<< Предыдущая

стр. 91
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

еще до заключения договора по какой-либо причине у одной из сторон. Смысл договора
состоит в таком случае в признании этой стороны хранителем с распространением на
отношения контрагентов режима договора хранения.
ФГК дает основания и для того, чтобы рассматривать договор хранения как двусторонний
договор <*>. В частности, это связано с тем, что в главе "О хранении в собственном смысле"
выделены подразделы "Об обязательствах лица, принявшего вещь на хранение" и "Об
обязательствах лица, передавшего вещь на хранение".
--------------------------------
<*> См.: Там же. С. 20.

В роли лица, которое передало вещь на хранение, выступает по общему правилу
собственник либо те, кто с его прямого или молчаливого согласия сдали принадлежащую ему
вещь на хранение.
В интересах оборота действует легальная презумпция: сдающий вещь является ее
собственником. По этой причине хранителю запрещено требовать доказательства наличия
права собственности у того, кто передал ему вещь на хранение. При подобных обстоятельствах
все же в случаях, когда хранитель обнаруживает, что вещи были в действительности переданы
не тем, кто является их собственником, и ему удается установить собственника, хранитель
обязан поставить последнего в известность о случившемся, предоставив достаточный срок для
истребования своей вещи. Однако, если собственник этого не сделал, хранитель, передав вещь
тому, кто ее в свое время вручил, будет считаться исполнившим обязательство по договору
хранения.
Договор хранения вещи, стоимость которой превышает предусмотренный в самом ФГК
предел, должен быть заключен письменно. Соответственно при возникновении спора
доказывание заключения не оформленного письменно договора, который превышает
установленную сумму (в редакции 1980 г. - 50 франков), с помощью свидетелей не допускается.
В вопросе об основаниях ответственности хранителя в виде общего правила
используется известное из римского права требование - соблюдать по отношению к полученной
на хранение вещи такую же заботливость, какая проявляется к собственным вещам. В
определенных случаях этот субъективный критерий ужесточался: если хранитель сам
предложил свои услуги, либо хранение было возмездным, либо вещь передавалась
исключительно в интересах хранителя, либо более строгая ответственность явилась
результатом соглашения сторон. Однако существует предел и для повышенной
ответственности: во всяком случае хранитель не отвечает за последствия непреодолимой
силы, если только не окажется, что он к тому времени впал в просрочку. Наконец, следует
отметить, что ФГК закрепляет необходимость для того, кто передал вещь, возместить
хранителю ущерб, причиненный ему ее хранением. Исполнение указанной обязанности
обеспечивается, помимо прочего, возникающим из самого закона правом на удержание
переданной на хранение вещи.
ФГК особо выделяет "необходимое хранение". Речь в этой связи идет прежде всего о
передаче вещи по нужде, вызванной несчастным случаем (непредвиденным событием). В
интересах поклажедателя установлен облегченный режим.
Движение к общей "коммерциализации" отношений по хранению нашло отражение в
последующих кодификационных актах, принятых в конце XIX и первой половине ХХ в. в
Германии, Швейцарии и Японии, а позднее - в Италии. Имеются в виду, в частности,
Германское гражданское уложение 1896 г. (ГГУ) и Германское торговое уложение 1897 г. (ГТУ),
Швейцарский обязательственный закон 1911 г. (ШОЗ), а также Торговый кодекс Японии 1938 г.
(ТКЯ) и, позднее, Гражданский кодекс Италии 1942 г. (ГКИ).
Германское гражданское уложение посвящает договору хранения две главы - "Хранение"
и "Оставление вещей в гостинице", а Германское торговое уложение только одну - "Складские
сделки".
Правовой режим собственно хранения включает, в частности, презумпцию
безвозмездности договора (условие о вознаграждении признается молчаливо согласованным,
если возмездность можно было ожидать в соответствии с обстоятельствами). Применительно
именно к безвозмездному хранению предусмотрено следующее: хранитель обязан относиться к
вещи с осмотрительностью, с какой он сам относится к собственным вещам; хранитель не
вправе передавать принятую на хранение вещь третьему лицу; поклажедатель вправе
требовать возврата вещи в любое время, даже если договор был срочным. В то же время при
хранении возмездном действуют положения, предусматривающие более строгую гражданскую
ответственность. Имеется в виду § 276 ГГУ, который предполагает освобождение от
ответственности, если будет доказано, что должник не пренебрегал "обычной в гражданском
обороте предусмотрительностью". Таким образом, критерий ответственности носит при
возмездном хранении не субъективный, а объективный характер. Особое место уделено
иррегулярному хранению, суть которого усматривается в передаче хранителю права
собственности на переданные ему на хранение родовые вещи с возможностью возвратить
вместо них вещи подобного рода, качества и количества. По такому договору хранителю может
быть предоставлено право пользования переданными ему вещами. В таких случаях с момента
поступления вещей во владение хранителя к отношениям сторон должны будут применяться
нормы о договоре займа.
Специальные правила регулируют отношения хозяев гостиниц (гостиниц и постоялых
дворов). Эти правила предусматривают автоматическое возникновение указанных отношений в
силу самого факта "внесения вещи". Эта ответственность является повышенной: при утрате
или повреждении вещей она простирается до действия непреодолимой силы. Установлен
максимальный размер возмещения. Он, однако, не действует, если в случившемся виновен сам
хозяин гостиницы (гостиницы и постоялого двора) или его служащие. Определенной
спецификой обладают положения, относящиеся к хранению ценных вещей. Имеется в виду
прежде всего то, что хозяин обязан принимать такие вещи на хранение по требованию
постояльца; за их утрату или повреждение установлена более высокая по размеру и более
строгая по основаниям ответственность. При этом риск несдачи ценных вещей несет
постоялец, если не докажет, что хозяин отказался принять их на хранение.
ГТУ различает два вида складских сделок: обычное хранение, при котором переданные
на хранение вещи тем самым индивидуализируются, и так называемое сборное хранение.
Последнее предполагает смешение полученных вещей одного и того же рода и качества. В
таком случае возможны два варианта. При первом в соответствии с условиями заключенного
договора хранитель становится собственником общей массы смешанных вещей и тогда на него
возлагается обязанность возвратить поклажедателю вещи такого же вида, качества и
количества, что и полученные от него в свое время. При втором варианте собственником
полученных вещей хранитель не становится. Соответственно у каждого поклажедателя
возникает право на получение причитающейся ему доли в смешанных таким образом запасах.
Это право не зависит от прав других поклажедателей, и по указанной причине их согласия на
выдачу причитающейся доли не требуется.
Глава "Договор поклажи" в Швейцарском обязательственном законе (ШОЗ) включает,
помимо общих положений, самостоятельные разделы, посвященные хранению заменимых
вещей (иррегулярному хранению), хранению на складе, а также в гостиницах и на постоялых
дворах.
Договор хранения признается консенсуальным, при этом предметом его могут быть
только движимые вещи. Он презюмируется безвозмездным. За поклажедателем признается
право потребовать возврата своих вещей как при бессрочном, так и при срочном договоре.
Особо выделена, среди других, допустимость досрочного прекращения договора и самим
хранителем (поклажепринимателем), но только при наличии непредотвратимых обстоятельств,
создавших для него невозможность надежного хранения в дальнейшем. Хранитель обязуется
возвратить поклажедателю переданную им вещь даже тогда, когда третье лицо заявит
виндикационный иск, если только не будет наложен судебный запрет. Смешение хранимых
вещей допускается только с согласия поклажедателя. Хранитель вправе требовать от
поклажедателя получить вещь в любое время. Однако специальных норм о принципах
ответственности хранителя нет (применительно к складскому хранению установлено, что
хранитель отвечает как комиссионер).
Специальные правила в рамках хранения посвящены ответственности хозяев гостиниц и
постоялых дворов. В частности, и в ШОЗ урегулирован вопрос об ответственности за
утраченные или украденные ценные вещи (деньги, драгоценности и др.): в таких случаях
ответственность наступает лишь при заключении с владельцем гостиницы (постоялого двора)
договора хранения; тогда непременным условием ответственности владельца гостиницы
(постоялого двора) служит его вина.
В Гражданском кодексе Италии (ГКИ) в главе "Хранение" вслед за общими положениями
помещены хранение в гостинице и хранение на складе. За пределами указанной главы
находится глава, посвященная договорному секвестру.
Общие положения о хранении закрепляют реальный характер договора, а также содержат
ограничение его предмета только движимыми вещами, презюмируют безвозмездность
договора (кроме случаев, когда есть основание считать иными намерения сторон в силу
профессионального положения хранителя или других обстоятельств). Особо подчеркивается
менее строгая ответственность хранителя за допущенную им при хранении вещей небрежность
именно при безвозмездности хранения. Защита интересов третьих лиц выражена, в частности,
в необходимости для хранителя уведомить того, у кого, как обнаружилось, была украдена
переданная на хранение вещь. Среди норм, регулирующих ответственность владельцев
гостиниц за утрату вещей постояльцев, может быть выделено указание на их обязанность
отвечать за собственные действия, за действия членов своей семьи, а также работников и
персонала.
В общих положениях о хранении в ГКИ закреплен генеральный принцип, в силу которого
хранитель должен проявлять заботу о хранимых вещах как "bonus pater familia", однако при
безвозмездном хранении его ответственность за небрежность определяется менее строго.
Владельцы общих складов освобождаются от ответственности за утрату или
повреждение хранимых вещей, если это произошло вследствие случая или естественных
свойств хранимых вещей. Определенное внимание уделено оформлению документов по
принятию товаров на склад.
Глава, посвященная секвестру, ограничивается отсылкой главным образом к
заключенному договору, а в отношении обязанностей хранителя по сбережению вещей - к
общим положениям о хранении.
ГК Нидерландов содержит общее положение об обязанности хранителя сберегать и
возвращать вещь. Им предусмотрено, что соответствующая обязанность распространяется в
равной мере на вещь, которую лицо не только доверило, но и сделало это после заключения
договора. Таким образом, договор хранения может быть как реальным, так и консенсуальным.
Рассматриваемый договор является возмездным только при условии, если в него включено
соответствующее указание на этот счет. В случаях, когда договор содержит указание на его
возмездность, но размер вознаграждения в нем не предусмотрен, выплате подлежит
вознаграждение обычное, а при его отсутствии - разумное. В своей деятельности лицо,
осуществляющее хранение, должно поступать как добросовестный хранитель. Особо выделено
то обстоятельство, что пользование хранителем переданной на хранение вещью допускается
лишь с согласия поклажедателя.
В ГК Квебека глава "Хранение" содержит традиционное определение этого договора,
предусматривающее возможность его заключения по поводу только движимого имущества и на
определенный срок, а также указание на реальный характер договора. Хранение
предполагается безвозмездным. Иное, однако, может быть предусмотрено не только
соглашением сторон, но и обычаем. Для договора хранения установлена обязательная
письменная форма; исключение составляют случаи, при которых вещь уже находилась к
моменту заключения договора у хранителя. Норма, в силу которой передавать вещь на
хранение может только собственник, в Кодексе отсутствует. Более того, особо выделен запрет
хранителю требовать от поклажедателя доказательств того, что он является собственником
соответствующей вещи. В интересах поклажедателя предусмотрена обязанность хранителя
продолжать хранение и после истечения указанного в договоре срока. При определении границ
ответственности хранителя следует руководствоваться требованием действовать для
сохранения вещи разумно и заботливо. Выделены специальные разделы, посвященные
"необходимому хранению", хранению, осуществляемому в гостиницах, и секвестру. В первом
разделе речь идет об обязанности хранителя принимать передаваемую вещь и об
ответственности за причиненный имуществу ущерб. Закреплена презумпция, в силу которой
режим "необходимого хранения" распространяется на имущество тех учреждений, которые
обеспечивают охрану здоровья и социальное обслуживание граждан. Общим основанием
ответственности хранителя служит его вина, но если хранение было возмездным или
осуществлялось по требованию хранителя, ответственность расширяется до пределов
непреодолимой силы. Для хозяев гостиниц установлена такая же, как и для обычных
хранителей, ответственность за вред, причиненный личности или внесенному лицом багажу, но
при этом в твердо установленном размере. На хозяина гостиницы возложена обязанность
принимать на хранение особо документы, деньги, иные ценности, принесенные лицом,
поселившимся в гостинице. Подробно урегулированы вопросы, связанные с секвестром (кто и
как может его осуществлять, какие права возникают у соответствующих лиц и др.).
В ГК Луизианы глава, о которой идет речь, именуется, как и в ФГК, "Хранение и секвестр".
Правда, указанное противопоставление и в этом случае является условным, поскольку в одной
из статей специально подчеркивается существование двух видов хранения: собственно
хранения и секвестра. Хранение рассматривается в этом Кодексе как реальный договор:
обязанность хранить и возвращать чужое имущество возникает с момента его получения на
хранение.
Безвозмездность признается конститутивным признаком хранения, и соответственно
предусмотрено, что при наличии условия о вознаграждении (компенсации) хранение
превращается в аренду.
Допускается хранение как добровольное, так и необходимое.
Особо выделяются случаи хранения в закрытых ящиках (за печатью). В частности,
установлен запрет на их открытие без согласия другой стороны. Следовательно, в виде общего
правила предметом хранения становится ящик как таковой. Подробно урегулированы
отношения постояльцев по поводу хранения их вещей с владельцами гостиниц. Ключевое
значение и в этом Кодексе имеет положение, согласно которому обязательство, связанное с
хранением, возникает непосредственно в силу самого факта внесения вещей в гостиницу.
В Торговом кодексе Японии (ТКЯ) соответствующая глава - "Хранение" посвящена в
основном регламентации отношений, осуществляемых коммерсантами. Интерес представляет,
в частности, общая норма о пределах ответственности хранителя. Независимо от возмездности
договора хранитель обязан проявлять заботу "хорошего хозяина" и за последствия нарушения
этой обязанности несет ответственность. Специальная норма рассчитана на хранителей, в
роли которых выступают владельцы гостиниц, предприятий общественного питания,
общественных бань и других помещений, предназначенных для нахождения посетителей.
Соответствующие на этот счет нормы предусматривают: если вещь была сдана владельцу, его
ответственность простирается вплоть до действия непреодолимой силы. В случаях, когда
подобная передача вещи не состоялась, владелец несет ответственность только при условии,
если ущерб нанесен в результате небрежности самого владельца помещения или его
служащих. Наконец, если речь идет о не сданных в установленном порядке дорогостоящих
предметах, ответственность владельца вообще исключается.
Весьма подробно урегулирована поклажа на товарных складах. При этом основное
внимание уделено оформлению соответствующих отношений путем выдачи одного из трех
вариантов складских документов: складской квитанции, складского свидетельства, залогового
свидетельства. Соответственно определены реквизиты каждого из указанных документов,
порядок их движения в обороте и в этой связи обязательства владельца складского документа.
Особо выделяются вопросы, связанные с ответственностью владельца склада за утрату и
порчу вещей. Для освобождения владельца склада от такой ответственности необходимо
доказать, что и сам хранитель, и его служащие проявили надлежащую заботливость.
Установлены последствия отсутствия в договоре указаний на срок хранения: если только не
имело места действие непреодолимой силы, хранитель не вправе возвратить вещи
(разумеется, по своей инициативе) ранее шести месяцев.
Определенное представление об английском праве, в части, относящейся к хранению,
может дать Свод английского гражданского права Э. Дженкса. В нем, в частности,
аккумулированы в значительной мере ставшие традиционными элементы хранения. Это и
реальный характер договора, и мобильная (движимая) вещь как его непременный предмет, и
презюмируемая безвозмездность отношений, а также необходимость проявления со стороны
хранителя разумной заботливости и умения в отношении предмета поклажи. Кажущийся
субъективным по характеру критерий ответственности в действительности сохраняет немало и
объективного. Имеется в виду, в частности, указание в Своде на то, что проявленная "мера
заботливости" и "умения" должна быть такой, которую не только должник, но и всякий разумный
человек проявляет по отношению к собственным вещам. К этому следует добавить, что, если
требуется особое мастерство, оно должно быть непременно проявлено хранителем.
Можно указать на обязанность хранителя, который занимается хранением в рамках своей
коммерческой или профессиональной деятельности, проявлять заботливость и мастерство,
связанные с такой деятельностью.
Одна из основных связанных с хранением проблем относится к предотвращению
исключения из гражданского оборота хранимых товаров на время их нахождения на складе.
Имеется в виду необходимость сохранить в отношении находящихся на складе товаров такую
же их оборотоспособность, как если бы они находились в свободном обращении собственников.
Указанная задача может быть решена оборотом ценных бумаг, подтверждающих нахождение
товаров на хранении, а также возможностью их непосредственной реализации (отчуждения).
Обеспечению оборотоспособности товаров на складе подчинен правовой режим,
закрепленный в Единообразном торговом кодексе (ЕТК) США. При этом, в отличие от кодексов
многих других государств, в которых глава, посвященная обязанностям сторон по договору
хранения, содержит нормы, регулирующие одновременно документарное оформление
отношений поклажедателя с хранителем, в ЕТК она оказалась замещенной разделом
"Складские свидетельства, коносаменты и другие товарораспорядительные документы".
Правда, в самом этом разделе выделены в основном статьи, посвященные отношениям
владельца товарного склада с владельцем товарораспорядительных документов. Указанные
статьи во многом совпадают с теми, которые обычно регулируют отношения хранителя с
поклажедателем (контрагентом по договору складского хранения). В частности, владелец
товарного склада отвечает перед держателем ценных бумаг не только за убытки, вызванные
неправильным описанием хранящихся на складе товаров в самом складском документе, но
также за утрату или повреждение принятых на хранение товаров, вызванные непроявлением со
стороны хранителя необходимой степени заботливости.
В данном случае при оценке поведения хранителя с целью решения вопроса о его
ответственности используется такой критерий, как степень заботливости, которую при
соответствующих обстоятельствах проявил бы разумный, заботливый человек. Соответственно
хранитель (владелец товарного склада), если иное не предусмотрено договором, не отвечает
за убытки, которые он при проявлении заботливости в указанном объеме не смог
предотвратить. При этом допускается установление соглашением сторон и иных условий
наступления ответственности хранителя.
В принципе возможно при определенных обстоятельствах снижение объема
ответственности хранителя. Но это должно быть сделано путем включения соответствующего
положения либо в самое складское свидетельство, либо в договор хранения. Вместе с тем
допускается таким же образом внесение условий, по которым ограничение ответственности не
действует, если владелец склада присвоит хранящиеся у него товары для собственных нужд.
Различаются два режима хранения: раздельный и смешанный. Первый (именно он
предполагается) рассчитан на незаменимые товары. В этом случае одни и те же товары,
полученные по каждому свидетельству, хранятся раздельно. Тем самым хранитель получает
возможность их идентифицировать. Напротив, второй имеет в виду заменимые товары, и
соответственно их партии смешиваются. В этом случае осуществляется по сути то же
иррегулярное хранение. Соответственно Кодекс рассматривает такие товары как общую
собственность всех, кто вправе их получать. При этом в указанном случае владелец товарного
склада должен отвечать перед каждым из них в пределах его доли. Наконец, следует отметить,
что требования самого владельца склада обеспечиваются залогом хранимых у него товаров.
В Своде законов Российской империи для хранения была выделена глава пятая книги

<< Предыдущая

стр. 91
(из 142 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>