<< Предыдущая

стр. 40
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ды экономической деятельности;
• неформальную экономику, охватывающую все виды эконо­
мической деятельности, не включаемые в определение ВВП;
• экономический андеграунд, избегающий официальной реги­
страции и учета;
• криминальную экономику, которая вовсе не в ладах с законами.
В дальнейшем я буду пользоваться наиболее широким опре­
делением "скрытой экономики". Сразу оговорюсь, что в цель этой
лекции не входят ни уточнение определении скрытой и теневой
хозяйственной деятельности, ни новые оценки ее масштабов для
переходных экономик. На мой взгляд, для макроэкономической
политики существенны не столько абсолютные оценки масштабов
теневой деятельности, сколько ее относительная динамика. Тем не
менее краткий обзор наиболее распространенных методов оценки
масштабов теневой экономики помогает прояснить некоторые детали


198
9.1
Определения и оценки масштабов теневой экономики


современных представлений о характере неформальной экономиче­
ской деятельности. На сегодняшний день сформировались следующие
основные подходы к оценке масштабов теневой экономики.
Анализ спроса на наличность [МагеШ, 1987; Tanzi, Shome, 1993;
Schneider, 1997]. Этот подход базируется на том, что теневая эко­
номика поглощает подавляющую часть наличных денег за вычетом
денег на руках у населения. Неформальные сделки совершаются за
наличные, что ведет к чрезмерному спросу на этот вид денег. Для
России расчеты по этому методу дают оценку теневой экономики
в 20% ВВП на начало 1993 г. и 39% на начало 1994 г. В 1997 г. раз­
личные источники приводят оценки 25% и 40% [Brodsky, 1997].
Многофакторный анализ [Frey, Week, 1984]. В этом полуэв­
ристическом подходе выделяются следующие факторы, определяю­
щие динамику теневой экономики — уровень налоговой нагрузки,
степень государственного регулирования экономики, уровень без­
работицы и др. Каждому фактору приписывается определенный
вес и далее прогнозируется динамика теневого сектора.
Метод электробаланса [Kaufmann, Kaliberda, 1996]. Идея это­
го метода довольно прозрачна: электроэнергию нельзя запасать
впрок и поэтому любое значимое превышение темпов спада реаль­
ного ВВП над темпом спада объемов потребления электроэнергии
свидетельствует о наличии теневого потребления электроэнергии.
Вместе с тем применимость этого метода к реалиям переходных
экономик является предметом оживленных дискуссий (см., напри­
мер: [Lacko, 2000]). В частности, отмечают фактор условно-пос­
тоянных издержек, которые приводят к некоторому превышению
динамики потребления электроэнергии над динамикой реальных
объемов производства; фактор структурных сдвигов в реальном сек­
торе — деградация энергосберегающих технологий в начальный пе­
риод реформ; а также факторы постоянного пересмотра и отсутствия
достоверных оценок динамики ВВП в переходных экономиках. Од­
нако следует признать, что показатель потребления электроэнергии
является одним из немногих надежно измеряемых параметров эко­
номической активности в переходных экономиках.
В табл. 9.1 приведены оценки доли теневой экономики в ВВП
в 1989—1995 гг. для стран с переходной экономикой, полученные
по методу электробаланса.


199
Лекция 9
Теневой сектор в переходных экономиках


Таблица 9.1
Динамика доли теневой экономики в ВВП
для стран с переходной экономикой, % ВВП

1990 г. 1991 г. 1992 г. 1994 г.
1989 г. 1993 г. 1995 г.
Азербайджан 12,0 22,7 39,2 51,2 58,0 60,6
21,9
19,3
Беларусь 12,0 15,4 16,6 13,2 11,0 18,9
Болгария 22,8 25,1 23,9 25,0 36,2
29,9 29,1
11,3 1
Чехия 6,0 6,7 17,6
12,9 16,9 16,9
11,8
Эстония 12,0 25,4 25,1
26,2 24,1
19,9
Грузия 12,0 63,5 62,6
36,0 52,3 61,0
24,9
Венгрия 27,0 28,0 30,6 27,7
32,9 28,5 29,0
Казахстан 12,0 17,0 19,7 27,2 34,3
24,9 34,1
Латвия 12,0 12,8 31,0
19,0 34,3 34,2 35,3
Литва 12,0 21,8 28,7
11,3 39,2 31,7 21,6
Молдова 12,0 18,1 27,1 37,3 39,7
34,0 35,7
Польша 15,7 19,6 23,5 19,7 15,2 12,6
18,5
15,7
Румыния 22,3 13,7 18,0 16,4 17,4 19,1
Россия 12,0 14,7 23,5 32,8 41,6
36,7 40,3
14,6
Словакия 6,0 7,7 15,1 17,6 16,2 5,8
45,7
Украина 12,0 16,3 33,6 38,0
25,6 48,9
12,0 7,8
Узбекистан 10,1 9,5 6,5
11,7
11,4
[Johnson, Kaufmann, Shleifer, 1997а].
Источник:

Расчет потребления электроэнергии домохозяйствами [Lacко,
2000]. Этот метод является модификацией предыдущего, только в
качестве диагностического параметра используется не общий объ­
ем потребления электроэнергии, а объем потребления электриче­
ства домашними хозяйствами. По мнению авторов метода, это по­
зволяет избежать проблем, связанных с внедрением энергосбере­
гающих промышленных технологий, и дает лучшую корреляцию с
объемами неформальной экономической деятельности.
Не вдаваясь в детали полемики об абсолютных оценках доли
теневого сектора в ВВП переходных экономик, обратим внимание
на следующие факты, достоверно воспроизводимые в оценках, по­
лученных при помощи различных методик: в одной группе стран
(Польша, Чехия, Венгрия, Словакия и др.) размеры теневого секто-


200
9.2
Анализ причин распространения теневой экономики


ра растут в первые годы реформ, а затем, по мере достижения фи­
нансовой стабилизации и начала этапа экономического роста, на­
чинают уменьшаться. В других же переходных экономиках (Россия
и страны СНГ, Румыния, Болгария и др.) доля теневого сектора в
ВВП неуклонно растет все годы реформ, невзирая на периоды фи­
нансовой стабилизации и кризисов. Этот же неуклонный рост те­
невого сектора характерен для многих развивающихся стран (Ве­
несуэла, Нигерия, Марокко, Перу и др.), что отмечается западными
[Сото, 1995; Jamada, 1996] и российским [Иванова, 1999] исследова­
телями.
Другой вопрос, связанный с приведенными выше оценками
масштабов теневой экономики в различных странах, касается ви­
дов неформальной экономической деятельности, которые отража­
ются в том или ином методе оценивания. Ясно, что метод электро­
баланса учитывает, в основном, теневое производство и весьма мало
приспособлен для оценки доли теневой торгово-посредническон де­
ятельности. В то же время метод оценки по критерию повышенного
спроса на наличность лучше отражает динамику финансового по­
средничества, но может давать большую погрешность, обусловлен­
ную сложностью разделения финансовых потоков по секторам
экономики.
Вместе с тем следует еще раз подчеркнуть, что для разработки
мер макроэкономической политики, направленных на борьбу с
теневой экономикой, важны не абсолютные оценки масштабов не­
формальной экономической деятельности, которые в любом случае
будут весьма приблизительными, а понимание и анализ причин,
обусловливающих тот или иной характер динамики теневого секто­
ра, и макроэкономических последствий этой теневой эволюции для
переходных экономик.




Анализ причин распространения
теневой экономики

Среди множества статей, посвященных анализу причин широкого
распространения неформальной экономической деятельности в
странах с развивающейся и переходной экономикой, можно выде-


201
Лекция 9
Теневой сектор в переходных экономиках


лить работы, анализирующие факторы микроуровня, и работы, свя­
занные с исследованием макроэкономических факторов распрост­
ранения теневой экономики.
Краткий обзор работ, посвященных анализу факторов микро­
уровня, содержится в статье А. Ивановой [Иванова, 1999]. Автор от­
мечает, что основными подходами к анализу микроэкономических
факторов распространения теневой экономики являются следующие.
• Легалистский подход, акцентирующий внимание на адми­
нистративных и юридических препятствиях для развития мелкого
и среднего частного бизнеса [Сото, 1995].
• Структуралистский подход, подчеркивающий значение
структурных факторов в динамике теневого производства: струк­
турная безработица в начальный период реформ, неэффективные
взаимосвязи финансового, реального и социального секторов эко­
номики [Tockman, 1978].
• Институционалистский подход: традиции уклонения от упла­
ты налогов, коррупция, распад социальной морали, высокие трансак-
ционные издержки легального экономического обмена [Chu, 1990].
• Этатистский подход: высокое налоговое бремя для легаль­
ного сектора экономики, неявная заинтересованность государства
в развитии теневой экономики [Marcouiller, Young, 1995].
Вместе с тем следует отметить, что чисто микроэкономический
анализ мало что проясняет в закономерностях распространения те­
невой хозяйственной деятельности в странах с развивающейся и
переходной экономикой, в частности уже упоминавшееся качест­
венное различие в динамике теневого сектора для разных групп
стран. На мой взгляд, существенное значение для понимания зако­
номерностей развития теневого сектора имеет макроэкономическая
структура той или иной переходной экономики.
В 1998—2000 гг. широкий резонанс получили работы К. Гадди
и Б. Икеса [Gaddy, Ickes, 1998; 1999], посвященные анализу рос­
сийской виртуальной экономики, представляющей собой, по мне­
нию авторов, ошибочную мутацию в мировом экономическом раз­
витии, вызванную неполной шоковой терапией 1992—1993 гг. Эти
авторы отмечают, что непоследовательный характер макроэконо­
мических реформ в России привел к повсеместному распростране­
нию бартера и неденежных форм взаимных расчетов между пред­
приятиями, представляющих собой специфические формы эконо­
мического обмена в виртуальной экономике.


202
9.3
Формальный анализ: макроэкономические модели динамики теневого сектора
в переходных экономиках


Виртуальность российской экономики — это синдром взаи­
мообусловленного существования открытой и теневой экономик,
порождающий фиктивные оценки экономического роста и кризи­
сы в финансовой сфере. Бартер, взаимные неплатежи между пред­
приятиями и неформальная экономическая деятельность — три
тесно связанных макроэкономических феномена, характеризующих,
по мнению Галди и Икеса, институциональную "ловушку", в кото­
рую угодила Россия в попытках реформировать свой хозяйствен­
ный механизм.
Взгляды и модели Галди и Икеса отличаются элегантной про­
стотой, а рекомендации в области макроэкономической политики —
завидным радикализмом. Так, все российские предприятия эти ав­
торы подразделяют на два класса — создающие и разрушающие
стоимость. В первый класс попадает, в основном, "Газпром", а во
второй — большинство российских недореструктуризо ванных
компаний, которые не мешало бы побыстрей обанкротить. Эти-то
"паразитарные" предприятия и используют бартер для сокрытия
разрушенной стоимости и ухода от налогов. Попытки государства
ужесточить бюджетные ограничения в виртуальной экономике обре­
чены на провал: большинство предприятий используют неденежные
формы взаиморасчетов.
Рекомендации "банкротить всех и вся" настойчивым рефреном
звучат в работах многих западных транзитологов, мало озабоченных
социальными импликациями этой политики. Эволюционистская
метафора "ошибочной мутации" диктует драконовские "меры" по
борьбе с неформальной и виртуальной экономикой.



9.3
Формальный анализ:
макроэкономические модели динамики
теневого сектора в переходных экономиках

Вначале поставим следующий вопрос: какие виды экономической
активности могут приобретать теневой характер в переходных эко­
номиках? Можно ли представить себе крупное промышленное пред­
приятие, выпускающее в значительных объемах теневую промежу-


203

<< Предыдущая

стр. 40
(из 45 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>