<< Предыдущая

стр. 82
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

страхователем страховщику. А их принятие страховщиком (путем молчания) является способом
заключения основанного на генеральном полисе разового договора <*>. В противном случае
признается, что сведения, о которых идет речь, должны сообщаться страхователем
немедленно по их им получении. Сделать это он обязан даже тогда, когда оказывается, что ко
времени получения документов, о которых идет речь, самим страхователем возможность
причинения ему убытков, подлежащих возмещению страховщиком, уже миновала. Вводя такую
норму (п. 2 ст. 941 ГК), законодатель, очевидно, полагал, что эти сведения могут иметь
значение для тех отношений, которые сложатся между сторонами после наступления
страхового случая. Указанные сведения способны, в частности, сыграть свою роль при
доказывании соответствующих фактов ко времени рассмотрения спора, могущего впоследствии
возникнуть между сторонами.
--------------------------------
<*> Об относительной самостоятельности договора страхования, основанного на
генеральном полисе, можно судить по следующему делу. Индивидуальное частное
предприятие (ИЧП) заключило со страховой компанией генеральный договор транспортного
страхования грузов. На основании генерального договора в соответствии с письменными
заявлениями выдавались полисы на две конкретные партии грузов, которые были
впоследствии похищены. Отказывая в удовлетворении требования страхователя, Президиум
Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то, что "заявление страхователя не содержит всех
необходимых данных о перевозимом грузе, как это предусмотрено Правилами страхования
грузов. В полисах также не имелось сведений о номере и дате перевозочного документа, тем
самым не подтверждено, что застрахована именно спорная партия груза". Незаключение
договора послужило основанием для отказа в иске (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.
1997. N 6. С. 56 - 58).

Наличие рассматриваемых длящихся отношений не освобождает страховщика от выдачи
по требованию страхователя, помимо генерального полиса, также и полисов по каждой в
отдельности партии товаров, грузов и т.п. Это позволяет использовать полис в качестве
распорядительного документа применительно к конкретной партии.
Соответственно на практике мог бы возникнуть спор о том, какому из этих документов -
генеральному полису или полису, относящемуся к отдельной партии, необходимо отдать
предпочтение. Чтобы избежать этого - применительно к указанному случаю - расхождения в
содержании обоих документов, Кодекс закрепляет приоритет генерального полиса (п. 3 ст. 941
ГК).
Помимо деления страхования на добровольное, основанное на свободно совершаемом
по воле сторон договоре, и обязательное, при котором договор страхования должен быть
заключен независимо от воли сторон, в силу прямого предписания закона, существует и
промежуточная конструкция. Она выражается в том, что на одну из сторон, в самых различных
по своей юридической природе договорах, возлагается законом или договором обязанность
застраховать соответствующее имущество, использовав для этой цели договор страхования
<*>. Чаще других такую обязанность принимает на себя сторона, у которой в силу договора
оказалось имущество, принадлежащее контрагенту. У этого последнего возникает тогда прежде
всего интерес к получению, с помощью страхования соответствующего риска, гарантии
выплаты компенсации, связанной с утратой или повреждением имущества контрагентом, на
случай его неплатежеспособности, в том числе банкротства. К этому можно добавить и то, что
страхование позволяет переложить на страховщика ответственность за сохранность
находящегося у страхователя имущества перед третьим лицом. Наконец, с помощью
страхования в подобных случаях у стороны создается возможность обеспечить свой интерес к
получению возмещения и тогда, когда утрата или повреждение имущества произошли
вследствие непреодолимой силы (имеется в виду, что по ст. 401 ГК даже для должников-
предпринимателей ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение
обязательства простирается только до пределов непреодолимой силы). Примером служит
возлагаемая на ломбард обязанность застраховать в пользу залогодателя (поклажедателя),
притом за свой счет и в полной сумме их оценки, вещи, принятые в залог (п. 3 ст. 358 ГК) или на
хранение (п. 4 ст. 919 ГК). В этом и в некоторых других подобных случаях обязанность
страхования, возлагаемая на сторону, как постараемся показать ниже, сохраняет лишь
внешние черты сходства с договором страхования как таковым.
--------------------------------
<*> В дореволюционной литературе вопрос о природе складывающихся в таких случаях
отношений оставался дискуссионным. В частности, одним из первых, кто, с одной стороны,
весьма широко представил соответствующие отношения, а с другой - высказал сомнение в их
природе, был Д.И. Мейер. Он обратил внимание на то, что "есть случаи, в которых страхование
ставится условием осуществления какого-либо права заключения другого какого-либо договора.
Например, при предоставлении строения в залог по займу, поставке или подряду,
заключенному с казной, требуется, чтобы оно было застраховано. Или при отправлении по
почте денег и посылки требуется, чтобы лицо отправляющее застраховало их у того же
почтового ведомства. Впрочем, еще сомнительно, можно ли в последнем случае говорить
собственно о договоре страхования, потому что представляющиеся здесь юридические
отношения не подходят под общие правила этого договора" (Мейер Д.И. Указ. соч. С. 684).

Необходимость страхования иногда предусмотрена не императивной, как это имело
место в приведенных выше случаях, а диспозитивной нормой. Так, при аренде транспортного
средства с экипажем на арендатора, если иное не предусмотрено договором, возлагается
обязанность страховать само транспортное средство и (или) ответственность за ущерб,
который может быть причинен этим средством или в связи с его эксплуатацией (ст. 637 ГК). С
более широким набором страховых рисков аналогичное правило действует и применительно к
договору аренды транспортного средства без экипажа по ст. 646 ГК (естественно, в последнем
случае речь идет также о страховании ответственности арендатора).
Обязанность страхования может предусматриваться в отдельных случаях и
факультативной нормой. К примеру, ст. 490 ГК допускает возможность возложения договором
купли-продажи обязанности страховать товар на любую из сторон - продавца или покупателя.
Точно так же и договором строительного подряда может быть предусмотрена обязанность
стороны, на которой лежит риск случайной гибели или повреждения строительного объекта,
материалов и другого имущества либо риск ответственности за причинение вреда при
строительстве другим лицам, застраховать эти свои риски (ст. 742 ГК).
Наконец, основанная на договоре обязанность страхования может быть установлена и
императивной нормой и носить вместе с тем альтернативный характер. Примером служит п. 2
ст. 587 ГК, который признает существенным для договора ренты условие, по которому
плательщик ренты должен либо предоставить обеспечение исполнения обязательства
выплачивать ренту (ст. 329 ГК), либо застраховать в пользу получателя ренты риск
ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующего
обязательства <*>.
--------------------------------
<*> Содержащееся в этой норме противопоставление страхования способам обеспечения
обязательств в условиях существования ст. 329 ГК с ее незамкнутым набором способов
обеспечения является все же спорным.
9. Права и обязанности сторон

Права и обязанности по договору страхования возлагаются наряду со страховщиком и на
страхователя. При назначении выгодоприобретателя, на что уже обращалось внимание,
страхователь даже тогда, когда им является застрахованное лицо, все равно продолжает нести
свои обязанности по договору, если только иное не предусмотрено договором либо
соответственно определенные обязанности были уже надлежащим образом исполнены самим
выгодоприобретателем.
Права и обязанности по договору страхования по общему правилу увязаны с обоими
этапами развития страхового правоотношения, один из которых предшествует страховому
случаю, а другой возникает с момента наступления страхового случая.
К обязанностям страхователя, предшествующим наступлению страхового случая,
применительно к консенсуальному договору страхования относится уплата страховых взносов в
установленные сроки. Гражданским кодексом специально оговорена возможность согласования
сторонами на случай нарушения установленной обязанности, т.е. неуплаты в предусмотренные
сроки очередных страховых платежей, определенных последствий. Помимо различных видов
неустойки существует и то специальное последствие, о котором речь шла выше:
предусмотренное в виде императивной нормы положение о праве страховщика на зачет
пропущенного уплатой взноса с причитающимся страховым возмещением или подлежащей
выплате страховой суммой (п. 4 ст. 954 ГК).
Другая обязанность страхователя, относящаяся к тому же первому этапу, о которой уже
шла речь, установлена на случай, если станет известно о происшедших значительных
изменениях в тех обстоятельствах, о которых страхователь в свое время сообщил при
заключении договора. О таких существенных изменениях страхователь при определенных
условиях, указанных выше, обязан незамедлительно сообщить страховщику. А если он этого не
сделает, страховщик приобретает право потребовать не только расторжения договора, но и
возмещения причиненных расторжением договора убытков (ст. 959 ГК). Смысл этой нормы
состоит в том, что обстоятельства, сообщенные страхователем при заключении договора,
имеют исходное значение не только при определении размера страховой премии, но и для
решения вопроса о том, заключать ли договор со страхователем. А значит, страховщику на этой
стадии предстоит решить: сохранить ли действие договора страхования вообще или, по
крайней мере, в его первоначальном виде. При этом страховщику в подобных случаях
предоставляется право требовать изменения условий договора, в том числе уплаты
дополнительной страховой премии (последнее с определенной оговоркой: увеличение размера
страховой премии признается обоснованным в случае, когда оно является соразмерным
увеличению риска). Если страхователь, в свою очередь, с такого рода изменениями не
согласится, у страховщика появляется возможность требовать расторжения договора в режиме,
установленном гл. 29 ГК ("Изменение и расторжение договора"). Ссылка на то, что изменение
обстоятельств и тем самым увеличение риска должны быть во всех таких случаях
существенными, делает складывающуюся ситуацию такой, при которой открывается
возможность применить ст. 451 ГК. А это означает, что у страховщика тем самым возникает
право требовать в суде изменения или расторжения договора, имея при этом в виду ту
оговорку, которая содержится в п. 1 ст. 451 ГК: такое право возникает, если иное не
предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Особое решение приведено в ст.
959 ГК для договоров личного страхования. Применительно к ним указанные выше последствия
- возможность заявления требований страховщиком об изменении или расторжении договора
(например, в связи с обнаружением опасной болезни страхователя) - допускаются только при
условии, если, что уже подчеркивалось ранее, на этот счет существовало специальное
указание в договоре.
Одно из непременных условий удовлетворения требований страховщика о расторжении
договора - то, что обстоятельство, с которым связано увеличение риска, продолжает
действовать (неожиданно сильное наводнение не спало).
Обязанность страхователя на втором этапе прежде всего состоит в необходимости
незамедлительно, как только ему станет об этом известно, сообщить о начале указанного
этапа, т.е. о том, что страховой случай уже наступил. И сделать это он должен, соблюдая, если
они предусмотрены в договоре, требования о сроке и (или) способах такого извещения.
Аналогичная обязанность возлагается и на выгодоприобретателя, намеревающегося
воспользоваться тем правом, которое выговорил для него страхователь. При нарушении
страхователем (выгодоприобретателем) своей обязанности сообщить о наступившем
страховом случае у страховщика возникает право отказаться от выплаты страхового
возмещения. Правда, страхователю (выгодоприобретателю) предоставляется возможность
доказывать то, что страховщик сам, к тому же своевременно, узнал о наступлении страхового
случая, либо то, что отсутствие у страховщика соответствующих сведений не могло в
действительности сказаться на исполнимости его обязанности выплатить страховое
возмещение (п. 2 ст. 961 ГК).
Нормы, посвященные обязанности страхователя (выгодоприобретателя) уведомлять о
наступлении страхового случая, а также о последствиях нарушения этой обязанности,
распространяются на договор не только имущественного, но и личного страхования, если в нем
страховым случаем служит смерть застрахованного лица либо причинение вреда его здоровью.
Для направления соответствующего уведомления страховщику в договоре личного страхования
предусматривается срок, который не должен быть менее тридцати дней (п. 3 ст. 961 ГК).
Приведенная норма позволяет сделать вывод, что если срок в договоре указан не будет,
следует признавать необходимой посылку соответствующего уведомления именно в пределах
этих тридцати дней.
Возмещение убытков при имущественном страховании, равно как и выплата страховой
суммы при страховании личном, является исполнением обязанности страховщика, т.е. его
долгом, хотя и именуется нередко ответственностью. По этой причине необходимость
осуществлять соответствующие выплаты не связана непосредственно ни с субъективной, ни
даже с объективной (не зависящей от вины, но ограниченной действием непреодолимой силы)
оценкой поведения страхователя, которая имеет определенное значение для наступления
ответственности должника в обычном обязательстве (см. п. 1 и 3 ст. 401 ГК) <*>. В
соответствующих случаях применению подлежит и ст. 395 ГК <**>.
--------------------------------
<*> Для сравнения можно указать на аналогичную ситуацию, при которой также одна и та
же правовая категория используется в разном значении. Имеется в виду значение, которое
придается учетной ставке банковского кредита в ст. 395 ("Ответственность за неисполнение
денежного обязательства"), с одной стороны, и, например, в ст. 885 ("Последствия неоплаты
чека") - с другой (см. о многообразном значении "процентов": Новоселова Л.А. Проценты по
денежным обязательствам. М., 2000; Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение
денежного обязательства. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М.,
1995; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С.
676 и сл.).
КонсультантПлюс: примечание.
Монография Л.А. Новоселовой "Проценты по денежным обязательствам" включена в
информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2003 (издание второе,
исправленное и дополненное).
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения"
(Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут",
2001 (издание 3-е, стереотипное).
Термин "ответственность страховщика" как синоним его обязанности возместить убытки
или соответственно выплатить страховую сумму в течение определенного времени был весьма
широко распространен в литературе (см., например: Райхер В.К. Общественно-исторические
типы страхования. С. 41 и сл.; Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 93 и др.).
Между тем об ответственности страховщика речь может идти, очевидно, лишь
применительно к случаям, когда он нарушает (не исполняет или ненадлежащим образом
исполняет) соответствующую обязанность - возмещать убытки или выплачивать страховую
сумму.
<**> Так, установив, что страховщик пропустил предусмотренный Правилами
добровольного страхования автомототранспортных средств срок выплаты возмещения, счел
возможным применить ст. 395 ГК, сославшись на то, что страховое возмещение является
денежным обязательством, о котором идет речь в упомянутой статье (Вестник Высшего
Арбитражного Суда РФ. 2002. N 2. С. 33).

Вместе с тем не исключено, что для установления соответствующих пределов
обязанностей страховщика, на что уже обращалось внимание, используются правовые
категории, которые имеют непосредственное отношение к ответственности. Все дело в том, что
правовое значение, которое им в этом случае придается, не всегда совпадает с тем, какое они
должны были бы иметь для ситуации, непосредственно выражающей ответственность. С
учетом отмеченного обстоятельства становится ясным, почему ст. 963 ГК, вводя определенные
ограничения обязанностей страховщика возместить убытки - при имущественном или
выплатить страховую сумму - при личном страховании, увязывает их прежде всего с категорией
виновности второй стороны (имеется в виду вина страхователя или выгодоприобретателя) либо
застрахованного лица.
Применительно к первой ситуации законодатель счел необходимым, руководствуясь
основополагающими принципами гражданского права, прежде всего признать недопустимым
выплату страхового возмещения или страховой суммы страхователю, если страховой случай
наступил вследствие его стремления получить выгоду от совершенного умышленно
противоправного действия <*>. В исключении возникновения в подобном случае права
требовать соответствующей выплаты от страховщика лежит, помимо прочего, соответствующий
публичный интерес, связанный с общими устоями правопорядка. По этой причине
недопустимым признается законодателем указание в договоре в качестве страхового случая
того, что может стать результатом собственного умысла. Данное положение распространяется
в равной мере на выгодоприобретателя и на застрахованное лицо. Таким образом, явно
просматривается стремление законодателя исключить превращение страхования в источник
наживы. Элементарный пример - лицо, застраховавшее свою автомашину с достаточно
высокой страховой суммой, умышленно совершает аварию с целью получить то, что может
быть признано страховым возмещением <**>. Учитывая публичный характер запрета
страхования собственного умысла, соответствующая на этот счет норма носит императивный
характер. А это означает, что включение в договор условия, нарушающего указанную норму,
повлечет ничтожность соответствующего условия договора страхования или всего договора в
целом.
--------------------------------
<*> По этой причине в деле, возникшем в связи с требованием страхователя к
страховщику о возмещении убытков, причиненных гибелью застрахованной торговой палатки,
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отверг ссылку на вину в форме умысла со стороны
страхователя. Удовлетворяя иск, Президиум обратил внимание на то, что "Законом Российской
Федерации "О страховании" страховщикам предоставлено право при необходимости
запрашивать сведения, связанные со страховым случаем, у организаций, располагающих
информацией об обстоятельствах страхового случая, а также самостоятельно выяснять
причины и обстоятельства страхового случая. Наступление страхового случая в данном деле
подтверждено актом органов пожарного надзора и актом, составленным представителями
страхователя и страховщика. Доказательств совершения страхователем умышленных
действий, направленных на наступление страхового случая, либо сообщения страховщику
заведомо ложных сведений об имуществе или обстоятельствах, имеющих существенное
значение для суждения о страховом событии, страховая фирма не представила" (Вестник
Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 10. С. 39).
<**> В. Ларичев в книге "Мошенничество в сфере страхования. Предупреждение,
выявление, расследование" (с. 84 - 85) приводит такой пример. Некто К. организовал
преступную группу, в которую вовлек среди других отца и жену. К. застраховал свою жизнь в 20
страховых компаниях на значительные суммы, назначив выгодоприобретателями жену и отца.
Впоследствии один из участников группы известил, что в морг, в котором он работал, был
доставлен труп попавшего в дорожно-транспортное происшествие человека, очень похожего на
К. Тогда отец сообщил в органы МВД о пропаже сына. Впоследствии отец К. в этом трупе
"опознал" сына. Представив соответствующие документы о смерти сына, отец вместе с женой
сына получили в страховых компаниях, кроме одной, заподозрившей обман, изрядную сумму
страхового вознаграждения.

Исключение из правила о значении умысла страхователя, выгодоприобретателя или
застрахованного лица сделано прежде всего для договора страхования жизни: если в таком
договоре страховым случаем, с которым связано страхование, служит смерть застрахованного
лица, то в ситуации, в которой это лицо покончило жизнь самоубийством, страховщик, как уже
отмечалось, все же обязан будет выплатить страховую сумму. Правда, с учетом тех же
соображений, которыми руководствовался законодатель, когда в виде общего правила

<< Предыдущая

стр. 82
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>