<< Предыдущая

стр. 8
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

. Вариант 1.d5 Cе5 2.C:е5 E:е5 имеет тот минус, что допускает активизацию белого слона – 3.Ed4! Поэтому правильным кажется ход 2... de!, отнимающий у белых фигур поле d4. Обычно такого простого основания для ближайшего хода достаточно. Но мы сейчас рассматриваем вопрос иной: как заглянуть за горизонт видимого, как точно оценить позицию, не упустить даже случайный шанс на атаку? Ход 1... Cе5 позволял слону перейти с f7 на h5 – для ферзевого слона это удача. Да и возможность разрушить сильный пешечный центр партнера тоже упускать нельзя! Поэтому в партии черные избрали ясное продолжение: 1…cd 2.ed dc 3.E:c5, и здесь они не сыграли 3...E:d5, поскольку при 4.Cс3 белые могли обменять своего коня на сильного слона. Черные реализовали угрозу вскрытия вертикали «g», на которой в ожидании грядущих событий давно уже затаилась ладья g8, прикрывшись для маскировки слоном g7: 3...gf 4.I:f3 E:d5 (114).
MKKKKKKKKN
I?@?@/@/8J
I$#@3$?,?J
I?@?@?@'$J
I@?*+@?@?J
I?"%@?$?@J
I"?@?@1@?J
I?@?@%@!"J
I@?.-@?6?J
PLLLLLLLLO
Зрители, наблюдавшие за игрой, были удивлены скоростью, с которой следовали ходы черных и белых. Оказалось, что этот вариант белые не только предвидели, но и считали выгодным для себя, поскольку подготовили неожиданный удар с временной жертвой ферзя.
Узелок на память: в шахматной игре нет абсолютно спокойных позиций, всегда надо ждать чего-то необычного, зорко смотреть по сторонам.
Комбинационный замысел белых заслуживает всяческих похвал, но на их беду черные подготовили встречную комбинацию. Игра завершилась очень красиво. 5. C:f4 E:f3 6.C:g6+ Kh7 7. G:d7 G:d7 8.C:e7 Белые разменяли ферзей, отбили атаку, разрушили пешечную структуру черных и сейчас, отыграв качество, кажется, могут смело рассчитывать варианты эндшпиля. Однако эндшпиль получился совсем незапланированный: 8...G:e7 9.E:e7 Ed4+! 10.Kf1 (10 Kh1E:g2X!) 10… G:g2 (наконец-то) 11. Ke1 Gе2+. Белые сдались.
Конечно, шахматы не требуют столь тщательного разбора всех позиций во время игры, но пик борьбы, когда сталкиваются планы сторон, вспыхивают фейерверки комбинаций, всегда требует четкого понимания развития событий, и тут решения надо обосновывать
MKKKKKKKKN
I/@?@?07@J
I$+$#4?$#J
I?$'@?(?@J
I@?@?$?*?J
I!@!"!@?@J
I@?")@?@?J
I?@%@?@!"J
I.?@1@-6?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
115. Найдите сильные пункты для белого коня. Определите, какие фигуры занимают пассивные позиции?
Положение белых лучше, несмотря на ход черных. Сильный пешечный центр ограничивает подвижность фигур соперника. Слон b7 занимает пассивную позицию, а одни кони никакого ущерба нанести белым не в силах. К тому же конь f6 под связкой. Несомненно, черные видели, что конь с2 метит на один из сильных пунктов за экватором–d5 или f5, и своим ближайшим ходом сделали попытку заманить на d5 белую пешку: 1...Id6. Однако после 2.Eh4 Gае8 3.Eg3 Iе7 4.Ce3 d6 5.Eh4 конь f6 опять оказался под связкой. Черным пришлось вновь думать о том, как помешать назойливому белому коню проникнуть на d5 или f5. Улучшить позицию черные могли бы ходами Cc6–а5 и с7–с6, но у них нет времени.
Пришлось отдать за коня, все-таки попавшего на d5, единственного своего слона, но тогда белые, имея преимущество двух слонов, разменами освободили пространство, после чего юркие слоны помогли одной из белых пешек пройти в ферзи. Пример взят из партии Бронштейн–Голомбек (Москва, 1956).
Узелок на память: шеренга из трех центральных пешек всегда вынуждает партнера к оборонительным действиям. Чтобы ослабить нажим, надо стараться одну из пешек вытянуть вперед или побить.
MKKKKKKKKN
I?@?@/07@J
I@?$?@?@?J
I?$?(3,'@J
I$?@#@#$?J
I!@?"?@?$J
I@?*%"!@!J
I?"-@?@!@J
I@?@1.%6?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
116. Какая угроза белых является для черных неприятной в этой позиции? Какой ход выбрать черным?
Фигуры черных образуют компактную группу, расположившуюся позади и рядом со своими пешками. На королевском фланге их пешки более активны, чем пешки белых, а на ферзевом фланге у черных только одна пешка требует внимания–с7. Фигуры белых, кроме коня d3, занимают явно выжидательные позиции. Единственная точка, где белые могут проявить активность, это поле b4, поэтому все время надо ждать хода b2–b4. Белые при этом отдают черному коню пункт с4, но если черные пойдут Cd6–с4, то после Gс2–е2!, Cd3–f2 и Cf1–d2 у белых появится надежда вскрыть игру по линии «е;» и активизировать фигуры.
Однако сейчас ход черных. Чтобы усилить нажим, они, следуя классической стратегии миттельшпиля, должны организовать в какой-либо точке пешечный прорыв. Но где? В какой точке–с5, f4, g4? От решения этого элементарного на вид вопроса зависит план расстановки фигур на ближайшие ходы. Черные решили не определять точку прорыва, а пока есть время, усилить нажим по вертикали «е». Чтобы готовить ход с7–с5, надо уйти конем с d6, тогда после b2–b4 не будет возможности Cd6–с4. А для прорыва g5–g4, который белые, вероятно, ждут, придется очень заметно перестраивать свои фигуры. Поэтому скромный ход Gf8–f7 является самым правильным решением: черные сдваивают ладьи по линии «е» и готовят прорыв в пункте f4. Почему здесь? Потому что силовые линии большинства их фигур перекрещиваются именно вокруг квадрата f4. После хода f5–f4 один черный конь (в случае размена пешек) сможет занять пункт f4, а второй конь получит в свое распоряжение хорошее поле f5, откуда будет сильно давить на пункты g3, е3 и пешку d4.
Семнадцатая партия матча на первенство мира Ботвинник – Бронштейн (Москва, 1951) продолжалась так: 1... Gf7 2.b3 Gfе7 3.Eb2 f4! Черные предлагают сопернику жертву ферзя–4.ef I:е1 5.C:е1 G:е1 6.Id2 C:f4, с другой стороны, грозит ход 4... Cf5 с атакой пешек d4 и е3. Игра проходила в обстановке обоюдного цейтнота, как и все остальные партии нашего матча, поэтому ферзя белые не взяли, а ответили жертвой пешки–4.Cе5. Но после 4...E:е5 5.de Cf7! 6.ef C:f4 их позиция стала беззащитной от угрозы с7–с5 и d5–d4. В цейтноте белые сыграли 7.Ch2 c5 8.Cg4 d4 9.Cf6+, но после 9...I:f6! остановили часы. Последним шансом был ход 4.Eс3, но и тут решало 4... fe!
ТОРМОЗЯЩАЯ ЖЕРТВА ПЕШКИ
Грамотная игра предполагает владение основными техническими приемами для реализации своего замысла. Одним из таких часто встречающихся приемов является тормозящая жертва пешки. Иногда бывает, что роль пешки, которая должна тормозить неприятельскую пешку, поручается все время одной и той же исполнительнице, чаще всего центральной пешке «е». Почему так, понять легко: пешка нередко первой начинает игру, она ближе всего к лагерю соперника, ей и надо решать эту задачу.
В партии Бронштейн – Р. Бирн (Хельсинки, 1952) дебют был разыгран следующим образом: 1.d4 d5 2.с4 dc 3.Cf3 Cf6 4.Cc3 a6 5.e4 b5 6.е5 Cd5 7.а4 C:с3 8.bс Eb7 (117)
MKKKKKKKKN
I/(?47,?0J
I@+$?$#$#J
I#@?@?@?@J
I@#@?"?@?J
I!@#"?@?@J
I@?"?@%@?J
I?@?@?"!"J
I.?*16)@-J
PLLLLLLLLO
9.е6 f6 10.g3 Id5 11.Eg2 I:е6+ 12.Eе3 Iс8. Тормозящая жертва задержала черную пешку на е7. Позднее, во встрече Бронштейн.–Лявданский (Киев, 1964/65) черные вместо 9 ... f6 сыграли 9 ... fe, но после 10.Cg5 Id5 11.Ee2 (возможно было и 11.Ig4) 11...I:g2 12.Gf1 белые получили сильную атаку.
А вот как развивались события в партии Бронштейн– Лукин (Ярославль, 1982): 1.d4 d5 2.с4 dc 3.е4 Cf6 4.е5 Cd5 5.E:с4 Cb6 6.Eb3 Cc6 7.Ee3 Ef5 (118)
MKKKKKKKKN
I/@?47,?0J
I$#$?$#$#J
I?('@?@?@J
I@?@?"+@?J
I?@?"?@?@J
I@)@?*?@?J
I!"?@?"!"J
I.%@16?&-J
PLLLLLLLLO
8.е6 E:е6 9.E:е6 fe 10.Cс3 Id7 11.Cf3 0–0–0 12.0–0 h6. Вместо этого черным следовало поскорее ввести в игру слона f8, развитие которого было заторможено ходом 8.е6. В случае 12... g6! 13.Cg5 Eg7 14.Cf7 C:d4 15. C:h8 G:h8 завязывалась борьба с равными возможностями. После же ошибки партнера белые получили приятный выбор: выиграть медленно или быстро. Они избрали 13.b4! Cd5 14.Cе4 е5 15.b5 C:d4 16.C:е5 C:е3 17.fe Id5 18.I:d4. Черные сдались.
Партия Бронштейн.–Тартаковер (Стокгольм, 1948) протекала так: 1.е4 с6 2.Cf3 d6 3.d4 Eg4 4.h3 Eh5 5.Ee3 Cf6 6.Cbd2 Cbd7 7.c3 Eg6 8.e5 Cd5 (119)
MKKKKKKKKN
I/@?47,?0J
I$#@'$#$#J
I?@#$?@+@J
I@?@'"?@?J
I?@?"?@?@J
I@?"?*%@!J
I!"?&?"!@J
I.?@16)@-J
PLLLLLLLLO
9.е6 fe 10.Ee2 е5 11. de C:e5 12.C:e5 de 13.Eh5 C:е3 14.E:g6+ hg 15.fe Id3 16.If3 e6 17.Iе4 I:е4 18.C:е4–минуя миттельшпиль, игра из дебюта сразу перешла в эндшпиль. Последствия тормозящей жертвы пешки налицо: черные пешки по линии «е» никакой реальной силы не имеют, в какой-то степени они даже мешают черным, так как дают укрытие белому коню. Однако позиция черных достаточна крепкая, и белые выиграли только после очень сложных маневров, использовав неточность партнера.
Узелок на память: продвижение пешки е4–е5–е6 часто приводит к выгодным для белых ситуациям.
Летом 1970 года состоялся интересный матч: сборная ветеранов шахмат встретилась со сборной Ленинграда. На первой доске в партии Бронштейн–Воротников события, к удивлению зрителей, разворачивались таким образом: 1.е4 с6 2.d3 d5 3.Cd2 Cf6 4.Cgf3 Eg4. Игра только началась, но белые, вспомнив свою встречу с Тартаковером, не спешили сделать какой-нибудь банальный ход, они стали искать способ превратить мечту в реальность: а вдруг и тут удастся совершить пешечное путешествие е4–е5–е6? Добавив к своим знаниям каплю шахматной фантазии, белые обнаружили, что черные вовсе не обязаны отступать конем на d7, лучше вернуться обратно на g8 по Нимцовичу. Так что же делать? Играть е4–е5 или нет? Рисковать или продолжать спокойное развитие?
Этот пример хорошо показывает минусы игры по одной партии за вечер. По сути, только сейчас белые решают творческую задачу. Можно даже сказать, что они ее решили без хода, но показать решение не могут, это зависит от реакции партнера. Все же белые рискнули увести пешку с хорошего поля: 5.е5 Cfd7 (120)
MKKKKKKKKN
I/(?47,?0J
I$#@'$#$#J
I?@#@?@?@J
I@?@#"?@?J
I?@?@?@+@J
I@?@!@%@?J
I!"!&?"!"J
I.?*16)@-J
PLLLLLLLLO
6.е6!– трудно такой ход увидеть заранее, но когда опытный шахматист играет не совсем стандартно, надо непременно постараться понять ход его мыслей. Без этого шахмат нет! Последовало: 6...E:е6 7.Cd4 (это и есть изюминка всего замысла, обычно на слона нападают с g5, но здесь случайно оказалось свободным поле d4, и белые приметили это различие) 7...Cf6 8.C:е6 fe 9.Cf3 Cbd7 10.Cg5 е5 11.g3! с сильной атакой.
ОЖИВШИЕ ПЕШКИ
В позициях с разноцветными слонами часто не удается выиграть даже с двумя лишними пешками. Но если на доске имеются ладьи, то у сильнейшей стороны появляется возможность комбинированной атакой расчистить пешке путь в ферзи. Это если есть проходная пешка. А если все пешки столпились в одном месте и крепко держат друг друга? Бывает, что и в таких позициях находится путь к выигрышу.
MKKKKKKKKN
I?@?@?@?@J
I@?@?@?@?J
I?@?@#@7@J
I@?@+@#@?J
I?@/*?6#@J
I@?@?@?"?J
I?@?.?@?@J
I@?@?@?@?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
Позиция на диаграмме 121 возникла в партии Берток – Бронштейн (Загреб, 1965). Используя мотив цугцванга, черным удается оттеснить неприятельского короля: 1...Gа4 2.Gd1 Eb3 3.Gd2 Eс2 4.Kе3 Gа3+ 5.Kе2 G:g3! 6.G:с2 f4 (122).
MKKKKKKKKN
I?@?@?@?@J
I@?@?@?@?J
I?@?@#@7@J
I@?@?"?@?J
I?@?*?$#@J
I@?@?@?0?J
I?@-@5@?@J
I@?@?@?@?J
PLLLLLLLLO
Жертва слона позволила черным создать две подвижные пешки. Может быть, белые могли их задержать, оставаясь королем вблизи пешек? Такой пассивный путь белых не прельщал, и они решили королем атаковать черную ладью.
7.Gс3 Gg2+ 8.Kd3 Kf5 9.Gс8 Gg3+ 10.Kc4 Gа3 11.Eb2 Gа2! 12.Eс3 (только тут белые увидели, что после 12.Kb3 G:b2+ 13.K:b2 f3 пешки неудержимы. Но и теперь фигуры и пешки черных продолжают работать «по программе») 12...Kе4 13.Kb3 Gе2 14.Gе8 f3 15.G:е6 g3 16.Gf6 g2 17.Gg6 f2. Белые сдались. Конечно, выигрыш такого эндшпиля доставил мне творческую радость.
MKKKKKKKKN
I/@+4?07@J
I@#@'@?,#J
I#@?$?(#@J
I@?$!$?@?J
I?@!@!$!@J
I"?&?@!@?J
I?"?@%@)"J
I.?@1*-6?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
123. Какая из сторон лучше выстроила убежище для короля? Чья пешечная цепь расположилась более активно? Какие перспективы, в этой наполовину замкнутой позиции у фигур? Почему ферзи и обе ладьи на ферзевом фланге занимают исходные позиции: вернулись домой или все еще не успели войти в игру? Можно ли сказать, что все слоны в этой позиции занимают пассивные позиции? Есть ли у одной из сторон логичный, позиционно обоснованный план прорыва пешечной цепи соперника, и если пункт прорыва можно определить, то какими средствами надо решать эту конкретную задачу? Кто является атакующей стороной–белые или черные? Предложите сильный ход за черных.
Убежища у королей примерно одинаковые по надежности. Обе пешечные цепи продвинулись своими передовыми отрядами через шахматный экватор, но если пешка f4 явно стесняет действия легких фигур соперника, то центральное трио белых пешек не оказывает какого-либо тормозящего влияния на маневры черных фигур – конь с b8 вышел на d7, а слон с8 на е6 не торопится. Полезно отметить и то обстоятельство, что в случае возможных пешечных столкновений на ферзевом фланге (b2–b4 и b7–b5) поле с5 защищено лучше, чем поле с4. В ситуациях, когда пешечные цепи закрывают диагонали для слонов, отнимают вертикали у ладей и пункты у коней, логичным позиционным приемом для развития инициативы является прорыв цепи при помощи жертвы одной из легких фигур.
Пока позиция не определилась, ладьи и ферзи, естественно, уступали «свои» ходы другим фигурам, поэтому они и находятся на начальных пунктах. Однако очевидно, что за один ход ten готовы включиться в борьбу. Вопрос о словах совсем легкий: черные слоны намного сильнее, так как цепочка белых пешек с4–d5–е4–f3–g4 ограничивает передвижения слона g2, a черная цепочка c5–d6–e5–f4 отнимает хорошие диагонали у слона е1. Можно ли сказать, что хоть один из слонов расположен активно? Только слон с8. Остальные занимают выжидательные позиции, хотя все же слон g7 сильнее, чем слон g2.
Если вы не очень стремитесь к выигрышу, то в таких замкнутых позициях иногда можно сделать нейтральный ход, как бы уступая ход сопернику, но если вы хотите осложнить позицию, надеясь в острой борьбе переиграть соперника, то нельзя терять ни одного хода, надо внимательно разобрать позицию и решительно сделать обязывающий ход, связанный с проблемной жертвой пешки или фигуры ради сохранения инициативы. Где найти точку прорыва? Обычно она находится вблизи от вашей пешечной цепи, как раз в том месте, где пешки соперника выставили заслон вашим пешкам. Здесь такими пунктами являются пешки с4 и g4. Поэтому черные могут искать пути организации прорыва только в этих двух пунктах!
Конечно, защищающейся стороной являются белые, фигуры которых, скученные около короля, малоподвижны. Если мы знаем, на каком фланге атаковать, знаем, в какой точке надо прорываться, то мы знаем и ходы, которые могут нам помочь реализовать творческий замысел. Но их у нас два: b7–b5 и h7–h5, который из двух? Конечно, надо двигать пешку, которая ближе к неприятельскому королю, это сулит нам скорую атаку всеми фигурами... кроме той, что первой ринется на врага.
В партии Равинский–Бронштейн (Москва, 1953) черные сыграли 1... h5!, и после 2.g5 Cg4! 3.fg (3.h4 Cе3 4.Id3 b5! 5.cb ab 6.C:b5 Ea6) 3...hg (124)
MKKKKKKKKN
I/@+4?07@J
I@#@'@?,?J
I#@?$?@#@J
I@?$!$?"?J
I?@!@!$#@J
I"?&?@?@?J
I?"?@%@)"J
I.?@1*-6?J
PLLLLLLLLO
4.h4 gh 5.E:h3 I:g5+ 6.Kh1 Kf7!! 7.Id3 Gh8 8.b4. Cf6! 9.Cg1 cb 10.ab E:h3 11.C:h3 Ig4 12.Gf3 Ch7!! белые сдались. Иллюзия легкой победы обманчива. Кроме ладьи а8, в атаке приняли участие почти все фигуры черных (слон g7 свою роль исполнил раньше, когда помогал пешечному прорыву f5–f4...).
Необходимо понять, почему белые сыграли 2.g5, не могли ли они оставить пешку на месте или пойти 2.gh? Если оставлять пешку на g4, то её надо защитить ходом 2.h3. Тогда после 2... hg 3.hg черные без помех играют Cf6–h7, Id8–g5, Cd7–f6 и Ec8:g4! Если в этом случае черные не сумеют решить партию фигурной атакой, то им еж помощь придет пешка «g»: g6–g5–g4! Теперь рассмотрим вторую возможность. На взятие 2.gh черные отвечают 2... g5! с угрозой g5–g4, а после обязательного 3.h3 играют по строгому плану: Id8–е8, Ie8:h5, Cf6–h7, Cd7–f6 и Ec8:h3. Если же белые начнут перевод коня на f2, то черные перебросят коня на h4, а могут играть неторопливо: 3.h3 Iе8 4.Cс1 I:h5 5.Cd3 Cb6 6.Ib3 C:с4!1 7.I:с4 b5 8.Ib3 E:h3 с выигранной позицией.
MKKKKKKKKN
I?0?@?@?@J
I@?@?8?@?J
I?0?$?(#@J
I@?$?@#@#J
I?@!@#"?"J
I$!6?"?"?J
I!@?.)@?@J
I@?@-@?@?J
PLLLLLLLLO
Ход белых
125. Более сложным оказался способ прорыва пешечных укреплений в партии Бжоска–Бронштейн (Мишкольц, 1963). Пешки в этой позиции можно условно разбить на три группы. В районе пешек «а», «b» и «с» видна только одна точка прорыва – поле b4, но черные ладьи вряд ли допустят ход b3–b4. В центре такую же роль играют белые ладьи, так что и черным вряд ли удастся сыграть d6–d5. О группе пешек на правой половине доски и говорить нечего – тут исключены всякие неожиданности, ходов у пешек нет.
Логика подсказывает, что пора соглашаться на ничью. Вероятно, партия так бы и завершилась, если бы белые не решили еще больше укрепить свои позиции в центре: 1.Gd5 Ce8 2.G1d2 Cс7 3.Ed1. Белые торопятся перевести слона на b1, чтобы в ответ на Cb4:а2+ можно было взять коня слоном. Из этого видно, что белые почувствовали какую-то угрозу пешкам ферзевого фланга. Впрочем, если бы ладья поторопилась уйти с поля d5, то у черных появилась бы возможность прорыва d6–d5.
3...Cа6 4.Eс2 Cb4 5.Eb1 Gа6! 6.Gd1 C:d5+ 7. G:d5 G:b3+! 8.K:b3 Gb6+ 9.Kс2 Gb2+! 10. Kc1 Gе2, и, подобравшись с тылу к неприятельским пешкам, черные вскоре получили в центре неудержимые проходные, одна из которых прошла в ферзи. Игра продолжалась так: 11. Gd1 G:е3 12. Gg1 Gс3+ 13.Kd2 G:с4 14.Eс2 d5 15. Gb1 d4 16.Ed1 Gс3 (126)
MKKKKKKKKN
I?@?@?@?@J
I@?@?8?@?J
I?@?@?@#@J
I@?$?@#@#J
I?@?$#"?"J
I$?0?@?"?J
I!@?6?@?@J
I@-@)@?@?J
PLLLLLLLLO
17.Gb3 е3+ 18.Kе2 Gс1 19.G:а3 с4 20.Gа7+ Kd6 21.Ea4 Gb1 22. Gd7+ Kс5 23.Gс7+ Kb4 24.а3+ Kс3 25.Eb5 Gh2+ 26.Kf1 d3 27.G:с4+ Kb2 28.Kg1 e2 29.K:h2 е1I. Белые сдались.
Такой эндшпиль приятно вспоминать, и я часто показываю его во время лекций. На вопрос, почему черные сыграли 5...Gа6, а не 5...Gа8, я всегда отвечаю так: «Ладья уступает дорогу второй ладье, поскольку удар Gb8:b3 несет в себе больший заряд шахматной фантазии».
СИЛА И СЛАБОСТЬ ОДНОГО ХОДА

Когда зрители наблюдают за игрой, то многие из них уверены, что шахматисты, погрузившись в глубокое раздумье, озабочены исключительно поиском красивой многоходовой комбинации. Это не так. Как правило, обдумывая позицию при своем ходе, каждый шахматист подсознательно... ищет защиту от ближайшего хода противника. Означает ли это, что так же подсознательно игрок меньше внимания уделяет своему очередному ходу? Вполне вероятно–я, по крайней мере, всегда играю именно так.
Сколько пришлось мне выслушать иронических замечаний по поводу моих долгих раздумий над первым ходом. Однажды этим заинтересовался сам Эйве. Когда я сбивчиво начал объяснять профессору сложность начальной позиции, автор многочисленных работ по теории дебюта перебил меня: «Знаю, знаю, при игре черными мне понятно... О чем вы думаете перед первым ходом при игре белыми?» Объяснять мне пришлось довольно долго, но в конце концов мы, кажется, поняли друг друга.
При игре черными, сколько бы вы дома ни готовились к партии, первый ход партнера может вас озадачить, поскольку в турнирной борьбе ходы 1.е4, 1.d4, 1.с4, 1. Cf3 или даже 1.b3 и 1. g3 далеко не однозначны, а готовились вы конкретно к какому-то ходу, в котором были почему-то уверены.. Словом, это ясно. Зачем думать до первого хода при игре белыми? По той же самой причине! Партнер приготовил для вас какой-то дебютный сюрприз, вот вы и думаете, то ли уйти от него, то ли, напротив, принять вызов? По-моему, при игре белыми задача первого хода гораздо сложнее, чем при игре черными. Белые обычно хотят получить скорую атаку, поэтому они должны быть обязательно готовы во всеоружии встретить любой ответный ход, вариант, систему.
Но знать все и подготовиться ко всем неожиданностям дебюта невозможно. И приходится всегда решать, то ли играть самыми лучшими теоретическими ходами, то ли импровизировать... со второго хода. Оба метода имеют свои минусы. Во время игры «по теории» соперник лучше информирован, вам будет трудно придумать что-либо принципиально новое, игра будет затяжной. Если начать игру острым вариантом, новым или основательно забытым, то шансы на выигрыш значительно повышаются, но кто может поручиться, что соперник не предвидел такой поворот? Так и получается, что при обдумывании первого хода шахматист обдумывает свои действия уже после вероятного ответа противника, иными словами, обдумывает свой второй ход. Что и требовалось доказать.
Но если так трудно сделать выбор на первом ходу, то насколько труднее решается та же задача в сложном миттельшпиле! У противника так много перспективных ходов, некоторые из них кажутся вам очень сильными, непременно надо считаться с возможностью их реального появления в игре. Теперь, надеюсь, читатель со мной согласится: если при обдумывании своего хода надо заранее готовить защиту от ближайшего хода противника, то есть ли тут время обдумывать в деталях свой ближайший ход?
Образно рассказал о проблеме поиска хода английский мастер Ч Александер: «Когда я обдумываю ход, то смотрю варианты, начинающиеся ходами А, Б, В, Г, Д, ни на одном из них не задерживая своего внимания. А так как они меня все не устраивают, то я уже в беспорядке перемещаю в уме ходы варианта А с ходами варианта В, затем комбинирую другие ходы; естественно, ничего того, что я хотел бы получить, у меня не получается. Тогда я бросаю взгляд на шахматные часы и, уже не перебирая никакие варианты, с уверенностью делаю на доске первый ход любого из этих вариантов». Когда в конце своей шахматной карьеры Александер с успехом стал выступать в турнирах по переписке, я нисколько не удивился, при такой игре есть время для изучения вариантов всего алфавита.
Поделившись с читателями английского журнала «Chess» (1947) своим методом поиска хода, Александер справедливо заметил. «Я рассказал о себе; о том, как думают другие, ничего не знаю, но предполагаю, что их проблемы во многом схожи с моими». Конечно, и не только потому, что лозунг ФИДЕ «Все мы–одна семья» объединяет людей, преданных шахматному искусству.
Александер очень точно рассказал о тех сомнениях и колебаниях, которые, собственно, и составляют радость шахматного творчества: постоянный поиск активного хода «за себя» и страх увидеть на доске сильный ход «за него» Без этих мучительных колебаний не было бы наших шахмат. Но если мы боимся «его хода», значит, готовим защиту. А ближайший ход? Только подспорье, он укрепляет фундамент следующего хода. Рассмотрев варианты А, Б, В, Г, Д, свой хороший ход мы делаем уже... подсознательно. Потому что во время рассмотрения бесчисленных вариаций, мы, что вполне естественно, прочувствовали все опасные ходы со стороны противника, определили возможные действия его фигур, поняли, где в нашей позиции слабые места, и наметили пункты для атаки.
Разумеется, что, в свою очередь, партнер изучает позицию с другой стороны, ищет способ досадить вашим фигурам, учитывает ваши вероятностные ходы. Всегда ли такая исследовательская работа приводит к похожим результатам? Никогда! Каждый шахматист имеет свою личную шкалу оценки, и хотя многие классические пункты в них совпадают, все же большое число шахматных признаков имеет размытые критерии, что исключает точную оценку. Кроме того, из чисто спортивных соображений каждый шахматист всегда переоценивает силу своей позиции и недооценивает угрозы партнера. Этим можно объяснить невероятные ошибки, которые, правда, редко, но все же встречаются даже в матчах на первенство мира. Означает ли это, что в таких случаях шахматисты не готовили ответ на ход соперника, думали только о своем ходе? Нет, просто они недооценили силу того или иного встречного хода, не смогли увидеть скрытую за ним угрозу. А свой ближайший ход переоценили. Впрочем, встречаются и ошибки противоположного толка: явная переоценка угрозы соперника, недооценка собственных возможностей при своем ходе.
ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ
Известным техническим приемом при атаке позиции короля является вторжение тяжелых фигур. Часто только один ход ладьи на седьмую (вторую) горизонталь создает серьезные трудности в защите. Интересно развивалась борьба в следующей партии.
Английское начало
Ботвинник Смыслов
Москва, 1958
1.с4 Cf6 2.Cc3 d5 3.cd C:d5 4.g3 g6 5.Eg2 C:c3 6.bc Eg7 7.Ib3 Cc6 8.Cf3 0–0 9.0–0 Ca5 10.Iс2 с5 11.d3 Ef5 12.e4 Ed7 13.Eg5 Gс8 14.Id2 Eb5 15. Gfd1 Ea4 16.Gе1 f6 17.Eh6 E:h6 18.I:h6 I:d3 19.e5 Cc6.
Первые ходы соперников говорили об их обоюдном желании вести строго позиционную борьбу. Вероятно, если бы черные в дальнейшем не стали придумывать замысловатые маневры легкими фигурами, все так бы и происходило: после сложных маневров игра перешла бы в эндшпиль или... завершилась скорой ничьей. Но получилось иначе. Увидев, что легкие фигуры черных ушли далеко от своего короля, белые начали острую атаку в центре, не остановившись ради выигрыша времени перед жертвой пешки. Сейчас черные возвращают в центр коня, но слон по-прежнему остается на краю доски.
20.Gе3 Iс2 21.ef ef 22.Gае1 Gcd8 (127).
MKKKKKKKKN
I?@?0?07@J
I$#@?@?@#J
I?@'@?$#2J
I@?$?@?@?J
I+@?@?@?@J
I@?"?.%"?J
I!@3@?")"J
I@?@?.?6?J
PLLLLLLLLO
Я находился в пресс-бюро матч-реванша, когда на демонстрационной доске показали последний ход Смыслова. Боже мой, что за шум поднялся вокруг! Дело в том, что в пресс-бюро разрешается анализировать, поэтому можно испытывать разные пути атаки, брать ходы назад, что облегчает разбор позиции, подсказывает верный ход. После хода Ботвинника 22.Gае1 все присутствующие стали дружно искать защиту от угрозы 23.Cd4 cd 24.Ed5+ (128)
MKKKKKKKKN
I?@?0?07@J
I$#@?@?@#J
I?@'@?$#2J
I@?@)@?@?J
I+@?$?@?@J
I@?"?.?"?J
I!@3@?"?"J
I@?@?.?6?J
PLLLLLLLLO
24...Kh8 (24...G:d5 25. Gе8) 25.Gе7 C:е7 26.Gе7 с неизбежным матом. Конечно, в первую очередь стали рассматривать ход 22... Gcd8 и тотчас установили, что и в этом случае очень сильно Cf3–d4. Поэтому безмятежный ход Смыслова всех смутил: неужели на сцене видно лучше? Быстро сделали ходы 23.Cd4 cd 24.Ed5+. Нет, все верно. И вариантов сложных не видно. Сейчас белые сыграют конем и... Но проходит минута, другая.
Через пять минут Ботвинник делает ход 23.Eh3?! Опасность для черных миновала. Но приключения на этом не кончились. После 23... Cе5 24.C:е5 fe 25.f4 Ec6 в игру вернулся слон черных. Белые никак не отреагировали на это существенное изменение в позиций и быстро сыграли 26.Ig5 (129).
MKKKKKKKKN
I?@?0?07@J
I$#@?@?@#J
I?@+@?@#@J
I@?$?$?2?J
I?@?@?"?@J
I@?"?.?")J
I!@3@?@?"J
I@?@?.?6?J
PLLLLLLLLO
Сначала в пресс-бюро никто ничего не заметил, все продолжали взволнованно обсуждать позицию после 22-го хода белых. Внезапно кто-то произнес: «Так ведь сейчас белым мат...» И вновь пресс-бюро стало напоминать потревоженный улей. Теперь-то результат партии был ясен! Достаточно черным поставить ладью на вторую горизонталь – 26... Gd2, и белые совершенно беззащитны, так как после 27.Eе6+ черные совершенно не обязаны уходить королем в угол.
Однако после десяти минут размышлений Смыслов делает ход 26...Gde8?! Он не видит вариант 26...Gd2 27.Eе6+ (130)
MKKKKKKKKN
I?@?@?07@J
I$#@?@?@#J
I?@+@)@#@J
I@?$?$?2?J
I?@?@?"?@J
I@?"?.?"?J
I!@30?@?"J
I@?@?.?6?J
PLLLLLLLLO
27... Gf7 28.E:f7+ K:f7 с неизбежным матом белому королю.
Эти две визуальные ошибки чемпионов мира уникальны каждая по себе. Но в одной партии? Как могло это случиться? Перефразировав своего друга Александера, скажу, что не знаю мнения других журналистов, но моя версия звучит так: оба гроссмейстера мыслили двойными ходами, то есть искали защиту от хода противника.
Ботвинник, сыграв 22.Gае1, оставил без защиты пешку а2 и был уверен, что партнер ее возьмет. Поэтому он даже не рассматривал возможность хода Eg2–d5+ и все время, пока Смыслов обдумывал свой ответ, искал способ усилить атаку ходами Cf3–h4 и Eg2–е4. Взятия пешки а2 Ботвинник не опасался, так как видел вариант 22...I:а2 23.Eh3 Cе5 24.G:е5 fe 25.Cg5 Gс7 26.Eе6+. Видимо, обдумывая позицию в целом, рассматривая различные варианты, Смыслов тоже извлек из них «страшный» ход Eg2–h3 с угрозой Eh3–е6+ и запомнил этот ход. В течение всех ближайших ходов черные не забывали, что после хода Eh3–е6+ им придется уйти королем. Поэтому, когда Ботвинник ходом 26.Ig5 создал угрозу пешке е5, Смыслов полностью сосредоточился на защите поля е6, чтобы не быть вынужденным уходить королем после шаха на е6.
Словом, ошибка Смыслова объяснима легко: он готовил защиту от следующего хода противника, улучшал свою позицию. А что сказать в оправдание ошибки белых? Проще всего предположить, что белые не рассматривали ход 23. Cd4. В игре Ботвинника всегда превалировала позиционная стратегия, и он никогда не искал одиночные парадоксальные ходы. Но логические комбинации Ботвинник всегда видел отлично, и ход Cf3–d4 (по центру!) как раз в его стиле. Так почему же? Здесь, я думаю, сыграл свою роль определенный страх проиграть эндшпиль без пешки. Ход ладьей на d8 сделал для Смыслова возможным маневр ферзем на f5 и далее на h5, предлагая размен ферзей. Поэтому заготовленный ход Eg2–h3, который в других вариантах выполнял важные функции, попал в поле зрения Ботвинника раньше остальных. И закрепился, так как этот ход лишал черных маневра Iс2–f5–h5.
Кто из нас не сыграл бы 23.Eh3, избавляясь от необходимости рассчитывать сложные варианты с постоянной угрозой черных Iс2:а2? Увидеть комбинацию 23. Cd4 и т. д., если ее не готовить, в практической игре можно лишь случайно.
УДАР «ТЕНЕВОЙ» ФИГУРЫ
Шахматная фигура, как правило, должна иметь простор для игры и свободу действии. А бывают ли случаи, когда фигура, даже связанная, приносит пользу?
MKKKKKKKKN
I?@?.?@?@J
I$?@?@?8?J
I?$?@?$?@J
I@?@?@?$?J
I?@!@!@?@J
I@!@?4/@?J
I!@?@?2?@J
I@?@-@5@?J
PLLLLLLLLO
Ход белых
131. Посмотрите внимательно на позицию: нет ли у белых какой-нибудь комбинационной идеи, где решающую роль будет играть, казалось бы, намертво связанная фигура?
Начинающие шахматисты, когда оказываются в позиции, где их ферзь неизбежно теряется, а король не имеет пешечной охраны, нередко теряют самообладание, играют спустя рукава, наобум, лишь бы сделать несколько ходов, а затем начать новую партию. Шахматисты опытные действуют иначе: пользуясь своим правом хода, они выискивают вариант, где погибающая фигура может оказать хотя бы незначительную пользу.
Эта редкостная позиция возникла при доигрывании партии Бронштейн–Либерзон (Москва, 1968). Трудно увидеть (черные не увидели– иначе сыграли бы не Gb3–g3+, Kg1–f1, Gg3–f3, а Gh3–h1+!), что белый ферзь все еще участвует в игре. Сейчас после 1.I:f3 I:f3+ 2.Kg1 I:е4 черные приобретали две связанные проходные пешки. На этот вариант и рассчитывали они. Но белые издали видели другой вариант, играли в темпе блиц и не останавливались, пока не подошли к позиции на диаграмме. А черные – попали в ловушку, не призадумавшись перед ходом Gh3–g3+.
И только когда белые сыграли 1.G1d7+! Kg6 2.Gg8+, черные ответили 2... Kh6 и после 3.Gh8+ сами предложили ничью, увидев, что пройти королем на g4 им не удастся: можно было получить мат после 2... Kh5 3.Gh7+ Kg4 4.Gh4Х (132).
MKKKKKKKKN
I?@?@?@-@J
I$?@?@?@?J
I?$?@?$?@J
I@?@?@?$?J
I?@!@!@7.J

<< Предыдущая

стр. 8
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>