<< Предыдущая

стр. 9
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

I@!@?4/@?J
I!@?@?2?@J
I@?@?@5@?J
PLLLLLLLLO
Удивительная позиция! Белого ферзя вроде нет, и в то же время ферзь в игре. Снова приходится вспомнить, что игра в шахматы ведется с помощью силовых линий фигур. Ферзь связан, но его силовая линия f2–h4 оказывает воздействие. Можно отметить и неожиданную роль ладьи, которая только и делала, что объявляла шахи черному королю. А теперь с поля g8 она гасит силовую линию пешки g5, охраняя тем самым вторую ладью. Еще надо сказать о том, что та самая обреченная пешка е4, которую черные приготовились съесть, тоже участвует в игре, отнимая у короля необходимое для отступления поле f5.
Непостижимо: разбросанные белые фигуры прекрасно взаимодействуют в критической ситуации! Часто ли встречаются такие позиции? Нет, конечно, потому что, когда один из партнеров что-либо в таком роде придумывает, другой всеми силами старается не допустить воплощения замысла.
MKKKKKKKKN
I/@?@?@?@J
I$#@?@?$7J
I?@?@1@#@J
I@?@?&?@3J
I?@?"?0?@J
I@?@?.?@?J
I!"?@?"?@J
I@?@?@5@?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
133. Как можно эффективно отразить угрозу белых 2.Gh3 Gh4 3.G:h4 I:h4 4.I:g6+ Kh8 5.If5?
Позиция белых очень активна, но материальное соотношение несколько в пользу черных: они выиграли качество. Когда проявляет свою силу конь? В борьбе на узком участке–значит, в нашем примере конь расположен идеально. Зато ладья полезнее всегда на открытой линии. Тут ладья а8 опоздала с выходом в центр, а по восьмой горизонтали у нее нет объекта для атаки. Если пойти сейчас к центру– 1... Gаf8, то теряется пешка g6 и раскрывается король. Что же придумать?
Оказывается, что логичный ход 1... Gaf8 является и самым сильным. Только после 2.Gh3 не надо закрываться ладьей – можно безбоязненно побить с шахом белую пешку. Так в партии Яношевич–Бронштейн (Сараево, 1971) и случилось: 2...G:f2+ 3.Kg1 Gf1+ 4.Kg2 G8f2+ 5.Kg3 Gf3+ 6.C:f3 G:f3+ 7.Kg2 I:h3+ 8. I:h3+ G:h3 9.K:h3 Kg8. Белые сдались. В получившемся пешечном эндшпиле черный король первым успевает на ферзевый фланг, уничтожает белые пешки и помогает одной из своих пешек пройти в ферзи.
Нам осталось понять еще один вариант: почему белые не сыграли 3.Kе1? У короля в этом случае появлялись шансы убежать на ферзевый фланг, а хода Gf4–h4 у черных уже нет, ладья съела пешку... Не все так просто: после неожиданного 3.. .Gе2+! 4.Kd1 Gf1Х! (134)
MKKKKKKKKN
I?@?@?@?@J
I$#@?@?$7J
I?@?@1@#@J
I@?@?&?@3J
I?@?"?@?@J
I@?@?@?@-J
I!"?@/@?@J
I@?@5@/@?J
PLLLLLLLLO
замысел черных обретал зримые и чувствительные для короля белых контуры.
Так как гибель короля означает конец игры, то, естественно, в позициях сложного миттельшпиля задача у королей вполне определенная: дожить до эндшпиля. Однако бывают и такие положения, когда своими перемещениями король хорошо взаимодействует с другими фигурами, например охраняя какие-то пункты от возможного вторжения неприятеля или освобождая для своих фигур дорогу в чужой лагерь.
MKKKKKKKKN
I?8?@/,?0J
I@+$?@?$?J
I?$?@#@?@J
I@?@#"#*#J
I3"?"?&'"J
I@?@?@%2?J
I?"!.?"!@J
I@5.?@?@?J
PLLLLLLLLO
Ход чёрных
135. Постарайтесь определить главные угрозы сторон. Предложите наиболее активный план игры за черных. Выбрав перспективный вариант, подумайте, какой надо сделать вступительный ход?
Позиция носит замкнутый характер. Оба короля хорошо защищены пешками. Цепь белых пешек расположена активно и заметно стесняет действия соперника. Ладьи белых тоже активнее. В общем, позиция белых лучше, но важная деталь - ход за черными. Так как у черных в наличии два сильных слона, то в их интересах поскорее вскрыть одну-две диагонали. Поэтому ход 1…E:b4 кажется хорошим. Теперь надо предугадать ответ белых, неужели 2.с3? Нет, скорее 2.b3 Iа5 3.с3 E:с3 4.Gа2 Ib4 5. Kс2 с угрозой 6. Ga4 или 6.Cd3. Выясняется, что, взяв пешки «b» и «с», слон оказался в западне. Но отступать обидно: 3...Ef8 4.Cg6 Gg8 5.C:f8 Gg:f8 6.Gа2 Ib5 7.Cd2, и инициатива уже на стороне белых, к тому же по вертикали «а» могут ожидать неприятности. Получается, что хороший первый ход для черных мы пока не нашли...
В наших рассуждениях была спрятана подсказка: вертикаль «а». Если белые могут неожиданно создать атаку по открытой вертикали, то почему это не могут сделать черные? Немного фантазии, и вот уже наша ладья красуется на а8. Нет, мат, конечно, черные объявить не сумеют, но сдвоить тяжелые фигуры по вертикали «а» очень заманчиво. Кто же нам мешает? Собственный король. Значит, уходим королем на а7, играем Gе8–а8 и возвращаем короля на место. Вот вам и перспективный план. Но располагать короля на одной вертикали с ферзем немного опасно, мало ли что за эти три хода придумают белые! Тогда вносим коррективы: готовим королю убежище на поле b7. Вот теперь нам легко найти первый ход – 1... Eа6!
В партии Сакс–Бронштейн (Будапешт, 1977) так и было сыграно. После 2.Cg6 Kb7 3.b3 I:b4 4.Ce1 Ec4 5.Cd3 Iа5 6.bс Gа8 7.с3 Iа1+ 8.Kс2 Iа4+ партия завершилась вничью. Если бы белые соблазнились возможностью 3.C:h8, то замысел черных раскрылся бы в полной мере: 3...Gа8 4.Ce1 Iа2+! (136)
MKKKKKKKKN
I/@?@?,?&J
I@7$?@?$?J
I+$?@#@?@J
I@?@#"#*#J
I?"?"?@'@J
I@?@?@?2?J
I3"!.?"!@J
I@5.?&?@?J
PLLLLLLLLO
5.K:а2 Eс4++ 6.Kb1 Eа2+ 7.Kа1 Eb3+ с вечным шахом.
Узелок на память: если у короля есть возможность отойти и пропустить свою ладью, такую возможность надо учитывать.
MKKKKKKKKN
I?@/4/@?@J
I$#@+$#8#J
I?@?,'@#@J
I@?@%@?@?J
I?@?@?@?*J
I@)@?@?@?J
I!"?2?"!"J
I@?@-.?6?J
PLLLLLLLLO
Ход белых
137. Оцените позицию. Предложите конкретный ход за белых. А может быть, вы найдете скрытую комбинационную возможность?
Положение белых лучше, так как все их фигуры занимают активные позиции, к тому же оказывают давление на расположение черного короля. Однако белые ладьи не могут проявить свою силу по центральным вертикалям, так как путь им загораживают вражеские фигуры – конь е6 и слон d6. Напрашивается мысль отвлечь фигуры черных, но как реализовать такой план? Можно испробовать 1.Eg3, заманчиво выглядят также ходы 1.Cс3 и 1.Iе3. В каждом из этих вариантов надо учитывать оптимальную защиту черных.
Эта позиция возникла в партии Бронштейн – Симагин (Ленинград, 1946). Сейчас я чувствую, что при молниеносной игре избрал бы ход ферзём, но тогда мне показалось обязательным пойти на рискованную комбинацию. Белые сыграли 1.Cе3 Cс5 2.Eс4 b5 3.Ed5 Iс7? 4.E:f7! K:f7 5.Cd5 Ib8 6.Ih6 и создали очень острую позицию, где трудно считать конкретные варианты – их слишком много, поэтому большую роль играют фантазия и интуиция. Сперва черные защищались очень хорошо: 6...E:h2+ 7.Kf1 Eе5 8.C:е7 Eg7, но после 9.I:h7 допустили просмотр – 9...Ib6? 10.C:с8! и остановили часы. Белые сохраняли атаку и в случае 9... Ih2 (138),
MKKKKKKKKN
I?@/@/@?@J
I$?@+&7,1J
I?@?@?@#@J
I@#(?@?@?J
I?@?@?@?*J
I@?@?@?@?J
I!"?@?"!4J
I@?@-.5@?J
PLLLLLLLLO
но только этот ход поддерживал высокий накал борьбы.
Когда белые придумали всю затею с жертвой слона, то ошибочно считали, что в варианте 9.I:h7 Ih2 у них есть форсированный выигрыш: 10.I:g6+ Kf8 11.G:d7 C:d7 12.Iе6 Ih1+ 13. Kе2 I:h4 14.Cg6X! или 10. G:d7 C:d7 11.I:g6+ и т. д. При совместном анализе после партии я с огорчением увидел, что в первом случае черные могут играть 11... Ih1+ 12.Kе2 I:h4, а во втором 10... Ih1+ 11.Kе2 I:g2. И буквально ничего не находится... Поучительный пример того, что острые варианты надо рассчитывать не приблизительно, а очень точно, ход в ход. Всегда ли это в силах человека? Шахматы открывают свои тайны очень неохотно, и потому надо уметь принимать решения и на базе одной интуиции. Для белых лучше всего здесь играть 10.Ig6+ Kf8 11.Ig5!, а для черных–еще раньше, вместо 5... Ib8, уйти ферзем на d8.
ИНТУИТИВНЫЕ РЕШЕНИЯ
Игра в шахматы тотчас утратила бы свой интерес, если бы все было именно так, как говорят шахматные учебники: ищите правильный план и делайте логичный ход. Искать правильный план надо не всегда, план часто виден по расположению сил белых и черных. Ход часто тоже виден, но иногда виден не один. Так трудно бывает именно выбрать ход. Тут совет дать невозможно: решают интуиция, знания, опыт, понимание закономерностей шахматной игры, знание своих слабых сторон и сильных сторон партнера и многое другое. Имеет значение и количество времени на обдумывание.
Прелесть умственного поединка двух шахматистов как раз в том и заключается, что, зная планы сторон, понимая смысл ближайших событий и обладая возможностью сделать ход, почти всегда приходится больше доверяться интуиции, вкусовым ощущениям, чувству гармонии, ритма и гораздо меньше внимания уделять конкретному анализу тех или иных ходов. Потому что у партнера тоже есть несколько ответов, и они тоже фактически равноценны и тоже несут в себе заряд самой разной информации. Никакой расчет тут невозможен, и самые лучшие шахматисты мира всегда это признавали.
Человек всегда и везде искал способы от частных случаев перейти к пониманию общих закономерностей, и шахматы для него тоже были моделью по изучению силы предвидения, силы интуиции, способности оценить большое число разнохарактерных помех и благоприятных влияний, умения сделать из всего верные выводы. А сегодня гроссмейстеры со страниц журналов и газет осыпают читателей потоком красивых и непонятных вариантов в подтверждение якобы огромной умственной работы, которую им пришлось провести, прежде чем сделать простой ход, часто к тому же ошибочный.
Варианты показывали все поколения шахматистов, но только для изучения позиции и для оправдания интуитивных решений из-за невозможности точно рассчитать в уме даже на два хода вперед. В шахматах, когда нельзя рассчитать, можно верить интуитивной оценке. А выбор хода – дело вкуса, тут оценка не помогает.
Недосягаемым образцом для шахматистов моего поколения была партия Мароци–Тартаковер. Иначе как колдовством действия черных фигур в ней не назовешь!
Голландская защита
Мароци Тартаковер
Теплиц-Шенау, 1922
1.d4 e6 2.c4 f5 3.Cс3 Cf6 4.a3 Eе7 5.е3 О–О 6.Ed3 d5 7.Cf3 c6 8.0–0 Cе4 9.Iс2 Ed6 10.b3 Cd7 11. Eb2 Gf6 12. Gfe1 Gh6 13.g3 If6 14.Ef1 g5 15.Gad1 g4 16.C:e4 fe 17.Cd2 (139)
MKKKKKKKKN
I/@+@?@7@J
I$#@'@?@#J
I?@#,#4?0J
I@?@#@?@?J
I?@!"#@#@J
I"!@?"?"?J
I?*1&?"?"J
I@?@-.)6?J
PLLLLLLLLO
17...G:h2!! Фантастическая идея! Черные жертвуют ладью всего за три пешки, после чего начинают... невозмутимо подтягивать «безнадежно отставшие» фигуры ферзевого фланга.
18.K:h2 I:f2+ 19.Kh1 Cf6 20.Gе2 I:g3 21. Cb1 Ch5 22.Id2. Первая волна атаки отбита. Кажется, что сейчас белые вынудят размен ферзей, после чего легко реализуют свое материальное преимущество в эндшпиле с лишней ладьей.
Трудно предположить (даже зная результат партии, трудно поверить), что такая оценка позиции могла оказаться чересчур оптимистичной.
22... Ed7 (черные все так же неторопливо подтягивают к месту боя слона и ладью, подчеркивая главный минус позиции белых – ужасную тесноту для фигур) 23.Gf2 Ih4+ 24.Kg1 Eg3 2б.Eс3 E:f2+ 26.I:f2 g3 27.Ig2 Gf8 28.Ee1 G:f1! (жертва второй ладьи; теперь атаку довершают легкие фигуры) 29.K:f1 е5 30.Kg1 Ef4 31.E:g3 C:g3 32.Gе1 Cf5 33.If2 Ig5 34.de Ef3+. Белые сдались.
Защита Нимцовича
Бронштейн Фурман
Москва, 1948
1.d4 Cf6 2.c4 e6 3.Cс3 Eb4 4.е3 d5 5.а3 Eе7 6.Cf3 0–0 7.Ed3 b6 8.0–0 c5 9.b3 Eb7 10.Eb2 Cc6 11. cd ed? 12.Ce2. Этим тонким маневром белые укрепляют пункт d4 и одновременно готовят перевод коня на f5. В тех случаях, когда черные пешки стоят, выстроившись в ряд перед своим королем, всегда бывает выгодно занять конем поле f5 или h5.
12...Ce4 13.dc bс 14.Iс2 Ib6 15.Cg3 f5 16 Ch5 Gf7 17.Gb1! (профилактическая защита пешки b3) 17...Gаd8 18. Gfd1 Gd6 19.Cf4 Kh8 20.Ef1! Id8 21.C:d5 Eh4 22.C:h4 I:h4 23.Cf4 Gfd7 24.Ch3? (как раз тот случай, когда надо было проявить внимание к следующему ходу противника; предварительно следовало разменять ладьи на d6, тогда вторжение коня на d2 не имело бы такой силы) 24... Cd2! 25.I:f5 Ce7 26.If7 Ih6 27.f4 Cg8 (140).
MKKKKKKKKN
I?@?@?@'8J
I$+@/@1$#J
I?@?0?@?4J
I@?$?@?@?J
I?@?@?"?@J
I"!@?"?@%J
I?*?(?@!"J
I@-@-@)6?J
PLLLLLLLLO
При оценке таких сложных позиций надо непременно принимать во внимание большое число факторов, не поддающихся, как правило, приведению к общему знаменателю. В принципе заложить информацию в ЭВМ можно, и машина ее обработает, но предложит не ход, а только общую схему решения. Что же это будет за схема? Вероятно, на первом месте будет совет энергично вести атаку против пункта g7, туда нацелены силовые линии ферзя f7 и слона b2. Хороший совет, но на доске еще так много фигур. Что же реально могут белые сделать?
Так как игра проходила «на флажке» и партия имела уже свои несколько ходов «цейтнотной истории», то белые молниеносно сыграли 28. If8?, что через минуту (если не скорее) позволило им праздновать красивую победу: 28... C:b1 29. G:d6 G:d6 30.Cg5 Ed5 31.e4 E:h3 32.е5 Gd1 33.е6 E:е6 34.C:е6 Gd4 35.E:d4 cd 36.Cg5. Черные сдались.
Вскоре после того как партия была сыграна, в журнале «Шахматы в СССР» были опубликованы комментарии И. Болеславского, в которых утверждалось, что в случае 28.Cg5! черные могли сразу остановить часы. Я нисколько не огорчился, что не увидел ход коня, – в жутком цейтноте некогда жертвовать ферзя.
СТРАТЕГИЯ СОВРЕМЕННОГО ДЕБЮТА
В своей знаменитой статье «Умирают ли шахматы?» (1965) М. Эйве высказал утверждение, что шахматы в своем развитии все время движутся по спирали, повторяя старые элементы, на базе новых, более точных и глубоких знаний. Вывод профессора Эйве был оптимистичным: хотя коллективная «шахматная партия» теоретиков уже поглотила полтора десятка начальных ходов, отняв простор для творчества у одиночек, все же и на этом отрезке будут происходить удивительные открытия. Крупнейший логический игрок века точно предсказал будущее: в самых, казалось бы, разработанных, изъезженных вдоль и поперек дебютах стали появляться новые планы, а порой отдельные ходы буквально поражали воображение, приводя в замешательство строгих ревнителей классических истин.
Сенсацию вызвало изобретение молодых английских шахматистов: 1.с4 b6 2.d4 е6 3.е4 Сb7 4.Cd3 f5 5.ef C:g2 6.Фh5+ g6 7.fg Cg7 8.gh+ Kpf8 9.hgI+ Kp:g8! 10.Ig4 C:h1 –прошло всего десять ходов, а позиция белых разрушена до основания! Не успела войти в игру ни одна из фигур ферзевого фланга, король застрял в центре. Зато у черных уйма линий для фигур. Стержень варианта–дерзкий выпад пешки 6 ... g6. Обычно такой ход рассматривается только в связи с последующим выходом коня на f6, например: 1.е4 е5 2.Kf3 Kc6 3.Cb5 Cc5 4.c3 f5 5.d4 fe 6.C:c6 dc 7.K:e5 Cd6 8.Фh5+ g6 9.K:g6 Kf6, и теперь 10.Фh4 Gg8 11.Ке5 С:е5 12. de Id3 с атакой черных
В течение долгих лет первый ход е2–е4 ни у кого сомнений не вызывал, словно только он один и отвечал правилам хорошего тона. Однако постепенно, главным образом из-за усиления защитных концепций, ход 1.е4 сначала вовсе ушел в тень, а потом стал встречаться не чаще, чем другие начальные ходы: 1.Kf3 1.d4, 1.с4, 1.g3, 1.b3. Объясняется это тем, что, накопив большое количество информации, теоретики пришли к выводу, что принципы игры в открытых дебютах не всегда могут эффективно помочь в дебютах другого типа: полуоткрытых, полузакрытых и закрытых.
Если кратко суммировать все то новое, что появилось в дебютной стадии, то получится примерно следующая картина.
1. Не обязательно развивать фигуры с первых ходов, они уже хорошо расположены на своих исходных позициях. Начать игру им мешают пешки, поэтому достаточно отодвинуть пешку-другую и на шахматной доске само собой разгорится сражение.
2. Исходя из этого возникла мысль начинать игру левым флангом, там все фигуры лучше готовы к столкновениям, чем фигуры правого фланга, связанные необходимостью строить убежище для короля
3. Опыт многих тысяч партий убедил в том, что обычная формулировка - «в шахматы играют на доске, разделенной на 64 черно-белых квадрата», по сути своей неверна, так как на самом деле игра идет только на пространстве, свободном от воюющих сил. Из этого следует, что в дебютной стадии площадкой для столкновений является узкая полоска в центре доски, состоящая из 16 белых и черных квадратов, – остальные 16 свободных полей только кажутся свободными, пешки держат их под перекрестным огнем.
4. Таким образом, в дебюте возможны три самостоятельные стратегические идеи (в зависимости от цели, которую вы перед собой ставите, и от того, каким цветом играете): расположив свои силы на ближних трех линиях, можно существенно затруднить сопернику задачу проникнуть в ваш лагерь; заняв окопы у самой линии экватора, можно эффективно обстреливать позицию противника; укрепившись на полосе за линией экватора, можно создать реальные предпосылки для успешного наступления.
5. Новый взгляд на стратегию способствовал росту популярности шахматной игры. Ведь раньше, чтобы добиться успеха, требовалось атаковать на чужой территории, а для этого нужно было непременно идти на риск, показывать знание технических приемов, умение создавать красивые комбинации. Такая игра была уделом избранных. Располагать же силы непосредственно у стен своего лагеря могут все, никаких особых способностей для этого не требуется, а при желании можно кое-что выучить или позаимствовать из партий известных шахматистов. Например, легко можно научиться такому техническому приему, как охрана пешками и фигурами линии перед экватором. Тут нет оговорки: гроссмейстеры давно уже берут под обстрел не только сами фигуры и пешки, но и места их вероятностного появления. При таком взгляде на стратегию игры шахматное пространство очень расширилось; стало труднее пробиться к чужому королю, но зато легче вести защиту.
6. Игра по всей территории дала неожиданный результат: исчезла скованность и неловкость шахматистов при защите стесненных позиций, прежде такие ситуации считались трудными, а теперь–модными. Возросло внимание к технической стороне проблем защиты, открылись новые возможности. Оказалось, что многим шахматистам игра в глухой обороне не только не претит, но и по вкусу. Появились гроссмейстеры, прекрасно умеющие вести бой на дистанции; такая стратегия заставила шахматистов атакующего плана модернизировать старые приемы нападения, вынудила искать оригинальные планы разрушения оборонительных рубежей. Задача эта не из легких: стороны располагают одинаковым числом пешек и фигур. Поэтому во время игры шахматисты импровизируют, придумывают сложные задачи.
7. В процессе теоретической перестройки средств атаки и защиты сложился самобытный тип миттельшпильных позиций: белые обычно успевают расположить свои силы на четырех горизонталях, а черные держатся лишь на трех. Один ряд в таких случаях бывает совершенно свободным от фигур и пешек. Как правило, это горизонталь а5–h5, но если в защиту уходят белые, что случается значительно реже, то свободной остается горизонталь а4–h4. Как развиваются события при такой расстановке сил? Атакующая сторона целенаправленно готовит пешечный или фигурный прорыв через какую-то точку свободного ряда, а та сторона, которая в защите, обычно ждет фигуры соперника... именно в этом месте. Почему? Потому что на шахматной доске все насквозь просматривается от края до края, и скрыть точку прорыва невозможно. Если промедлить с атакой, то часто бывает, что уже обороняющийся становится нападающим и, после некоторых колебаний и разведывательных тычков пешками, наносит удар по выдвинутым пешкам и фигурам противника.
РАЗМЫШЛЕНИЯ ПЕРЕД ИГРОЙ
Творческая жизнь профессиональных шахматистов никем серьезно не изучалась, хотя именно она может отразить то личное, что каждый из них внес в практику и теорию шахматного искусства, шахматной игры, шахматного спорта. Вероятно, к этому перечню можно добавить и шахматную науку, под которой часто понимают систематизацию имеющихся знаний. По-моему, если и есть в шахматах научный элемент, то он не в области систематизации (и уж тем более не в поиске слабых мест в стратегии популярных игроков), а только в сфере философского обобщения проявляющихся тенденций, что, в конечном счете выражается в новых ходах, вариантах, системах, редко–новых дебютах.
Так ли уж необходим научный метод для нахождения новых вариаций в старинной игре? Разумеется, сам по себе он не помогает выявлять скрытые закономерности. Помогает критический взгляд на все существующие шахматные методики, системы игры, сами дебюты, варианты, отдельные ходы. С течением времени многое меняется в восприятии человека, одни оценки кажутся устаревшими, другие, напротив, внезапно оказываются на гребне моды; сказать, почему именно так, удается не сразу и не всегда. В таких случаях шахматному художнику помогает не только критическое восприятие, но и вера в гармонию шахмат.
Мы редко задумываемся над такими понятиями, как мелодия дебюта, ритм атаки, естественность хода, экономичность в защите, эстетика замысла... Во время игры, когда цель только одна – победить, конечно, нет времени для философских рассуждений: необходимость проявлять предельное внимание к замыслам соперника отнимает много сил, к тому же надо еще и свои ходы делать в соответствии с оценкой позиции, все время меняющейся от «чуть лучше» до «чуть хуже».
Зато в свободное от игры время, когда шахматист только обдумывает план предстоящей партии, есть время поразмышлять и над сложными проблемами. Одна из них имеет и практическое значение: выбор дебютного варианта для ближайшей партии. Тут есть ряд проверенных рецептов: изучение свежих партий партнера, просмотр теоретической литературы, сопоставление своих партий с партиями соперника (чтобы увидеть возможные точки игровой конфронтации) и, наконец, самый простой метод– перенять какой-нибудь модный вариант у гроссмейстера, игра которого вызывает всеобщий восторг. Все эти «технические приемы» подготовки хороши, но обладают одним существенным минусом: в них нет творческого начала, не чувствуется глубокого анализа состояния дел в том или ином варианте, не видно стремления осмыслить и понять закономерности развития дебюта в целом. А ведь бывает, что именно философское осмысление сложных проблем ведет к конкретным находкам и открытиям.
Мне самому иногда удавались такие случайные находки, и не только в сфере дебюта. Вспоминается турнир в Амстердаме в 1968 году. В партии с югославом Д. Маровичем я оказался в трудной позиции, к тому же подоспел цейтнот. Однако когда цейтнот миновал, то, к изумлению окруживших нас зрителей, позиция черных все еще держалась на плаву и даже настолько улучшилась, что после секундных колебаний партнер улыбнулся и протянул руку в знак ничьей. «Как вам удалось не проиграть?»–спрашивали журналисты. «А я старался не делать ни одного хода, который мог бы улучшить позицию. Противник ждал именно эти ходы и к ним готовился. А при такой тактике наши пешки и фигуры действовали на разных участках доски...» Когда ваша позиция трещит и есть хороший ход, то очень трудно от него отказаться, сделать какой-нибудь нейтральный ход. Тут без философского осмысления не обойтись.
Несколько раз таким образом мне удавалось находить новые ходы и в дебютной стадии. Обычно в поле зрения оказывались реальные партии, в которых, на мой взгляд, были нарушены какие-то классические каноны. Как-то мне предстояло играть черными против Л. Полугаевского. Было это, если мне не изменяет память, в 1971 году. Разобрав на сон грядущий несколько свежих партий завтрашнего партнера, я с удивлением познакомился с такой (Полугаевский – Фурман): 1.с4 Kf6 2.Kf3 c5 3.Кс3 d5 4.cd K:d5 5.g3 g6 6.Фb3 Kb4 7.Ke4 (141).
MKKKKKKKKN
I/(+47,?0J
I$#@?$#@#J
I?@?@?@#@J
I@?$?@?@?J
I?(?@%@?@J
I@1@?@%"?J
I!"?"!"?"J
I.?*?6)@-J
PLLLLLLLLO
Играть сперва ферзем, затем второй раз конем, и все это, чтобы, не завершив развития фигур, полакомиться пешкой c5? Было от чего удивляться... С. Фурман сыграл 7... К8а6?, завязалась сложная борьба, но дальше я смотреть партию не стал. Я начал размышлять...
«Белые сейчас угрожают взять пешку. Естественно, отдавать ее черные не хотят. И незаметно для себя и для зрителей, наблюдающих за игрой, пропускают узловой момент борьбы. Пешку жаль, но надо мысленно представить себе позицию, которая возникнет, если белые действительно возьмут эту пешку. Конь–фигура неповоротливая, назад ему пути быстрого нет, значит, конь сам окажется под угрозой нападения. Далее. После исчезновения пешки у черных появится открытая вертикаль «с», а там уже дежурит конь b4, готовый объявить шах с поля с2. Так, есть зацепка для дальнейших размышлений. Конечно, белые, нападая на пешку, тоже все это видели, обдумывали, решали. И все-таки напали. Тогда незачем тратить время, ничего здесь нового не найти...»
Но вариант с ходом 7.Ke4 чем-то задел меня за живое, и я решил посмотреть еще. Без больших сложностей выяснилось, что после логичного ответа 7... Cg7 белые бить пешку не могут, так как после 8.К:с5?? Фа5! у них нет ив одного приемлемого хода. Потратив еще минут десять, я прекратил анализ, мне стало ясно, что это был типичный «экспромт» и никто больше так играть не будет.
Но когда наша партия с Полугаевским началась ходами 1.с4 Kf6 2.Kf3 c5 3.Кс3 d5 4.cd K:d5, то у меня появились сомнения–неужели все-таки конь пойдет на е4, может быть, не все так ясно? Жаль, что не проверил вариант во всех деталях... Через минуту пришлось задуматься всерьез, потому что на доске красовалась позиция после ходов 7... Cg7 8.K:c5.
Как часто бывает, предварительная оценка варианта оказалась завышенной в свою пользу. Пришлось на ходу вносить исправления в намеченное либретто. Партию я выиграл после 8...Фа5 9.а3? К4с6? 10.Фс4 b5 и т. д. В своей книге «Рождение варианта» Полугаевский пишет, что «его подловили». Но ведь он видел, что я почти схватился за коня b8 и вдруг переменил ход, сыграл 9... К4с6. Что-то меня пугало; кажется, ответ 10.Фс4. И совершенно напрасно! Главный вариант как раз был связан с возможностью 9...К8с6 10.Фс4 Cf5! (142)
MKKKKKKKKN
I/@?@7@?0J
I$#@?$#,#J
I?@'@?@#@J
I4?&?@+@?J
I?(1@?@?@J
I"?@?@%"?J
I?"?"!"?"J
I.?*?6)@-J
PLLLLLLLLO
11.е4 Cg4, и атака черных коней, стремящихся к полю с2, становится неотразимой. Черные уже во время партии заметили, что вместо 9.а3 не так уж плох ход 9.Kd3, старались вспомнить форсированный выигрыш, ничего вспомнить не удавалось, потому что... выигрыша не было. Иллюзия домашней подготовки. Но эффект неожиданности сыграл свою роль: белые не смогли удержать пешку, растерялись и проиграли.
Длинный рассказ, из которого следует простой вывод: шахматы–это борьба в процессе игры, а подготовка относится к области абстрактных размышлений по проблемам дебюта.
ЭТА СЛАБАЯ ПЕШКА d6
Идеи староиндийской защиты были с симпатией встречены теми шахматистами, которые в своей игре стремились к самобытному творчеству, а не к повторению избитых, пусть даже ими самими открытых истин. Например, Капабланка и Эйве в 20-х годах часто играли староиндийскую защиту и тем способствовали ее популярности. Но в их партиях превалировали чисто позиционные приемы игры, они не придавали большого значения потере одного-двух темпов (неоткрытые дебюты!), мало обращали внимания на перемещение сил противника. Между тем это непременное, даже обязательное условие для правильного разыгрывания староиндийской защиты: фигуры и пешки по плану идут на одни и те же места, но строгий порядок их выхода на активные или запасные позиции зависит от последовательности ходов белых. Сегодня это уже азбучная истина, но еще полвека назад об этом практически никто не звал.
В 1946 году во время матч-турнира Прага – Москва мне удалось впервые сыграть две партии, в которых значение динамических факторов в староиндийской защите раскрылось в полном объеме (это внезапно послужило удивительно быстрому росту популярности защиты). Партии эти хорошо известны, они есть в монографиях, но, вероятно, и автор вправе включить хотя бы одну из них в свою книгу, тем более если игра учебного характера.
Староиндийская защита
Зита Бронштейн
Прага, 1946
1.с4 е5 2.Kc3 Kf6 3.Kf3 d6 4.d4 Kbd7 5.g3 g6 6.Cg2 Cg7 7.0–0 0–0 8.b3 c6 9.Сb2 Ле8 10.е4 ed 11.K:d4 Фb6.
В вышедшей в 1980 году книге Е. Геллера «Староиндийская защита» есть такие слова: «Эта партия была одной из первых, привлекших внимание и симпатию шахматистов к староиндийской защите в послевоенный период. Сейчас мотивы, которыми руководствовались черные, хорошо известны, а в те годы каскад жертв, который мы сможем наблюдать в этой партии, выглядел как откровение».
12. Id2 Kc5 13.Лfе1 а5 14.Лаb1 а4 15.Ca1 ab 16.ab Kg4 17.h3 Л:а1 18.Л:а1 K:f2 (143)
MKKKKKKKKN
I?@+@/@7@J
I@#@?@#,#J
I?4#$?@#@J
I@?(?@?@?J
I?@!&!@?@J
I@!&?@?"!J
I?@?2?()@J
I.?@?.?6?J
PLLLLLLLLO
19.Ле3 K:h3+ 20.Kph2 Kf2 21.Лf3 K:e4 22.Фf4 Kg4+ 23.Kph1 f5 24.K:e4 Л:е4 25.I:d6 G:d4 26.Фb8 Gd8 27.Ла8 Се5 28.Фа7 Фb4 29.Ig1 Фf8 30.Ch3 Фh6. Белые сдались.
Можно привести партию известного «староиндийского факира».
Староиндийская защита
Котов Геллер
Москва, 1949
1.d4 Kf6 2.с4 g6 3.Кс3 Cg7 4.g3 0–0 5.Cg2 d6 6.Kf3 Kbd7 7.0–0 е5 8.е4 ed. Черные незамедлительно открывают диагональ слону g7 и, как показывает течение партии, открывают новую страничку в теории староиндийской защиты. Прежде полагали, что допускать белого коня в центр до хода с7–с6 нежелательно, но Геллер вносит свежие мотивы в известную позицию, вынуждая партнера решать новые задачи.
9.K:d4 Kc5 10.f3 Kfd7 (в более поздних партиях Геллер нашел способ усилить игру черных ходом 10...а5) 11.Се3 c6 12.Фd2 а5 13.Gad1 Ке5 14.b3 a4 15.Kde2 (белые создали угрозу 16.С:с5, но их ждет сюрприз) 15... ab! 16.C:c5 K:e4 17.Фс1 (144)
MKKKKKKKKN
I/@+4?07@J
I@#@?@#,#J
I?@#$?@#@J
I@?*?@?@?J
I?@'@!@?@J
I@#&?@!"?J
I!@?@%@)"J
I@?2-@-6?J
PLLLLLLLLO
17...ba.
Комментируя на следующий день партию для газеты «Вечерняя Москва», я позволил себе предложить другую версию завершения оригинального комбинационного замысла: 17...b2! 18.Фс2 dc! 19.G:d8 Л:d8, и, как легко убедиться, пешка b2, поддержанная конем, заставляет тяжелые фигуры белых с опаской поглядывать на деле b1. Дополнительные угрозы типа Gd8–d2 или Кс4–е3 делают позицию белых незащитимой. Но и путь, избранный Геллером, очень красив.
18.К:а2 Фа5 19.Ф:с4 Се6 20.Фс1 dc 21.Кс3 b6 22.Kb1 b4 23.Kf4 Cb3 24.Gd6 c4 25.Л:с6 с3 26.Kd5 C:d5 27.ed I:d5 28.f4 Фd4+ (симптоматичный шах: появление черного ферзя в самом центре позиции белых знаменует торжество еще одной «староиндийской» атаки) 29.Kph1 Ла2 30.Cf3 Лb2 31.f5 Се5 32.Фе1 Gfd8 33.Ce4 Kpg7.
На редкость элегантная идея. Черные заманивают на f6 белую пешку, чтобы освободить атакующую энергию пешки h7.
34.f6+ Kpg8 35.Ла6 h5 36.Ла5 h4 37.C:g6 Л:h2+ 38.Kp:h2 C:g3+ 39.I:g3 hg+ 40.Kph3 fg. Белые сдались.
Если вам удалось что-нибудь придумать, изобрести, потратив уйму сил на проверку гипотезы и доказательство теоремы, то, будучи личностью неугомонной, творчески ищущей, вы всегда захотите что-то улучшить, что-то добавить, что-то сократить, чем-то украсить свое изобретение. А порой бывает и совсем необычное желание: посмотреть на результат своих трудов со стороны и... вступить в диспут с самим собой, попытаться опровергнуть истины, принятые всеми на веру, посмотреть свежим взглядом, нет ли где изъяна?
Вот таким образом я однажды пришел к совершенно невероятной мысли, что не стоит белым спешить с подготовкой атаки, а надо сначала исправить органический минус позиции, заключающийся в том, что конь d4 является как бы вершиной пирамиды с основанием a1–g1. Как и в бильярде, где удар по вершине пирамиды часто укладывает сразу два шара в угловые лузы, так и здесь давление слона g7 на коня d4 служит мотивом для разнообразных ударов по пунктам f2, a1 и, конечно, против... короля g1.
К мысли такой я пришел не сразу, мне в этом помогла партия, сыгранная с югославским гроссмейстером М. Удовчичем. Несмотря на медлительную игру в дебюте, позиция белых в течение длительного времени была достаточно крепкой, хотя казалось, что после прорыва d6–d5 атака черных неудержима.
Староиндийская защита
Удовчич Бронштейн
Гота, 1957
1.d4 Kf6 2.c4 d6 3.Кс3 g6 4.e4 Cg7 5.f3 e5 6.Kge2 Kbd7 7.Ce3 a6 8.Id2 0–0 9. Kc1 ed 10.C:d4 c6 11.Кb3 а5 12.Ce3 a4 13.Kd4 a3 14.b3 (145)
MKKKKKKKKN
I/@+4?07@J
I@#@'@#,#J
I?@#$?(#@J
I@?@?@?@?J
I?@!&!@?@J
I$!&?*!@?J
I!@?2?@!"J
I.?@?6)@-J
PLLLLLLLLO
14...d5 15.ed cd 16.Ce2 dc 17.bc Ke5 18.0–0 Kc6 19.Gfd1 Лfе8 20.Cf2 K:d4 21.C:d4 Ce6 22.Kb5 Фе7 23 Cf1 Лес8 24.Лас1 Kh5 25.C:g7 K:g7 26.Лс3 Kf5 27.Фс1 Фс5+ 28.Kph1 Ла5 29.Лb3 If2 30.Gd2 Фb4 31.Kpg1 h5 32.Фc3 b6 33.K:a3 Ла8 34.g3 Фе7 35.Gd3 h4 36.g4 Фс5+ 37.Kph1 Kd6 38.Фd4 K:c4 39.Ф:с5 bc 40.Kb5 Ke5. Белые сдались.
Когда ценой огромного напряжения мне удалось все-таки выиграть, то у меня долго еще не проходило ощущение, что в игре встретилось что-то ранее мне неизвестное. И я понял: прорыв d6–d5, такой модный все эти годы, не так уж и силен, так как белые приобретают за линией экватора удобное поле для фигур. Если так, то можно не спешить с одними ходами и тем самым выиграть время для других. Дальше цепочка рассуждений сама себя вытянула до логического финала: для контроля над пунктом с4 нужна пешка b3, но играть b2–b3 нельзя при ладье а1... пункт е4 будет беспокоить, так не сыграть ли f2–f3?.. мешает король, сыграем и королем... Если не избежать удара по «шару» d4, то можно убрать «угловые лузы» а1 и g1!
Староиндийская защита
Бронштейн Блау
Мюнхен, 1958
1.d4 Kf6 2.c4 d6 3.Кс3 Kbd7 4.e4 e5 5.Kge2 g6 6.g3 Cg7 7.Cg2 0–0 8.0–0 c6 9.Лb1 ed 10.K:d4 Ле8 11.Kph1 Kc5 12.f3 a5 13.b3 (146)
MKKKKKKKKN
I/@+4/@7@J
I@#@?@#,#J
I?@#$?(#@J
I$?(?@?@?J
I?@!&!@?@J
I@!&?@!"?J
I!@?@?@)"J
I@-*1@-@5J
PLLLLLLLLO
13...d5 14.Ca3 Cf8 15.ed cd 16.Kcb5 dc 17.bc Ле3 18.Cb2 Cg7 19.Kb3 Gd3 20.K:c5 Лb:d1 21.Gb:d1 Фе7 22.Ca3 Се8 23.К:е6 Ф:е6 24.Кс7 Фс8 25.К:а8 Ф:а8 26.Ce7. Черные сдались.
В конце белые сыграли небрежно: после 24...Фе3! 25.Сс1 Фа7! 26.К:а8 Ф:а8 27.Gd6 черные еще могли какое-то время балансировать. Но было абсолютно невозможно в момент хода 23.К:е6 увидеть (не во время неспешного кабинетного разбора, а под стук часов!), что конь b5 снимет удар с поля а7, что взятие слона е6 освободит ферзю дорогу к пункту е3, что конь с5 откроет путь е3–а7 и что в результате так хорошо защищенный слон а3 окажется без поддержки. Хотя если об этом думать, то сразу видно, что уход коня с b5 оставляет слона а3 без защиты. Таких наблюдений в каждой позиции множество, кто подскажет метод их распределения по важности и необходимости во время турнирной борьбы? Я видел, что гораздо ближе к классическому решению вариант 23.Gfe1 Gd8 24.Лb1, но не видел необходимости углубляться в точные вычисления. Если бы белые так сыграли, то финальная часть игры форсированно могла принять такой вид: 24... Фе8 25.Кс7 Фc6 26.К7:е6 fe 27.f4 Фс8 28.C:b7 Фb8 29.Ка6 Фа7 30.Сс5, и ферзь черных в капкане.
В этой партии мы видим поучительный пример того, что запоздалое развитие ладьи а8 и слона с8 допустимо только при закрытом или полузакрытом центре. Зато при открытом центре надо играть в соответствии с принципами открытых дебютов! Есть ли теоретическая ценность в ходах Ла1–b1 и Kpg1–h1? В монографии И. Болеславского по староиндийской защите есть похвала ходу Ла1–b1. Про ход Kpg1–h1 никто ничего не сказал, потому что его просто не приметили.
ЗАЩИТА ИЗ ГЛУБИНЫ
С течением времени шахматисты стали пользоваться более современными методами накопления и обработки имеющейся информации. А итоге наибольший прогресс оказался достигнут в простых эндшпилях и... начальной позиции. Стало более ясным, что после 1.d4 d5 или 1.е4 е5; белые могут очень долго по заранее намеченному плану оказывать давление на пешку d6 или e5. И хотя в качестве ответной меры были разработаны достаточно надежные способы защиты для черных, у всех них был один минус–необходимость долго и пассивно выжидать. Можно было, конечно, использовать какой-нибудь острый вариант защиты, но и такие методы игры попали в картотеки, даже в память шахматных компьютеров, так что большого смысла рисковать с грамотным соперником не было.
Тогда в процессе поисков пробила себе дорогу более гибкая система защиты, основанная на укреплении оборонительной линии, проходящей в непосредственной близости от линии экватора. Жизненность такого метода, который можно назвать «защитой из глубины», связана с тем, что в шахматах каждый раз можно сделать только один ход, и часто этот ход–если он активный – раскрывает планы атакующей стороны, как бы подсказывает, в каком направлении развивается атака, какую точку надо защищать в первую очередь. Конечно, играет роль и то обстоятельство, что у каждого опытного шахматиста есть в сознании собственный «блок памяти», где хранятся импульсы своих игровых планов как за белых, так и за черных. Так что при защите шахматист часто просто по позиции знает, что скорее всего сейчас придумает противник. Да и всегда ли придумает?
Для того чтобы такая стратегия защиты стала возможной, необходим был творческий труд нескольких поколений шахматистов. Нужны были конкретные примеры, когда хорошо построенная оборона выдерживала фигурный штурм противника, имевшего большое пространство.
К примеру, есть в сицилианской защите такой вариант: 1.е4 с5 2.Kf3 Kc6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 d6 6.Ce2 е6 7 0–0 Се7 8.Се3 0–0 9 f4 е5 10.Кb3 ef 11.C:f4 Ce6 12.Kph1 d5. Долгое время считалось, что после 13.е5 Ке4 14.Cd3 f5 15.ef K:f6 16.Фе1 Id7 17.Ka4 белые получают длительное давление на позицию черных. Но несколько лет тому назад Г. Каспаров в одной из своих партий вместо активного хода 13... Ке4 сыграл пассивно–13...Kd7 (147),
MKKKKKKKKN
I/@?4?07@J
I$#@',#$#J
I?@'@+@?@J
I@?@#"?@?J
I?@?@?*?@J
I@%&?@?@?J
I!"!@)@!"J
I.?@1@-@5J
PLLLLLLLLO
позволив белым получить преимущество двух слонов после 14.K:d5 Kd:e5 15. К:е7+ Ф:е7. И что же оказалось? Позиция, к которой так стремились белые и которую всегда старались избежать черные, все эти годы оценивалась неправильно! У белых нет конкретных путей, где бы слоны могли проявить свою силу. Зато у черных есть для единственного слона хорошая диагональ с6–g2! Более того, слон е2 занимает пассивную позицию и в данной ситуации просто бесполезен. Слон f4 мог бы, конечно, взять коня, но что толку: на том же месте появится второй конь черных. Белый конь совсем без дела, а ферзь должен опасаться появления на вертикали «d» вражеской ладьи. К тому же пешка с2 не имеет никакой перспективы, в то время как пешка f7 грозит удобно переместиться на поле f5, где весьма органично вольется в ансамбль черных фигур.
Такая переоценка привычных вариантов происходит в теории дебютов непрерывно, но толчком для новых оценок служат эксперименты в середине игры – самой неисследованной стадий шахматной партии Как играть белым в этом варианте? Просто: 15. с4 Cg5 16.Cg3 Ch4 17.Cf4 –ничья.
Какое отношение имеет рассказ об этом варианте к теме «защита из глубины?» Непосредственное! Потому что в позиции, возникшей после 11-го хода, между фигурами белых и черных пролегла разделительная полоса. При своем ходе белые не в силах увеличить давление, хотя знают, что своим ближайшим ходом черные готовятся атаковать пешкой «d» в центре. Сегодня этот вариант встречается редко, так как, столкнувшись с новой трактовкой (медленное развертывание оборонительных сил), теоретики опять стали проверять старый метод игры с ранним ходом g2–g4. И вновь, когда черным не удается отразить атаку 1.е4 с5 2.Kf3 e6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 d6 6.g4!, они меняют порядок ходов и начинают игру так: 1.е4 с5 2.Kf3 d6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 а6 6.Се2 e6. Но и этот путь не единственный, к примеру, вместо 3.d4 белые могут играть 3.Сb5+, а вместо 6.Се2 – 6.Cg5...
Когда шахматист избирает даже простои с виду вариант, он непременно должен хотя бы в общих чертах знать несколько путей развития со стороны соперника. Для этого надо читать книги по дебютам, изучать классические партии и... самому думать, искать, экспериментировать.

<< Предыдущая

стр. 9
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>