<< Предыдущая

стр. 37
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

с относительной стабильностью занятости и умеренными темпами
безработицы? Как мог возникнуть 4—7-кратный разрыв в уровнях
общей и регистрируемой безработицы, свидетельствующий о сла­
бости стимулов к регистрации в государственных службах занятости?
Ответы на эти и многие другие вопросы коренятся в специфике
макроэкономической структуры и в особенностях поведения эко­
номических агентов в России.
В России реакция занятости на трансформационный шок была
заметно слабее, чем в странах ЦВЕ (см. рис. 8.1). Как правило, пере­
ходный период в странах ЦВЕ длился не более 2—4 лет, после чего
наблюдалось возобновление экономического роста. Падение ВВП
не превышало 25—33% (в нижней точке кризиса). При этом сниже­
ние численности занятых во всей экономике достигало 10—30%, а
в промышленности — 20—35%. Соответственно каждый процент­
ный пункт падения выпуска сопровождался снижением занятости
на 0,6—1,1 процентного пункта. Таким образом, динамика занятости
в странах ЦВЕ достаточно плотно следовала за динамикой выпуска.
Вместе с тем в России каждый процентный пункт падения выпус­
ка сопровождался снижением численности занятости примерно на
0,34 процентного пункта.
На уровне политэкономических оценок эти различия объяс­
няются отсутствием "жестких бюджетных ограничений" для боль­
шинства российских предприятий, которые за счет механизма вза-


183
Лекция 8
Рынок труда в переходных экономиках


имных неплатежей могли поддерживать достаточно большой штат
работников даже в условиях падения выпуска. Однако детальный
анализ позволяет вскрыть более глубокие механизмы, обусловлива­
ющие различия в динамике польской и российской моделей рынка
труда.



8.2
"Польская" модель функционирования
рынка труда

Как отмечалось выше, динамика занятости в большинстве пост­
социалистических экономик ЦВЕ была тесно связана с динамикой аг­
регированного выпуска. Это дало основания О. Бланшару [Blanchard,
1997] для построения так называемой "польской" модели рынка
труда, в которой основной акцент сделан на изучении взаимосвя­
зей между ростом выпуска в новом частном секторе, реструктуриза­
цией государственных предприятий и безработицей. Далее мы рас­
смотрим принципы построения этой модели, которые на содержа­
тельном уровне сводятся к следующим:
ш рост нового частного сектора снижает уровень безработицы;
• реструктуризация государственных предприятий приводит
к росту выпуска, но одновременно увеличивает безработицу;
• уровень безработицы, в свою очередь, влияет на темп роста
нового частного сектора и на скорость процесса реструктуризации.
В рамках "польской" модели рынка труда рост выпуска в эко­
номике происходит вследствие реаллокации ресурсов и реструкту­
ризации, а уровень безработицы остается постоянным в течение
всего переходного периода.
Напомним, что в модели Бланшара рассматривается измене­
ние занятости в государственном и новом частном секторах в ре­
зультате либерализации цен и ликвидации субсидий государствен­
ным предприятиям. Модель квазистатическая: до реформ безрабо­
тица равна нулю, после реформ вследствие сокращения занятости
в секторе государственных предприятий возникает безработица
U = 1 - N - N , где N — занятость в новом частном секторе, N —
s s


занятость в государственном секторе.


184
8.2
"Польская "модель функционирования рынка труда


Процесс создания рабочих мест в новом частном секторе опи­
сывается переменной Н:

Н = а(\ + в- и),

где (1 + д) — производительность труда в новом частном секторе;
w — рыночная ставка заработной платы. Таким образом, прирост
занятости в новом частном секторе определяется разностью между
производительностью труда и рыночной ставкой заработной платы.
Обозначим через V , V , V субъективную ценность для эко­
s u

номического агента работать в новом частном секторе, работать в
государственном секторе или быть безработным соответственно.
Эти оценки удовлетворяют следующим соотношениям:

rV =b + (H/U)(V -V ) + dV /dt
u p u u



rV =w + dV /dt
p p



rV =l + dVJdt
s



V =V +c.
p u




Здесь предполагается, что безработный получает пособие Ъ и
с вероятностью НIU имеет шанс найти работу в новом частном
секторе. Субъективная ценность иметь работу в новом секторе вы­
ше степени привлекательности безработицы на величину с. Из этих
уравнений следует, что

w = b + c(r + H/U)

и далее

Н=-^-(Х + в-(Ь + сг)),
U + са
са „ U .
w= (1 + в) + (Ь + сг).
и +са и +са
Отсюда видно, что количество новых рабочих мест в частном секторе
возрастает с увеличением уровня безработицы. Рыночная ставка за­
работной платы является убывающей функцией уровня безработицы.
Другой существенной составной частью модели Бланшара яв­
ляется описание процесса реструктуризации предприятий государ-


185
Лекция 8
Рынок труда в переходных экономиках


ственного сектора. Предполагается, что реструктуризация ведет к
увеличению производительности труда с 1 до (1 + 0 ) , но влечет за
собой снижение занятости с 1 до Л < 1. Предполагается, что выпуск
возрастает в результате реструктуризации, т.е. Л{\ + 0) > 1.
Процесс реструктуризации может быть "запущен" лишь при
выполнении условия

V <AV +(l-A)V ,
s p u




означающего что совокупная ценность от реструктуризации для ра­
ботников выше, чем ценность работать на государственном пред­
приятии.
Выводы модели: реструктуризация влечет за собой как увели­
чение выпуска, так и сокращение занятости. Решение о проведении
реструктуризации зависит, помимо прочего, от состояния рынка
труда: чем выше уровень безработицы, тем менее вероятно прове­
дение реструктуризации.
Общий характер эволюции рынка труда, по Бланшару, таков:
доля занятых в государственном секторе постепенно сокращается,
доля занятых в частном секторе возрастает, а доля безработных ос­
тается приблизительно постоянной в течение всего периода транс­
формации.



8.3
"Российская" модель функционирования
рынка труда

Рассмотренная выше "польская" модель является конвенциальной
моделью функционирования рынка труда в постсоциалистических
экономиках ЦВЕ. Вместе с тем она мало что или почти ничего не
объясняет в эмпирических закономерностях функционирования
российского рынка труда. Как отмечает ряд исследователей [Капе-
люшников, 2001; Малева, 1998; Гимпельсон, 1997], особенностью
российского рынка труда является сохранение высокого уровня за­
нятости на предприятиях даже в условиях экономического спада.
На мой взгляд, объяснение этого феномена кроется в особенностях


186
8.3
"Российская "модель функционирования рынка труда


макроэкономической структуры российской экономики. Подчерк­
нем еще раз, что одной из отличительных черт российской модели
реформ стала "шоковая" ваучерная приватизация предприятий в
1993—1994 гг. и последовавшая сразу за ней в 1995—1996 гг. прива­
тизация крупных предприятий экспортно-ориентированного секто­
ра (нефтедобыча и нефтепереработка, черные и цветные металлы,
химия и нефтехимия, лесной комплекс). В результате, в отличие
от "польской" и "китайской" моделей реформ, главные проблемы
российского рынка труда возникают не в плоскости взаимодействия
нового частного сектора и государственного сектора экономики, а
з рамках вышеупомянутой "треугольной" модели взаимодействия
экспортно-ориентированного и импортозамещающего (внутренне-
ориентированного) сектора экономики, а также сектора естествен­
ных монополий. Несмотря на все усилия сменявших друг друга пра­
вительств, российская экономика в 1990-е гг. была и в 2000-е гг. ос­
тается "экономикой неплатежей" предприятий. Именно механизм
взаимных неплатежей предприятий позволяет этой экономике су­
ществовать в условиях глубоких структурных диспропорций в ре­
альном секторе. За счет взаимных неплатежей предприятий проис­
ходит финансирование оборотных средств в депрессивных отрас­
лях, что позволяет поддерживать сравнительно высокий уровень за­
нятости даже в условиях снижения спроса и выпуска предприятий.
Следует подчеркнуть, что "нормальный" рыночный способ
разрешения проблемы неплатежей состоял бы в банкротстве не­
платежеспособных предприятий и ликвидации всего "нерыночного
сектора" экономики [Ясин, 2001]. Однако в России, как известно,
социальный микроуровень реагирует на зачастую абсурдные дирек­
тивы, поступающие с политического и экономического макроуров­
ня, знаменитой "энергией бездействия" (по меткому выражению
М.Е. Салтыкова-Щедрина). Предприятия продолжают сохранять
высокий уровень занятости, не платя за поставки ресурсов от сво­
их контрагентов, задерживая выплаты заработной платы работни­
кам, в надежде на скорое благоприятное изменение политической и
экономической конъюнктуры. Правительство же ломает голову над
извечной проблемой "недоимок" и устраивает "потемкинские де­
ревни" с показательно выпоротыми и все же счастливыми непла­
тельщиками налогов.
Напомним основные положения, касающиеся трехсекторной
R-модели, изложенные в предыдущих лекциях: три основных сек­
тора экономики, различающиеся по условиям конкуренции на


187
Лекция 8
Рынок труда в переходных экономиках


внутреннем и внешнем рынке — экспортно-ориентированный
сектор, имеющий возможность зарабатывать твердую валюту за
поставки сырьевых ресурсов на экспорт; естественные монопо­
лии, стремящиеся к росту тарифов; и внутренне-ориентирован­
ный (импортозамещающий) сектор, характеризующийся крайни­
ми по степени неблагоприятности условиями конкуренции. Далее
мы рассмотрим предельно упрощенную версию модели, в которой
предполагается, что предприятия внутренне-ориентированного
сектора поддерживают сравнительно стабильный уровень занято­
сти за счет неплатежей за поставки ресурсов от экспортно-ориен­
тированного сектора и естественных монополий. Пользуясь обо­
значениями, введенными в лекциях 5 и 7, запишем:


Inc = Y -ep Y? +D-Y*p +D, (8-1)
d Pd d e m d



_C(W/p ) d

˜
d




ept




<< Предыдущая

стр. 37
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>