<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

«другое», а, не «свое», в статусе объекта, а не субъекта, в пределе
«вещи», а не «личности»;
обосновано, что основным вкладом феминистской теории в иссле-
дование проблемы женской природы было доказательство того факта,
что природа женщины не есть некая естественная (детерминированная
биологией) константа - она представляет собой исторически подвиж-
ную форму социальной организации людей;
диссертация является одной из первых работ, где представлено ин-
тегральное видение проблемы женской природы в теоретической кон-
цепции феминизма и проделан типологический анализ основных точек
зрения на данную проблему.


Научно-практическая значимость и апробация исследования. Ма-
териалы, положения и выводы диссертации нашли применение в науч-
ной и педагогической деятельности автора в качестве преподавателя
философии и гуманитарных спецкурсов на кафедре философии Ураль-
10


ского государственного технического университета (УПИ) в течение
последних десяти лет. По материалам диссертации были разработаны
спецкурсы, прочитанные в Институте усовершенствования учителей (г.
Челябинск, 1998 г.) и Уральской психогенетической академии «Ланид»
(Екатеринбург, 1998 г.). Положения данного исследования легли в ос-
нову неоднократных публицистических выступлений автора в средст-
вах массовой информации (серия материалов в газете «Вечерний Ека-
теринбург», серия передач на П канале Свердловского телевидения -
СГТРК).
Основные идеи диссертации обсуждались на конференциях меж-
дународного уровня: «Россия и США на рубеже XX - XXI веков»
(Екатеринбург, 1999 г.), «XXI век: Будущее России в философском из-
мерении» (Екатеринбург, 1999 г.), Летняя школа по тендерным иссле-
дования «Азов - 98» (г. Таганрог, 1998 г.), «Женщина и культура» ( г.
Москва, 1997), семинар «Гендер и культура» (Центральный Европей-
ский университет, г. Будапешт, 1996 г.). А также на региональных
конференциях: «Экономическая, правовая и духовная культура России
на рубеже второго и третьего тысячелетий» (Екатеринбург, 1999),
«Российская культура , на рубеже пространств и времен»
(Екатеринбург, 1998), «Русская женщина: предназначение и судьба»
(Екатеринбург, 1998), «Личность и культура на рубеже веков»
(Екатеринбург, 1997), «Ценности и идеология в современной России»
(Екатеринбург, 1996), «Российская общественная мысль на рубеже ве-
ков» (Екатеринбург, 1995).
Материалы исследования изложены в монографии, статьях и те-
зисных, вариантах выступлений автора на конференциях.
Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав
(каждая включает по два-три параграфа), заключения и списка ис-
пользованной в исследовании литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования,
степень ее разработанности в отечественной и зарубежной философ-
ской литературе, формулируются цели и задачи диссертации, ее мето-
дологическая основа, научная новизна и практическая значимость.
Первая глава «Теоретические основание определения природы
женщины в истории западно-европейской философии», содержащая три
параграфа, посвящена выявлению теоретических принципов и основа-
ний определения природы женщины в западно-европейской философ-
ской традиции. Во вступлении к главе показывается, что вопрос о
природе женщины рассматривался в западно-европейской философии
отдельно от общего вопроса о природе человека. Эти вопросы были
разведены и по значимости их решения для философской проблемати:
ки, в целом, и - что особенно важно подчеркнуть для настоящего ис-
следования — по качеству самого рассмотрения, поскольку вопрос о
природе человека и женщины анализировались мыслителями в разных
методологических парадигмах.
Диссертант опирается на известное положение М. Бахтина о том,
что человеческое познание существует в двух пределах '-- «вещи» и
«личности»: «Любой объект знания (в том числе человек) может быть
воспринят и познан как вещь. Вещь и личносгь (субъект) как п р е д е -
л ы познания».2 В работе высказывается убеждение, что если природа
человека, как правило (по крайней мере в подавляющем большинстве
антропологически ориентированных философских учений), восприни-
малась и познавалась в пределе «личности», т.е. в своем субъектном

1
Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С.363.
качестве, то с природой женщины дело обстояло иначе - она всегда
рассматривалась в пределе «вещи» (вне зависимости от ценностных
характеристик данной «вещи»). Этот вещный характер рассмотрения
проявлялся в нескольких аспектах. Во-первых, природа женщины бы-
ла в полном смысле этого слова определена., т.е. ей были положены
четкие пределы, в рамках которых она и познавалась. В то время как
представления о природе человека менялись, возникали новые точки
отсчета, новые ракурсы видения, новые подходы к пониманию, что
есть человек, основные параметры (пределы) женской природы как
существа пассивного в противоположность активному, чувственного в
противоположность рациональному, природного (материального) в
противоположность культурному (духовному) были заданы еще в фи-
лософии античности и остались таковыми вплоть до XX столетия.
Кроме того, природа женщины всегда оказывалась замкнутым «в себе
и на себя объектом», то есть вопрос этот, как правило, рассматривался
в философских учениях вне корреляции с основополагающими прин-
ципами философствования и оказывался по существу в изоляции от
других исследуемых мыслителями вопросов. Но, может быть, главным
образом и отчетливее всего разведение вопроса о природе человека и
природе женщины проявлялось в том, что последняя всегда рассмат-
ривалась через определение специфики по отношению к первой. Жен-
щина и все женское всегда понималось как «особенность» (женские
особенности организма, особенности женской психики, души и т.п.) по
отношению к «норме» человека. Чаще эта «особенность» оценивалась
отрицательно как «дефект» подлинной человечности, но нередко жен-
ская природа в ее специфичности утверждалась и как равноценная, а в
некоторых исключительных случаях едва ли не как «преимущество».
Однако, оценочная характеристика не меняла существа дела - в исто-
13



рии европейской философии женщина оказывалась «особым» по от-
ношению к «человеку» существом.
Доказательству этого положения и посвящена данная глава, где
определяются основания, по которым развертывается процесс отме-
ченной спецификации. В работе выявляются три таких основания --
женская физиология, ментальность (мировосприятие) и культурный
статус (предназначение в социуме). Рассмотрение историко-
философской перспективы каждого из этих оснований составляет со-
держание параграфов данной главы.
В первом параграфе «Физиология женщины как основание опре-
деления специфики ее природы» показывается, что тенденция рассмот-
рения физиологии женщины как основной причины «особенностей» ее
природы по отношению к природе человека проходит через все века
развития западно-европейской философской мысли.
Начинается параграф с анализа ситуации в античной филосо-
фии, где впервые человеческая мысль начинает биться над вопросом:
что есть человек? Закономерно возникает стремление философов вы-
членить прежде всего те качества, которые отличают человека от всех
других живых существ. Именно пафос человеческого самоопределе-
.ния стал причиной мощной рационалистической тенденции античной
философии, где разум и дух оказались однозначно приоритетными
сферами, в то время как телесно-чувственная сторона рассматривалась
как нечто низменное, как едва ли не животный атавизм, который че-
ловеку предстоит преодолевать всю сознательную жизнь. В контексте
этих идей, как показывается в диссертации, очевиден дисбаланс собст-
венно человеческих качеств в мужской и женской природе: телесно-
чувственная сторона жизни пронизывает все женское существо, по-
скольку сама ее физиология, предназначенная для вынашивания, ро-
ждения, вскармливания детей (т.е. всего того, что составляет функцию
еамки и в животном мире), «определяет» ее природу как промежуточ-
ное звено между человеком и животным. Содержание данных идей
анализируется в параграфе на примере позиции Аристотеля
(выраженных полнее всего в произведении «Политика»), как наиболее
репрезентативном и для своей эпохи, и, как показывается в диссерта-
ции в дальнейшем, для всей традиции, прямо трактующей женщину
как существо уже в силу особенностей своей физиологии не вопло-
щающее в полной мере природу человека.
В работе указывается, что эпоха средневековья в лице своих фи-
лософских представителей также в основном придерживалась концеп-
туально того, что различие между полами продиктовано отношениями
духа и плотив А что касается критики последней, то, как известно, хри-
стианские философы были еще радикальней античных. Женщина -
главный искуситель мужской плоти, идея большей ответственности
женщины за грехопадение вытекает из самой сути средневекового ми-
росозерцания: ведь женщина - это прежде всего плоть. В работе ука-
зывается на позицию по данному вопросу Фомы Аквинского, для ко-
торого женщина — «неудавшийся мужчина». Аквинат, также как и ан-
тичные философы, главным назначением женщины считает ее способ-
ность к воспроизводству, и эта способность также трактуется в его со-
чинениях, с одной стороны, как причина ее человеческой неполноцен-
ности, а с другой, как единственное оправдание в жизни.
В диссертации отмечается, что традиция сведения природы жен-
щины к детородной функции и открытого объявления ее на этом осно-
вании неполноценным - «специфическим» - человеком встречается
также у философов последующих эпох: в работах М.Монтеня, Эразма
Ротердамского, Г.Бокля, Л.Толстого, Г.Спенсера и др., а также у мыс-
лителей различных, иногда противоположных направлений. Послед-
нее демонстрируется в параграфе на примере рассмотрения работ
15


представителей иррационалкстического направления, исповедующих,
как известно, совсем иные по отношению к названным, ценностные
приоритеты. В нем указывается на программные заявления по рас-
сматриваемому вопросу Шопенгауэра («назначение женщин исчерпы-
вается назначением их служить распространению человеческого ро-
да»3) и Ницше («освободить женщину можно только, сделав ей ребен-
ка»4; «первое и последнее призвание женщины - рожать здоровых де-
тей»5).
При рассмотрении данной традиции специальное внимание в па-
раграфе уделяется разбору философии психоанализа. З.Фрейд убеж-
ден, что анализ природы сознания не может быть абстрагирован от
биологии человека, что «анатомия - это судьба». И опять, как много
веков назад, корень дефективности женщины отыскивается уже на
уровне физиологии, в строении половых органов. Отсутствие пениса
делает женщину в конечном итоге неполноценной в социальном и
культурном отношении. Конечно, связь эта, по Фрейду, совсем не
прямая. Она опосредована выбором модели поведения и тех детских
комплексов, которые определяют этот выбор. Центральными здесь
оказываются страх кастрации у мальчика и зависть к пенису у девоч-
ки. Первый приводит мальчика к преодолению Эдипового комплекса,
в качестве наследника которого выступает «строгое сверх-я», которое
и становится, в свою очередь, «мощной силой его дальнейшего разви-
тия» как культурного субъекта. Что касается противоположного пола,
то, как пишет Фрейд, «у девочки происходит почти противоположное,
поскольку ее фундаментальное желание иметь пенис сублимируется в
сфере не культурных достижений, а совсем иной: «женская ситуация

3
О женщинах: Л. Толстой, А. Бокль, А. Шопенгауэр, Г. Спенсер. Спб.,
1902. С. 61.
4
Ницше Ф. Ессо Номо//Соч. в 2-хт.т.2. М., 1990. С.727.
16

восстанавливается только тогда, когда желание иметь пенис заменяет-
ся желанием иметь ребенка; ребенок, таким образом, согласно эквива-
лентам древней символики, занимает место пениса».6 Так ребенок за-
мещает пенис, женщина удовлетворена и потому ни к чему, кроме де-
торождения по-настоящему не способна. (В работе специально огова-
ривается, что отмечаемые здесь взгляды Фрейда по рассматриваемой
проблеме и то, что объективно дала его теория для выработки прин-
ципиально новых подходов к ней в теоретической мысли конца века -
вещи несопоставимые ни по направленности, ни по масштабу влия-
ния).
Вышеизложенное позволило сделать вывод о том, что на протя-
жении двух с половиной тысячелетней философской традиции физио-
логия женщины, рассматриваемая главным образом со стороны ее ре-
продуктивной функции, оказывалась фундаментальным основанием
определения ее природы как «специфической», «особенной» по отно-
шению к природе человека.
Во втором параграфе «Менталыюсть женщины как основание оп-
ределения специфики ее природы» исследуется та тенденция в рассмот-
рении различий половых характеристик людей, которая актуализиру-
ется, главным образом, в эпоху Нового времени. Именно в это время
окончательно формулируются в философии (и культуре вообще) мен-
тальные качества маскулинности и феминности и соответственно иде-
альные модели мужчины и женщины.
В работе показывается, как общегуманистические настроения
эпохи способствуют переосмыслению женской природы в философии.
В ней отыскиваются самобытные черты, имеющие самостоятельную
ценность и многие авторы декларируют в своих работах равноцен-

5
Ницше Ф. По ту сторону добра и зла// Соч. в 2-х т.т.2. М., 1990. С.
358.
6
Фрейд 3. Введение в психоанализ. М.,1989.С. 380.
ность мужского и женского мировосприятия, объявляя их различие
базисом для гармоничного взаимодействия полов. В диссертации˜˜на
примере творчества Р.Декарта, И.Канта, Ж.-Ж. Руссо доказывается,
что вне зависимости от субъективных намерений авторов сам рацио-
налистический способ мышления с его дуалистическим разведением
••л-
интеллекта и эмоций, разума и интуиции, ума и тела (с безусловным
приоритетом первых над вторыми) не мог не иметь своим следствием
отношения к женщине как к низшему («особому») по своей природе
существу. Все комплименты «ценнейшему» и «замечательному» жен-
скому «характеру», высказанные философами в периферийных рабо-
тах, выглядят совсем иначе в контексте их общих рассуждений о при-
роде человека -- здесь выясняется, что все «прелестные» женские каче-
ства к «собственно человеческим» как раз отношения собственно не
имеют.
Так в параграфе лицом к лицу «сводятся» две работы Канта «О
различии возвышенного и прекрасного у мужчин и женщин» и
«Основы метафизики нравственности» и показывается, что женщина
при всем «приятном» наборе тех ментальных качеств, которыми наде-
лила ее природа (чувствительность, скромность, участливость, состра-
дательность, благожелательность, благосклонность) не способна об-
ладать «высшей ценностью характера» человека — которая собствен-
но и делает его человеком в собственном смысле! -- поскольку не спо-
собна к совершению поступка исходя из «принципа». Она способна
только на «красивый» поступок, который «совершается легко и без
всякого напряжения». Однако, по Канту, как известно, моральной
ценностью обладает только поступок, совершенный из чистого чувст-
ва долга и потому требующий «усилия и преодоления трудностей», а
это есть характеристики как раз «возвышенного поступка», т.е. муж-
ского. В работе отмечается, что и Гегель, демонстрирующий в своей
18

<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>