<< Предыдущая

стр. 89
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

уплата страховой премии, тем не менее, не регулируется гражданским правом, так как премия
платится за счет бюджетных средств, а оборот этих средств является объектом регулирования
специального финансового права" <*>.
--------------------------------
<*> Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. С. 205 - 206.

Приведенные положения вызывают некоторые возражения. Прежде всего следует указать
на то, что, во-первых, бюджетные средства не исключены из гражданского оборота. В
противном случае не могли бы быть признаны субъектами гражданского права и
соответственно сторонами в гражданских правоотношениях ни, вопреки гл. 4 ГК, Российская
Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования, ни, вопреки гл. 19 того же
Кодекса, учреждения и казенные предприятия. Во-вторых, следует учесть, что по крайней мере
граждане, в пользу которых заключен соответствующий договор, в финансовых отношениях
вообще не состоят, а отношения между страхователем и страховщиками в качестве сторон
договора страхования, независимо от предшествующих им отношений, сами по себе являются
обычными гражданско-правовыми.

Глава 13. ДОГОВОР ХРАНЕНИЯ

I. Общие положения о договоре хранения

1. Понятие договора хранения

ГК называет хранением договор, по которому одна сторона (хранитель) обязуется хранить
вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности
(п. 1 ст. 886).
Договор хранения - разновидность договора услуг. Как отмечал в свое время Г.Ф.
Шершеневич, "хранение вещи представляет особого рода услуги, личное действие, и с этой
стороны поклажа <*> приближается к личному найму" <**>. Отнесение хранения к группе
договоров возмездного оказания услуг получило широкое признание в литературе и
применительно к ГК 1964 <***>, т.е. до того, как новый Гражданский кодекс не только упомянул
о договорах возмездного оказания услуг, но и выделил их в самостоятельную главу (39),
предусмотрев в ней специальное регулирование различных видов возмездного оказания услуг
в отдельных главах. Среди таких самостоятельно урегулированных договоров возмездного
оказания услуг было названо хранение (см. п. 2 ст. 779 ГК).
--------------------------------
<*> Так именовался договор хранения в русском дореволюционном праве. Трудно судить,
какой из этих терминов - "поклажа" или "хранение" - является более удачным. С одной стороны,
как будто бы приходится сожалеть, что теперь создан разрыв между наименованием договора
("хранение") и одного из контрагентов ("поклажедатель"). Однако, с другой стороны, удалось
тем самым избежать использования в законе омонимов. Имеется в виду, что "поклажа"
означает не только собственно хранение, но одновременно "товар, пожитки, груз, кладь" (Даль
В. Толковый словарь живого русского языка. Т. III. М., 1955. С. 241), т.е. именно то, что служит
предметом хранения. К этому можно добавить и другое: стало возможным называть лицо,
принимающее вещь на хранение, "хранителем", отказавшись от наименования, которое он
носил в Своде законов российских, а равно в проекте Гражданского уложения, -
"поклажеприниматель".
<**> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. СПб., 1910. С. 240.
<***> См., например: Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М.,
1985. С. 330; Советское гражданское право / Под ред. В.Ф. Маслова и А.Л. Пушкина. Киiв: Вища
школа, 1978. С. 328; Тархов В.А. Советское гражданское право. Ч. 2. Саратов, 1979. С. 152, и
др. Правда, были и противники этой точки зрения. Возражая одному из них (имелась в виду
работа М.В. Кротова "Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве" (Л.,
1990. С. 44 и сл.)), А.П. Сергеев обратил внимание на то, что в договоре хранения "полезный
эффект - деятельность хранителя не имеет вещественного характера" (Гражданское право /
Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 605).
Хранение - один из самых распространенных видов услуг, который в конечном счете
имеет целью спасание от порчи и похищения. За услугами этого вида обращаются в равной
мере для удовлетворения как индивидуально-бытовых потребностей - от зрителя,
оставляющего верхнюю одежду при посещении театра, и до пассажиров, сдающих свой багаж в
камеру хранения на вокзале, - так и потребностей предпринимательских, тесно связанных с
движением материальных ценностей в гражданском обороте. Тем и другим в конечном счете
нужно одно и то же: сберечь и сохранить принадлежащее им имущество.
Аналогичная ситуация может создаться, если сторона в связи с исполнением своих
обязательств по договору, предметом которого служит экономическое или фактическое
движение вещей, заключает самостоятельный договор хранения с третьим лицом. Примером
могут служить случаи, предусмотренные в ст. 1003 и 1004 ГК, когда при расторжении договора
комиссии одна из его сторон - комитент - не дала распоряжений относительно судьбы
оставшегося у комиссионера имущества. В этом случае последнему предоставляется право
сдать его на хранение. Заключенный таким образом договор полностью регулируется нормами
гл. 47 ГК. Сам договор комиссии определяет лишь вопрос о материальных последствиях
заключения договора хранения для комитента (речь идет о возмещении комиссионеру
связанных с передачей на хранение расходов).
Отношения по хранению являются не только самыми распространенными, но и самыми
многообразными <*>. Достаточно указать на то, что этот договор имеет наибольшее среди
других поименованных в ГК типов договоров в числе выделенных для особого урегулирования
видов. Для сравнения можно указать на то, что в главах о купле-продаже и аренде содержится
только семь видов соответствующих договоров, о подряде - лишь четыре, а в главе о хранении
- восемь (один составляет содержание § 2 гл. 47, а остальные семь - § 3 той же главы).
--------------------------------
<*> В журнале "Закон" приведены извлечения из более чем 50 принятых на разном
уровне актов, которые содержат нормы, посвященные хранению. Речь идет о хранении,
используемом в различных сферах экономики либо отражающем особенности сохранения
отдельных видов вещей (товаров). При этом авторы обращают внимание на то, что и
используемый ими перечень актов не является исчерпывающим (Закон. 2001. N 3).

На практике используются четыре основные конструкции отношений по хранению. Первая
из них построена по модели договора, который укладывается в рамки определения,
содержащегося в п. 1 ст. 886 ГК. Необходимость или по крайней мере потребность в этой
конструкции возникает тогда, когда соответствующая услуга носит самостоятельный характер.
Между тем гораздо чаще возникают ситуации, при которых обязательство хранить вещь
входит в содержание договоров иного типа, и тогда прибегают к одному из двух вариантов.
Так, обязательство по хранению может составлять неотъемлемую часть единого
сложного договора с тем, что без хранения он как таковой существовать не может. Это
относится, в частности, к договору перевозки. Выделяя в нем три непременных элемента -
личный наем, имущественный наем, поручение, - Г.Ф. Шершеневич добавил к ним и четвертый:
"Принимая груз в свое ведение, перевозчик обязуется хранить его и ограждать от повреждения
- в этом следует видеть элемент поклажи. Однако от чистого договора поклажи отличие
обнаруживается в том, что обязанность сохранения не является основною, а лишь
приводящею, сопутствующею обязанностью доставки" <*>. В таком случае обязательство по
хранению оказывается имманентным природе конкретного сложного договора. По этой причине
обязанность по хранению превращается в конститутивный признак соответствующего договора.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 240.

Воспользовавшись тем же примером, можно указать и на то, что доставка грузов и багажа
в целости и сохранности составляет основную обязанность транспортной организации по
договору перевозки грузов и багажа, в то время как имущественная ответственность за их
сохранность после принятия для перевозки и до выдачи грузополучателю - основной вид
ответственности перевозчика по указанному договору. А вот в силу договора залога между
сторонами возникает одновременно отношение по хранению заложенных вещей, в которых в
качестве хранителя в зависимости от характера залога выступает залогодатель либо
залогодержатель. Еще один пример - консигнационный договор. Он имеет предметом
реализацию переданных на консигнацию товаров. В обязательство соответствующей стороны с
необходимостью включается хранение товаров до стадии продажи или после того, как не
удалось их продать (в том числе даже частично).
Второй вариант выражается в том, что хранение может входить в состав не только
сложного, но и смешанного договора, при котором элементы различных договоров, в том числе
и хранения, набираются специально для конкретного случая самими сторонами,
осуществляющими таким образом свое право, опираясь на "свободу договоров".
Применительно к смешанному договору различаются, в свою очередь, также два
варианта в зависимости от того, какое место в нем занимает хранение.
При первом варианте хранение обслуживает основное обязательство стороны в
договоре. Как отмечал К.А. Граве, "в подобных случаях обязанность одной стороны хранить
имущество другой стороны возникает не как основная обязанность, составляющая цель самого
договора, а лишь как сопутствующая, дополнительная обязанность" <*>. Так, в частности, в
договор транспортной экспедиции может быть включено условие, предусматривающее в
качестве одной из дополнительных услуг хранение груза (п. 1 ст. 801 ГК). Аналогичная ситуация
может сложиться и применительно к таким, например, договорам, как поручение, комиссия,
купля-продажа, подряд (имеется в виду в последнем случае хранение подрядчиком в период
выполнения работ материалов и (или) оборудования, принадлежащих заказчику) и др.
--------------------------------
<*> Отдельные виды обязательств. М.: Госюриздат, 1954. С. 323. См. об этом также:
Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло и В.Ф. Яковлевой. Ч. II. СПб., 1997.
С. 359.

Возможна и прямо противоположная ситуация, при которой хранитель как сторона в
одноименном договоре, помимо собственно хранения и в непосредственной связи с ним,
принимает на себя обязанность совершать действия, которые составляют предмет других
договоров. Имеются в виду оказание хранителем экспедиционных услуг, выполнение по
поручению поклажедателя функций подрядчика при осуществлении работ, необходимых для
обеспечения сохранности принятого на хранение имущества, осуществление доставки
поклажедателю хранимых вещей по окончании договора и т.п. Иллюстрацией может служить
Положение о таможенных складах (утверждено 10 августа 1993 г.) <*>. Оно допускает принятие
на себя таможенным складом на основе договора складского хранения исполнение до 9
операций по обеспечению сохранности переданных товаров и до 13 - по подготовке таких
товаров для продажи и по их транспортировке.
КонсультантПлюс: примечание.
Приказ ГТК России от 10.08.93 N 314 "Об утверждении Положения о таможенных складах"
утратил силу в связи с изданием Приказа ГТК РФ от 24.07.2001 N 720 "Об утверждении
Положения о таможенном режиме таможенного склада".
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации. М.: Юрид. лит.,
1996. С. 137 - 155.

В отличие от сложного договора, при котором хранение, сливаясь с другими элементами
договора, подчиняется единому, установленному для него правовому режиму (в данном случае
- правовому режиму, предусмотренному гл. 47 ГК), при смешанном договоре вступает в силу ст.
421 (п. 3) ГК. Из нее следует непосредственное действие в соответствующей части смешанного
договора норм о договоре хранения (если иное, как указано в приведенной статье ГК, не
вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора).
При смешанном договоре, в котором хранение обслуживает основную функцию
контрагента, не выходя за рамки, предусмотренные ст. 421 (п. 3) ГК, следует признать, что в
случаях, когда нормы о хранении включаются в состав посвященного ему института основного
договора, эти нормы пользуются приоритетом по отношению к тем, которые составляют
содержание гл. 47 ГК ("Хранение"). Примерами могут служить ст. 343 и 514 ГК. Из них первая
регулирует отношения, возникающие при залоге, между стороной, у которой находится
заложенное имущество, и другой стороной, а вторая - отношения по ответственному хранению
товара, не принятого покупателем. И та и другая статья содержат существенные отличия от
норм гл. 47 ГК главным образом в отношении прав, обязанностей, ответственности хранителя -
залогодержателя или залогодателя в первом случае и соответственно покупателя (получателя)
или поставщика - во втором <*>.
--------------------------------
<*> Так, в силу ст. 343 ГК на залогодателя либо залогодержателя (в зависимости от того,
у кого из них будет находиться заложенное имущество) возлагается обязанность принимать
меры, необходимые для обеспечения сохранности соответствующего имущества, в том числе
для защиты от посягательств и требований со стороны третьих лиц, страховать за счет
залогодателя заложенное имущество от рисков утраты и повреждения (а если полная
стоимость имущества превышает размер обеспеченного залогом требования - на сумму не
ниже размера требования), немедленно уведомлять другую сторону о возникновении угрозы
утраты или повреждения заложенного имущества. Кроме того, за залогодателем или
соответственно залогодержателем закреплено право проверять по документам и фактически
наличие, количество, состояние и условия хранения заложенного имущества, которое
находится у другой стороны. Статья 514 ГК предусматривает обязанность покупателя (при
транзитной поставке - получателя), отказавшегося в случаях, предусмотренных законом, иными
правовыми актами или договором, от переданного поставщиком товара, обеспечить его
сохранность и незамедлительно уведомить поставщика. Возможны ситуации, при которых
обязанности по хранению возлагаются и на продавца. Так, Временное положение о порядке
отпуска ценностей из Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней
Российской Федерации (Собрание законодательства РФ. 1998. N 4. Ст. 476) содержит указание
на то, что "оплаченные, но не полученные ценности принимаются на ответственное хранение".

Вместе с тем принцип субсидиарного применения гл. 47 ГК в указанной ситуации
означает, что нормы, относящиеся к основному договору, могут применяться только в случаях,
если в них идет речь именно о хранении как таковом. Примером может служить одно из
рассмотренных Высшим Арбитражным Судом РФ дел. Подрядчик потребовал от заказчика
уплаты стоимости материала, который он должен был передать подрядчику в соответствии с
договором. При этом выяснилось, что заказчик в действительности материалы передал
подрядчику, но во время нахождения их у последнего они погибли при пожаре. Арбитражный
суд первой инстанции, применив ст. 705 ГК, счел, что риск случайной гибели материалов лежит
на подрядчике. Иную позицию заняла кассационная инстанция. Она признала, что правила о
риске случайной гибели по ст. 705 и 714 ГК не имеют отношения к данному спору, поскольку "по
поводу переданных для переработки подрядчику материалов у подрядчика и заказчика
возникли обязательства, связанные с хранением, которые регулируются нормами,
содержащимися в гл. 47 ГК". Имелось при этом в виду, что в отличие от подрядчика хранитель
не принимает на себя риска случайной гибели предмета договора. Точку зрения кассационной
инстанции поддержал и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 11. С. 152.

Наконец, для последнего варианта, при котором хранение составляет основу смешанного
договора, решение должно быть прямо противоположным: субсидиарное применение норм
других глав ГК.
Обязательство хранения порождает по общему правилу договор, свободно, без
принуждения заключенный. Однако законом могут быть предусмотрены и исключения из этого
правила. Примером служит п. 2 ст. 44 ФЗ РФ "О несостоятельности (банкротстве)".
Соответствующая норма предусматривает в качестве одной из мер по обеспечению
требований кредиторов, применяемых в связи с рассмотрением дела о банкротстве, вынесение
арбитражным судом решения, которым должник обязывается передать на хранение третьим
лицам ценные бумаги, валютные ценности и иное имущество. Хотя в данном Законе и
отсутствует на этот счет прямое указание, но есть основания полагать, что подобное решение
должно предусматривать, на какой круг имущества должника хранение, о котором идет речь,
распространяется, и тем самым определить в значительной мере предмет договора, который
предстоит заключить. Вопрос о совершении указанных сделок может возникнуть на стадии
наблюдения процесса о несостоятельности. Они не входят в перечень сделок, которые органы
управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего (п.
2 ст. 58 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Однако временному управляющему
предоставлено право обратиться в арбитражный суд с ходатайством о принятии
дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника. В число этих мер
входит запрещение органу управления должника совершать без согласия временного
управляющего сделки о передаче ценных бумаг, валютных ценностей и иного имущества на
хранение третьим лицам (п. 1 ст. 60 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". Постатейный
комментарий / Под общ. ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 1998. С. 127, 150 и 155.
Обязательство хранения может возникнуть не только из договора, но и из закона, притом
непосредственно. Последнее обстоятельство позволяет отграничить обязательство "из закона"
от такого, которое возникает "в силу закона". Непременным элементом этого последнего служит
соответствующий договор. Так, например, ст. 21 ФЗ РФ "О почтовой связи" отнесла к числу
особых условий оказания услуг почтовой связи то, что непредоставленное (неврученное)
почтовое отправление (в связи с отсутствием адресных данных получателя) передается на
временное хранение. Аналогичный характер носит предусмотренная ст. 714 ГК ответственность
за несохранность предоставленных заказчиком материалов, оборудования, переданной для
переработки (обработки) вещи или иного имущества, которое оказалось у подрядчика в связи с
исполнением им договора подряда. Важно подчеркнуть, что такого рода обязанности по
хранению и ответственность за их нарушение возникают только между сторонами основного
договора: оказание почтовых услуг - в первом и втором случаях, а также подряда - в третьем.
Иное дело - обязательство из закона, которое предполагает указание в нем
самодостаточного юридического факта, при наличии которого возникает обязательство
принимать на хранение, хранить, а впоследствии выдать поклажедателю переданные на
хранение вещи. Непосредственно из закона возникает, в частности, обязательство хранения
находки. Так, в силу п. 3 ст. 227 ГК нашедший вещь вправе либо хранить ее у себя, либо сдать
на хранение в милицию, органу местного самоуправления или указанному ими лицу. В данном
случае основанием возникновения обязательства служит такой юридический факт, как
нахождение найденной чужой вещи.
Статьей 42 Транспортного устава железных дорог РФ предусмотрена обязанность
получателя принять на "ответственное хранение" прибывший в его адрес груз в случаях, когда
поставка не была предусмотрена договором между отправителем и получателем либо
наименование груза не соответствует тому, которое указано в транспортной железнодорожной
накладной. Статья 71 ГПК РСФСР возлагает на общие суды обязанность хранить
вещественные доказательства в деле или по особой описи сдавать их в камеру хранения
вещественных доказательств в суде; при этом вещи, которые не могут быть доставлены в суд,
должны храниться в месте их нахождения (в указанных случаях их следует подробно описать, а
если необходимо, то сфотографировать и опечатать). Суд должен при этом принимать меры к
сохранению вещественных доказательств в неизменном состоянии <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к ГПК РСФСР / Под ред. Р.Ф. Каллистратовой, Л.Ф. Лесницкой и
В.К. Пучинского. М., 1976. С. 12.

Аналогичные нормы включены в ст. 63 АПК РФ; при этом ими особо оговорена

<< Предыдущая

стр. 89
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>