<< Предыдущая

стр. 7
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

I?@?@?@?"J
I@?@?@?6?J
PLLLLLLLLO
4... C:а3 5. G:d7 G:f5 невозможен из-за 6.Gd8+! Значит, играем 2.C:d5? Увы! Ладья d1 и слон g2 перестали защищать поле f1, поэтому черные в этом варианте спокойно продолжают 4... g6! и на любое отступление коня – 5... Cе3!, нападая на ладью и создавая угрозу 6... Gf1! Неожиданно сыграла свою роль и ладья f8. А ход конем на е3 покажется нам во много раз эффективнее, если мы увидим, что конь отнял у ладьи поле d1.
Партия завершилась так: 2.Gе1 C:а3 3.Cd6 Eс6 4.Gа1 Cc2 5.G:а6 d4 6.C:b5 E:g2 7.K:g2 Cg4 8.Cf5 d3 9. Gd6 G:f5 10. G:d3 Ce3+. Белые сдались.
НЕВОЗМУТИМЫЙ КОРОЛЬ
Для того чтобы шахматисты во время игры не только думали о красивых комбинациях, но и помнили о необходимости сохранять примерное материальное равенство, в шахматах существует правило, по которому игра заканчивается в случае гибели одного из королей – белого или черного, достаточно лишь сказать: «Шах и мат королю!»
Зачем надо постоянно поддерживать примерное материальное равенство? Затем, что если разменять побольше фигур, то даже одна лишняя пешка противника может пройти в ферзи и этим настолько увеличить его силы, что ваш король дожидаться слов «шах и мат» не станет, а сразу признает свое поражение.
Так как гибель короля означает конец игры, то короля надо защищать. Мы это хорошо знаем, всегда стараемся окружить его надежной охраной. Однако соперник, напротив, стремится своими действиями раскрыть позицию нашего короля, и в острой борьбе ему это часто удается. Что делать тогда?
В таких обстоятельствах помогает только одно–хладнокровие, внимательный анализ основных угроз, трезвая оценка самых невероятных вариантов. Этому за день-два не научишься, необходимо изучать классическую литературу, самостоятельно разбирать всевозможные позиции, моделировать опасные для королей ситуации. Помогает и опыт игры в открытых дебютах, точнее в дебютах гамбитного типа, где события часто развиваются хаотически и непредсказуемо.
MKKKKKKKKN
I?@?@/@?8J
I@#@?4#.?J
I?@?$?@?@J
I@?@?@?@!J
I?@?@+@?@J
I$!('@?2?J
I!@?&?@?@J
I6?@?@?.?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
99. Есть ли со стороны белых угроза, которую надо немедленно отразить? Какими средствами можно это сделать наиболее рационально? Какие при этом варианты вам кажутся форсированными, в чью пользу они заканчиваются?
На первый взгляд положение черных безнадежное, так как три тяжелые фигуры белых захватили вертикаль «g» и ведут прицельный огонь по крепости черного короля. Впрочем, крепостью это уже не назовешь: стены разрушены, видна лишь одна пешка, король сам по себе, фигур близко нет. Однако сейчас ход черных.
Справедливость шахматной игры в том, что на каждом ходу может пойти только одна фигура, и это не так мало, как иногда кажется, ведь партнер тоже ответит ходом одной фигуры. Однако искусство игры в шахматы заключается в умении найти такой ход, который создавал бы иллюзию, что одновременно ход сделали несколько фигур, так как сильный ход одной фигуры всегда улучшает работоспособность и взаимодействие нескольких других фигур.
Когда шахматисты ведут затяжную окопную войну в стиле большинства партий нынешних супертурниров, то находить такие ходы не трудно: угроз мало, события назревают медленно, всегда есть время улучшить позицию каждой фигуры Но в классической шахматной партии, где идет открытый бой, там нет времени на маневры и часто даже не видно хорошего ближайшего хода. Поэтому, хотя мы и знаем, какой по своим качествам ход надо искать, в позициях комбинационного типа найти такой ход удается не всегда. Обычно шахматисты издали планируют свои действия в острых ситуациях, но издали можно не все увидеть, кроме того, партнер всегда может преподнести сюрприз. Говорят о борьбе стратегий, о столкновении планов, о форсированных вариантах, но при этом забывают о самом существенном для игры в конкретных ситуациях – о борьбе одиночными ходами, из которых потом уже складываются те или иные планы. Таким образом, сейчас нам надо сделать ход.
В распоряжении белых есть сильная угроза: ход ладьей g7 с шахом, чтобы освободить поле g7 для ферзя. Грозит как Gg7–g8+, так и Gg7–h7+. Какими средствами располагают черные для отражения атаки? Чтобы избрать ход, они должны понять, что можно защитить, а что нельзя. Например, поле h7 дополнительно подкрепить трудно, а поле g8 можно. Но после 1 ... If8 2.Ig5 придется играть 2 ... Gе6, тогда опять поле g8 будет защищено только один раз. Вот так, по крупицам собирая крохи информации, продвигаются шахматисты к нужным знаниям: оказывается, надо защитить не только поля g8 и h7, но в перспективе желательно прикрыть и поле h6. И сколько бы мы ни вертели, словно кубик Рубика, ходы и вытекающие из них варианты, решить задачу тройной защиты нам не удастся.
Что же делать в таких случаях? Прежде всего сохранять самообладание. Поискав какое-то время пути защиты, посчитав варианты, мы понимаем: прямой защиты от шаха ладьей у черных нет. Надо искать обходные пути. Обращаемся за помощью к королю: какой из двух шахов кажется ему опасней–на g8 или на h7? Разумеется, на h7, подсказывает нам король, в ответ на Gg7–g8+ появится поле h7 и можно туда уйти. Очень ценная информация! Если шах на g8 не означает немедленного окончания игры, то, быть может, эту угрозу можно игнорировать? Появляется надежда, что защиту найти удастся.
Да, но как быть с полем g7, которое ладья хотела бы освободить для ферзя? Новая задача!
Конечно, хорошо играть в шахматы трудно, но если бы было легко, пользовались бы шахматы таким вниманием и симпатией? А задачу мы все еще так и не решили. Если б эту проблему нам предложили во время турнирной партии, когда каждая секунда на вес золота, то пришлось бы все наши рассуждения прокручивать в мозгу на баснословных скоростях. Так оно и происходит на самом деле, поэтому в первую очередь надо изучать методы шахматного мышления: это резко сокращает поиск конкретных ходов, они находятся интуитивно... Если можно разрешить шах ладьей на g8, то надо найти ход, который взял бы под контроль поле g7, вернее, найти фигуру, которая защитит это поле. Такой ход есть– 1... If6!, и после 2.Gg8+ Kh7 атака отбита.
Неужели, чтобы найти такой простой ход, надо было так долго рассматривать варианты? Опытный шахматист, без сомнения, сразу сыграет 1... If6. Почему? Потому что «равноценный» ход 1... If8 – пассивный, а ход 1... If6 – активный. Хорошо, конечно, если вы в силах найти вариант 1… If6 2.Gg8+ Kh7 3.Gg7+ Kh6 (100)
MKKKKKKKKN
I?@?@/@?@J
I@#@?@#.?J
I?@?$?4?8J
I@?@?@?@!J
I?@?@+@?@J
I$!('@?2?J
I!@?&?@?@J
I6?@?@?.?J
PLLLLLLLLO
4.Iе3+ Cf4, то есть догадаетесь, что у короля черных есть убежище на поле h6. Но будем откровенны, этот вариант увидеть может только опытный и хладнокровный шахматист.
В сумятице борьбы мы забыли даже посмотреть в тот угол, где притаился король белых. А ведь и ему не позавидуешь: нет ни одного хода, вокруг нависли черные кони, рядом вражеская пешка Достаточно беглого взгляда, чтобы тотчас понять: стоит сыграть Cd3–b4, затем Cb4–с2+ и роли переменятся – атака перейдет к черным.
Человек при игре в шахматы обычно стремится увидеть все-все, но это так трудно, что приходится всякий раз об этом напоминать. Например, после 1 .. If6 2.Gg8+ Kh7 легко можно не заметить вариант 3.Ig7+ I:g7 4. G1:g7+ Kh6 5 G:е8, а заметив, вообще отказаться от хода 1… If6 Действительно, в исходной позиции у черных нет сильной угрозы, есть только опасный для белого короля маневр Cd3–b4–с2+, от которого легко защититься ходом ладьи на с1. Разбирая на винтики и болтики позицию, надо сохранять спокойствие, только тогда можно не пропустить такую деталь, как ход ладьей на g7, и вовремя понять, что с поля g7 ладья за один ход не сумеет попасть на с1. Значит, после 5.G:е8 ход 5... Cb4 (или 5... Ce1) сразу решает партию, защиты у белого короля нет.
Рассуждения по поводу одного хода всегда кажутся скучными. Но «Самоучитель» в какой-то степени учебник для начинающих шахматистов, а не «Роман-газета», и он не может весь состоять из забавных историй. Конечно, играть в шахматы можно и по-иному: ход, нажим на кнопку часов, ответный ход, снова ход, не забыть про кнопку и т. д. Для разрядки после трудового дня годится и такая форма игры. Однако, для того чтобы иной раз получить истинное удовольствие от одного хорошо обоснованного хода, приходится долго изучать разные позиции, читать книги, слушать лекции профессионалов, заниматься самостоятельно. Никакие книжные примеры, сами по себе ничему научить не могут!
В разбираемой партии Лабурдоннэ–Мак-Доннель (матч, 1834) черные, конечно, видели ход 1… If6. Но каждое время диктует свои законы шахматной эстетики. Черные избрали эффектный вариант 1...Eg6! 2.hg Iе1+ 3.I:е1+ G:е1+ 4.G:е1 C:е1, и мат ходом Cе1–с2 неизбежен. Этот изумительный финал долгие годы поражал воображение любителей шахмат. И сегодня замысел А. Мак-Доннеля решить все проблемы простым ходом слона производит сильное впечатление. Но впоследствии в своем учебнике шахматной игры И. Цукерторт указал, что ход 1... Eg6 мог привести к... проигрышу. Если бы белые не торопились, а хладнокровно на каждом ходу оценивали меняющуюся обстановку, то они могли бы заметить вариант 3.Cb1!! K:g7 4.gf+ I:g3 5.feC+! Kf8 6.G:g3 или 3...I:g3 4.Gh7+ Kg8 5.gf+ K:h7 6.Gh1+!! Kg7 7.feI. Скажите откровенно, разве мы с вами это видели?
MKKKKKKKKN
I?@?@/@?8J
I@?@?@#.?J
I?@?@?@?@J
I$?@?@?2#J
I!@?@?"?@J
I@%@?@?@!J
I?@3@?@!6J
I@?@?4?@?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
101. Определите силу взаимных угроз, найдите защиту от каждой из них. Предложите ближайший ход за черных.
Позиция исключительно острая. В таких случаях решающим фактором для оценки часто является надежность укрытии для королей. Мы видим, что король белых хорошо защищен пешками, а черный король на открытом пространстве, ему помогают только... края доски. У черных сейчас ферзь против коня, но оба их ферзя далеки от своего лагеря. А при раскрытом короле материальные завоевания играют второстепенную роль, главное–возможность защитить короля. Черным прежде всего надо отразить угрозу Ig5-h6X.
Ход 1 ... Gе6 помогает мало: 2.Gg8+ и 3.Ig7X Играть 1 ... Ig6 как-то обидно: после 2.G:g6 fg черные теряют почти все пешки, и все равно король не имеет убежища. Тогда смотрим другие ходы, которые могут помочь в защите поля h6,– 1... Iе6 и 1... Iе6. Похоже, что и они не спасают: на 1... Iе6 есть ответ 2.Cd4!, а на 1 ... Ic6 столь же неприятна реплика 2.G:f7!, и черным вновь надо искать защиту, теперь уже от двух угроз–3.I:h5+ и 3. Ig7X.
Однако если мы на секунду-другую призадумаемся, то защиту все-таки найдем – в стрессовых ситуациях мозг шахматиста работает быстрее самой мощной ЭВМ: 1... Iе6 2.G:f7 Ig2+! 3.I:g2 Gе2 4.Gf8+ Kh7 5.Gf7+ Kh6 6.Gf6+ Kh7 7.Gf7+ Kh8, и ничья ввиду вечного шаха. А увидав этот вариант. тотчас сообразим, что зря не сыграли сразу 1...I:g2+!, форсируя ничью. Нет, отчего же ничью?! В партии Унцикер–Бронштейн (Гётеборг, 1955) белые после 2.I:g2 (если 2.K:g2, то 2...Gе2+ 3.Kf3 If2Х) 2 ... Gе2 сдались, так как в случае 3.Gg8+ Kh7 4.Gg7+ Kh6 (102)
MKKKKKKKKN
I?@?@?@?@J
I@?@?@#.?J
I?@?@?@?8J
I$?@?@?@#J
I!@?@?"?@J
I@%@?@?@!J
I?@?@/@16J
I@?@?4?@?J
PLLLLLLLLO
поле g6 охраняет пешка.
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ФИГУР
MKKKKKKKKN
I?0?@+4?8J
I.?@?0?@#J
I?@#,?@?@J
I@#@#&#@?J
I?"?"'@?@J
I@1@?"?"?J
I?@?@?@)"J
I.?@?*?6?J
PLLLLLLLLO
Ход белых
103. Чей конь занимает более сильную позицию? Найдите «слабые» диагонали, проникнув на которые, можно усилить роль своих слонов. Какие пешки мешают слонам проявить свою силу? Предложите ход за белых.
Позиция белых лучше, их ладьи захватили открытую вертикаль, а одна уже проникла на седьмую горизонталь. Удачно расположен и белый конь. Взять коня слоном черные не могут, так как тогда губительным образом скажется слабость черных полей. Ферзь, обе ладьи и белопольный слон черных занимают пассивные позиции, не создавая сопернику никаких угроз.
Король черных спрятался в угол, но совсем не прикрыт по диагонали a1–h8. Единственная активная фигура черных–это конь на поле е4, но он там в одиночестве, к тому же всегда может быть обменен на слона g2. Если бы сейчас был ход черных, то полезным можно было бы считать маневр ферзем на h6, беря на прицел пешку «е». Однако ход за белыми.
Во время игры шахматист не рассуждает так, как об этом он рассказывает после партии. Что-то он видит подсознательно, что-то совсем не видит, о чем-то догадывается, чего-то опасается... Кроме того, подспудно шахматист помнит «историю игры», что облегчает ему понимание психологии соперника в данный момент, дает знание тех факторов, на которые тот будет обращать внимание. Позиция эта возникла в 22-й партии матча Бронштейн–Ботвинник (Москва, 1951). Игра проходила в жестоком цейтноте.
Молниеносная оценка позиции подсказывает, что единственная пассивная фигура в лагере белых–слон е1. Поэтому верным ходом будет 1.g4!, открывая дорогу слону на h4. Есть и побочный эффект: в случае ответа 1... fg белые могут разменом на е4 открыть своему ферзю диагональ b3–g8. Так что черным лучше не бить пешку. Но как же тогда им играть, ход делать надо, истекают последние секунды, флажок скоро зависнет, нет возможности заняться бессистемным перебором, который так любят сегодня гроссмейстеры. Перебор-то перебором, но ведь он возможен только в домашней обстановке, а во время напряженной партии, когда надо экономить время, все варианты рассматриваются урывками, по принципу «мне показалось, что...» или «кажется, тут что-то есть».
Вероятно, наиболее логичным ответом для черных было 1... If6, не пуская слона на h4. Однако слон спешил не только на h4, его устраивала и позиция на g3. Поэтому вариант 1.g4 If6 2.E:e4 fe 3.Eg3! при более близком знакомстве тоже вряд ли мог черных успокоить: ладья а7 по-прежнему сковывает действия их фигур, а открывшаяся линия «f» может подсказать белым план с переводом ладей на эту вертикаль. Разве можно в цейтноте провести скоростной системный перебор вариантов, оценка которых всегда «в пользу белых», и невозможно определить, который из них обещает «максимальную устойчивость для черных»?
Финал партии хорошо известен: 1.g4 fg 2.E:e4 de 3.Eh4 G:е5 4.de E:e5 5.Gf1 Ig8 (104)
MKKKKKKKKN
I?0?@+@38J
I.?@?@?@#J
I?@#@?@?@J
I@#@?,?@?J
I?"?@#@#*J
I@1@?"?@?J
I?@?@?@?"J
I@?@?@-6?J
PLLLLLLLLO
6.Eg3 Eg7 7.Ig8+. Черные сдались. Разобрав по частям весь этот вариант, мы увидим, что почти все мотивы, которые мы видели при поисках лучшего ответа на 1.g4, присутствуют в реально сделанных ходах, иногда мы угадывали и сами ходы... Зачем черные пожертвовали качество ходом 3... G:е5? Чтобы избавиться от навязчивых ходов белого коня на поля с6, d7, f7 и g6. Если сыграть 3...G:а7, то после 4.G:а7 силовая линия белой ладьи достигла бы пешки h7, кроме того, уход ладьи с е7 позволял белому ферзю рассчитывать на ход Ib3–е6. Скажем, в случае 4... If5 белые могли продолжать атаку ходом 5.Eg3, а могли сыграть и более остро: 5.Gf7 E:f7 6.C:f7+ или сразу 5.Cf7+.
MKKKKKKKKN
I?@/@?@7@J
I@+@'@?$#J
I?$#0?@?4J
I@?(?$#@?J
I?*!@?@?@J
I&?2?"!@?J
I!@?@)@!"J
I.?@?@-6?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
105. Найдите сильные и слабые фигуры у обеих сторон. Определите слабые пешки. Какое значение для белых и черных ладей имеют открытые вертикали? Ведется ли какая-нибудь игровая борьба между ферзями? Чей король легче может быть атакован? Видите ли вы в позиции комбинационные мотивы, которые позволили бы. сделать нестандартный ход «с жертвой»?
Позиция кажется примерно равной, в таких случаях очень многое зависит от очереди хода, особенно если у обеих сторон есть слабости. В лагере белых слабыми фигурами можно считать слона е2 и коня а3, в лагере черных–слона b7. Остальные фигуры в равной мере участвуют в игре. У черных имеется слабая пешка «b», которую белые, правда, пока не могут атаковать ни пешкой а2, ни ладьей: пешку тормозит конь, а линию для ладьи перекрывает слон. Черная ладья по линии «d» не имеет видимых целей. Борьбы между ферзями активной нет, хотя их интересы в одной точке и пересекаются: черный ферзь держит под наблюдением пешку «е», а ферзь белых пешку охраняет.
Комбинационный мотив, если поискать, можно найти в любом положении. И в этой спокойной позиции, если пойти 1...Cd3 и заставить слона взять коня, то в варианте 2.E:d3 I:е3+ 3.Gf2 G:d3 4.Iе1 I:е1+ 5.G:е1 с5 6.Ed2 G:а3 черные выигрывают фигуру. Может быть, так и надо играть? Но если слон не возьмет коня? Ведь уход коня с поля с5 открывает диагональ b4–d6, и слон сможет взять черную ладью: вариант 2.E:d6 I:d6 3.E:d3 приведет к позиции, где у белых лишняя ладья! Нет-нет, надо искать стандартный ход, позиция для комбинационного решения еще не созрела...
Для того чтобы принять решение жертвовать ладью d6, надо сохранять объективность в оценке положения всех фигур, а не только тех, которые активно играют в примерных вариантах. Если мы четко представим себе, что после 2.E:d6 остается без защиты белый ферзь, и вспомним ход Ih6:е3+, то молниеносно увидим вариант 1...Cd3 2.E:d6 I:е3+ 3.Gf2 I:f2+ 4.Kh1 I:е2, где лишняя фигура будет уже у черных. Однако зачем белым играть 3.Gf2? Не надо так играть, но это черные увидели! А увидев, что нельзя играть ладьей и что король должен уйти в угол, черные обязаны заметить, что расстояние между королем и конем d3 позволяет объявить шах с поля f2.
Накопив так много информации, наш мозг начинает ее обрабатывать. Я не компетентен говорить о сложных проблемах медицины, тайну работы мозга изучают крупнейшие ученые мира, но на базе собственных ощущений и многолетних наблюдений представляю, каким образом информация о комбинационных элементах преобразуется в сознании в четкое видение комбинационного сложного варианта. Чтобы процесс этот был понятен, гроссмейстеры обычно переводят скоростные интуитивные решения, принятые не без помощи психологии, на доступный язык вариантов; при этом теряется вся многослойная структура сложной мысли.
В нашем примере после очевидного 1... Cd3 белые не могут брать ладью–2.E:d6 из-за 2...I:е3+ 3.Kh1 Cf2+ 4. G:f2 I:с3. А в случае 4.Kg1 можно даже объявить шах и мат: 4...Ch3+ 5.Kh1 Ig1+ 6.G:g1 Cf2X! Шахматист опытный все это может рассчитать в уме, не глядя на доску, но для начинающих это совсем не легко. Для того чтобы научиться хорошо комбинировать, надо привыкнуть в уме разыгрывать комбинации самой различной длительности.
Пример взят из партии Олафссон – Бронштейн (Москва, 1959). Комбинацию с жертвой коня черные подготовили, сыграв последовательно с7–с6, Gе6–d6, на что белые ответили ходами Cb5–а3 и Id2–с3. Ход ферзем показал, что белые видели ход Cс5–d3, но только после Id2–с1. События развернулись так: 1...Cd3 2.Cс2 с5 3.Eа3 е4 4. Gad1 C7e5 5.f4 Gg6 6.Ce1 Ih3 7.E:d3 (106)
MKKKKKKKKN
I?@/@?@7@J
I@+@?@?$#J
I?$?@?@/@J
I@?$?(#@?J
I?@!@#"?@J
I*?2)"?@3J
I!@?@?@!"J
I@?@-&-6?J
PLLLLLLLLO
7...I:е3+, и оборонительная линия белых оказалась сломлена. К сожалению, в сильном цейтноте черные, удивленные ходом 7.E:d3, в последнюю секунду отказались от очевидного 7...Cg4, так как в варианте 8.gh C:е3+ 9.Kh1 не увидели взятия 9...C:d1 (9...ed+ 10.Ef3).
КОМБИНАЦИЯ-БУМЕРАНГ
MKKKKKKKKN
I?@?,?@/8J
I@?@?@?(#J
I#@?&3@?@J
I@?$+"#0?J
I!$?$?.?@J
I@!@1@?"?J
I?*!&?.?"J
I@?@?@?6?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
107. Черные могут сразу взять под удар ладью f4 ходом 1... Ch5, одновременно усиливая давление на пункт g3, где расположилась белая пешка. Есть ли у белых достаточная защита?
Здесь надо прежде всего изучить форсированный вариант 1... Ch5 2.G:f5 C:g3 3. G:g5 E:g5 4.hg Eе3. Почему надо начинать с этого варианта? Потому что мы неожиданно видим, как стоявшая в тени фигура – слон d8 – включается в атаку. Однако, согласитесь, во время игры до хода 1... Ch5 эту позицию увидеть было трудно. У разных шахматистов разная степень контурного видения. И эта способность видеть на разную длину в значительной степени определяет стиль, манеру, вкусы шахматиста. Обычно шахматисты гордятся умением заглянуть за горизонт, поэтому так ценились раньше смелые действия, изобретательность, находчивость, дерзость, способность к риску.
Ход 1... Ch5, вероятно, связан с риском. Во-первых, надо было увериться в том, что вариант до хода 4... Eе3 получается форсированно, а во-вторых, суметь представить себе все последствия этого варианта.
И вот, когда вы уже приготовились сыграть 1... Ch5, то вдруг видите, что после 2.G:f5 C:g3 в распоряжении белых имеется грозный шах 3.Cf7+. Самочувствие ухудшается еще до того, как вы в состоянии трезво оценить внезапное препятствие. Вероятно, лишь очень немногие умеют в такие минуты сохранить самообладание и, спокойно зафиксировав в мозгу позицию, решать извечный вопрос «быть или не быть?».
Очевидно, что угрозу черному королю надо ликвидировать любой ценой. Но как прийти к выводу о целесообразности хода Iе6:f7!, увидеть возникающие преимущества? Ответа я не знаю.
Все что знаю, так это классический совет Ласкера: план в шахматах надо проводить с железной настойчивостью, даже если встречаются по пути непредвиденные препятствия. К тому же сама акция Ie6:f7 еще не ведет к потере ферзя – белые могут его побить, только потеряв при этом право хода. Таким образом (об этом часто забывают) жертва не является жертвой в чистом виде. Вариант 1... Ch5 2.G:f5 C:g3 3.Cf7+ (или 3. G:g5 E:g5 4.Cf7+) ведет к тому, что черные сохраняют за собой право очередного хода. В шахматах, по сути дела, вечно идет борьба за право совершить ход.
В нашем примере жертва ферзя позволяет сохранить не только право хода, но и коня, который ходом Ch5:g3 занял угрожающую по отношению к королю белых позицию. Поэтому давайте посмотрим позицию после примерного варианта 1... Ch5 2.G:f5 C:g3 3.G:g5 E:g5 4.Cf7+ I:f7 5.G:f7. Издали, пока ладья была на f2, а слон на d8, трудно, почти невозможно увидеть, что ладья окажется на f7, а слон попадет на е3 с шахом. К тому же можно вновь стать жертвой испуга из-за варианта 5...Eе3+ 6.I:е3 de 7.e6+ Gg7 8.Gf8Х! И опять издали трудно увидеть, что конь имеет возможность объявить вскрытый шах 6... Cf5+. Поэтому белые должны вернуться ладьей–6.Gf2 и... здесь мы остановимся. Читатель согласится, вероятно, с тем, что ради такой позиции имело смысл пойти на дерзкую атаку 1... Ch5.
Мы сильно отклонились от исходной позиции, взятой из партии Тарраш–Вальбродт (Гастингс, 1895). Взамен энергичного хода Cg7–h5 юный К. Вальбродт сделал ход пассивный, хотя и побил при этом пешку: 1... I:е5. В турнирном сборнике Г. Пильсбери так прокомментировал это решение: «Позиция наполнена красивейшими возможностями, и черные позволяют себя переиграть более опытному оппоненту. Это было неразумным шагом – брать белую пешку, тем самым нарушая принцип о недопустимости располагать короля и ферзя на одной диагонали со слоном соперника. За это легкомыслие черные платят дорогой ценой».
А что же в действительности произошло в партии, вправе спросить любознательный читатель? А произошло вот что. На 1...I:е5 белые ответили 2.C:f5. Далее события разворачивались, как в хорошем приключенческом фильме: 2... Ch5 3.G:d4 C:g3 4.C:g3 G:g3+ 5.hg G:g3+ 6.Kf1 G:d3 7. Gg4 (108).
MKKKKKKKKN
I?@?,?@?8J
I@?@?@?@#J
I#@?@?@?@J
I@?$+4?@?J
I!$?@?@-@J
I@!@/@?@?J
I?*!&?.?@J
I@?@?@5@?J
PLLLLLLLLO
Черные сдались.
РАЗНОЛИКИЕ ПЕШКИ
Сегодня даже не хочется верить, что слова А. Филидора из его трактата о шахматной игре «я хочу предложить публике новинку–игру пешками» были действительно новшеством в 1749 году. Вероятно, цель и смысл шахматной игры для любителей того времени состояли не в том, чтобы логичными маневрами стеснить противника и добиться его капитуляции, а в том, чтобы смелыми ходами отдельных фигур внести переполох в ряды неприятеля, после чего, в зависимости от ситуации, проявить выдумку, изворотливость, догадливость, стойкость. В те годы шахматы были только игрой, и это накладывало свой отпечаток и на сами ходы, и на стремления шахматистов, и на вкусы немногочисленных зрителей.
Для того чтобы иметь возможность применить на деле способности своих фигур, не только полезно, но и совершенно необходимо знать, как в различных ситуациях действовать пешками. Здесь как никогда уместно вспомнить бессмертное творение Л. Кэррола «Алиса в стране чудес»:
«– По какой дороге я должна идти? – Это в значительной степени зависит от того, куда вы хотите прийти».
В течение нескольких последних столетий роль пешечного наступления с левого фланга недооценивалась. Тому виной... утерянные партии Филидора и... недоверие шахматистов к простой истине, ясно высказанной известным военным теоретиком V века Вегецием: «...в боевом порядке главнокомандующий должен был находиться на правом фланге между пехотинцами и всадниками, руководя охватом правого фланга противника с целью выхода ему в тыл». Далее: «Первый помощник главнокомандующего занимал место в центре боевого порядка пехоты и руководил ее действиями». И наконец: «Второй помощник находился на левом фланге, который был наиболее уязвимым местом». Сравнение с военным строем вполне правомерное, так как современные шахматы – это не что иное, как модель древних воинских битв средствами средневековой армии.
Есть и другое, земное объяснение, почему идея пешечного охвата фланга противника и сегодня не пользуется симпатией. Когда шахматист, играющий белыми, стремительно бросает вперед королевскую пешку, то играющий черными столь же охотно отвечает таким же ходом и... совершает опасный шаг. Автор далек от мысли назвать этот шаг ошибкой–ход е7–е5 входил, входит и будет входить в арсенал атакующих средств сильнейших шахматистов мира. Но в том-то и загвоздка, что сильнейшие шахматисты могут себе позволить этот ход, а малоопытные игроки, встречаясь с более сильными, так играть не должны.
Заглянув в старинные учебники, мы легко найдем тысячи поединков, протекавших по одному и тому же образцу: в ответ на ход е2–е4 черные отвечали симметрично, белые тотчас атаковали пешку ферзем, конем, пешками – по-всякому, черные вынуждены были ее защищать и по чужой воле втягивались в ближний бой при невыгодных обстоятельствах. Из-за того что шахматное поле битвы имеет ось симметрии по экватору, а не поперечную ось от лагеря к лагерю, то при атаке центральной пешки черные вводили в бой не те фигуры, которые действительно нужны для защиты своего лагеря, а те, которые нужны для защиты пешки и слабостей, возникавших в связи с ее защитой. В то же время белые атаковали как раз теми силами, которые можно было удобно перестроить для будущей атаки на короля. Таким образом, атака пешки е5 была для них выгодным тактическим эпизодом, а для черных ее оборона превращалась чуть ли не в главное сражение всей партии. Так зачем сильнейшие играли 1... е5? О, они знали, что слабые не будут действовать лучшим образом, и часто ход борьбы подтверждал эти предположения. Увязнув в первой атаке, белые теряли инициативу, после чего черные наносили мощный ответный удар...
Шли годы, методы атаки и защиты совершенствовались, появились новые способы развития, изменилось и отношение к пешкам: теперь, как правило, говорят не просто о пешках, а о пешечных группах, структурах, выделяя тем самым проблему взаимодействия сил.
Систематизировать все наступательные и оборонительные функции пешечных групп невозможно, но о самом необходимом сказать надо. В районе расположения своего короля пешки выполняют роль прикрытия, эти пешки желательно далеко не выдвигать. Зато если короли укрылись на разных флангах, то пешки, нацеленные на королевскую крепость противника, не только можно, но и нужно при первом же удобном случае смело бросать вперед, сгоняя с удобных позиций фигуры партнера, разрушая пешечные заслоны, открывая для своих ладей вертикали, а для слонов диагонали. Естественно, что противник не будет ждать столь губительного развития событий. Он загодя станет принимать меры против наступающих пешек. Так что в идеальном виде такой пешечный штурм вам удастся провести раза два за всю жизнь, не более того. И как бы мы ни обсуждали проблему «атака – защита», рано или поздно придем к выводу, что любое нашествие пешечной цепи будет остановлено.
Признав этот факт, мы должны будем перейти к рассмотрению вполне практической ситуации: обе цепи взаимно остановлены и застыли в напряженном ожидании. Чего они ждут? Вполне возможно, фигурных атак. Или пешечных. Оба способа атаки входят в арсенал шахматистов. Но есть существенное отличие: пешки атакуют застывшую цепь сбоку, как бы цепляя ее, а фигуры непременно с тыла. С тыла цепь имеет одну слабую точку, с фронта – две. Но бывает и так, что пешечная цепь неуязвима: фигуры не в силах пройти в тыл, а пешек, способных нанести удары с фланга, в данный момент нет.
Повышенное внимание к пешкам, проявляемое автором, объясняется очень просто: сегодня каждая шахматная партия так или иначе приходит к позиции, где поначалу мобильные пешечные ряды застывают, причудливо изогнувшись и упершись шлемами друг в друга. Какую же роль играют внешне пассивные пешечные цепи?
Прежде всего застывшая цепь не пускает пешки противника вперед, остановив их на определенных точках. Этим снимается забота все время следить за каждым возможным шагом пешек партнера. Другое, не менее важное обстоятельство: даже застывшая цепь обладает огневой силой, близко подойти к ней фигура не может – опасно. Однако пешки, застывшие на тех или иных полях, отнимают эти поля у своих фигур, часто мешая им занять отличные пункты для начала атаки. Кроме того, находясь на пересечении вертикалей, горизонталей, диагоналей, пешечные цепи лишают фигуры возможности проникать в лагерь соперника по весьма заманчивым маршрутам.
А теперь спросим, кому выгодна застывшая цепь? Ответ покажется простым, но будет вполне истинным: той стороне, чья цепь продвинулась дальше, оставив за собой больше простора для своих фигур. Труднее ответить на этот вопрос, когда на поле боя две пешечные цепи,–скажем, одна на королевском фланге, другая на ферзевом. Здесь решающим фактором в оценке является расположение короля. Лучше чувствует себя король, находясь позади далеко продвинутой цепочки, и хуже, если цепь своих же пешек прижимает его к первой линии. Парадокс? Нет. Когда у короля больше полей вокруг, его легче защищать. Это правило не действует при наступающих пешках, но при замкнутых цепях все как раз наоборот.
ОБРАЗОВАНИЕ СТОЙКИХ ПЕШЕЧНЫХ СТРУКТУР
Итак, самая правильная стратегия для подготовки наступления заключается в образовании стойких (но не застывших!) пешечных структур, способных долго держаться на месте, выполняя оборонительные функции: охранять фигуры, производящие перестройку, иметь возможность гибко изменяться, чтобы, например, окружить пешечную группу врага или вырвать одиночную пешку ради быстрого нападения на близко расположенную фигуру. Одновременно вы должны быть готовы к тому, что после обмена всех фигур пешечные фаланги станут главными боевыми силами. При всем том надо всегда помнить, что в эндшпиле, когда на доске остаются только короли и пешки, пешечные структуры должны сами себя охранять от нападения неприятельского короля, чтобы... не сковывать своего короля.
Выполнить все эти задачи трудно. Однако быть готовым к их выполнению нужно всегда, и для этой цели есть простые и почти безотказно действующие пешечные структуры, с которыми мы в дальнейшем познакомимся.
Теперь остановимся на вопросе, тесно связанном с пешечными структурами: образование в пешечной цепи амбразур для слонов. Ведь для дальнего обстрела пешечного прикрытия противника слоны незаменимы. Однако задача эта кажется невыполнимой, так как, пока мы будем сооружать укрытия для слонов, партнер выставит в центре две пешки и сила наших фианкеттированных слонов значительно снизится. Разумеется, сами пешки тоже подвергнутся атаке. Но не ради пешек были сделаны амбразуры, а ради пешечного прикрытия, что далеко не одно и то же. Пешечным прикрытием в самом начале игры являются пешки в районе вероятной рокировки.
Поэтому, когда хотят установить по флангам слонов, сначала берут под контроль одно из главных центральных полей. Если слона планируют выставить по большой белой диагонали, то делают предварительно ход с2–с4. Если же намерения ваши связаны с установкой ферзевого слона, тогда применяют первый ход Cg1–f3. Оба эти метода, конечно, не могут помешать противнику выставить заслон по диагонали, но его защитные действия помогут вам выиграть время для атаки, а могут даже натолкнуть на мысль о перемене места нанесения удара, поскольку в процессе построения заслона в лагере противника могут образоваться иные слабости.
Что защита от таких слонов требует внимания, хорошо показывает партия, которую мне довелось сыграть в турнире памяти Ч. Александера. Специальное жюри признало эту партию самой красивой из сыгранных в турнире. А потом ей присудил третье место за качество игры «Шахматный информатор» – официальное издание Международной шахматной федерации. Меня третье место не огорчило, так как я всегда помню изречение несравненного идальго Дон-Кихота, что первую премию дают за качества личные, а вторую – за литературные, и потому на литературном конкурсе вторая премия всегда становится как бы первой...
Каталонское начало
Бронштейн Кии
Тиссайд, 1975
1.с4 (этого хода я не делал, только объявил: по моей просьбе пешку передвинул известный английский мастер Мильнер-Берри, школьный товарищ Александера и долголетний его друг) 1... Cf6 2.d4 e6 3.g3 d5 4.Eg2 Cbd7 5.Cbd2 Ee7 6.Cf3 0–0 7.0–0 b6 8.b3 Eb7 9.Eb2 c5 10.е3 Gс8 11.Gс1 Gс7 12.Iе2 Iа8 13.Gfe1 Gfc8 14.cd E:d5 15.е4 Eb7 (109)
MKKKKKKKKN
I3@/@?@7@J
I$+0',#$#J
I?$?@#(?@J
I@?$?@?@?J
I?@?"!@?@J
I@!@?@%"?J
I!*?&1")"J
I@?.?.?6?J
PLLLLLLLLO
16.d5 ed 17.ed Ef8 18.Ce4 C:e4 19.I:е4 E:d5 20.If5 g6 21.If4 f6 22.Gcd1 с4 (110)
MKKKKKKKKN
I3@/@?,7@J
I$?0'@?@#J
I?$?@?$#@J
I@?@+@?@?J
I?@#@?2?@J
I@!@?@%"?J
I!*?@?")"J
I@?@-.?6?J
PLLLLLLLLO
23.Cg5 Gс5 24.G:d5 G:d5 25. bc fg 26.Ig4 Gf5 27.E:a8 G:а8 28.Iе4 Gd8 29.Id4 Kf7 30.g4. Черные сдались.
Если бы черные играли 20... h6, то после 21.Cg5 g6 22.E:d5 gf 23.E:f7! могли получить шах и мат. Дальнейшая атака тоже интересна, но методы ее проведения хорошо известны: надо прорубать просеки своим слонам и стремиться к тому, чтобы ладьи не только контролировали открытые вертикали, но и могли по ним вторгнуться в тыл противника с целью нанесения решающего удара по горизонтали. Так, после 23.Cg5 черные могли взять слона–23...E:g2. Однако они отказались от такого решения: после 24. G:d7 им было не ясно, как организовать защиту поля h8. Если на него попадет белый ферзь, к тому же при поддержке слона, то это будет губительно. Попутно белые угрожают съесть конем пешку «h», после чего прихватить по дороге и пешку f6. Поэтому не годится ход 24... Ic6, да и лучшее в данной ситуации решение–закрыть амбразуру слону белых–помогает только частично: 24...G:d7 25.I:f6 с3 26.Iе6+ Kh8 27.I:d7 Ib7 (слабее 27...Eg7 28.E:с3 G:с3 29.Gе8+) 28.E:с3+ G:с3 29.Id4+ Ig7 (хорошая позиция коня белых не позволит черным реализовать достоинства слонов в варианте 29... Kg8 30.I:с3 Eh1 31.f3) 30.I:g7+ K:g7 31.K:g2. На стороне белых материальный перевес–лишняя пешка в эндшпиле. Разумеется, Р. Кин обязан был идти на этот оптимальный вариант, но, как он сам признался, его смутил ход 23.Cg5.
Если делать профессиональный разбор поединка, то самым трудным в партии был ход 13.Gfе1, подготовивший прорыв в центре: этот ход позволил белым ценой пешки раскрыть диагонали слонам и обе центральные вертикали ладьям.
СИЛА ФЛАНГОВОГО НАСТУПЛЕНИЯ
Наступление пешек на фланге–обязательный технический прием в большом числе позиций. Продвигаясь вперед, пешки оттесняют чужие фигуры с занятых пунктов, а встретившись с пешками соперника либо обходят их сбоку, либо взаимными обменами освобождают пространство для фигурного сражения.
Движение группы пешек всегда заставляет соперника думать о защите. Если пешки подойдут близко к пешечной цепочке партнера, то, завязав бой, они неизбежно нарушат стройные ряды чужих пешек, между ними возникнут слабые пункты, через которые потом смогут прорваться ваши фигуры. Однако такое наступление пешек требует затраты шахматного времени – темпов.
Вполне естественно, что иногда партнер действует точно так же, но на другом фланге. Такой вид единоборства очень увлекателен. Кто успеет раньше? Этот вопрос вообще является для шахматной игры основополагающим – кто раньше хотя бы на ход успеет осуществить свою задумку, тот и побеждает в партии, как бы долго она ни продолжалась.
Обычно наступают пешками на том фланге, где нет вашего короля, но это необязательно: если позади пешек могут удобно расположиться свои же фигуры, тогда отодвинуть пешки от короля часто оказывается даже полезно.
Сицилианская защита
Капабланка Ильин-Женевский
Москва, 1925
1.е4 с5 2.Cc3 Cc6 3.g3 g6 4.Eg2 Eg7 5.Cge2 d6 6.d3 Cf6 7.0–0 0–0 8.h3 a6. Черные проявляют чересчур большой оптимизм. Конечно, Капабланка разыграл дебют не самым агрессивным образом, но он и в спокойных позициях умел находить «взрывные» ходы. Одним пассивным ходом черные, конечно, не проигрывают партию, но всякий проигрыш начинается с одного слишком нейтрального хода. За одним таким ходом последуют другие, они незаметно выстраиваются в цепочку, эта цепочка вызывает к жизни абстрактный план атаки на фланге–в результате большинство черных фигур останется вне игры.
9.Ee3 Ed7 10.Id2 Gе8 (неторопливая и пассивная игра черных помогает Капабланке начать четкий стратегический план пешечной атаки на фланге) 11.Cd1 Gc8 12.с3 Iа5 13.g4 Ged8 14.f4 Eе8. Черные продолжают укреплять позицию короля, не помышляя об активных действиях. Поэтому, накопив достаточно сил, белые переходят экватор пешками, освобождая поля для перегруппировки фигур. Читатели могут убедиться в том, что если противник не вскрыл вертикали для ладей, диагонали для слонов, не образовал сильные пункты в центре для коней, то пешечная атака на фланге развивается беспрепятственно.
15.g5 Cd7 16.f5 b5 17.Cf4 b4 (111).
MKKKKKKKKN
I?@/0+@7@J
I@?@'$#,#J
I#@'$?@#@J
I4?$?@!"?J
I?$?@!&?@J
I@?"!*?@!J
I!"?2?@)@J
I.?@%@-6?J
PLLLLLLLLO
А. Ильин-Женевский начинает атаку неприятельских пешек, стараясь вскрыть линию «b» и проникнуть ладьями в тыл белых. Любопытно отметить, что Капабланка предвидел этот план: он заблаговременно отвел коня на d1 и взял под профилактическую защиту (по Нимцовичу!) важное поле b2.
18.f6!! Великолепный ход белых производит впечатление на каждого, кто знакомится с этой партией и много наслышан о позиционной манере игры Капабланки. При этом совершенно забывают о другой черте стиля Капабланки– его «маленьких комбинациях». Читатели могут в полной мере насладиться красотой замысла белых: в позиции, где можно было ожидать дальнейшего позиционного усиления позиции, Капабланка внезапно жертвует пешку.
В шахматах обязательно надо атаковать. Но при этом не надо удивляться тому, что в расположении обеих сторон образуются пункты, защищать которые иногда очень трудно. Обычно тот, кто лучше умеет сохранить равновесия между атакой и защитой, получает возможность первым начать решительную атаку.
В данном случае черные могут взять пешку – 18... ef, но после 19.Cd5 на стороне белых сильная инициатива. Например: 19... fg 20.E:g5 f6 21. C:f6+ C:f6 22.E:f6 E:f6 23.G:f6 или 20...Gb8 21.E:d8 G:d8 22.Ce3. Даже если черные попытаются вернуть пешку путем 19... f5, то и тогда вариант 20.ef gf 21.G:f5 складывается в пользу белых. Удивительно, что позиция после хода 18.f6 не привлекла внимания аналитиков. Если черные вынуждены играть 18... Ef8, то позиция их уже проиграна.
18... Ef8 19.Cf2. Белые создают угрозу 20.fe E:е7 21.Cg4 E:g5 22. Cd5, после чего выясняется, что один слон не в силах прикрыть черные поля е7, g7 и h6. Конкретная игра в сложных позициях была еще одной сильной стороной импровизационного творчества Капабланки.
19... bc 20.bc e6 21. h4 (грандиозная по своей ясности игра!) 21...Gb8 22.h5 Gb6 23.hg hg 24.Cd1. Фантастика! Играть так, чтобы ход фигуры, словно мяч в спортивном поединке, менял игровые роли всех фигур, иначе чем волшебством не назовешь. Конь сперва взял под контроль поле d5, затем ушел на d1, предвидя атаку пункта b2, потом стал угрожать королевскому флангу черных, а теперь, вновь возвращается на d1. Чтобы защитить поле b2? Если бы только для этого! Ход Cf2–d1 создает условия для сильнейшего фигурного штурма, освободив ферзю дорогу d2–f2–h4. Вы спросите, куда стремится ферзь? К полю g7. Появиться там ему мешает пока слон f8, но когда этот слон будет разменян, игра тотчас закончится в пользу белых. Снова этот неутомимый конь: угрозу Cd1–f2–g4–h6+ предотвратить нельзя.
24... Cde5 (черные отчаянно ищут спасения от очевидных угроз, но на поле е5 не закрепиться: белые в любой момент могут прогнать его ходом d3–d4. К несчастью для Капабланки, этот путь тоже показался ему самым быстрым решением проблемы...) 25.If2 Cg4 26.Ih4 Cсе5.
Сколько чернил извели любители дотошного анализа, доказывая, что Капабланка был не прав, обронив фразу: «Выигрывал ход королем на h2». Разбирать многочисленные варианты компетентных аналитиков очень увлекательно, всегда возникает желание в чем-то не согласиться, с чем-то поспорить. Скажу откровенно, у меня всегда было ощущение, что в этой партии события разворачивались совсем не так, как их изображает летопись шахматных турниров и... сам Ильин-Женевский.
Более чем очевидно, что после 27.Ed2! (112)
MKKKKKKKKN
I?@?0+,7@J
I@?@?@#@?J
I#0?$#"#@J
I4?$?(?"?J
I?@?@!&'2J
I@?"!@?@?J
I!@?*?@)@J
I.?@%@-6?J
PLLLLLLLLO
у черных нет никакой защиты. Грозит и 28.Cf2, и 28.Ef3, и, наконец, спокойное 28.Eе1 с последующим нападением на коня ходом d3–d4. Вместо этого Капабланка сразу играет 27.d4, полагая, видимо, что этот ход выигрывает быстрее. При этом, не сомневаюсь, чемпион мира просто зевнул пешку с3. А его слова о том, что выигрывал ход королем на h2,–просто хорошая мина при плохой игре. Но авторитет Капабланки столь велик, что никто и не стал искать иной ход.
Партия завершилась так: 27.d4? C:е3 28.C:е3 I:с3 29.de I:е3+ 30.Kh1 de 31. Gf3 ef 32.G:е3 fe 33.Iе1 Gb2 34.I:е3 G8d2 35.Eh3 c4 36.а3 Ed6 37.Iа7 с3. Белые сдались.
Прежде чем поставить точку, мне кажется полезным вернуться к позиции после 24. Cd1. Капабланка этим ходом раскрыл свои карты: готовится маневр ферзя на h4. Здесь у Ильина-Женевского был удобный случай показать и свои козыри – вторжение ладей по линии «b». Если и после 24...Gdb8 25.If2 Gb1 аналитики найдут выигрыш за белых, то я в который раз сниму шляпу перед великолепной интуицией Капабланки.
СТОЛКНОВЕНИЕ ПЕШЕЧНЫХ ЦЕПЕЙ
MKKKKKKKKN
I?@?0?@/8J
I$#@3$+,?J
I?@#$?@'$J
I@?"?@?@?J
I?"%"!$#@J
I"1@?@!@?J
I?@?@%*!"J
I@?.-@?6?J
PLLLLLLLLO
Ход белых
113. Попробуйте оценить силу атаки белых в центре. Определите степень защищенности короля черных, рядом с которым только одна пешка. Предложите перспективный план игры за белых, укажите хороший ближайший ход.
Позиция носит очень сложный характер, типичный для партий, начатых староиндийской защитой. Белые заняли пешками центральные поля и в одной точке перешли линию экватора. Их фигуры поддерживают пешки и готовы к схватке. Но конкретный ход предложить трудно, потому что это связано с необходимостью... передать очередь хода черным. Вы спросите, зачем? Сейчас увидите.
Оценим позицию со стороны черных. Их король остался без пешечного прикрытия, но зато надежно защищен фигурами. Допустим, что ход черных. Какие есть в позиции мотивы, которые они могут использовать? Вряд ли черные станут бить пешку с5 – после d6:c5 и b4:с5 укрепляется центр белых. Атаковать коня ходом b7–b5 бессмысленно из-за с5:b6 (на проходе!). Может быть, активизировать ферзя путем Id7–е6–f6–g5? Но на это придется затратить три хода. К тому же, чтобы ферзь мог активно действовать, надо еще открыть вертикаль «g». Стоп, стоп . Нашли зацепку–вертикаль можно открыть сразу ходом g4:f3, значит, черные так и сыграют. Ну конечно же! Как белые ответят? Пешкой бить опасно из-за Id7–h3, надо брать ферзем. Итак, все понятно, белые должны сделать выжидательный ход, скажем, 1.Kh1, и на 1 ... gf ответить 2 I:f3.
Такая оценка позиции в общих чертах верна. Но в шахматах кроме стратегических планов большую роль играют сиюминутные тактические нюансы. Увидеть абсолютно все комбинационные возможности в позиции – недостижимая мечта каждого шахматиста, но при определенной тренировке угрозы на ход-два видеть можно. В нашей оценке позиции из общих соображений о тактике мы забыли. А оказывается, что, перемещаясь с b3 на f3, белый ферзь перестает защищать ладью d1. Такая пассивная силовая линия (b3–d1) редко учитывается при расчете вариантов, это-то и служит главной причиной зевков. А кажется, чего проще: надо всегда помнить не только активные, но и пассивные связи между фигурами и пешками! В избранном нами варианте (1.Kh1 gf 2.I:f3) черные играют 2...dc (отвергнутый нами антипозиционный ход) и после 3.bс неожиданным разменом 3...E:с4 выигрывают ладью за коня: 4.G:с4 Cе5 5. de I:d1+ или 5.Ib3 C:с4. 3а дымовой завесой пешек d4 и d6 у черных, выясняется, была подготовлена батарея тяжелых фигур, нацеленная прямо на ладью d1.
Значит, придуманный нами ход королем на поверку оказался просто потерей важного темпа. Вот и сюрприз: нельзя терять темп даже в позициях полузакрытого типа! Так как мотивом для комбинации черных явилось положение ладьи на d1, то целесообразно ладью увести, сыграв 1.Gе1. А можно самим побить черную пешку– 1.fg, но для этого надо точно рассмотреть варианты 1... dc 2.bc Cе6 и 1... I:g4 2.If3 Ig5.
Позиция допускает и другое решение: то, которое приняли белые в партии Равинский– Бронштейн (Москва, 1946). Они сыграли 1.d5!, начиная острый поединок в центре. Видимо, рассмотрев несколько вариантов, белые пришли к выводу, что, перекрывая линию f7–с4, они усиливают подвижность своего коня. Теперь пришла пора черным принимать решение. Так как пешка «d» перестала контролировать поле е5, то напрашивается ход 1... Cе5. Но что делать после 2.C:е5–бить коня слоном или пешкой? Когда в своих комментариях иные шахматисты на нескольких страницах убористым мелким шрифтом преподносят нам фантастические, дерзкие варианты с жертвами чуть ли не всех фигур, то это с радостью воспринимается как еще одно доказательство неисчерпаемости шахматных вариаций. Но имеет ли такой энциклопедический набор острейших вариантов прямое отношение к реальной партии? Нет, конечно. И авторы комментариев это сами знают. Не случайно в конце примечаний они, как правило, указывают какой-то простой вариант или даже ход и с завидной самоуверенностью поясняют, что только этого простого хода они не видели. Да и как можно было его увидеть в сплошном тумане блестящих комбинаций?

<< Предыдущая

стр. 7
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>