<< Предыдущая

стр. 80
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

императивные (см.: ст. 949, 950 (п. 1), 951 (п. 1), 952 (п. 1), 958 (п. 1). И только в двух случаях
нормы о договоре предпринимательского риска оказались диспозитивными: ст. 947 (п. 2), 955
(п. 1).

Таким образом, предоставление сторонам договора перестрахования свободы
отступления от норм, регулирующих договор страхования предпринимательского риска,
означает, что речь идет об определенном юридико-техническом приеме. Суть его состоит в том,
что налицо два разных вида договора страхования со специальным набором норм,
выражающих особенности каждого из них. Специфика сложившейся ситуации состоит в том,
что для дифференциации правового режима этих договоров оказалось достаточным
использование различных приемов регулирования одними и теми же по содержанию
правилами. При этом императивные для договора предпринимательского риска, эти правила
становятся диспозитивными для договора перестрахования <*>.
--------------------------------
<*> А.К. Шихов высказывает различные в определенных случаях поддержки соображения
против признания договора перестрахования договором страхования предпринимательского
риска (Шихов А.К. Указ. соч. С. 73 и сл.). К сожалению, автор, называя "ошибочной" ст. 993 ГК,
все же не учитывает, помимо прочего, диспозитивный характер соответствующей нормы.

Закон об организации страхового дела (ст. 13) называет перестрахованием "страхование
одним страховщиком (перестрахователем) на определенных договором условиях риска
исполнения всех или части своих обязательств перед страхователем у другого страховщика
(перестраховщика)". Указанная норма, как и ст. 967 (п. 1) ГК, в равной мере предполагает, что
страховым случаем в договоре перестрахования служит иное событие, чем то, которое
признается страховым случаем в основном договоре страхования. При этом, в отличие от
основных договоров страхования с присущим им многообразием страховых случаев (особенно
если учесть, что речь идет в равной мере о страховании имущественном и личном), в договоре
перестрахования страховой случай всегда один и тот же.
Правда, вопрос о том, какое же именно событие имеет значение страхового случая для
перестрахования, решается в литературе по-разному. Несовпадения во взглядах выражаются
главным образом в следующем. По мнению одних авторов, страховым случаем в договоре
перестрахования служит событие, выражающееся в самом факте наступления указанного в
основном договоре страхового случая (например, при личном страховании - это смерть, увечье
и т.п. застрахованного лица, а при имущественном страховании - гибель или повреждение
застрахованного имущества и т.п.). Позиция противников этой точки зрения сводится к
признанию страховым случаем при перестраховании не наступление самого события, о
котором шла речь, а выплату страховщиком в основном договоре страховой суммы вследствие
наступления указанного в этом договоре страхового случая (выплата страховой суммы при
смерти или увечье застрахованного лица либо возмещение убытков при гибели
застрахованного имущества и т.п.). Речь идет, таким образом, о выплате страховщиком
основного договора соответствующей суммы во исполнение возложенной на него основным
договором обязанности. При этом имеется в виду, что предмет выплаты (фактически -
компенсации) определяется договором перестрахования <*>.
--------------------------------
<*> По мнению В.П. Вербицкой, "по поводу перестрахования страховым случаем является
то же событие, что и по соответствующему договору (договорам) прямого страхования"
(Вербицкая В.П. Указ. соч. С. 36). См. также: Дедиков С.В. Указ. соч. С. 45.
Иную позицию занял В.Л. Тыщук - он поддержал содержащееся в ГК решение вопроса о
смысле перестрахования, обратив внимание на то, что "по договору перестрахования
страховым случаем является не угон конкретной машины или пожар, а выплата страхового
возмещения за этот угон, пожар" (Тыщук В.Л. Перестрахование: Мнение юриста // Финансы.
1998. N 10. С. 38).

Значение, которое имеет то или иное решение указанного вопроса, можно
проиллюстрировать на таком примере. В литературе было обращено внимание на то, что "суды
стали признавать страховыми случаями по таким договорам (имеются в виду договоры
перестрахования. - М.Б.) реальные выплаты перестрахователем страхового возмещения. Если
учесть, что договоры перестрахования традиционно заканчиваются одновременно с
оригинальным договором страхования, то у недобросовестного перестраховщика появилось
законное основание ничего не платить перестрахователю, если тот произвел страховую
выплату за пределами срока договора, хотя бы и по страховым случаям, происшедшим в
период его действия" <*>.
--------------------------------
<*> Дедиков С.В. Указ. соч. С. 44. На это же со ссылкой на конкретные дела указывала и
П.В. Вербицкая (см.: Вербицкая П.В. Указ. соч. С. 45).

Описанная ситуация (страховой случай произошел в рамках срока действия договора
перестрахования, а страховая выплата осуществлена после указанного срока) действительно
вполне реальна. В этой связи может показаться, что оптимальной является позиция тех, кто
признает страховым случаем в договоре перестрахования сам факт наступления страхового
случая, указанного в основном договоре страхования. Однако, если иметь в виду, что
перестрахование, на что уже обращалось внимание, представляет собой разновидность
договоров имущественного страхования, речь в этом договоре может идти о выплате лишь
страхового возмещения. А значит, до тех пор, пока страховщик в основном обязательстве не
выплатит страховую сумму, ему нечего требовать от перестрахователя. Таким образом, на наш
взгляд, единственно возможным надлежит признать именно то решение, при котором
страховым случаем служит все же выплата соответствующей суммы страховщиком основного
страхового договора. Указанный вывод следует непосредственно из ст. 13 Закона об
организации страхового дела и ст. 967 (п. 1) ГК. Первая из этих статей считает предметом
договора перестрахования, как видно из содержащегося в ней его определения, приведенного
выше, "риск исполнения всех или части своих обязательств перед страхователем", а исходя из
второй - эту же роль выполняет "риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы,
принятый на себя страховщиком по договору страхования".
Однако необходимо найти решение все же и для проблемы, возникающей тогда, когда
страховщик в основном договоре требует в качестве "возмещения" сумму, которую он по каким-
либо причинам выплатил страхователю, хотя на нем и не лежала обязанность это делать.
Такое решение, на наш взгляд, в каждом конкретном случае может быть предусмотрено в
самом договоре, чему не препятствует ни Кодекс, ни названный Закон. Речь идет о том, что в
договоре перестрахования будет установлено, например, следующее: перестраховщик
принимает на себя обязанность произвести выплату страховщику соответствующей суммы,
если даже страховщик, в свою очередь, произведет выплату и за пределами действия
основного договора, при условии, что страховой случай, который порождает соответствующую
обязанность страховщика, имел место в пределах срока действия договора. В будущем этот
вопрос мог бы быть аналогичным образом решен в ГК в форме диспозитивной или
императивной нормы.

7. Договор страхования и смежные договоры
Существует ряд договоров, которым свойственно определенное сходство с договором
страхования. Однако между ним и смежными договорами имеются также и принципиальные
различия <*>.
--------------------------------
<*> Глубокое исследование, имеющее целью определить место страхования в системах
договоров, в свое время провел И.И. Степанов. Он выделил более десятка договоров, при
сопоставлении с которыми договора страхования были выявлены определенные черты
сходства и расхождения, при этом последних оказалось достаточно для признания страхования
самостоятельным видом страхования договоров. К числу таких сходных со страхованием
договоров автор отнес: куплю-продажу, поставку, заем, поклажу, личный наем, договор
товарищества, попечительство, пари и др. (см.: Степанов И.И. Указ. соч. С. 22 и сл.).

С учетом лежащей на страхователе обязанности, связанной с принятием мер по
сохранению застрахованного имущества, первым из таких сходных со страхованием может
быть названо хранение; что же касается различий между договором хранения и договором
страхования, то они состоят прежде всего в цели договора. Для хранения - это сберечь вещь, в
то время как для страхования - возместить убытки, причиненные гибелью или повреждением
вещи. Кроме того, в договоре хранения обязанность сберечь вещь возлагается на сторону,
предоставившую услугу (под услугой имеется в виду соответственно сбережение), а при
страховании, напротив, принятие мер по сбережению застрахованной вещи лежит на
страхователе - стороне, которая обращается за услугами; соответственно в договоре хранения
его предмет передается стороне, оказывающей услуги, в то время как при страховании никакой
передачи имущества вообще нет; наконец, хранение лишь предполагает возмездность, а
страхование - всегда возмездно.
При поручительстве, подобно страхованию, обязательство соответствующей стороны
вступает в силу в результате события, которое может наступить или не наступить. Различие же
состоит в характере соответствующего события. При поручительстве речь всегда идет об
одном и том же - неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного
обязательства, в то время как набор страховых случаев многообразен. Обязательство
поручителя является субсидиарным, а страховщика - основным.
В договоре займа встречная обязанность платежа (возврат полученных взаймы денег) -
безусловна, а при страховании она зависит от наступления определенного события. К этому
можно добавить, что при договоре займа уплате подлежит заранее определенная сумма, к тому
же, как правило, с процентами, а при имущественном страховании размер выплаты
определяется в конечном счете лишь с наступлением страхового случая.
Различие между страхованием, с одной стороны, и алеаторными сделками в виде игр и
пари - с другой, состоит в том, что требования, вытекающие из договора страхования,
защищаются в обычном порядке, в то время как вытекающие из игр и пари требования носят
натуральный характер и соответственно не подлежат судебной защите. В договоре
страхования обе стороны, как уже отмечалось, имеют один и тот же интерес, который состоит в
том, чтобы соответствующее событие (страховой риск) не наступило, в то время как интересы
участников игр и пари, а также их организаторов в этом смысле прямо противоположны.
Оспаривая взгляды тех, кто полагал, что "страхование - это игра, а страховая премия есть не
что иное, как игорная ставка", Н.Г. Воблый обращал внимание на то, что единственное сходство
игр со страхованием заключается в том, что "страхование основано на тех же законах
случайных явлений, на которых основывается и игра (внешним поводом для развития теории
вероятности послужили азартные игры), и страхование, и игры пользуются выводами теории
вероятности, но применение этих выводов, задачи и цели и, наконец, самая сущность двух
названных операций совершенно различны" <*>.
--------------------------------
<*> Воблый К.Г. Основы экономики страхования С. 24. О соотношении страхования с
другими алеаторными сделками см. также: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового право. Т. II. С. 371
и сл.; Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 347.

8. Заключение договора

При заключении договоров страхования важная роль принадлежит Правилам об
отдельных видах страхования.
В соответствии со ст. 390 ГК РСФСР 1964 г. Правила страхования должны были
утверждаться в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР. Постановление Пленума
Верховного Суда РСФСР от 25 декабря 1979 г. <*> предусматривало, что права и обязанности
сторон по страхованию регулируются, помимо общих правил Гражданского кодекса, которые
относятся к сделкам, специальными нормами того же Кодекса о страховании, а также
правилами страхования и другими нормативными актами, издаваемыми Министерством
финансов СССР. Это означало, что такие Правила представляли собой обычный
ведомственный акт, обязательный для адресатов - сторон в договоре страхования.
--------------------------------
<*> Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. N 3.

Действующий ГК существенно изменил природу одноименного источника и
соответственно его правового значения. В силу п. 1 ст. 943 ГК Правила страхования
(стандартные правила страхования) соответствующего вида принимаются, одобряются или
утверждаются либо страховщиком, либо Объединением страховщиков.
При этом следует иметь в виду, что Объединение страховщиков представляет собой
обычную некоммерческую, лишенную властных полномочий организацию <*>. Соответственно
отношения между такой организацией и ее членами носят обычный, корпоративный характер.
По этой причине Правила, о которых идет речь, имеют лишь рекомендательный характер. Они
приобретают правовое значение для каждого конкретного страховщика только в случае, если он
с ними согласится.
--------------------------------
<*> Статья 14 ФЗ РФ об организации страхового дела предусматривает право
страховщиков образовывать союзы, ассоциации и иные объединения именно для координации
своей деятельности.

Таким образом, за страховщиком сохраняется возможность самому разрабатывать
Правила страхования и тогда, когда исходящие от Объединения страховщиков Правила
вообще не существуют или хотя и были в свое время приняты объединением, но не
удовлетворяют страховщика, считающего необходимым разработать собственные.
Отмеченное обстоятельство отнюдь не принижает фактическую значимость Правил,
принятых (утверждаемых, одобренных) Объединением страховщиков (в настоящее время эту
роль выполняет Всероссийский союз страховщиков). Правила способны, помимо прочего,
обеспечить как унификацию используемых на страховом рынке договоров, так и их достаточную
полноту и определенность. Все это, в свою очередь, дает возможность сократить основания
для споров между сторонами, заключившими договор страхования. Отмеченное
подтверждается существующей практикой. Достаточно указать на самый широкий круг
охватываемых обычно Правилами вопросов.
Примером могут служить утвержденные Всероссийским союзом страховщиков 9 сентября
1999 г. Типовые (стандартные) правила страхования воздушных судов. Об их содержании
можно судить уже по наименованию соответствующих разделов: общие положения, субъекты
страхования, объекты страхования, страховые риски, страховые случаи, страховая сумма,
страховая премия (страховой взнос), заключение, срок действия и прекращение договора,
последствия увеличения страхового риска, права и обязанности сторон, определение размера
и порядок осуществления страховой выплаты, изменение и дополнение договора страхования,
порядок разрешения споров. Правила имеют 14 приложений, в том числе формуляры
соответственно договоров и других документов.
Следует отметить весьма широкий набор утверждаемых Всероссийским союзом
страховщиков Правил отдельных видов страхования. Так, к моменту издания настоящей книги,
помимо указанных выше, были утверждены или, по крайней мере, подготовлены к утверждению
более десятка Правил, включая Правила страхования имущества физических лиц, страхования
ответственности оценщиков, таможенных перевозчиков, таможенных брокеров, аудиторов,
Правила страхования ответственности за качество товаров, работ (услуг), ответственности
владельцев воздушных судов и авиаперевозчиков. Правила страхования воздушных судов,
Правила смешанного страхования жизни, страхования от несчастных случаев, добровольного
медицинского страхования, страхования средств автотранспорта, имущества юридических лиц,
ответственности регистраторов, ответственности владельцев автотранспортных средств,
гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные
объекты за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей
природной среде в результате аварий на опасном производственном объекте и др.
Все такого рода Правила, независимо от того, приняты ли они, одобрены, утверждены,
приобретают юридическую силу в принципе только после того, как будут преобразованы в
обычные, согласованные сторонами договорные условия. Прямой путь к этому - включение
Правил в целом или отдельных их условий в текст договора. Альтернативный вариант -
отсылка договора к соответствующим Правилам. Однако такой отсылки само по себе
недостаточно. Законодатель исходит из необходимости дать страхователю возможность ясно
представлять себе, на каких условиях он заключает договор. Иначе нет основания считать, что
договор является результатом достигнутого сторонами соглашения. По этой причине
целесообразно, не ограничиваясь указанием на применение конкретных Правил, непременно
изложить их в одном документе с договором (страховым полисом), либо поместить на
оборотной стороне договора, либо приложить Правила к договору. В этом последнем случае
следует предусмотреть в договоре, что Правила были вручены страховщику при заключении
договора.
Законодатель счел необходимым особым образом защитить интересы более слабой
стороны в договоре. Это выражается прежде всего в том, что из п. 2 ст. 943 ГК, который
закрепляет описанный порядок использования Правил при заключении договора, следует, что
содержащиеся в них условия при нарушении приведенного порядка признаются
необязательными для страхователя (выгодоприобретателя). Указанная норма оставляет
открытым вопрос о последствиях, которые наступают в такого рода случаях для второй стороны
- страховщика. Ответ на поставленный вопрос содержится в п. 4 ст. 943 ГК, который
предоставляет страхователю (выгодоприобретателю) возможность ссылаться в защиту своих
интересов на правила страхования соответствующего вида, указанные в договоре (страховом
полисе), даже тогда, когда сами правила в силу п. 2 ст. 943 ГК для него не являются
обязательными.
Может показаться, что тем самым обязательность в указанном смысле Правил не
распространяется на страховщиков.
Однако подобный вывод все же не соответствует редакции указанной статьи. Когда
говорят об обязательности договора, имеют в виду прежде всего соблюдение требований,
адресованных не управомоченной, а именно обязанной стороне, с учетом того, что обязанность
есть мера должного, а право - мера лишь возможного поведения. Если обратиться к ст. 943 ГК,
то ни один из ее пунктов не предусматривает, в какой бы то ни было мере, необязательности
условия договора для страховщика. Все обстоит как раз наоборот. Правила, ставшие
договорными условиями в силу п. 2 ст. 943 ГК, обязательны в равной степени и для
страхователя (выгодоприобретателя), и для страховщика. Дело лишь в том, что, защищая
интересы именно страхователя (выгодоприобретателя), п. 4 указанной статьи сохраняет за
этим лицом возможность акцептовать содержащееся в Правилах условие задним числом, если
только будет доказано, что речь действительно идет о таком условии, которое может
расцениваться как защищенные интересы страхователя (выгодоприобретателя). Пункт 4 ст. 943
ГК стал возможным только благодаря тому, что, предлагая страхователю при заключении
договора соответствующие Правила, страховщик тем самым выразил свою волю превратить их
в договорные условия. Следовательно, воспользовавшись предоставленным ему п. 4 ст. 943 ГК
правом, страхователь выражает встречную волю, т.е. именно то, что позволяет говорить о
согласии сторон, хотя и достигнутом после заключения договора. Таким образом, значение
Правил страхования выходит за пределы того, которое признается за примерными условиями
договора в ст. 427 ГК. Данная статья считает возможным приравнять такие условия в случаях
отсутствия отсылки к ним в договоре лишь к обычаям делового оборота и только тогда, когда
сами условия по своему характеру отвечают требованиям, которые содержатся в ст. 5 и п. 5 ст.
421 ГК.
Если учесть приведенные положения ст. 943 ГК и прибавить к ним еще содержащееся в п.
3 этой статьи указание на предоставленную сторонами возможность договориться об
изменении или исключении отдельных положений Правил и их дополнении, возникает
сомнение в целесообразности сохранения существующего государственного контроля за
содержанием Правил. Имеется в виду, что ФЗ РФ об организации страхового дела (ст. 32)
включил Правила по видам страхования в перечень документов, которые необходимо
предоставлять для получения лицензии. При этом за органом, в компетенцию которого входит

<< Предыдущая

стр. 80
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>