<< Предыдущая

стр. 2
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

российских экономических реформ не рассматривается вообще, а
лишь констатируется как "необъяснимая аномалия". Подобную же
позицию несложно обнаружить во многих других западных публика­
циях, посвященных анализу переходной экономики . Авторы серии 3



работ по российской "виртуальной экономике" К. Гадди и Б. Икес
прямо называют Россию 1990-х гг. "ошибкой в мировом экономи­
ческом развитии" . 4



В этой связи представляется целесообразной разработка учеб­
ного курса по макроэкономическим аспектам экономики переход­
ного периода, построенного на принципах западной экономиче­
ской школы, но учитывающего опыт и реалии российских реформ.
Предлагаемый вниманию читателя учебный курс имеет сле­
дующую структуру.
Первая лекция содержит обсуждение предмета переходной
экономики в двух взаимосвязанных аспектах.
• Эмпирический аспект: опыт экономических реформ 1980-х—
1990-х гг. в постсоциалистических странах Центральной и Восточ­
ной Европы. Анализируются главные причины, цели и задачи пе­
рехода от "плана" к "рынку".
• Теоретический аспект: анализируются программы реформ,
принципы Вашингтонского и поствашингтонского консенсусов.
Рассмотрена критика основных положений Вашингтонского кон­
сенсуса Дж. Стиглицем, Я. Корнай, Д. Нортом. Анализируются при­
чины неудач первоначальных моделей и прогнозов динамики эко­
номических преобразований. Основная идея первой темы: для по­
строения успешных прогнозов, моделей и программ реформ необ­
ходим анализ и учет институциональных и структурных факторов
экономической трансформации.
Во второй лекции раскрываются методологические принци­
пы исследования переходной экономики. Краткое введение в исто­
рию структурного анализа экономических систем, построенное на
работах В. Ойкена, В. Леонтьева, Э. Фелпса, Я. Корнай, завершает­
ся формулировкой основных принципов экономического структу­
рализма в контексте ключевых проблем экономической трансфор­
мации. Анализируются определения переходной экономики как

Coricelii F. Macroeconomic Policies and the Development of Markets in Transition. Bu­
3



dapest: CEU Press, 1998; Roland G. Transition Economies: Politics, Markets, Firms. Cambridge:
M I T Press, 2000.
Gaddy C , Ickes B. To Restructure or Not to Restructure: Informal Activities and Enter­
4



prise Behavior in Transition: WD1 Working Paper. 1998. № 134; Gaddy C , Ickes B. Stability and
Disorder: An Evolutionary Analysis of Russia's Virtual Economy: WDI Working Paper. 1999. № 276.




Предисловие


"дуальной системы" (Я. Корнай ), неравновесной биполярной мак­
5



роструктуры.
В третьей лекции дается широкий обзор и сравнительный
анализ макроэкономических фактов о переходных экономиках
Центральной и Восточной Европы, России и стран СНГ. Рассмат­
ривается характерный U-образный график динамики агрегирован­
ного выпуска, промышленного производства, занятости и произ­
водительности труда в различных странах с переходной экономи­
кой. Ключевой вопрос темы: как объяснить U-образную динамику
основных макроэкономических показателей? Демонстрируется
недостаточность неоклассических и неокейнсианских подходов к
анализу этих устойчивых эмпирических закономерностей: эконо­
мический спад в большинстве стран с переходной экономикой был
гораздо глубже, чем это предсказывалось теоретиками Вашингтонско­
го консенсуса в 1990 г. Вместе с тем в Китае и Вьетнаме удалось из­
бежать начального трансформационного спада.
Далее анализируются основные гипотезы о механизмах эко­
номической трансформации: реаллокация ресурсов, дезорганизация
экономической среды, реструктуризация предприятий. Дается под­
робное изложение модели О. Бланшара, описывающей процесс ре-
аллокации ресурсов между старым государственным и новым част­
ным сектором экономики. Далее рассматривается структуралист­
ская модель процесса дезорганизации экономической среды и на
ее основе и н те р п рети ру юте я характер и причины трансформаци­
онного спада в начальный период экономических реформ. Под­
черкивается роль структурных факторов и структурных реформ в
преодолении трансформационного спада.
В четвертой лекции рассматриваются основные проблемы
экономической политики в переходных экономиках. Рассматрива­
ется модель "шоковой терапии" А. Берга и Дж. Сакса, положенная
в основу экономических реформ в Польше. Анализ модели Берга —
Сакса завершается дискуссией о преимуществах и недостатках по­
литики "шоковой терапии" в сравнении с градуальными реформами.
Углубленный сравнительный анализ "шоковой терапии" и градуа­
лизма далее проводится на основе мультисекторной макроэконо­
мической модели, в которой исследуются взаимосвязи "старого"
сектора реструктурируемых государственных предприятий и "но­
вого" сектора частных компаний с учетом факторов государствен­
ной структурной политики в сфере производства.

Kornai J. The System Paradigm: W D I Working Paper. 1998. № 278.
5




11
Предисловие


В пятой лекции рассматриваются макроэкономические моде­
ли динамики реального сектора в переходных экономиках. Изложе­
ние начинается с анализа основных проблем реального сектора пере­
ходных экономик: транформационный спад, инвестиционный кри­
зис, структурные диспропорции, отложенные структурные реформы.
Далее обосновывается типология переходных экономик: R-экономи-
ка — богатые природные ресурсы, преимущественное развитие экс­
портно-ориентированных добывающих отраслей и L-экономика —
относительно бедные природные ресурсы, акцент на развитии об­
рабатывающих отраслей.
Особое внимание уделяется макроэкономическому анализу
проблем переходной R-экономики. Рассматривается мультисектор-
ная макроэкономическая модель R-экономики, описывающая про­
изводственные и финансовые взаимосвязи сектора естественных мо­
нополий, экспортно-ориентированного и внутренне-ориентирован­
ного секторов. Подчеркивается принципиальный характер ценовых
диспропорций в сфере производства, обусловливающий значимость
немонетарных факторов инфляции в R-экономиках. Подробно рас­
сматриваются макроэкономические факторы роста производства в
R-экономиках. Анализируется характер "голландской болезни" в
R-экономиках и формулируется вывод о необходимости структур­
ных реформ в реальном секторе.
В шестой лекции рассматриваются макроэкономические моде­
ли эволюции кредитно-денежной системы в переходных экономи­
ках. Подробно рассматривается модель процесса долларизации в
переходной экономике, анализируются основные макроэкономи­
ческие факторы, предопределяющие динамику процесса доллари­
зации. Далее исследуется взаимосвязь динамики денежной массы,
обменного курса и инфляции в переходных экономиках. Особое
внимание уделяется исследованию уравнения спроса на деньги в
переходных экономиках; подчеркиваются различия в характере
факторов, определяющих спрос на деньги в рыночной и переход­
ной экономиках.
Далее анализируется политика реального обменного курса в
переходных экономиках, и особый акцент делается на проблеме вза­
имосвязи паритета покупательной способности (ППС) и обменного
курса. Исследуется влияние курсовой динамики на инфляцию и
экономический рост.
В седьмой лекции рассматривается роль государства в прове­
дении экономических реформ. Дается широкий обзор современ-


12
Предисловие


ной дискуссии о проблеме "размера правительства" в переходных
экономиках. Анализируются теоретические и эмпирические ис­
следования проблемы роли государства в процессе экономических
преобразований. Макроэкономический анализ проблемы взаимо­
связи динамики государственных расходов и темпов экономиче­
ского роста далее проводится на основе мультисекторной модели:
исследуются производственные и финансовые взаимосвязи между
основными структурными элементами реального сектора россий­
ской экономики, а также консолидированным бюджетом и соци­
альной сферой. К числу основных выводов анализа можно отнести
следующие. Существуют некоторые оптимальные уровни налого­
вой нагрузки на экономику и государственных расходов, обеспечи­
вающие максимальные темпы экономического роста в переходной
экономике. При этом оптимальный уровень государственных рас­
ходов зависит от ключевых параметров макроэкономической ситуа­
ции: мировых цен на экспортируемые ресурсы, реального обменно­
го курса, тарифной политики в отраслях естественных монополий.
В восьмой лекции дается структурный анализ рынка труда и
социальной сферы в переходных экономиках. Рассматриваются
мультисекторные модели динамики спроса на труд в переходных
экономиках: взаимосвязь с динамикой производства, базовыми
макроэкономическими параметрами. Особое внимание уделяется
анализу проблемы дифференциации по доходам в переходных эко­
номиках в рамках "польской" и "российской" моделей.
Девятая лекция посвящена анализу эволюции теневого секто­
ра в переходных экономиках. Для R-экономик характерен неуклон­
ный рост доли теневого сектора в ВВП, тогда как для L-экономик
характерна параболическая динамика доли теневого сектора в
ВВП, являющаяся зеркальным отражением U-образного графика
динамики агрегированного выпуска. Эти принципиальные разли­
чия объясняются существенной ролью механизмов торгово-
финансового посредничества в R-экономиках: распад макроэко­
номической структуры R-экономики на несколько секторов, от­
личающихся по условиям конкуренции на внутреннем и внешнем
рынках, приводит к резкому росту трансакционных издержек эко­
номических обменов и возможностям извлечения существенной
маржи за посреднические услуги.
1
лекция



ПРЕДМЕТ ПЕРЕХОДНОЙ
ЭКОНОМИКИ


1.1
Понятие переходной экономики

XX столетие с полным правом можно назвать эпохой становления
и крушения великих социальных утопий. Зарождение марксизма и
победа социализма в России, долгие мучительные поиски нацио­
нальной идеи в Германии 1910-х—1930-х гг. и приход к власти фа­
шистов с идеологией превосходства арийской расы — это были
первые попытки и плоды социальной инженерии, поначалу ка­
завшиеся на редкость успешными и перспективными.
После Гражданской войны большевикам удалось восстано­
вить экономику на основе НЭП а. Советская плановая экономика
в 1930-е гг. демонстрировала самые высокие темпы роста, выгля­
девшие особенно убедительно на фоне Великой депрессии в США
и Европе. С приходом Гитлера в Германии после гиперинфляции и
нищеты 1920-х гг. также наступил экономический подъем. Это бы­
ли звездные часы социализма и фашизма, когда казалось, что ре­
цепт социального благополучия наконец найден: жесткая центра­
лизация и планирование, активное вмешательство государства в
экономическую жизнь, целенаправленная социальная инженерия
в экономике, политике и идеологии.
Крушение фашизма во Второй мировой войне добавило вес­
кие аргументы сторонникам социализма. Советский опыт перени-


Ы
1.1
Понятие переходной экономики


мался не только в странах "народной демократии". В Японии, Фран­
ции тогдашняя мода на планирование вошла в национальный опыт.
СССР без всякой внешней помощи за 5—6 лет восстановил разру­
шенное войной хозяйство, показал высокие темпы экономическо­
го роста, успехи в науке и технике. В течение ряда лет СССР удер­
живал статус второй сверхдержавы и вплоть до начала 1980-х гг.
обеспечивал стратегическое равновесие с США.
Вполне естественно, что мысль о переходе от социализма к ка­
питализму до середины 1980-х гг. представлялась бредовой и фан­
тастической. Много говорилось о неоспоримых и очевидных пре­
имуществах социалистической системы, о врожденных пороках ка­
питализма — хаотичности социального развития, цикличности эко­
номических кризисов, росте социального неравенства и угнетения.
Самые смелые умы на Западе рассуждали о конвергенции социа­
лизма и капитализма, в СССР маститые экономисты с марксист­
ских кафедр твердили о неизбежности "загнивания" капитализма и
неминуемой победе социалистического строя в экономическом со­
ревновании с Западом.
В разреженных сферах экономической теории продолжалась
полемика О. Ланге с Ф. Хайеком о сравнительных преимуществах
и недостатках "плана" и "рынка". Аргументация Хайека [Хайек,
1993] ныне хорошо известна, она звучит так: никто не в силах
спрогнозировать социальное развитие. Какие блага будут востребо­
ваны потребителями, какие фирмы победят в конкурентной борь­
бе, какие формы организации хозяйства окажутся устаревшими —
ответы на эти вопросы может дать лишь сама жизнь. "Пагубная
самонадеянность" социальных инженеров — социалистов, комму­
нистов и фашистов — ведет к искажению естественных механиз­
мов социально-экономической самоорганизации, подавлению
конкуренции как "процедуры открытия" новых ценностей и форм
хозяйства.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>