<< Предыдущая

стр. 17
(из 26 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Судя по сохранившимся рукописям, Августин был совершенно прав, когда сетовал по поводу великого множества латинских переводчиков Писания и их невысокого уровня1035. Например, стихи Лк 24:4-5 в старолатинской версии представлены не менее чем в 27 вариантах! Более того, язык перевода в доиеронимовых версиях лишен изящества, зачастую непомерно буквален, а порой и вовсе ломаный.

Нетрудно понять, что эти особенности языка обусловлены подстрочным переводом, стремлением сохранить букву священного текста. Подобное стремление привело ко многим серьезным последствиям, из них первое - странный, диковинный словарь и синтаксис. Литературная традиция тех времен не одобряла беспорядочного заимствования из чужих языков. Однако в язык первых латинских христиан без колебаний вводились греческие термины (даже несколько еврейских, таких, как пасха, аминь, аллилуйя). Некоторые из них прочно вошли в язык - например, apostolus, baptisma, blasphemia, diabolus, ecclesia, episcopus, eremus, laicus. Другие сосуществовали с исконными латинскими словами: diaconus и minister, ethnici и gentiles. Воссоздать полную картину невозможно из-за недостатка данных, но можно предположить, что больше половины греческих заимствований вошло в обиход латинских христиан именно в этот первый период создания версий, то есть во II в.

Наряду с заимствованием греческих слов, происходило создание множества латинских неологизмов. Они создавались без оглядки на чистоту языка, особенно имена существительные на -tio, -tor и глаголы на -ficare. По наблюдению г-жи К. Морманн1036, греческие термины заимствовались для обозначения конкретных понятий — обрядов (напр., eucharistia, baptismus) и иерархии (напр., episcopus, presbyter, diaconus), а латинские неологизмы (или переосмысленные старые слова) выражали абстрактные или духовные понятия, такие, как искупление или спасение. В числе примеров можно назвать sanctificatio, неологизм для перевода греческого ????????, и confessio — старое слово, переосмысленное для перевода ???????????? в Септуагинте: раньше оно значило просто «заявление» или «признание», а теперь стало означать «признание величия Бога, хвала», также «исповедание веры».

Что касается синтаксиса, рабский дословный перевод Писания ввел в латынь некоторое число «грецизмов» или, во всяком случае, некоторые конструкции, чуждые литературному языку. Особо следует отметить именные придаточные с союзами quod, quia, quoniam - вместо оборота «аккузатив с инфинитивом» — для перевода греческих придаточных с 972964953; употребление союза si в косвенных вопросах вместо пит, «если, ли» (напр., videre si, interrogare si, «посмотреть... ли», «спросить... ли»); инфинитив цели, напр., venimus adarare, «мы пришли поклониться» (Мф 2:2). В Верчелльском кодексе есть даже пример (Ин 7:52) употребления предлога ad при инфинитиве: dare ad manducare («дать поесть») - явное просторечие.

Равным образом можно обнаружить и склонность к удлинению слов, особенно тех, которые оканчиваются на сонорные. Так, вместо odor употребляется odoramentum (Откр 5:8, 18:13), а вместо delirium - deliramentum (Лк 24:11). Популярны также окончания на -arium (например, cellarium и pulmentaruim) и -апеит (calcaneum вместо calx).

Другая особенность этих ранних переводов - разговорный, иногда яркий и живой, приземленный язык. Вот пример «западного» чтения двух рукописей в Мф 6:8: вместо привычных слов «Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду прежде вашего прошения у него» (??o ??? ???? ??????? ?????), в кодексе Безы (греческий текст; латинский отсутствует) и в h стоит ??o ??? ??????? ?o ?????, antequam os aperiatis, «до того, как вы откроете уста». Другие примеры большей живости языка старолатинской версии обнаруживаются в притче о бесплодной смоковнице. В Лк 13:7, по общепринятому тексту, хозяин говорит: «сруби ее: на что она и место занимает?». А в кодексе Безы — и в греческом, и в латинском тексте — перед этим стоит: ???? ??? ?????? = adfers securem, «принеси топор». Ответ виноградаря (ст. 8), предлагающего подождать, «пока я обкопаю ее и обложу навозом», обретает в кодексе Безы и нескольких других старолатинских текстах гораздо более живую, разговорную форму: ???? ??????? ??????? = mittam qualum (или squalum) stercoris (d), или cophinum stercoris, «я высыплю навоз из корзины» (старолатинские рук. a, b, c, f, ff2, i, l, q).

Старолатинские тексты изобилуют прилагательными в превосходной степени и отдают предпочтение причастным формам — ни то, ни другое не типично для классической латыни.1037 Таким образом, нельзя ни опровергнуть вердикт начала IV в., что стиль этих версий «банален и жалок... творение людей невежественных и некультурных»1038, ни удивляться тому, что их грубость оттолкнула юного Августина.

Текстологически старолатинскую версию безошибочно можно отнести к «западному» типу. Нередко примечательные старолатинские чтения согласуются с греческим текстом кодекса Безы и со старосирийской версией. В целом африканская форма старолатинских версий больше расходится с общепринятым текстом, а европейская — меньше. Расхождения между разными старолатинскими свидетельствами, возможно, объясняются тем, что писцы, вместо того чтобы чисто механически переписывать рукописи, позволяли себе значительную свободу в использовании собственных и чужих традиций. Иными словами, старолатинская версия была как бы живым и постоянно растущим организмом1039.

Примечательно, что в число вставок старолатинских Евангелий входят так называемые Великие интерполяции: Мф 16:2-3 (знамения небесные), Мф 20:28, в конце («Желал, чтобы малые возвысились»), Лк 23:43-44 (кровавый пот), Ин 5:3-4 (нисхождение ангела), а также история женщины, взятой в прелюбодеянии. «Сегодня основой этих толкований, — много лет назад пояснял Беркитт, - служит старолатинская версия». Далее Беркитт объясняет:

«Если мы проследим историю новозаветного текста на других языках, мы обнаружим, что в более ранних формах этих толкований нет. Их нет ни в греческом тексте В, ни в текстах, от него происходящих; их нет в сирийском Синайском палимпсесте, а это рукопись во многих отношениях совсем иная, чем В. Но они, по-видимому, составляют неотъемлемую частью самой ранней латинской версии. Особенно они характерны для африканского типа текста -факт тем более примечательный, что в лучших образцах африканского текста, таких как и В, часто отсутствуют гармонизированные и другие обычные добавления, обнаруживаемые в большинстве других авторитетных текстов»1040.

Встречаются и другие вставки в Евангелия — разной длины, в различных местах, в одной или нескольких старолатинских рукописях; в последнем случае вставка может иметь разные варианты. Вот один из примечательных примеров: et cum baptizaretur lumen ingens circumfulsit de aqua, ita ut timerent omnes qui advenerant, «и когда [Иисус] крестился, ослепительный свет воссиял от воды, так что все, кто пришли, испугались» (Мф 3:15, рукопись а, а также, с небольшими вариантами, g1)1041.

Евангельское повествование о распятии часто обогащено такими добавлениями, как:

1) еще одно обвинение, выдвинутое против Иисуса первосвященниками и книжниками: et filios nostros et uxores avertit a nobis, поп enim baptizatur sicut nos, «он отвращает от нас наших сынов и жен, ибо не совершает омовений, как мы» (Лк 23:5, рукопись с, а также, с небольшими отличиями, е);

2) имена двух разбойников, распятых вместе с Иисусом: Zoathan и Сатта (Мф 27:38 с; Zoathan и Chammatha в Мк 15:27) или Joathas и Maggatras (Лк 23:32, рукопись l; в рукописи r имя второго — Capnatas);

3) развернутое описание плача толпы свидетелей распятия и их слова: Vae nobis, quae facta sunt hodie propter peccata nostra, adpropinquavit enim desolatio Hierusalem, «Горе нам из-за того, что случилось сегодня за грехи наши; ибо опустошение Иерусалима приблизилось!» (Лк 23:48, рукопись g1)1042;

4) пространный рассказ о воскресении в Евангелии от Марка: Subito autem ad horam tertiam tenebrae diei factae sunt per totum orbem terrae, et descenderunt de caelis angeli et surgent in claritate vivi Dei, simul ascenderunt cum eo, et continuo lux facta est. Tunc illae accesserunt ad monimentum, «Внезапно в третьем часу дня наступила тьма по всей земле, и ангелы сходили с небес; и восстал он в сиянии Бога живого, [и] в одночасье воззнесся с ними, и сразу стал свет. Тогда они [жены] подошли к гробнице» (Мк 16:3, рукопись А)1043.

Несмотря на значительные расхождения в чтениях старолатинских рукописей, о которых шла речь выше (стр. 346), были предприняты более или менее успешные попытки классификации сохранившихся документов. Хорт1044 подразделяет старолатинские свидетельства на три основных группы:

а) Самые ранние, которые он назвал африканские: те, которые в целом согласуются с цитатами у Тертуллиана и Киприана. К этой группе он относил k, e, а также текст Деяния и Откровений из h.

б) Несколько более поздние, обозначенные как европейские: те, которые происходят из Северной Италии и вообще из Западной Европы. К этой категории относится большая часть старолатинских рукописей, кроме принадлежащих к первой и третьей группам.

в) Третью семью Хорт назвал италийской — название взято из упомянутого места в труде Августина (см. выше, стр. 310-311). К ней он относил f и q и еще один-два фрагмента.

В последующие годы, когда исследования текстологического родства старолатинских версий продвинулись вперед, одни ученые приняли и доработали основную классификацию Хорта, а другие видоизменили ее. В начале XX века исследователи пришли к согласию и создали следующую схему классификации старолатинских рукописей и свидетельств ранних латинских отцов Церкви:

Африканские: Тертуллиан, Киприан; Евангелия k, e, т; Деяния т, h; послания т, Присциллиан; Апокалипсис h, Примасий, Тиконий.

Европейские: Евангелия b, а, с, ff2, h, i, n, 959, s, t, p, r, z, Ириней; Деяния g,g2,p,s, еп. Люцифер; Соборные послания ff, Апокалипсис g.

Италийские: Евангелия f, q; послания Павла r, r2, r3; Соборные послания g; двуязычные кодексы (с греческим влиянием на латинский текст) d,e,f,g.

В середине XX века, главным образом благодаря исследованиям Бовера и Аюсо1045, выделены признаки еще одной группы текстов — испанской формы старолатинской версии. Действительно, как обнаружил Аюсо, это была не единая версия, но несколько вариантов. Испанская группа представлена в четырех видах источников: библейские рукописи, заметки на полях, Мосарабская литургия и цитаты у испанских отцов Церкви.

Среди тех, кто отрицал существование италийской группы старолатинских рукописей, был Беркитт. Он, как было упомянуто выше, считал, что под Itala Августин подразумевал Вульгату Иеронима. Беркитт характеризует отличительные особенности двух групп (африканской и европейской) следующим образом:

«(1) В древнейшей латинской версии текст Евангелий был дополнен вставками, часть которых - далеко не только результат инициативы писцов, а восходит к независимым историческим источникам. В этом отношении африканская группа текстов гораздо вернее сохраняет изначальную латинскую версию. (2) Другая группа вставок, менее смелых, характерна для европейской группы. Они не так явно основаны на независимых источниках, как предыдущие; они, по-видимому, более поздние. Однако эти дополнения, сравнительно небольшие по объему, легко вносились в рукописи и потому широко распространены в текстах разных типов. Сравнительная изолированность африканского типа, сохранившего более обширные вставки, привела к тому, что в нем этих коротких интерполяций меньше, чем в любом другом преимущественно "западном" тексте»1046.

Было также замечено, что для каждой группы характерны определенные чтения. Например, в рукописях африканской группы ??? переводится чаще как lumen, а европейской - lux; глагол ???????? африканские тексты предпочитают переводить clari?care, европейские - glorificare. Знание подобных предпочтений, несомненно, полезно для определения территориальной принадлежности рукописи, когда речь идет о кратких цитатах у отцов Церкви1047.

Немалое внимание уделялось вопросу, каким текстом Нового Завета пользовался Маркион, чья редакция Евангелия от Луки и десяти посланий Павла была утеряна, за исключением обширных цитат у позднейших авторов. Сравнивая цитаты из Писания в книге Тертуллиана Против Маркиона с цитатами в других его произведениях, можно прийти к выводу, что в то время в Африке имелся не только соборный латинский перевод Нового Завета, но и латинская версия Маркионова Нового Завета. Согласно исследованию фон Зодена по различиям в терминологии цитат из посланий Павла, термины severe, baptizare, peccatum употреблялись, очевидно, у Маркиона, a seminare, tinguere, delinquentia — в соборной редакции1048. Как и следовало ожидать, текстологически версия Маркиона гораздо ближе к европейской старолатинской семье, чем цитаты у Тертуллиана из соборной версии - древней формы африканского типа старолатинской версии, которую позже цитировал Киприан1049.

Влияние редакции Маркиона на латинскую Библию сказывается не только в искажениях, проникших в тексты «западного» типа, но, как полагают многие ученые, и в том, что в официальной Церкви принят ряд латинских прологов к посланиям Павла. Из примеров искажений можно привести следующие: опущение Лк 5:39 и 24:20 в старолатинской версии, как и в старосирийской; добавления ??? ?????????? ??? ????? ??? ???? ???????? в Лк 23:2 и ???????????? ??? ???????? ??? ?? ????? там же, в стихе 51050.

Внимание многих ученых привлекли вопросы взаимосвязи между «Диатессароном» Татиана и старолатинскими свидетельствами (см. выше, стр. 28-33). Ясно, что в процессе передачи чтения «Диатессарона» вкрались в негармонизированные латинские тексты1051.

В заключение следует остановиться еще на двух особенностях старолатинских версий. Несмотря на все богатство вариантов переводов и чтений, по которым можно подразделить свидетельства на группы и семьи, иногда обнаруживаются признаки поразительного единства, а это предполагает общий архетип, по крайней мере для некоторых отдельных книг Нового Завета. Как еще объяснить перестановку в Лк 9:62: «озирающийся назад и возложивший руку свою на плуг», идущую вразрез со всеми греческими рукописями (кроме кодекса Безы, где на греческий текст мог повлиять латинский), если не гипотезой о единой изначальной версии? Во всех старолатинских рукописях Лк 2:14 читается: hominibus bonae voluntatis, «людям доброй воли», тогда как в многочисленных греческих рукописях мы видим чтение ???????. Еще поразительнее совпадение африканской и европейской групп в чтении Мк 9:15: gaudentes — результат ошибки, вместо ????????? было прочитано ?????????.
Другая примечательная черта старолатинских версий - их долговечность. Еще долгое время после повсеместного распространения перевода Иеронима то здесь, то там обнаруживаются следы употребления и преемственности ранних версий. Даже от ХП-ХШ вв. дошли три латинских рукописи Нового Завета со старолатинской версией одной или более книг: Кольбертинский кодекс (с), написанный в Лангедоке, со старолатинскими Евангелиями; Перпиньянский кодекс (р), написанный, вероятно, в южной Франции, — с Деян 1:1 — 13:6 и 28:16-31; и Гигантский кодекс (g), написанный в Чехии, - с Деяниями и Откровением.

II. ВУЛЬГАТА1052

1. Обучение Иеронима и поручение папы Дамаса

Как мы уже видели в предыдущем разделе, разные люди в разное время, в разных местах и с самым разным успехом переводили на латинский язык разные части Библии. В результате возник хаос. Разные версии были так перемешаны и искажены, что не нашлось бы и пары согласующихся друг с другом рукописей. Поэтому папа Дамас (366-384) решил исправить сложившуюся ситуацию; эту непростую задачу он доверил великому библеисту древней Латинской церкви — Софронию Евсевию Иерониму, известному ныне как св. Иероним.

Точные место и дата рождения Иеронима неизвестны. По его собственным словам в последней главе труда «О знаменитых мужах», он родился «в городе Стридо (Стридон), на границе Далматии и Паннонии, захваченном готами». Паннония, как известно, была южной частью страны, известной ныне как Венгрия; Далматия же располагалась к югу от Паннонии и к северу от Адриатики (часть сегодняшней Югославии). Где именно располагался Стридон — вопрос спорный. Согласно самой новой точке зрения, это может быть современное Грахово-Поле в Югославии1053.

Дату рождения Иеронима определяют либо около 330 г., либо в 346-347 г. Первое основано на утверждении Проспера Аквитанского в его «Хрониконе», что Иероним умер в 420 г. в девяностолетнем возрасте. Однако это противоречит словам самого Иеронима (Epist. lii) о том, что он был еще юнцом, когда в 374 г. писал к Гелиодору (Epist. xiv). Кроме того, литературная деятельность Иеронима началась в 370 г.; поэтому большинство ученых1054 склонны принять более позднюю дату его рождения.

Обучение, полученное Иеронимом, как нельзя лучше подготовило его к будущему великому труду переводчика. Родившись в христианской семье среднего достатка, он получил наилучшее образование по грамматике и риторике в Риме у знаменитого учителя Элия Доната, о котором всегда отзывался очень уважительно, называя его «praeceptor meus». Иероним с усердием изучал риторику, бывая на заседаниях суда, чтобы слушать выступления лучших адвокатов своего времени. Он познакомился с классической латинской литературой, изучал Плавта, Теренция, Саллюстия, Лукреция, Горация, Вергилия, Персия и Лукана — с комментариями Доната и других авторов1055. Это развило его чувство литературного стиля, и он стал последователем традиций Цицерона.

Но с греческой классикой Иероним был далеко не так хорошо знаком. Действительно, он, по-видимому, не учился греческому языку до своего приезда в Антиохию в 373-374 гг., около 26 лет от роду. Он обнаруживает некоторое знакомство с книгами Гесиода, Софокла, Геродота, Демосфена, Аристотеля, Теофраста и Григория Назианзина.

В сферу его знаний входил также еврейский язык. Этот язык он с большим трудом выучил уже в зрелом возрасте. Сначала, в течение пяти лет аскетического затворничества в сирийской пустыне Халкис (374-379 гг.), его учителем был некий обращенный в христианство еврей, имя которого до нас не дошло, а впоследствии в Вифлееме (около 385 г.) - палестинский рабби Бар-Анина, который, боясь иудеев, занимался с ним по ночам. Иероним знал еврейский язык хотя и не в полной мере, но гораздо лучше, чем Ориген, Ефрем Сирин и Епифаний - единственные, кроме него, отцы Церкви, знакомые с этим языком.

Такова филологическая подготовка человека, которому было суждено создать стабильную литературную форму Библии для всей Западной церкви1056. Даже великий Августин, похоже, испытывал благоговение перед огромными познаниями Иеронима в Библии. Хотя и считая нужным неоднократно выражать несогласие с вифлеемским ученым монахом, Августин тем не менее - не из ложной скромности, но из простой честности - писал ему: «Я не обладаю столь великим знанием божественного Писания, как ты, и даже не мог бы обладать таким знанием, какое вижу у тебя».1057. Сам Иероним от всего сердца соглашался с подобной похвалой - об этом можно судить по его гордым словам к оппоненту Руфину, что он «философ, ритор, грамматик, диалектик, знающий еврейский, греческий и латинский языки, трехъязычный» (vir trilinguis).1058 Здесь Иероним, казалось бы, очень уж гордится собственной образованностью; но он действительно был компетентнейшим ученым своего времени, способным взяться за редакцию латинской Библии. Эта задача была возложена на него следующим образом.

В 382 г. папа Дамас вызвал Иеронима из Константинополя в Рим в качестве советника на соборе (Epist. cviii. 6). После завершения собора Дамас, в полной мере оценив обширную эрудицию Иеронима, оставляет его в Риме в качестве своего секретаря (Epist. cxxiii. 10). На следующий год, хотя Иерониму было, по-видимому, не более 35 лет, папа Дамас велит ему выработать единый, достоверный латинский текст Библии; ему предстояло не сделать новую версию, но лишь отредактировать уже имеющиеся тексты, руководствуясь греческим оригиналом.

Мы не располагаем рассказом ученого папы Дамаса, известного главным образом своими стихотворными эпитафиями в нескольких римских катакомбах. Но из адресованного Дамасу предисловия к редакции Евангелий (ок. 384 г.) мы можем судить, как Иероним отнесся к поручению папы. Он пишет следующее:

«Ты убеждаешь меня пересмотреть старолатинскую версию, засев за разбор копий Писания, рассеянных ныне по всему миру; и поскольку все они отличаются друг от друга, ты хочешь, чтобы я решил, какая из них согласуется с греческим подлинником. Это труд любви, но труд в одно и то же время и рискованный, и дерзновенный, ибо, судя других, я выставлю себя на всеобщий суд. Кроме того, как отважусь я изменить язык мира, когда он убелен сединой, и снова вернуть его к ранним дням детства? Найдется ли человек, ученый или неуч, который, взяв в руки этот том и поняв, что прочитанное идет вразрез с его привычными вкусами, не разразился бы немедля бранью, не назвал бы меня фальсификатором и профаном за то, что я осмелился дополнить древние книги, изменить их или исправить?»1059

Однако нашлись две причины, по которым Иероним все-таки решился подвергнуть себя подобному позору. Во-первых, как он говорит далее в «Предисловии», этот труд возложил на него Дамас, верховный понтифик. Во-вторых, расхождения между старолатинскими рукописями были прямо-таки ужасающие. Действительно, в версии, как отмечает сам Иероним, было «почти столько же образцов текста, сколько рукописей» (tot sunt [exemplaria] paene quot codices)1060.

Опасение Иеронима, что его сурово осудят за переделку Священного Писания, не было беспочвенным. Его редакция латинской Библии вызвала и критику, и гнев, порой чрезвычайно яростный. По свидетельству Августина (Epist. lxxi), при чтении недельной главы Писания на богослужении в городе Оа, в Северной Африке, когда прихожане услышали, что Иона покоился под hedera («плющ»), вместо привычного по старолатинской версии cucurbita («тыквенное дерево»), разразилась такая буря фанатичного возмущения, что епископ чуть не остался без паствы!

Но Иероним также не менее яростно защищал свой труд: называл своих клеветников «двуногими ослами» или «тявкающими собаками», которые «думают, что невежество и святость - одно и то же». Однако время шло, и противостояние утихло: высочайшая точность и научность версии Иеронима принесли ей признание и победу. Это был классический случай победы достойнейшего.

2. Важнейшие рукописи Вульгаты

Поскольку рукописных экземпляров латинской Вульгаты необычайно много (их насчитывается более 10 тыс.), в этой работе, разумеется, невозможно перечислить даже все самые важные из них. Единственное, что можно сделать, - это упомянуть несколько рукописей каждой из основных семей, на которые делятся виды Вульгаты. Они будут названы в следующем порядке, по типам текста: (а) итальянские, (б) испанские, (в) ирландские, (г) французские и их редакции, (д) редакция Алкуина и (е) редакция Теодульфа1061.

(а) Рукописи Вульгаты итальянского типа

Codex Sangallensis (Санкт-Галленский кодекс, 931, Sangall. 1395, несколько листов хранятся в других местах) - древнейший известный нам экземпляр Евангелий Вульгаты. Написан в Вероне, вероятно, в V в.1062 В Средние века кодекс расшили, и его листы пошли на переплеты для других рукописей, хранящихся ныне в Санкт-Галленском монастыре и других библиотеках. Сохранилось только около половины текста Четвероевангелия.

Издания: С. Н. Turner, The Oldest Manuscript of the Vulgate Gospels, deciphered and edited with an Introduction and Appendix (Oxford, 1931); дополнения: P. Lechmann в Zentralbau fьr Bibliothekswesen, 1 (1933), 50-76; A. Dold, ibid., 709-717, и Bib, xxii (1941), 105-147; В. Bischoff, «Neue Materialen zur Bestand und zur Geschichte der altlateinischen Bibelьbersetzungen», Miscellanea G. Mercati, i (Studi e testi, cxx; Vatican, 1946), 407-436; его же, «Zur Rekonstruktion der дltesten Handschrift der Vulgata-Evangelien und der Vorlage ihrer Marginalien», Mittelalterliche Studien, i (Stuttgart, 1966), 101-111.

Codex Fuldensis (Фульдский кодекс, F) был написан для Виктора, епископа Капуанского, который сам внес в кодекс поправки и подписал свое имя (оставив при этом кляксу) в 546 г. Позже кодекс приобрел св. Бонифаций и в 745 г. передал аббатству в Фульде, по названию которого рукопись получила свое нынешнее наименование. Содержит полный Новый Завет, включая Послание к Лаодикийцам. Евангелия имеют форму гармонии, восходящую к «Диатессарону» Татиана (см. выше, стр. 22-23 и 30-31).

Издания: Ernst Ranke, Codex Fuldensis (Marburg-Leipzig, 1868); John Chapman, Notes on the Early History of the Vulgate Gospels (Oxford, 1908), pp. 78-161.

Codex Foro-Juliensis (J), написан в VI (или VII) в. Рукопись Евангелий; части ее находятся в трех разных собраниях. Евангелия от Матфея, Луки и Иоанна (отсутствуют 19:24-40; 20:19-21, 25) хранятся в археологическом музее в Чивидале-дель-Фриули, изданы Бьянкини: G. Bianchini, Evangelianum quadruplex Latinae versionis antiquae seu veteris Italicae, ii (Roma, 1749), pp. 473 ff. Клочки с фрагментами Евангелия от Марка, почти неразборчивыми, хранятся в Biblioteca Marciana в Венеции. Еще один фрагмент, содержащий Мк 12:21 - 16:20, хранился в Праге; в народе ходила легенда, что это автограф самого евангелиста Марка! В XVIII в. Й. Добровский, основатель славянской филологии, подвергся язвительным нападкам за свое текстологическое исследование, доказывающее, что фрагмент написан гораздо позже, чем жил св. Марк.

Издания: Josef Dobrovskэ, Fragmentum Pragense Euangelii S. Marci, vulgo autographi (Прага, 1778); в переиздании (Прага, 1953) автор введения Б. Рыба (Bohumil Ryba; на чешском языке, с резюме на русском, французском и английском), описывает, в частности, обстоятельства, при которых Добровский написал свою монографию, полемику, вспыхнувшую после ее выхода, и излагает историю самого фрагмента (приводится фотографическое факсимиле).

Codex Amiatinus (Амиатинский кодекс, А), по общему признанию самый авторитетный документ Вульгаты, великолепный экземпляр полной латинской Библии (называется также Пандект)1063. Содержит 1029 листов пергамена форматом ок. 5034 см, написан ровным красивым почерком. Первая строка каждой книги написана красными чернилами. Текст разделен на строки разной длины (технический термин — cola et commata) в соответствии с делением на фразы. Кодекс был переписан в VIII в. на севере Англии, в Вирмуте или в Джарроу, с рукописей, привезенных из Италии, возможно Феодором из Тарса, когда он приехал в Англию и стал архиепископом Кентерберийским в 669 г. В 716 г. Кеолфрид, аббат Вирмутский, повез ее в Рим, чтобы показать папе Григорию II, но умер в пути, в Лангре. Рукопись была доставлена в Рим одним из его спутников и впоследствии передана цистерцианскому монастырю Спасителя в Монте-Амиата, где и получила свое нынешнее название. На некоторое время рукопись была возвращена в Рим для подготовки Сикстинского издания Вульгаты (см. стр. 374), в 1786 г. она наконец обрела пристанище в Biblioteca Laurentiana во Флоренции1064.

Издания: Полный Новый Завет издал К. фон Тишендорф (С. von Tischendorf; Leipzig, 1850; переиздан с исправлениями в 1845 г.). В 1887 г. текст отредактировал X. Дж. Уайт и сделал основой оксфордского издания Вульгаты Вордсворта и Уайта.

Codex Lindisfarensis (933), великолепные Линдисфарнские Евангелия, соперничающие даже с «Книгой из Келлса» по красоте письма и богатству декора; ныне в Британском музее (Cotton MS. Nero D iv). Рукопись датируется концом VII или началом VIII в. Она написана епископом Эдфридом в честь св. Катберта (ум. в 687 г.) и украшена миниатюрами в лучшем стиле Нортумбрийской англо-кельтской школы. Таблица праздников, по которым читались особые отрывки, показывает, что рукопись, должно быть, списана с Библии, читавшейся в одной из церквей Неаполя, — вероятно, ее привез в Англию неаполитанский аббат Адриан, спутник архиепископа Феодора. Текст рукописи близок Амиатинскому кодексу; в нее входит подстрочный перевод на англосаксонский язык, сделанный священником Алдредом около 950 г. (см. ниже, стр. 477-478).

Издания: J. Stevenson and G. Waring (Surtees Society, xxvii, xxxix, xliii, xlviii; 1854-1865); W. W. Skeat, The Holy Gospels in Anglo-Saxon, Northumbrian, and Old Mercian Version (Cambridge, 1871-1887); факсимильное издание: Т. К. Kendrick, авторы введения Т. J. Brown, R. L. S. Bruce-Mitford, A. S. С. Ross, Evangeliorum quattuor codex Lindisfarensis..., 2 v. (Olten, Lausanne, 1956, 1960).

(б) Рукописи Вульгаты испанского типа1065

История испанской Вульгаты начинается с самого Иеронима: в 398 г. он руководил работой писцов, посланных Люцинием Баэтиком из Испании для переписки его версии1066. Неудивительно, что (вопреки предположению Аюсо) не сохранилось ни одной испанской рукописи, происходящей от текста Люциния, в которую не вкрались бы изменения.

Codex Cavensis (С) - одна из двух самых важных рукописей Вульгаты испанского типа, великолепный образец каллиграфии, «возможно, лучшая рукопись, когда-либо переписанная испанским писцом» (Лоуэ). Содержит полную Библию; написана мелким, округлым вестготским почерком. Переписана в IX в. писцом, который в колофоне к Плачу Иеремии называет себя «Danila scriptor». Ныне рукопись хранится в бенедиктинском аббатстве близ Ла-Кава, в провинции Салерно. В тексте Евангелий заметна старолатинская примесь - результат редакции. Присутствует comma Johanneum1067 - 1 Ин 5:7 после стиха 8.

Издания: Е. A. Lowe, «The Codex Cavensis, New Light on its Later History», Quantulacumque, Studies Presented to Kirsopp Lake..., ed. by Robert P. Casey et al. (London, 1937), 325-331.

Codex Complutensis I, экземпляр полной Библии, датируется X в. (завершен в 927 г.). Кардинал Хименес пользовался этой рукописью для издания многоязычной Библии. Во время гражданской войны в Испании (1936-1939 гг.) кодекс был почти полностью уничтожен. То немногое, что от него осталось, хранится в библиотеке Философско-литературного факультета Мадридского университета (Bibl. Univ. Cent. 31). Бенедиктинцы монастыря св. Иеронима в Риме владеют фотокопией всей рукописи. Это одна из важнейших вестготских рукописей; некоторые части Ветхого Завета — старолатинские. Версия Нового Завета — Вульгата, но с признаками испанского типа; за Посланием к Евреям следует Послание к Лаодикийцам.

Издания: М. Revilla, La Biblia Polyglota de Alcalб (Madrid, 1917); R. Miquйlez, P. Martнnez, «El cуdice complutense о la primera Biblia visigуtica de Alcalб», Anales de la Universidad de Madrid, Letras, iv (1935), 204-219.

Codex gothicus Legionensis (готский Леонский кодекс, 923L), представляет собой экземпляр полной Библии, написанный и иллюстрированный в 960 г. писцом по имени Санктиус (Санчо) в Валеранике близ Тордомара (Бургос). С XII в. рукопись принадлежит церкви св. Исидора Леонского. На полях записано множество старолатинских вариантов чтений, особенно в Ветхом Завете. Рукопись сверил для Сикстинского издания епископ Франческо Трухильо (он и дал ей название codex Gothicus); материалы сверки хранятся в Ватикане (Lat. 4859). Аюсо считает, что рукопись в точности копирует издание Библии, подготовленное Перегрином в V в.; но ему возражает Фишер, показывая, что рукопись принадлежит к группе кодексов, созданных в X в. в Кастилии.

Издания: Teofнlo Ayso Marazuela, La biblia de Oсa. Notable fragmento casi desconocido de un cуdice visigуtico de la biblia de San Isidoro de Leуn (Saragosa, 1945); его же статьи в Estudios bнblicos, seg. йр., ii-vii (1943-1948); Bonifatius Fischer, «Algunas observaciones sobre el "Codex Gothicus" de la R. C. de S. Isidoro en Leуn у sobre la tradiciуn espaсola de la Vulgata», Archivos leonens-es, xv, nos. 29-30 (1961), 5-47.

Codex Toletanus (Толедский кодекс, Т) написан, по-видимому, в Севилье; ныне в Национальной библиотеке в Мадриде (MS. Tol. 2.I, vitr. 4). Экземпляр полной Библии, датированный X в. (завершен в 988 г.)1068. Содержит Вульгату характерного испанского типа, уступает только кодексу Cavensis; стих 1 Ин 5:7 следует после стиха 8, как в указанном кодексе. Рукопись сверил Кр. Паломарес для Сикстинского издания Вульгаты; материалы сверки хранятся в Ватикане (Lat. 9508), однако при издании Вульгаты не использовались - кардинал Караффа получил их слишком поздно.

Издание: Giuseppi Bianchini, Vindiciae Canonicarum Scripturarum, Vulgatae Latinae editione s..., i (Rome, 1740), xlvii-ccxvi; переиздано: Migne, PL xxix, cols. 915-1152.

(в) Рукописи Вульгаты ирландского типа1069

Codex Kenannensis (Q, знаменитая книга из Келлса) - экземпляр Евангелий, VIII или IX в., с чрезвычайно искусным и красивым кельтским декором. Эту рукопись, получившую название от монастыря Келлс или Кенанна в графстве Мит, архиепископ Ушер подарил Тринити-колледжу в Дублине. Текст ирландского типа; обнаруживается необычная склонность к чтениям, объединяющим несколько вариантов.

Материалы этой рукописи Т. К. Эбботт включил в свое издание кодекса Ушера (Dublin, 1884). Факсимильное издание: Evangeliorum quattuor Codex Cenannensis, 3 т., изд. Ernst H. Alton и Paul Meyer (Bern, 1950-1951).

Codex Lichfeldensis (Личфилдский кодекс, L), создание которого традиция приписывает св. Чаду, написан в VII или VIII в. Прежде принадлежал церкви св. Телиау в Лландаффе, Уэльс, но в X в. передан в Орденскую библиотеку в Личфилде. Письмо и декор рукописи очень красивы, напоминают «Книгу из Келлса». Содержит Евангелия от Матфея, Марка и Луки (до 3:9; второй том кодекса утерян); считается, что в нем обнаружены следы некоторых поправок по греческому оригиналу.

Издание: F. Н. A. Scrivener, Codex S. Ceaddae Latinus Evangelii SSS Matthaei, Marci, Lucae ad cap. iii. 9 complectens... (Cambridge, 1887).

Codex Rushworthianus (R), известный также как «Евангелия Мак-Регола», по имени писца (умер в 820 г.). Содержит Евангелия с подстрочными староанглийскими глоссами; Евангелие от Матфея написано на мерсийском диалекте, другие Евангелия — на нортумбрийском (см. ниже, стр. 478). Порядок слов во многих случаях изменен, особенно в Евангелии от Матфея, что считают результатом исправления по греческому оригиналу.

Издания: J. Stevenson, G. Waring (Surtees Society, xxviii, xxxix, xliii, xlviii; 1854-1865); W. W. Skeat (Cambridge, 1871-1887).

Codex Dublinensis (Дублинский кодекс, D, или «Книга Apмагха»), ныне в библиотеке Тринити-колледжа в Дублине. Экземпляр Нового Завета, написанный в 807 г. мелким красивым ирландским почерком, писцом по имени Фердомнах. Послание к Лаодикийцам стоит за Посланием к Колоссянам, а Деяния - за Апокалипсисом. Обнаруживаются следы исправления по греческим рукописям, близким Феррарской группе (семья 13).

Издание: John Gwynn, Liber Ardmachanus. The Book of Armagh... (Dublin, 1913).

(г) Рукописи Вульгаты французского типа1070

Codex Sangermanensis (Сен-Жерменский кодекс): вторая часть Библии (в Париже, Bibl. Nat. 11553), IX в., содержит части Ветхого Завета и полный Новый Завет. Текст Евангелия от Матфея — старолатинский (g1). Использовался для изданий Р. Эстьенна (R. Estienne, Biblia sacra, 1540), Вордсворта-Уайта и для изданий Штутгартской Библии (сигл G). Этот кодекс — одно из важнейших свидетельств Вульгаты французского типа. Порядок книг Нового Завета следующий: Евангелия, Деяния, Соборные послания, Апокалипсис, послания Павла, «Пастырь Гермы» (до Vis. iii. 8). Примечания на полях Евангелия от Иоанна содержат интересный набор sortes sanctorum, использовавшихся для гадания1071.

Codex Beneventanus (Британский музей, add. 5463), аккуратный, хорошо сохранившийся экземпляр Евангелий, написанный per cola et commata унциальным письмом, которое Берже датирует началом IX в. Согласно тому же исследователю, текст содержит смесь испанских и ирландских чтений, которые, по-видимому, и составили основу французского типа Евангелий Вульгаты1072.

Codex Colbertinus (Paris, Bibl. Nat. 254) состоит из двух разных рукописей: первая содержит старолатинскую версию Евангелий (с); вторая, написанная другим почерком, - остальные книги Нового Завета. По палеографическим данным Берже датирует рукопись второй половиной XII в.; архаический характер иллюстраций указывает на то, что рукопись написана на юге Франции. За деяниями Апостолов следует примечание, написанное более мелким почерком, о страстях св. Петра и св. Павла, аналогичное примечаниям в двух древних испанских рукописях (Leg.1 и Compl.1).

(д) Рукописи Вульгаты в редакции Алкуина

Когда Карл Великий стал единовластным правителем франков (в 771 г.), он обнаружил, что в его владениях имеют хождение несколько типов Библии Вульгаты. Ради точности и единообразия текста он издал несколько эдиктов о переписке и редакции священных книг. В капитулярии, вышедшем в 789 г. (Admonitio generalis), он велит, чтобы были «в каждом монастыре и приходе хорошие экземпляры католических книг... и не должно позволять мальчикам портить их при чтении или делать на них надписи; если же необходимо записать [т. е. переписать] Евангелие, Псалтирь или требник, пусть пишут люди совершенных лет со всем тщанием (perfectae aetatis homines scribant cum omni diligentia)»1073.

Среди ученых, которые тоже старались внести какой-то порядок в это множество разнообразных, как попало написанных экземпляров Вульгаты, выделяется имя Алкуина. Он родился в 730 г. в Нортумбрии, учился в знаменитой кафедральной школе архиепископа Эгберта Йоркского, где и получил степень магистра в 766 г. Встретившись в 781 г. в Парме с Карлом Великим, он стал его советником по вопросам религии и образования; а когда в 796 г. стал настоятелем в Туре, основал школу и библиотеку. В письме, написанном на пасхальной неделе 800 г. Гизелле и Ротруде, сестре и дочери Карла Великого, Алкуин сообщает, что по поручению (praeceptum) короля работает над исправлением текстов Ветхого и Нового Заветов.1074 Большинство исследователей поняли эти слова так, что именно Алкуину было дано особое поручение создать единообразную редакцию по лучшим из доступных латинских рукописей. Верно ли это толкование, или же, как довольно убедительно доказывал Фишер1075, имеется в виду, что Алкуин вместе с другими исполнял общее приказание императора, - множество великолепных, так называемых каролингских рукописей, хранящихся повсюду в библиотеках Европы, действительно содержат именно редакцию Алкуина.

Алкуин и не помышлял о текстологических проблемах, не пытался восстановить чтения Иеронима. Его целью было создать текст, который бы соответствовал нормам грамматики и стал стандартным для монастырей и школ по всему королевству. Издательская деятельность сводилась к исправлению ошибок в пунктуации, грамматике и правописании1076. Для своей работы Алкуин получил рукописи из родной Нортумбрии, где еще в начале VIII в. был создан великолепный Амиатинский кодекс и Линдисфарнские Евангелия. Однако исходные рукописи, которыми пользовался Алкуин, судя по всему, не сохранились1077.

Рукописи, принадлежащие к семье редакции Алкуина (их текст замечательно стабилен), обозначаются сиглом ? (по прозвищу Алкуина Flaccus). Среди множества копий, сохранившихся до наших дней, особого упоминания заслуживают следующие.
Кодекс св. Адальберта - рукопись Четвероевангелия (Орденская библиотека в Гнезно, Польша; MS. 1); написан, вероятно, в третьей четверти IX в. Отсутствуют Мф 6:5-27; 26:56-28:20; Мк 1:1-5:32; Лк 1:1- 3:38; Ин 1:1 - 5:38. Ф. Грыглевич считает, что из всех рукописей именно этот кодекс представляет самую чистую форму редакции Алкуина.
Издания: Felix Gryglewich, «The St. Adalbert Codex of the Gospels», NTS xi (1964-1965), 254-278; B. Bolz, Najdawniejszy kalendarz gnieznienski wedlug kodeksu MS I (Posnan, 1971).
Codex Vallicellianus (V или ??) многие исследователи считают лучшим образцом Алкуиновой Библии. Хранится в Библиотеке ораториан (В 6), расположенной близ церкви св. Марии в Валличелле, иногда называемой «римская Кьеза Нуова». Датируется IX в.; аккуратно написанный текст в три колонки (формат очень редкий для Библий Алкуина, которые обычно писались в две колонки). Рукопись использовалась для внесения исправлений в Сикстинское издание Вульгаты.
Codex Carolinus или Grandivalensis (К или ?G), рукопись IX в. из аббатства Мутье-Гранваль близ Базеля. С 1836 г. хранится в Британском музее. Написана в Туре около 834-835 гг., с роскошным декором. В 1971 г. издана факсимильным изданием:
Die Bible von Moutier-Grandval. British Museum Add. MS. 10546 (Bern, 1971).
Codex Paulinus (?Р) - рукопись IX в., хранится в Библиотеке базилики Св. Павла за городскими стенами. Написана для Карла Лысого; вероятно, происходит с севера Франции, так как в ее богатом декоре заметно саксонское влияние.

Codex Bambergensis (В), сейчас хранится в Государственной библиотеке Бамберга (MS. I)1078, прекрасный образец каролингского искусства, созданный в Туре около тридцати лет спустя после смерти Алкуина; содержит его портрет. В кодексе отсутствует книга Откровения.

(е) Рукописи Вульгаты в редакции Теодульфа1079

Примерно в то же время, когда Алкуин работал над грамматической и орфографической редакцией Вульгаты, начался еще один пересмотр, несколько другого рода. Им занимался Теодульф, испанец вестготского происхождения, родившийся близ Сарагосы около 750 г. Это был один из ведущих богословов своего времени, настоятель Флери и епископ Орлеана (788-821). Будучи епископом, он проводил множество реформ, включая создание приходских школ и повышение уровня богослужения. Он обращал особое внимание на создание рукописей Библии и задумал очистить текст Вульгаты.

Созданная Теодульфом редакция Вульгаты (которую он постоянно старался улучшить) стала предтечей современных методов издания: на полях ставятся сиглы для указания источников разночтений; например, а обозначает чтения редакции Алкуина, 353 — испанской редакции. К сожалению, редакция Теодульфа, хотя и по-настоящему научная, легко подвергалась искажениям по небрежности писцов, то и дело включавших маргиналии в основной текст. Из рукописей редакции Теодульфа, которых меньше, чем рукописей редакции Алкуина, надо назвать следующие.

Codex Theodulfianus (920) сначала принадлежал Орлеанскому кафедральному собору, затем семье Месмэ, затем Национальной библиотеке в Париже (Lat. 9380). Содержит полную Библию. Написан красивым мелким минускульным письмом. Берже1080 считает, что рукопись выполнена непосредственно под руководством Теодульфа и многочисленные примечания на полях явились результатом его редакторской работы. Псалмы и Евангелия написаны на пурпурном пергамене серебром (заглавия выполнены золотом).

Codex Aniciensis, ныне в Национальной библиотеке в Париже (4 и 42). Это рукопись Библии IX в., написанная под руководством Теодульфа и настолько схожая с предыдущей рукописью, что, по замечанию Делиля, многие страницы выглядят почти как оттиски одной печати. Этот кодекс также очень похож на следующий. Писец допустил немало ошибок: например, написал nomen вместо semen, Рим 4:8.

Codex Hubertanus (H) раньше хранился в монастыре св. Губерта в Арденнах, ныне в Британском музее (Add. 24142). Вордсворт и Уайт относят его к IX или X в. Написан в три колонки (такой формат относительно редок) и прерывается на 1 Петр 4:3. Он обнаруживает близость с нортумбрийским текстом Амиатинского кодекса, в обоих прослеживается зависимость от южноитальянского архетипа; а исправления (вставки на место затертых слов) представляют редакцию Теодульфа.

Венцом традиции Вульгаты в эпоху каролингского Возрождения стали роскошные экземпляры Писания, выполненные на пурпурном пергамене золотыми и серебряными чернилами, часто искусно орнаментированные.1081 Среди этих произведений искусства одной из лучших пурпурных рукописей, если не лучшей, считаются «Золотые Евангелия», ныне хранящиеся в библиотеке Пьерпонта Моргана в Нью-Йорке (М. 23). Этот драгоценный кодекс, написанный лощеным золотом на пурпурном пергамене, содержит Евангелия Вульгаты с нортумбрийскими и ирландскими соответствиями. Ранее рукопись датировали концом VII или началом VIII в., но позднее стали относить к X в.1082 По некоторым признакам видно, что кодекс создавался с поспешностью (над ним работали 16 писцов). Очевидно, он не был прочитан корректором и не использовался в литургии. Рукопись явно написана за короткий срок для подарка по какому-то торжественному случаю, возможно, в честь королевского визита.

В последующие века редакцию Алкуина постигла та же участь, что и более ранние попытки привести в порядок Вульгату. Благодаря ее высокой оценке и популярности спрос на рукописи настолько возрос, что писцы школ Тура не успевали добросовестно выполнять столько экземпляров. Из-за этого спустя несколько поколений снова стали раздаваться жалобы на порчу текста, и были предприняты новые усилия остановить деградацию. Одну из таких попыток предпринял Ланфранк, архиепископ Кентерберийский (1069-1089), как сказано в его жизнеописании, он работал над исправлением всех книг Ветхого и Нового Заветов, а также писаний отцов Церкви, secundum orthodoxam fidem1083. Однако до наших дней не дошло ни одной рукописи с его исправлениями.

В начале XII в. Стефан Хардинг, третий аббат Сито, выполнил такую же редакцию. Четыре тома исправленной им Библии, написанные в 1109 г., до сих пор хранятся в библиотеке Дижона (MS. 12-15). Он очистил текст от множества интерполяций путем сравнения с хорошими греческими и латинскими рукописями, и при содействии нескольких образованных еврейских ученых, с которыми он консультировался по поводу сомнительных мест в Ветхом Завете.

В XIII в. провести еще более полное и систематическое очищение латинской Вульгаты от искажений взялись сообщества ученых: они объединили свои усилия в создании «корректориев» (correctoria или, точнее, correctoriones)1084. Это были книги, где собраны разночтения, как из греческих и латинских рукописей, так и из цитат у отцов Церкви. Главные correctoria следующие: (1) Correctorium Parisiense, созданный, вероятно, в 1226 г. богословами Парижского университета; (2) Correctorium Sorbonicum; (3) Correctorium доминиканцев, подготовленный под руководством Хуго де Сент-Каро около 1240 г.; (4) Correctorium Vaticanum; этот труд, как считается, создал францисканец Вильгельм де Мара, работавший над ним почти сорок лет. Это самый лучший корректорий, он цитируется у Вордсворта - Уайта под обозначением cor. vat.

До XII в. обычай при цитировании Писания ссылаться на главу встречается довольно редко1085. Однако развитие системы чтений и метода reportatio должно было показать, как удобна такая практика. Принять ее мешало главным образом отсутствие единой общепринятой системы: в поздней античности и раннем средневековье существовало несколько систем деления на главы. Особенно остро этот разнобой ощущался в Парижском университете, где учились студенты из самых разных стран и ясно видна была насущная необходимость единообразной системы деления на главы1086и единого канонического порядка книг Писания.1087

Единство в этот хаос внесли парижские ученые, особенно С. Лангтон1088 (Stephen Langton, ум. в 1228), в то время доктор Парижского университета, будущий архиепископ Кентерберийский и предводитель баронов в борьбе, приведшей к рождению Великой хартии вольностей. Его система - в принципе та же, что используется ныне, - была принята в первых печатных изданиях Вульгаты. Глава прежде всего подразделялась на семь частей (не параграфов), отмеченных на полях буквами а, b, с, d, e, f, g; ссылки делались на номер главы и на букву раздела. Более короткие главы Псалмов, однако, не всегда делились на семь частей. Сегодняшнее деление Нового Завета на стихи ввел Робер Эстьенн (или Stephanus) в своем издании греческого и латинского Нового Завета (Женева, 1551 г.).

3. Важнейшие печатные издания Вульгаты1089

Изобретение Иоганна Гутенберга — печатный станок с подвижным шрифтом — сделало производство книг быстрее, дешевле и точнее. Первой в Европе книгой, напечатанной этим способом, стало латинское Писание — великолепная «Библия Мазарини» (названа так потому, что первый ее экземпляр, впоследствии привлекший внимание, хранился в библиотеке кардинала Мазарини), изданная в Майнце в 1456 г. Но и это, и многие следующие издания просто воспроизводили распространенную форму, без редакции или сравнения с лучшими рукописями.1090

Первым критическим изданием латинской Вульгаты стало издание Робера Эстьенна (Стефануса) в 1528 г., подготовленное по трем качественным рукописям парижской редакции. Эстьенн несколько раз заново редактировал его: в четвертом издании (1540 г.) цитируются 17 рукописей. 8 апреля 1546 г. Тридентский собор не просто признал авторитет Вульгаты, но постановил, чтобы она печаталась «quam emendatissime» (т. е. насколько возможно, без ошибок).

Однако до вступления в сан папы Сикста V (1585 г.) не вышло ни одного авторитетного издания. Папа принялся за дело с рвением, назначил комиссию ученых для подготовки издания и сам принимал активное участие в редактировании. Для издания были отобраны хорошие рукописи, прежде всего Амиатинский кодекс, и в мае 1590 г. из печатного станка вышел трехтомный труд.

Однако жизнь этого издания оказалась недолгой. 27 августа умер папа Сикст V, а 5 сентября коллегия кардиналов остановила дальнейшую продажу издания, выкупив и уничтожив все возможные копии, и начала подготовку нового. Предлогом для этих действий стала неряшливость печати; однако, по-видимому, атаку против издания спровоцировали иезуиты: Сикст оскорбил их, поместив в индекс запрещенных книг одну из работ Беллармино, и они решили таким способом отомстить за себя.

Как бы то ни было, новое издание, отличавшееся от издания 1590 г. более чем в 3000 чтений, выпущено папой Климентом VIII 9 ноября 1592 г., а предисловие к нему написал кардинал Беллармино. Опечатки первого выпуска были частично исправлены во втором (1593 г.) и третьем (1598 г.) изданиях (последнее содержит также Index corrigendorum).1091 «Климентова Вульгата» остается официальной латинской Библией Римско-католической церкви по сей день1092.

Примечательное издание Вульгаты выпустил Карл Лахманн вместе со своим греческим Новым Заветом (2 тома, Берлин, 1842-1850 гг.). Два текста напечатаны параллельно: в верхней части страницы — греческий, в нижней — латинский, а между ними — указания использованных рукописей. Рукописи для латинской версии были хотя и хорошие, но всего два кодекса — Фульдский и Амиатинский, от которого до издателя дошли только несовершенные материалы сопоставления.

В 1877 г. Джон Вордсворт из Оксфорда приступил к работе над изданием, которое должно было стать самым полным, если не сказать монументальным, изданием Нового Завета Вульгаты1093. После того как Вордсворт стал епископом Солсбери (1885 г.), основная работа легла на плечи его молодого соратника Генри Джулиана Уайта (родился в 1859 г.). После 12 лет работы первая часть, содержавшая Введение и Евангелие от Матфея, вышла в «Кларендон пресс» (Оксфорд, 1889), а для завершения работы над всем Четвероевангелием, с введением и эпилогом, понадобилось еще 9 лет. В основу издания лег знаменитый нортумбрийский codex Amiatinus, написанный в Джарроу в начале VIII в. В критическом аппарате цитируются еще 9 рукописей (некоторые из них фрагментарные). В 1905 г. вышли Деяния Апостолов.

Вскоре после этого Британское и Зарубежное Библейское общество начало переговоры с епископом Вордсвортом и «Кларендон Пресс» о создании editio minor Вульгаты Нового Завета на основе Оксфордского критического издания. Поскольку в Оксфордском издании следующие за Посланием к Римлянам книги еще не были подготовлены к печати, издателям пришлось доработать текст по суммарным извлечениям из тех рукописей, которые в ходе работы оказались важнейшими. Это удобное издание, созданное в основном Уайтом, увидело свет в 1911 г.; в нем имеется аппарат разночтений из 7 рукописей полного Нового Завета и еще двух, содержащих Евангелия1094.

В последующие годы с разными интервалами выходили части большого издания. Том II содержит послания Павла, начиная с Послания к Римлянам (1913 г.) и кончая посланием к Евреям (1941 г.). В том III вошли Соборные послания (1949 г.) и Откровение (1954 г.), издал его X. Ф. Д. Спаркс при участии А. У. Адамса. Итак, через 77 лет (через 65 лет после выхода первой части) предприятие пришло к счастливому завершению.

Неудивительно, что в издании, затянувшемся на три четверти века, можно проследить некое внутренне развитие. Первоочередной целью Вордсворта было создание солидного критического текста, а история текста была вопросом второстепенным. Уайт, напротив, стал вводить в критический аппарат, начиная с Евангелия от Луки, все больше и больше разночтений из старолатинских рукописей. Начиная с аппарата книги Деяний, возрастало число ссылок на цитаты у отцов Церкви. Издание неоднократно критиковалось за то, что ссылки на некоторые старолатинские и святоотеческие свидетельства сделаны по худшим и/или неточным изданиям1095.

Самое новое критическое издание Вульгаты вышло в 1969 г. в Wьrttembergische Bibelanstalt, под руководством и католических, и протестантских ученых1096. Текст напечатан per cola et commata, как в древних рукописях, и без знаков препинания. Для сопоставления издатели обращались к некоторым рукописям, которые предыдущие издатели не использовали, - таким, как N (V в.) и S (первая половина V в.). Полученный текст отличается во многих местах не только от «Климентовой Вульгаты», но и от большого Оксфордского издания и от малого издания Уайта (которое расходится с Оксфордским только в тексте 1 и 2 Кор, Гал и Еф). Для посланий к Ефесянам, Филиппийцам и Соборных посланий издатели часто принимают чтения, которые издатели Veins Latina относили к Вульгате, а Оксфордское издание отвергало. В соответствии с Оксфордским изданием и Vetus Latina, в новое издание не входит comma Johanneum «Климентовой Вульгаты». В 1 Фес 2:7 издатели приняли чтение lenes, подтвержденное несколькими греческими рукописями, но не латинскими.

Наконец, следует упомянуть о работе так называемой Комиссии Вульгаты, хотя она до сих пор не выпустила ни одной книги Нового Завета. Во исполнение поручения Тридентского собора (издание Климента сочтено не вполне удовлетворительным) и ввиду новых важных научных достижений в библеистике и истории древних переводов Библии было запланировано новое критическое издание Вульгаты под руководством папы Льва XIII. В 1907 г. папа Пий X поручил ордену бенедиктинцев предпринять обширный поиск новых, неисследованных рукописей, особенно в Испании, и воссоздать первоначальный текст Иеронима в как можно более чистой форме. С 1933 г. комиссия обрела штаб-квартиру в незадолго до того основанном аббатстве Св. Иеронима в Риме. Но до сих пор издано только несколько ветхозаветных книг.

4. Проблемы истории редакторской работы Иеронима

Существует три основных вопроса, связанных с редакторской работой Иеронима над Новым Заветом: (а) какой тип старолатинского текста Иероним взял за основу своей редакции Нового Завета? (б) Можем ли мы определить тип древних греческих рукописей, которые он, по его словам, изучал для исправления латинской версии? (в) Какая часть Нового Завета Вульгаты действительно принадлежит Иерониму?

(а) Мы, конечно, не сможем оценить редакторскую работу Иеронима, пока не узнаем, с какой формой старолатинской версии он работал. Только тогда мы сможем понять, насколько велик его вклад в редакцию версии и создание Вульгаты. Вордсворт и Уайт в числе первых попытались определить, с какой основной латинской версией Евангелий работал Иероним. Как мы уже упоминали ранее, они пришли к выводу, что похожую форму текста представляет codex Brixianus (f), рукопись VI в.1097 Около 4/5 этого кодекса идентичны с Вульгатой, а в оставшейся одной пятой значительную часть расхождений с Вульгатой можно объяснить поправками Иеронима.

Однако теории Вордсворта и Уайта был нанесен серьезный удар Беркиттом: он показал, что codex Brixianus вторичен по отношению к готскому codex Argenteus1098.

Еще одну попытку решить, какая форма старолатинской версии легла в основу работы Иеронима над Евангелиями, предпринял Александер Саутер1099. Он исследовал цитату, длиной более чем в двадцать стихов (Лк 15:11-32), в письме Иеронима к папе Дамасу (Epist. xxi. 4). Письмо было написано до того, как Иероним завершил свой пересмотр, а цитата слишком велика, чтобы быть приведенной по памяти. На основе анализа этого материала Саутер пришел к выводу, что в основе старолатинского текста, по которому работал Иероним, лежит codex Vercellensis (a).

Однако выводы Саутера не выдержали критики, выдвинутой Фогельсом1100. Во-первых, Фогельс доказал, что Верчелльский кодекс и цитата в письме к папе Дамасу не настолько тесно связаны, как утверждал Саутер. Во-вторых, если сравнить текст Евангелия от Луки в Верчелльском кодексе и в Вульгате, расхождений оказывается так много, что их нельзя объяснить только исправлениями, и Верчелльский кодекс никак не может быть единственным Vorlage для Вульгаты.1101 Более того, Фогельс обнаружил, что три других старолатинских рукописи гораздо ближе к Вульгате, чем Верчелльский кодекс: это codex Corbiensis II (ff2), Веронский (b) и Венский (г) кодексы. Фогельс приходит к заключению, что базовая старолатинская версия, которой пользовался Иероним, не сохранилась ни в одной из дошедших до нас рукописей.

Вместо того чтобы искать одну-единственную рукопись, утверждал Фогельс, следовало бы поискать несколько рукописей, которые вместе составят свидетельство формы текста, лежащей в основе редакции Иеронима. Иероним, как он считает, пользовался текстом то одного типа, то другого, представленного в основном пятью старолатинскими рукописями, слабое влияние которых заметно в Вульгате: Верчелльским кодексом (a), codex Corbiensis II (ff2), Веронским (b), Венским (i) и Мюнхенским (q). Ha основе этих и нескольких других документов Фогельс пытался реконструировать текст, взятый Иеронимом за основу. Он пришел к выводу, что Иероним изменил лежащую перед ним версию Четвероевангелия примерно в 3500 местах1102, исправляя явные неточности перевода, улучшая стиль или приводя версию в соответствие с оригиналом.

Если сравнить названные пять кодексов с Евангелиями Вульгаты, мы можно составить представление о ходе работы Иеронима над переводом. Например, мы узнаем, что в начале работы он относился к тексту гораздо строже, нежели в конце. Так, в Евангелие от Матфея он вносит несущественные изменения, которыми впоследствии просто пренебрегает. Например, в первой части редакции он часто заменяет спрягаемые формы глаголов старолатинской версии причастными конструкциями по образцу греческих. Однако позже он перестает это делать. Равным образом, если сравнить притчу о злых виноградарях в синоптических Евангелиях (Мф 21:33-44; Мк 12:1-11; Лк 20:9-18), мы видим, что в Евангелии от Матфея Иероним постоянно заменяет старолатинское colonus на agricola (и то и другое — перевод греческого ???????); у Марка иногда заменяет, иногда оставляет; а у Луки вообще перестает обращать на это внимание. Другой пример, показывающий, насколько Иероним безразличен к последовательности в переводе, — передача слова ?????????: в Евангелии от Матфея оно переводится princeps sacerdotum, у Марка — summus sacerdos, у Иоанна — pontifex.

Такие примеры не обязательно свидетельствуют о том, что Иероним по мере работы стал относиться к ней небрежнее. Возможно, он, подобно другим переводчикам, вначале обращал внимание на незначительные подробности, которые позже стал игнорировать. В любом случае ясно, что Иероним не подвергал старолатинскую версию сплошному пересмотру, но оставил нетронутым многое, близкое к греческому оригиналу. Сравнивая старолатинскую версию с Вульгатой, мы видим, как мало слов вводит Иероним в свою версию. Он не создает ни одного нового слова, часто убирает неолатинизмы, созданные в старолатинской версии в подражание греческим словам1103. Он, конечно, тщательно исправляет все ошибки и варваризмы старолатинской версии, но сохраняет каждое слово и выражение, близко передающее оригинал. Иногда он очень щепетилен в своих исправлениях. Так, в Евангелии от Иоанна энклитика ?? обычно стоит после глагола ???????. Любопытным образом старолатинская версия дает обратный порядок: те misit. Иероним изменил все случаи этой инверсии, кроме четырех; это показывает, насколько он был внимателен к деталям1104.

В заключение можно сказать, что, несмотря на некоторую неровность и даже одну случайную ошибку1105 в редакторской работе Иеронима, общий уровень работы очень высок. Вульгата представляет собой основательный труд компетентного и аккуратного ученого на основе столь же древнего материала, какой доступен текстологам сегодня (а порой и еще более древнего).

(б) Вторая проблема, встающая перед исследователем Иеронимовой редакции Нового Завета: каким типом греческих рукописей пользовался Иероним для исправления старолатинского Vorlage? Там, где Иероним изменял язык, не меняя значения старолатинского текста, мы можем быть уверены, что это обусловлено лежащей перед ним греческой рукописью. В Евангелии существует несколько сот мест, где Иероним изменил старолатинский порядок слов, не меняя смысла. Некоторые из этих изменений, может быть, продиктованы риторским чувством стиля, но многие могут помочь при определении типа греческой рукописи, с которой он в то время работал.

Здесь мы, однако, обнаруживаем, что у современных исследователей об этом самые разные мнения. Перефразируя высказывание Иеронима, можно сказать: о тексте этих греческих рукописей почти столько же мнений, сколько ученых занято этой проблемой. Вордсворт и Уайт решили, что он пользовался типом текста, представленным в рукописях В, и L1106. По фон Зодену, Иероним пользовался тем текстом, который стал архетипом для трех великих редакций: ?, ? и K1107.

Фогельс отвергает эти мнения: по его выводам, Иероним пользовался тем, что современные исследователи называют «койне» или «византийский тип» греческого текста1108. Кроме того, Фогельс убежден, что Иероним вообще отрицал определенный тип чтений. Из того, что многие отвергнутые Иеронимом старолатинские чтения представлены только в кодексе Безы, Фогельс заключает: либо Иероним считал западные чтения кодекса Безы неправильными и поэтому убрал их из своей латинской редакции, либо он их просто не знал. Иначе говоря, такие западные чтения были либо отвергнуты этим искусным текстологом IV века, либо неизвестны ему. В любом случае можно утверждать, что цена этим западным чтениям была не очень высокая.

Анализ Фогельса подвергли критике и Беркитт, и Лагранж. Первый утверждал, что Иероним работал, конечно, не по одному типу греческого текста, а самое меньшее по двум: один был близок к типу, представленному в В, другой — в А1109. Лагранж также считает, что Иероним работал по нескольким видам оригинала, но не только по рукописям типа А и В: он испытывал также воздействие текста типа F -даже сильнее, чем воздействие А1110.

Что касается Деяний Апостолов, Вордсворт и Уайт выделили ряд чтений, по их мнению показывающих, что греческий текст Иеронима в какой-то мере отличался от всех, которые мы знаем.1111 Однако Ропс, досконально изучив эти чтения, опроверг подобные выводы: он считает, что Деяния Вульгаты, по существу, представляют собой перевод некоего древнего унциального текста общего типа В, , А, С, 811112. Из этих пяти рукописей Вульгата чаще всего согласуется с А, но также включает некоторое количество западных чтений, происходящих из старолатинской версии.

(в) В этом пункте обсуждения греческой основы Вульгаты следует рассмотреть вопрос о том, какую часть Нового Завета Вульгаты реально составляет труд Иеронима. Ранее было общепринятым мнением, что Иероним, закончив редакцию Евангелий в 384 г., прошел по остальной части Нового Завета гораздо более бегло, оставив значительную часть старолатинской версии без изменений1113. Однако в XX веке эту точку зрения стали решительно оспаривать несколько ученых-католиков. Бенедиктинец Донатьен де Брюн выдвинул поразительный тезис: текст посланий Павла в Иеронимовой Вульгате — не что иное, как работа Пелагия1114. В поддержку этого положения он выдвигает два основных аргумента: (а) в своих комментариях Иероним очень часто одобрительно цитирует ту форму текста посланий Павла, которую сам же отверг при создании Вульгаты; (б) Пелагий не только цитирует Вульгату - он достаточно хорошо знал греческий язык, чтобы создать такую версию. Доминиканец Лагранж, хотя и отрицает роль Пелагия в создании Вульгаты, подводит читателя к выводу, что Иероним никак не участвовал в подготовке Посланий к Римлянам и Галатам Вульгаты.1115 Несколько лет спустя иезуит Ф. Каваллера вслед за де Брюном заявил, что Иероним не принимал участия в создании версий Деяний, Посланий и Апокалипсиса Вульгаты1116.

Как и следовало ожидать, не было недостатка в оппонентах, столь же горячо отстаивающих традиционную точку зрения; особого внимания заслуживают Буонаюти1117, Манжено1118, Чапмен1119 и Саутер1120. Возражая де Брюну, Чапмен утверждает, что в период создания комментария на Павла Пелагий не знал греческого языка и не предлагал никаких греческих чтений. Кроме того, Саутер обнаружил основания для вывода, что писец кодекса Augiensis cxix Expositiones Пелагия (см. ниже) заменил изначальные лемматы текстом Иеронимовой Вульгаты. По мнению Чапмена, основной довод в пользу того, что Иероним был редактором всего Нового Завета, - единство основных принципов, отличающих Вульгату в целом от старолатинской версии. На довод, что Иероним в своих комментариях принимает чтения, которые в Вульгате отвергает, Чапмен отвечает: (а) Иероним счел нужным изменить мнение о некоторых деталях за время между написанием комментария и завершением редактуры Вульгаты (391 г.); и (б) в других случаях Иероним был просто непоследователен в своей литературной работе.

Недавний спор о подлинной природе Пелагиева текста посланий Павла касается, в частности, статистики цитат из Писания в двух разных рукописях его трудов: в MS. Augiensis cxix из Государственной библиотеки в Карлсруэ и в рукописи № 157 из Баллиол-колледжа в Оксфорде, где представлены чтения, родственные старолатинским свидетельствам. Неллессен1121 и Борсе1122, ученики Карла Теодора Шефера1123, считали Баллиолскую рукопись самым надежным свидетельством Пелагиева текста посланий Павла. Это еще не та самая Вульгата, но уже некая вульгата конца IV в., все еще содержащая старолатинские чтения.

<< Предыдущая

стр. 17
(из 26 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>