<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тому изменить свою ситуацию женщина может лишь заняв «мужское»
место в культуре, что вполне осуществимо, если ее воспитание, обра-
зование, ценностные ориентиры ничем не будут отличаться от муж-
ских. В параграфе рассматривается и другая классическая работа фе-
34



минизма «Загадка женственности» Б.Фридан, также написанной с по-
зиции отрицания женственности как специфического качества пола.

Логика исследования аргументации данной позиции приводит к
необходимости рассмотрения феномена материнства в современных
феминистских концепциях, поскольку тот факт, что представители
только одного пола рожают и вскармливают детей вызывает наи-
большие сомнения в отношении идеи абсолютного тендерного равен-
ства. В параграфе рассматривается как, следуя основному посылу фе-
номенологического метода, феминистские авторы стремятся к ради-
кальному «очищению» женского опыта материнства, разводя понима-
ние материнства как «института» (institution) и материнства как
«практики» (experience), и приходят к убеждению, что материнство,
«закрытое» сегодня институциональными ярлыками и стереотипами,
еще ждет своего настоящего осмысления. Что же касается того, что
именно женщина рожает детей, то при соответствующей социальной
организации (где^ родители воспитывают детей на равных условиях
или при условии свободного выбора кому этим заниматься, или даже,
используя возможности современных технологий, замене естественно-
го материнства искусственным) данное положение также не будет
иметь принципиального значения в формировании природы женщи-
ны, которая, с точки зрения этих авторов, ничем не отличается от при-
роды мужчины.

Вторая теоретическая позиция в отношении проблемы определе-
ния женской природы в феминистской литературе связана с разработ-
кой перспективы необходимости формирования «женской проекции
культуры» в обществе, кризис которого переживаемый сегодня, связы-
вается, в частности, и с тотальным приоритетом односторонне-
мужских ценностей. Теоретики, ориентированные на данную перспек-
тиву, считают, что сконструированное обществом представление о
35



женской природе, которое, в свою очередь, формировало реальную
жизнь женщины не одно тысячелетие, действительно «отпечаталось» в
особенностях ее мировосприятия и стало социально-исторически при-
обретенной природой. Иными словами, природа женщины не есть
«абстракт», а представляет собой «совокупность общественных отно-
шений».

В параграфе рассматриваются работы Д. Гримшоу,
Н.Холмстром, К.Макмиллан, где авторы прямо указывают на свое
методологическое родство с теорией Маркса и разрабатывают идею
природы женщины как продукта общественно-исторического разви-
тия: тот факт, что в течение многих веков женщина была погружена в
специфический вид деятельности и стало причиной особенностей ее
мышления и чувствования. Так в книге «Женщина, разум и природа»
К.Макмиллан анализирует специфику соотношения рационального,
эмоционального и интуитивного в природе женского мировосприятия,
и источник данной специфики она видит в том, что сферой жизнедея-
тельности женщины всегда была так называемая частная сфера, где
чувства - забота, любовь, переживание - всегда были приоритетны.
Автор, отталкиваясь от принятой в рационалистической традиции оп-
позиции разума и чувства, мира культуры и частной сферы, оппозиции
между действиями, основанными на следовании принципам, и осно-
ванными на любви, показывает, что на самом деле нет жесткого раз-
рыва между чувствами и разумом, что чувства также имеют большой
познавательный потенциал, не уступающий по своей значимости
мысли, и что женщина часто бывает умна чувством, то есть в женском
мышлении нисколько не меньше разумного начала, чем в мужском -
просто это начало у нее неотделимо от чувств. Эта же логика прово-
дится исследователем и при соотношении разума и интуитивного зна-
ния. Автор убежден, что интуитивное знание не есть какая-то ирра-
36



циональная магическая сила и всегда чистый субъективизм, интуиция -
- это тоже определенный способ существования знания, но получен-
и
ный иным путем. ° теоретическим, а опытным. Так женская интуи-
цнп, показывает Макмиллан, не является врожденным
«таинственным» механизмом, просто во взаимоотношениях матери и
ребенка и вообще во взаимоотношениях в семье очень много такого,
что невозможно вычитать.и выучить заранее. Повседневная и «в выс-
шей степени деликатная «работа» женщины» как матери и жены всегда
требовала не общих знаний, а знаний совершенно конкретных, свя-
занных и с чувством индивидуальности каждого члена семьи, и с чув-
ством контекста всех условий их жизни. Автор констатирует, что все
эти обстоятельства и определяют специфику женского мышления, ко-
торую можно обозначить как целостность или монизм (в противопо-
ложность дуализму), «поскольку рациональное, с одной стороны, и
эмоционально-интуитивное, с другой, не противостоят в нем друг дру-
гу, а представляют собой нерасчленимое единство».|0
\ f
Затем в параграфе показывается, как идеи понимания природы
женщины в качестве продукта социально-исторической практики под-
хватывают и разрабатывают теоретики, которые опираются в своих
исследованиях на методологию философии психоанализа, поскольку
исторически сложившееся разделение труда в семейной сфере привело
к тому, что именно женщина несет ответственность за заботу о ребенке
в раннем периоде детства, что и приводит, в свою очередь, к принци-
пиальным различиям в психологических и общемировоззренческих
ориентациях мужчины и женщины. В диссертации подчеркивается, что
хотя Фрейд постоянно искал некую естественную первопричину по-
ловых различий, объективно по его теории оказалось, что пол есть


10
McMillan С. Women, Reason and Nature. Some Philosophical Problems
with Nature. New Jersey. 1982. P. 58.
37


лишь производное от анатомического строения органов, а в собствен-
ном смысле он -- результат социальной практики индивида, его спо-
собности выбрать соответствующую его анатомии модель поведения,
идентифицируясь с матерью или отцом. Данное положение и стало от-
правным пунктом исследования особенностей женского мировосприя-
тия таких авторов, как Н.Ходоров, К.Гиллиган, Дж.Бенджамин, чьи
работы исследуются в параграфе.

Так Н. Ходоров в книге «Воспроизводство материнства» пока-
зывает, что поскольку у детей обоих полов возникает первичное род-
ство с матерью, именно по отношению к ней у ребенка появляется чув-
ство «я» и именно из ощущения единства с ней начинается процесс от-
деления и индивидуализации личности. Мальчик, который в опреде-
ленном возрасте ощущает потребность отождествлять себя с отцом,
должен делать главный упор на различении, отделении, отдифферен-
цировании себя (от матери, а потом и других), отсюда -доминанта
автономии и сепаратизма в мужской психологии и мировоззрении.
Девочка же, наоборот, отождествляет себя с матерью (а потом с дру-
гими). Н. Ходоров старается доказать, что половые различия в раннем
опыте индивидуализации не приводят к тому, что женщины имеют бо-
лее слабые границы «эго» - просто девочки выносят из этого периода
большую склонность к сочувствию и сопереживанию. Эти же идеи
развивает в своих философских работах Дж.Бенджамин, которая по-
казывает, что для мальчика чрезвычайно важной психологической
процедурой, предопределяющей тип его дальнейшего миропонимания,
является отрыв от матери (символизирующей затем «природу») и пе-
реход под влияние отца (символа «культуры»). Девочка же, как прави-
ло, продолжает сохранять личное тождество с матерью. Поскольку,
считает Дж.Бенджамин, свое отторжение от матери мальчик
«компенсирует» ее негативной оценкой, это обуславливает доминиро-
38



вание в дальнейшем в мужском мировоззрении тяги к господству над
природой, стремление познать и подчинить ее. С другой стороны, глу-
бокое переживание дочери слитности с матерью позволяет ей, по мне-
нию исследовательницы, понимать мир «внерассудочно»,
«внедуалистично», исхода из первичного единства с ним. Это имеет
брлыпие последствия на историческое формирование особой женской
природы, в основе которой лежит установка на отмеченное сущност-
ное единство с миром (в соответствии с основной формулой женского
восприятия «я есть ты», в отличии от доминирования в мужском фор-
мулы « я есть не ты»), на синтез и целостность, что предполагает отказ
от поляризации субъективного и объективного, внешнего и внутрен-
него, активного и пассивного, эмоционального и рационального, соз-
нания и интуиции. В параграфе показывается как данные идеи исполь-
7
зуются в книге К. Гиллиган «Другим голосом» в качестве теоретиче-
ского основания создания концепции «женской этики».

Таким образом, представители данной точки зрения также, как и
представители предыдущей, убеждены, что «другой голос» женщины
имеет социально-историческое происхождение, но, в отличие от авто-
ров первой группы, они пытаются рассмотреть данное «отклонение»
от (мужской) нормы с конструктивных позиций и показать, что пол-
ноценное звучание этого голоса в культурном пространстве может
быть чревато далеко идущими последствиями. Так сегодня пишут о
новой этике, экологии, о женском типе бизнесмена и политика, учено-
го и философа. Иными словами - о возможности другой, женской
«проекции» в культуре.

Последняя точка зрения на природу женщины раскрывается в
диссертации на примере тех исследований, авторы которых видят ис-
точник своеобразия женской природы собственно в особенностях ее
телесного переживания жизни и прогнозируют образ «новой исто-
39



рии», т.е. прогнозируют наиболее радикальную смену перспективы
культуры будущего, которая связывается ими с идеей «возвращения
женщины в свое тело».

На примере книг А.Рич «Женщиной рожденный», С.Гриффин
«Созданная из земли», Дж.Купферман «Тело по ошибке» в работе по-
казывается, что теоретики данной точки зрения убеждены: утвержде-
ние, распространенное в современных феминистских концепциях, буд-
то человеческие разум и тело представляют собой два вида существо-
вания, только случайно связанных друг с другом - неверно, человече-
ское сознание не может находиться в абсолютной отделенности от те-
лесности. В параграфе прослеживается, как одной из ведущих тем в
феминистской теории становится тема женского тела, что связано с
попыткой фундаментального переосмысления традиционного отно-
шения к ней. С точки зрения феминистских исследователей, несмотря
на то, что, на первый взгляд, женское тело всегда было предметом вос-
хищения, источником вдохновения художников, поэтов и др., именно
подобное «андроцентристское» отношение к телу женщины способст-
вовало полному забвению «телесной сущности женского мировос-
приятия», которое было просто вытеснено из культуры. Ведь в маску-
динно ориентированной культуре тело видится только как «немая и
мистифицированная плоть», здесь «мышление» старается отделиться
от «тела». Исследователи убеждены, что на самом деле тело — есть
«источник интеллектуального восприятия, воображения и видения»
(С.Гриффин), а характерной особенностью женского восприятия авто-
ры считают именно способность женщины «мыслить через тело»
(А.Рич), которая вырастает из психобиологической структуры жен˜-
щины (развитого тактильного восприятия, дара пристального наблю-
дения, стойкости к перенесению боли, многомерного вживания в те-
лесность, связи и резонанса женской физиологии с природным поряд-
40



ком). Однако культура «разлучила» женщину с самой собой, со своим
телом и потому случилось так, что «женская физическая организация
есть источник многого, пока непроясненного и вообще еще некасаемо-
го» (А.Рич). Реализация возможностей этого источника -- «чуда и па-
радокса женского тела» - принесет человечеству новые перспективы
развития, будет способствовать созданию «мира», куда женщины
«принесут не только детей, но и свое виденье и мышление, необходи-
мые для поддержания, консолидации и изменения человеческого суще-
ствования» (А.Рич),

Завершается параграф указанием на те проблемы методологиче-
ского характера, с которыми встретились феминистские теоретики в
процессе поиска путей актуализации женской способности «мыслить
через тело». Показывается, что в определении предметного содержа-
ния этой способности феминистская теория, что называется «нос к но-
су», столкнулась с фундаментальным противоречием своего существо-
вания: задача найти, обнаружить, выразить глубинные особенности
женской природы столкнулась с природой самого теоретического ос-
мысления, которое функционирует по определенным принципам, за-
прещающим любые «иные» способы понимания и выражения, в то
время как предметом поисков как раз являлось это «иное». Другими
словами, сама операциональная система, язык теории оказался недей-
ственным за пределами того, что называется «общезначимым» —
традиционным предметом теоретического познания. Таким образом, в
параграфе показывается, как отмеченные процессы привели фемини-
стских теоретиков к осознанию острой потребности в новом, «ином»,
методологическом основании. Такое основание было найдено в фило-
софии постструктурализма.

Второй параграф «Феминизм и постструктурализм: поиски недис-
курсивных оснований женской природьр> посвящен анализу того ново-
го направления в поисках выявления женской природы, которое соз-
дается в феминистской теории благодаря союзу с постструктуралист-
ской методологией.

На примере анализа работ М.Фуко в параграфе показывается,
как микроуровневый анализ человеческого бытия, основанный на
дискурсивной методологии, вскрыл, во-первых, иное содержание са-
мого понятия «тело», которое оказалось несводимо к своему физиоло-
гическому носителю, к «организму» как «сумме органов», телесность
оказалась тем реальным полем, где существует бессознательное. Во-
- вторых, тесную связь понятий «тело» и «власть», поскольку именно
тело оказалось тем местом, где осуществляется властное конструиро-
вание человеческой (включая тендерную) субъективности, точнее, где
вырабатывается такая историческая форма субъективности как
"человек желающий», то есть, по сути, форма превращения субъекта в
объект «знания и подчинения». В-третьих, тесную связь понятий
«тело», «власть», «язык», поскольку именно язык в практиках речево-
го общения - дискурсах оказывается главным технологическим инст-
рументом телесного воздействия власти. В результате заключается,
что благодаря работам Фуко обнаружилось гораздо более объемное
воздействие языка, дискурсов — практик речевого поведения человека.

<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>