<< Предыдущая

стр. 85
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

На наш взгляд, в этом спорном вопросе заслуживает предпочтения все же позиция тех, с
кем вступил в спор Ю.Б. Фогельсон.
Ю.Б. Фогельсон, несомненно, прав, полагая, что, если потерпевший будет третьим лицом,
в пользу которого заключен договор, есть основания признать за ним право, притом
безусловное, требовать от страховщика возмещения причиненных убытков в силу самой ст. 430
ГК (ее п. 1). Все дело, однако, в том, что под третьим лицом ст. 931 ГК не всегда имеет в виду
именно потерпевшего.
В конечном счете все связано с тем, что ст. 931 ГК, хотя это в ней может быть и не всегда
достаточно четко выражено, имеет в виду два подвида существенно отличных один от другого
договоров. Речь идет о том, что наряду с договором страхования риска ответственности за
причинение вреда в этой же статье урегулирован договор страхования ответственности за
причинение вреда. Одному из этих договоров посвящен п. 1 ст. 931 ГК. Как было уже показано,
по этому договору страховым случаем служит возложение на страхователя ответственности за
причиненный потерпевшему вред. Особенность указанного договора состоит прежде всего в
том, что в нем потерпевший вследствие причинения вреда вообще не участвует. По этой
причине такой договор может быть построен по модели договора в пользу третьего лица, но
лишь с тем, что в качестве этого последнего в нем будет выступать лицо, чья ответственность
страхуется. Так, например, страхователь может застраховать либо риск собственной
ответственности за причинение вреда при использовании принадлежащей ему автомашины,
либо, таким же образом, риск ответственности владельца другой автомашины. Заключенный в
этом случае договор полностью укладывается в рамки договора в пользу третьего лица в том
виде, как он урегулирован п. 1 ст. 430 ГК. Иногда, в этом следует согласиться с Ю.Б.
Фогельсоном, такое третье лицо (владелец автомашины, чей риск ответственности за
причиненный вред был застрахован договором, заключенным иным лицом - страхователем)
обладает безусловно правом обратиться с соответствующим требованием непосредственно к
страховщику, т.е. осуществить обычные для выгодоприобретателя в договоре страхования
права. Имеется в виду, что подобно страхователю, застраховавшему собственный риск
ответственности, выгодоприобретатель может потребовать от страховщика компенсировать
произведенные потерпевшему выплаты. Таким образом, последовательность в
ответственности выражается в подобном договоре в том, что потерпевший обращается с
требованием к выгодоприобретателю, а тот, удовлетворив требование потерпевшего,
напрямую адресует собственное требование о компенсации произведенных выплат
страховщику. В отличие от этой первой договорной модели (страхование риска
ответственности за причинение вреда) при второй страховым случаем служит не возложение
риска ответственности страхователя перед потерпевшим, которому был причинен вред, а само
причинение вреда как таковое, породившее обязанность причинителя его возместить. При этом
имеется в виду, что страхователь, возместив потерпевшему вред, обращается с требованием о
компенсации выплаченного к страховщику.
Применительно к этому договору - страхования ответственности за причинение вреда -
также может быть использована конструкция договора в пользу третьего лица. Речь идет о том,
что третье лицо - это потерпевший и как таковой он приобретает право минуя страхователя
обратиться со своим требованием непосредственно к страховщику. В отличие от
выгодоприобретателя в договоре страхования риска ответственности такой же
выгодоприобретатель в договоре страхования ответственности - потерпевший должен доказать
лишь то, что в силу норм гл. 59 ГК перед ним несет ответственность за причиненный вред
страхователь. Выступление в договоре страхования в пользу третьего лица дает возможность
потерпевшему приобрести альтернативное право: предъявить требование о возмещении вреда
по своему выбору либо страхователю как тому, кто несет ответственность за причинение вреда,
либо непосредственно страховщику.
Таким образом, в принципе возможны две конструкции договора страхования
ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только
страховщик и страхователь, и сложная - по модели договора в пользу третьего лица. Это и
нашло свое выражение в тех обязательных условиях признания за потерпевшим права на
предъявление требования о возмещении вреда, заявленного непосредственно страховщику,
которые указаны в п. 4 ст. 931 ГК. Подлинный смысл непременных условий, о которых идет
речь, состоит в том, что имеются в виду основания признания договора страхования
ответственности за причинение вреда построенным по конструкции договора в пользу третьего
лица. Это в равной степени возможно, как видно из указанной нормы, и путем включения
соответствующего условия в договор, и в силу наличия соответствующей нормы в законе. Если
же речь идет о договоре, заключенном во исполнение закона об обязательном страховании, то
такой договор должен всегда признаваться договором в пользу третьего лица, в роли которого
выступает потерпевший.
Следует иметь в виду, что обязательство страховщика перед потерпевшим имеет
основанием заключенный страховщиком со страхователем договор страхования и в целом
правила гл. 49, но отнюдь не нормы гл. 59 ГК. По указанной причине, в частности,
удовлетворение заявленного страховщику потерпевшим требования о возмещении вреда
ограничено размером предусмотренной договором страховой суммы. В силу этого может
оказаться, что страховая сумма недостаточна для удовлетворения требований потерпевшего.
На такой случай ему предоставляется возможность воспользоваться другим своим правом:
предъявить иск к страхователю как делинквенту. Указанная ситуация прямо предусмотрена ст.
1072 ГК. Согласно этой статье юридическое лицо или гражданин, которые застраховали свою
ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу
потерпевшего, - если только страховое возмещение оказалось недостаточным для полного
возмещения причиненного вреда - обязаны выплатить потерпевшему разницу между
страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
В подтверждение приведенного понимания соответствующей статьи и ее особенностей
можно привести договоры, широко используемые на практике. Имеется в виду в качестве
примера воспользоваться сравнением двух договоров: договора страхования гражданской
ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за
причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц, окружающей природной среде
в результате аварии на опасном производственном объекте, а также договора добровольного
страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств.
Определение первого договора сводится в посвященных ему Типовых (стандартных)
правилах к следующему: "Договор является соглашением между страхователем и
страховщиком, в силу которого страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую
премию) при предъявлении страхователем основанного на вступившем в силу судебном
решении требования третьего лица (лиц) о возмещении причиненного страхователем при
эксплуатации опасного производственного объекта вреда жизни, здоровью или имуществу
третьего лица и (или) окружающей природной среде выплатить предусмотренное страховое
возмещение в пределах установленной договором страховой суммы". Таким образом, речь
идет о договоре страхования риска гражданской ответственности (п. 1 ст. 431 ГК).
А вот понятие о другом договоре придется установить по отдельным его условиям,
указанным обычно в разработанных Правилах. Имеются в виду условия, предусматривающие,
что объектами страхования в данном случае являются имущественные интересы страхователя
(застрахованного лица), связанные с возникшими в силу закона обязательствами по
возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью третьих лиц в процессе эксплуатации
указанного в полисе (договоре страхования) автотранспортного средства. В этом же втором
договоре страховым случаем обычно признается причинение страхователем (застрахованным
лицом), управляющим указанным в договоре автотранспортным средством, вреда жизни,
здоровью или имуществу третьего лица (выгодоприобретателя) в результате дорожно-
транспортного происшествия, повлекшее предъявление страхователю (застрахованному лицу)
основанного на законе и признанного в судебном или внесудебном порядке требования о
возмещении вреда. По этому договору выплата страхового возмещения страховщиком
производится непосредственно потерпевшему. Следовательно, налицо иной договор
страхования ответственности за причинение вреда, построенный на этот раз по модели п. 3 и 4
ст. 931 ГК.
В первом из указанных двух договоров заслуживает внимания, в частности, определение
страхового случая. Таковым является нанесение ущерба жизни, здоровью или имуществу
третьих лиц либо окружающей природной среде в результате аварии, происшедшей на
эксплуатируемом страхователем и указанном в договоре страхования опасном
производственном объекте и подтвержденное соответствующим решением суда. Страховое
возмещение производится тогда на основании письменного заявления страхователя
(выгодоприобретателя), составленного по утвержденной страховщиком форме. Связь между
выплатой страхового возмещения и судебным решением о деликтной ответственности
страхователя проявляется, в частности, в том, что в случаях, когда судебное решение в
установленном порядке обжалуется (опротестовывается), страховщик может отложить решение
вопроса о страховой выплате до момента вступления в законную силу судебного решения.
Основанием для такой отсрочки служит для страховщика то, что по первоначальному решению
нельзя было сделать положительного или отрицательного заключения в полном объеме.
Наконец, еще одним подтверждением все той же особой связи договорной (страховой) и
деликтной ответственности может служить обычно включаемое в тот же договор условие,
предусматривающее, что, если страхователь исполнением судебного решения компенсировал
вред, причиненный в результате эксплуатации застрахованного опасного производственного
объекта, страховщик производит выплату страхователю в пределах осуществленной
последним компенсации вреда, но не более установленной по договору страхования страховой
суммы.
При этом в Правилах, о которых идет речь, содержится указание на то, что страховая
выплата осуществляется на основании вступившего в законную силу решения суда, принятого
по искам третьих лиц, а размер страховой выплаты (страхового возмещения) определяется
страховщиком на основании акта технического расследования причин аварии, судебных
решений и других материалов, содержащих данные о размере причиненного вреда. Таким
образом, приведенное решение вопроса имеет в виду ситуацию, при которой в виде общего
правила решение суда о возмещении вреда вынесено, но не исполнено.
В рассматриваемых случаях страхования интерес потерпевшего обеспечивается
непосредственно тем, что благодаря договору страхования его требование о возмещении
вреда приобретает определенную гарантию.
Гарантия, о которой идет речь, выражается в том, что у потерпевшего, как уже
отмечалось, появляются одновременно два должника: причинитель, обязанный возместить
вред как делинквент, и, наряду с ним, страховщик. Таким образом, договор страхования
порождает отнюдь не перевод возникшего из факта причинения вреда долга на страховщика, а
лишь превращение последнего (страховщика) с момента наступления страхового случая в
должника по отношению к потерпевшему наряду с тем, кто признается ответственным за
причинение вреда. Именно для сложившейся таким образом ситуации создана конструкция, при
которой за потерпевшим признается при определенных обстоятельствах право адресовать
требование о возмещении причиненного вреда непосредственно страховщику. В некоторых
случаях может появиться и третий адресат требований выгодоприобретателя о возмещении
вреда. Это возможно тогда, когда обязательство самого страховщика определенным образом
гарантируется. В подобных случаях таким третьим адресатом становится гарант <*>.
--------------------------------
<*> Примером может служить принятая Российской Федерацией государственная
гарантия, обеспечивающая обязательство страховщика по возмещению ущерба при
страховании гражданской ответственности российских авиаперевозчиков перед третьим лицом
по военным и связанным с ним рискам, определенным обычаями делового оборота (см.:
Постановление Правительства РФ "О предоставлении государственной гарантии Российской
Федерации при страховании гражданской ответственности российских авиаперевозчиков" //
Собрание законодательства РФ. 2002. N 11. Ст. 1055).

В заключение следует отметить существование и ряда иных форм, относящихся к
данному договору. Среди них надлежит упомянуть, во-первых, ст. 947 ГК, которая допускает
ничем не ограниченное право страхователя определять страховую сумму по своему
усмотрению, а во-вторых, ст. 955 ГК, предоставляющую страхователю на случай, когда
договором застрахована ответственность любого, кроме самого страхователя, право менять
застрахованное лицо. При этом, в отличие от других видов страхования, такая замена в данном
случае, если иное не предусмотрено в договоре, возможна для страхователя и без получения
предварительного согласия страховщика (п. 1 ст. 955 ГК).
Страхование ответственности по договору. Статья 932 ГК, посвященная страхованию
риска ответственности за нарушение договора, содержит весьма строгие ограничения для
использования соответствующего вида страхования.
Прежде всего допускается страхование риска ответственности по договору только самого
страхователя и за нарушение только своих договорных обязательств. А если указанное
требование окажется нарушенным, договор страхования риска ответственности признается
ничтожным (п. 2 ст. 932 ГК). Другое ограничение выражается в том, что выгодоприобретателем
при страховании риска ответственности по договору всегда должен быть тот, перед кем
страхователю предстоит нести ответственность за нарушение связывающего их договора, даже
если он и был заключен в пользу другого лица либо в нем не указано, в чью пользу он
заключался. Таким образом, рассматриваемый вид договоров имущественного страхования
заключается непосредственно в интересах того, кто является контрагентом страхователя по
определенному договору. Примером может служить заключение покупателем, который должен
получить товар и рассчитаться за него, договора страхования риска неоплаты в пользу
продавца или страхование субъектом Российской Федерации или муниципальным
образованием своей ответственности за исполнение обязательств по выпущенным им ценным
бумагам <*>.
--------------------------------
<*> См. ст. 14 ФЗ "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и
муниципальных ценных бумаг" (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3814).

И все же, пожалуй, самое основное ограничение сферы применения рассматриваемого
договора связано с действием правила, содержащегося в п. 1 ст. 932 ГК, - страхование риска
ответственности по договору допускается только в случаях, когда это предусмотрено законом.
Объясняя появление этой последней нормы, С.Л. Герасименко обращает внимание на то,
что "подобное достаточно жесткое ограничение установлено Кодексом не случайно".
В "нормальной" ситуации объективная невозможность для нанимателя исполнить свои
обязательства по договору может быть обусловлена имеющимися у исполнителя
имущественными проблемами, возникшими по не зависящим от него причинам (утрата
имущества, убытки от предпринимательских рисков исполнителя и т.п.). Но риск возникновения
последних является самостоятельным предметом страхования, в том числе в качестве
предпринимательского риска (ст. 930, 933 ГК). Предоставить же предпринимателю
неограниченную возможность страховать свою ответственность за свои собственные
нарушения договора - значит снять с него обязанность исполнять договор.
Поэтому страхование рисков договорной ответственности не должно получить широкого
распространения <*>.
--------------------------------
<*> Герасименко С.А. Страхование // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть
вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 499.

Существует принципиальная особенность двух рассматриваемых видов страхования в
подобных случаях риска ответственности. Она состоит в том, что, в отличие от страхования
риска ответственности за причинение вреда, при страховании риска договорной
ответственности потерпевший - контрагент страхователя является безусловным
выгодоприобретателем, поэтому в наделении его возможностью требовать страхового
возмещения непосредственно от страховщика он не нуждается. Более того, страхователь не
может лишить его такого права. Однако подобное решение отнюдь не означает признания
соответствующего договора страхования заключенным исключительно в интересах
потерпевшего - контрагента страхователя. В действительности он защищает в такой же мере и
интересы самого страхователя, так как дает ему возможность переложить бремя
ответственности за нарушение договора перед контрагентом на страховщика. Имеется в виду,
что деньгами страховщика погашается долг страхователя перед тем третьим лицом, в пользу
которого был заключен договор страхования.
Страхование риска договорной ответственности, несмотря на все ограничения, все же
имеет определенную сферу применения. Прежде всего речь идет о случаях, когда в законе
предусмотрена обязательность соответствующего страхования для стороны в договоре.
Примером может служить ст. 134 Воздушного кодекса РФ, обязывающая перевозчика
страховать свою ответственность перед контрагентом по договору перевозки грузов
(грузоотправителем) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза. Другой пример -
обязанность ломбарда страховать принятые в залог вещи (п. 3 ст. 358 ГК), а также вещи
поклажедателя (п. 4 ст. 919 ГК). Обязанность страхователя страховать риск ответственности за
нарушение договора может быть предусмотрена, на что уже обращалось внимание, как
альтернатива предоставления какого-либо из способов обеспечения: в силу п. 2 ст. 587 ГК,
например, такая обязанность возлагается на плательщика ренты, притом что предметом
страхования служит риск ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение
обязательств по договору ренты.
Страхование риска ответственности за нарушение договора может быть установлено
законом и лишь в качестве права сторон. Так, Законом "О лизинге" <*> (ст. 21) предусмотрено
включение в одноименный договор обязанности лизингополучателя страховать в пользу
продавца полученное имущество от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения
имущества с момента поставки и до окончания срока действия договора лизинга, если иное не
предусмотрено договором. А ФЗ РФ "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и
муниципальных ценных бумаг" допускается страхование эмитентами - субъектами Федерации и
муниципальными образованиями - ответственности за исполнение выпущенных ими ценных
бумаг только в случаях, предусмотренных Генеральными условиями эмиссии и обращения
государственных или муниципальных ценных бумаг или условиями эмиссии ценных бумаг
субъектов Федерации или муниципальных образований (ст. 14 Закона) <**>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.
<**> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3814.

Законы, открывающие возможность страхования риска договорной ответственности,
могут носить двоякий характер. Имеются в виду законы, изданные в рамках как обязательного,
так и добровольного страхования. Примером первых можно считать ФЗ РФ "О банках и
банковской деятельности" <*>. Статья 38 этого Закона предусматривает создание
федерального фонда обязательного страхования вкладов. Как указано в данной статье,
соответствующий фонд создается для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками
средств граждан и компенсации потери доходов по вложенным средствам. Участниками
федерального фонда обязательного страхования являются Банк России и банки,
привлекающие средства граждан. В том же Законе (ст. 39) предусмотрено создание в виде
некоммерческих организаций фондов добровольного страхования вкладов для обеспечения
возврата вкладов и выплаты доходов по ним. При этом предусмотрена обязанность банка
поставить в известность клиентов о том, принимает или не принимает он участие в таком
фонде, и - на случай своего участия - информировать их об условиях страхования.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

На значение страхования договорной ответственности еще до принятия ГК справедливо
указывала Л.Е. Ефимова, имея в виду, что таким образом "страховая организация обязуется
перед заемщиком погасить банку задолженность по кредитному договору в случае
неспособности последнего выполнить эту обязанность перед банком самостоятельно" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л. Страхование как способ обеспечения обязательства по кредитному
договору // Хозяйство и право. 1994. N 7. С. 10.

<< Предыдущая

стр. 85
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>