот же п. 1 ст. 951 ГК
устанавливает: "Уплаченная излишне часть страховой премии возврату в этом случае не
подлежит". А для случаев, когда договором предусмотрено внесение страховой премии в
рассрочку и к моменту обнаружения превышения страховой суммы по отношению к страховой
стоимости страховая премия не была внесена полностью, производится перерасчет. Он
выражается в том, что "оставшиеся страховые взносы должны быть уплачены в размере,
уменьшенном пропорционально уменьшению размера страховой суммы" (п. 2 ст. 951 ГК).
Случаи страхования сверх страховой суммы регулируют еще две включенные в ст. 951 ГК
нормы.
Первая из них имеет в виду случай, когда завышение, о котором идет речь, произошло
вследствие обмана со стороны страхователя. Тогда страховщику предоставляется право
требовать признания договора недействительным. На первый взгляд может показаться, что
указанная норма является излишней, так как благодаря ей обман страхователя не только не
улучшает, но, напротив, ухудшает положение страховщика. Имеется в виду, что наличие
обмана, превращающее ничтожность в оспоримость, вынуждает страховщика доказывать
наличие этого обстоятельства, без чего суд не сможет вынести "решение о
недействительности". Однако на самом деле при обмане интересы страховщика получают
дополнительную защиту. Пункт 3 ст. 951 ГК дает возможность страховщику потребовать
признания недействительными не только отдельных условий договора, но и всего договора в
целом. Кроме того, только при обмане со стороны страхователя, как это прямо предусмотрено в
указанном пункте ст. 951, страховщик может потребовать от него возмещения причиненных
убытков "в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии".
Сравнивая эту специальную норму со ст. 179 ГК, есть основания сделать вывод, что
содержащееся в этой последней статье ограничение права на взыскание убытков только
реальным ущербом не действует. Имеется в виду, что у страховщика возникает право на
взыскание убытков во всем предусмотренном ст. 15 ГК объеме.
Особое значение имеет п. 4 ст. 951 ГК. Об этом можно судить по тому, что он служит
адресатом отсылочных норм, содержащихся еще в двух статьях ГК. Указанный пункт ст. 951 ГК
выделяет так называемое двойное страхование: ситуацию, когда превышение, о котором идет
речь, произошло как результат того, что один и тот же объект был застрахован у двух или
нескольких страховщиков <*>. На этот случай предусмотрено, что подлежащее выплате
страховое возмещение должно сократиться "пропорционально уменьшению первоначальной
страховой суммы по соответствующему договору страхования". Это означает, что если
имущество стоимостью 100 тыс. руб. было застраховано у одного страховщика на сумму 80
тыс. руб., а у другого - 120 тыс. руб. и при наступлении страхового случая оно целиком погибло,
то страхователь должен будет получить от первого страховщика 40 тыс. руб., а от второго - 60
тыс. руб.
--------------------------------
<*> В дореволюционной литературе отношение к "двойному страхованию" было
неоднозначным. Так, его противником оказался, в частности, А.М. Гуляев. Он подчеркивал, что
"договор страхования направлен к сохранению экономического положения страхователя, но не
к обогащению его, поэтому имущество, застрахованное в полной его стоимости, не может быть
предметом вторичного страхования на то же время и от той же опасности" (Гуляев А.М.
Гражданское право. СПб., 1913. С. 479).
Противоположную позицию занимал А.Г. Гойхбарг. Выступая против запрета двойного
страхования, он приводил разные аргументы. В этой связи им, в частности, подчеркивалось,
что указанный вид страхования позволяет обеспечить страхователя на случай
несостоятельности страховщика, при этом с учетом последнего риска страхователь уплачивает
двойную премию (по каждому из договоров страхования своя премия). Что же касается
возможных умышленных поджогов с целью получения страховой суммы, - на что обычно
ссылались те, кто высказывался против "двойного страхования", - то таких поджогов, как
указывал А.Г. Гойхбарг, было немного. Кроме того, предотвратить их могла бы норма,
запрещающая не "двойное страхование" в целом, а случаи "недобросовестного,
злоумышленного двойного страхования". В конечном счете со ссылкой на Отгона Бэра автор
приходил к такому выводу: "...раз возможно двойное поручительство, может быть и двойное
страхование" (см.: Гойхбарг А.Г. Двойное страхование // Вестник гражданского права. 1915. N 2.
С. 41, 55).

Ситуации, при которых также приходится учитывать "общую страховую сумму", выделены
еще в двух статьях ГК.
Первая из них возникает в случаях, когда имущество или предпринимательский риск были
застрахованы вначале лишь в части страховой стоимости. Действующая на этот счет ст. 950 ГК
предоставляет страхователю (выгодоприобретателю) право "осуществить дополнительное
страхование, в том числе у другого страховщика, но с тем, чтобы общая страховая сумма по
всем договорам страхования не превышала страховую стоимость". Что же касается
последствий нарушения этого требования, то они предусмотрены в п. 4 ст. 951 ГК, к которым
отсылает п. 2 ст. 950 ГК.
Более сложная ситуация, связанная с превышением страховой суммы, выделена в ст. 952
ГК. Имеется в виду, что имущество и предпринимательский риск застрахованы от разных
страховых рисков, при этом не имеет значения, заключены ли по такому поводу один договор
или разные договоры у одного и того же либо у разных страховщиков. Указанная статья
отличается тем, что признает допустимым "превышение размера обшей страховой суммы по
всем договорам над страховой стоимостью". Может показаться, что эта статья вступает в
противоречие со ст. 951 ГК с ее правилами о ничтожности договора в части, составляющей
превышение. Однако такой вывод был бы, очевидно, неверным. Дело в том, что приведенная
норма ст. 952 ГК имеет в виду время, предшествующее наступлению страхового случая. Так, не
могут быть признаны ничтожными в соответствующей части договоры, по которым одно и то же
транспортное средство, действительная стоимость которого составляет 200 тыс. руб.,
застраховано у одного страховщика от "противоправных действий третьих лиц", а у другого - "от
дорожно-транспортных происшествий" с тем, что по каждому из договоров страховая сумма
составляет 150 тыс. руб. Однако иным будет решение, если страховой случай уже наступил.
Тогда вступает в действие п. 2 ст. 952 ГК, в силу которого, "если из двух или нескольких
договоров... вытекает обязанность страховщиков выплатить страховое возмещение за одни и
те же последствия наступления одного и того же страхового случая, к таким договорам в
соответствующей части применяются правила, предусмотренные пунктом 4 статьи 951
настоящего Кодекса". Указанное последствие, очевидно, и означает, что в части,
соответствующей завышению страховой стоимости, договор является ничтожным.
Соответственно будет применен принцип пропорционального уменьшения размера
возмещения, подлежащего выплате каждым из страховщиков.

Страховая премия

В свое время К.Д. Кавелин усматривал смысл страхования в том, что "собственник
обеспечивает свое имущество, недвижимое или движимое, от разных случайностей
посредством периодического платежа известной суммы денег, которая называется премией"
<*>.
--------------------------------
<*> Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к
русскому законодательству. С. 201.

ГК (ст. 954) считает страховой премией плату за страхование, которую страхователь
(выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, установленные
договором страхования.
Если страховая премия носит разовый характер, договор страхования признается
реальным и соответственно вступающим в силу с момента ее внесения. Иначе говоря, нет
страховой премии - нет и самого договора. Особая ситуация складывается в случаях, когда
страховая премия подлежит выплате в рассрочку. Тогда при отсутствии в договоре иного он
вступает в силу в момент уплаты первого взноса (п. 1 ст. 967 ГК). Тогда уплата очередных

<< Предыдущая

стр. 74
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>