<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Если бы в основе природы стояла определённость, да ещё и в цифровом выражении, то у нас были бы одинаковые люди, одинаковые животные, одинаковые растения, а, следовательно, невозможна была бы эволюция. Неопределённость даёт возможность прогресса в живой природе.
Цифра мертва и не может эволюционировать. Что было создано технически, обречено на обслуживание и быстрое старение, и ни о каком воспроизводстве речи быть не может.
Продукты математики являются жалким подобием живой природы. В математике, зная определённые приёмы и технику исчислений, очень легко манипулировать цифрами, и поэтому нынешние властители планеты спроецировали нашу жизнь на плоскость математики. Жизнь, как и цифра, стала мертва.
Появились тысячи психологов, тысячи политологов, тысячи социологов и других учёных, которые объясняют взаимоотношения между людьми и процессы, происходящие внутри человека, алгоритмами.
Если у вас заболело то-то, съешьте вот это, если вам приснилось это, то это к тому-то. И люди верят им, а как не верить, если мы уже стали математическими людьми. Как фигуры в шахматах, мы подчинены неким правилам и определениям.
Человек утерял гармонию с природой, он постепенно превращается в механизм, подчинённый механике чисел, в робота с процессором вместо разума.
Не в математике предназначение человека. В жизни должна быть жизнь, а не арифметика. Живое общение, а не контракты и договора, которые считаются и просчитываются.
Счастье, любовь — вот, что не могут выразить никакие уравнения, хотя попытки это сделать предпринимались и предпринимаются.
Сейчас всё переводят в формат цифр: звук, изображение, информацию. Цифры облегчают человеку процесс мышления, якобы веданье не приводит ни к чему практичному, а вот логика (математическое мышление) упрощает наше мышление, систематизирует его.
Для веданья необходим творческий подход, нужно быть чувствительным к любым проявлениям окружающего мира, а для логического мышления нужны лишь определённые знания и алгоритмы манипулирования ими.
Ведая, мы смогли бы развить свой мозг намного лучше, нежели сейчас, уподобляя его счётным машинкам. Мы могли бы видеть через стены, могли бы общаться за сотни километров без всяких аппаратов и проводов, благодаря лишь силе мысли.
Всё это — маленькая толика того, что мы могли бы делать, не будь столь арифметичны.
Научившись считать, мы научились анализировать, то есть, разделять. Разделяя, мы воспринимаем разделённую часть автономно, что искажает в целом предназначение этой части. Я могу сказать, что вижу пять человек, и, тем самым, невольно группу людей делю на отдельные части.
Математика настолько глубоко вошла в наше общество, что мы не в состоянии видеть себя сейчас без неё. Мы не можем обойтись без этих метров, литров, рублей, граммов, часов, градусов и так далее.
Все эти единицы измерения на самом деле не точны и имеют также некую степень неопределённости. Для большей убедительности в точности измерений Сатаной были введены эталоны для каждой из мер и нас приучили считать их абсолютно определёнными.
Но, на самом деле, все размеры единиц измерения зависят от нашего восприятия: метр, пройденный проходчиком в каменоломне в начале смены, не может быть равным метру, пройденному в конце рабочего дня.
Время, как выясняется, также величина относительная. Эйнштейн утверждал, что оно течёт по-разному, в зависимости от состояния человека.
Для одного час равносилен трём, а для другого — получасу. Время, проводимое в ожидании, тянется гораздо дольше, чем время, проводимое в общении с любимой девушкой.
Принцип неопределённости действует и для всех других единиц измерений, это очевидно, но мы привыкли не замечать этого. Нам удобно жить с математикой, и не ведаем мы жизни иной. Кажется, откажись от неё, и жизнь прекратится.
Математика наркотична и почти невозможно выйти из-под зависимости от неё — последует ломка, а отказаться от влияния математики на всю нашу общественную и личную жизнь чрезвычайно необходимо!
Надо сделать первые шаги в этом направлении, чтобы когда-нибудь выйти из-под чар цифр. И, по прошествии многих лет, возможно, и поколений, когда будет видна очевидность пагубности цифр, мы вырвемся из оков математики.
И тогда жизнь будет полной, гармоничной и счастливой, а не перегруженной интеллектуальными процессами. Человек научится ведать вновь, он откажется от тех наук, которые основаны на математике и которыми кичится сегодняшнее общество.
Он не станет задавать вопросы «зачем?», «почему?», «отчего?» и тому подобные. Так как на все эти вопросы не нужны будут ответы. Минуя целую цепочку вычислений и логичных рассуждений, люди будут жить, любить, творить.
Понаблюдай за ребёнком, ему легче дать правильный ответ на поставленный вопрос сразу, нежели объяснять, как он пришёл к такому результату.
Слова Добрыни вызвали в памяти эпизод, произошедший со мной в детстве, когда учился в первом классе. Не желая делать уроки, я заявил отцу, что учиться не буду, что и так много всего знаю. На что отец сказал:
— Раз ты такой умный, то сможешь ответить на любой мой вопрос! Не так ли?
— Да, конечно! — ответил я.
— Так вот, я сейчас задам тебе вопрос, и если ты на него не ответишь, то, значит, тебе ещё многому нужно научиться, и ты сядешь за уроки. Договорились?
— Договорились!
Отец задумался, видать, хотел задать вопрос очень мудреный и, наконец, он его задал:
— Скажи, что такое двуокись водорода?
Я не задумываясь, выпалил:
— Эта водичка, что из крана течёт.
Помню глаза отца, как были они удивлены. Изменившимся тоном он спросил меня:
— Откуда ты это знаешь?
— Ниоткуда, я просто так ответил.
— Истинному человеческому духу, — продолжал Добрыня, — не нужна математика, нам усиленно внушают обратное, доказывая, что якобы без современной науки невозможен прогресс.
Но, о каком прогрессе идёт речь? Видимо, о прогрессе в мире, созданном Сатаной. Мир этот является лишь жалким подобием мира истинного, природного.
Мир, созданный Сатаной, необходим ему для того, чтобы заменить собой реальный мир, а затем его разрушить. Это позволит ему получить полную власть над всей планетой. До этого момента у нас есть ещё шанс вырваться из-под его контроля. Первозданный мир ещё не уничтожен до конца.
Решая уравнения, я настраиваюсь на Сатану. Я чувствую его живу и осмысляю её. Через это осмысление он слабеет, его жива уходит через меня к тем, кто в силах её будет пустить на другие цели.
— Добрыня, а каббалистические знаки также относятся к математике?
— Конечно, все они геометричны и описываются формулами.
Геометрия — один из разделов математики. Посмотри, как взяли его на вооружение эзотерические организации. Если ты в их символике увидишь геометрические фигуры, то их хозяин, в конечном счете, Сатана.
Да, что там говорить об эзотерике, когда сплошь и рядом коммерческие, общественные, религиозные организации сознательно разрабатывают такую символику и Сатана действительно берёт их под свою опеку, оказывая покровительство.
Если действительно знак заряжен живой сотрудников организации, через знак идёт утечка живы людей, работающих в системе. Гитлер и Сталин брали это на вооружение. Церковь пользуется этим веками. Государства, не имеющие своей символики, обречены на гибель.
— А письменность, она тоже геометрична?
— Всё верно. В древние времена письменности не было. Даже после появления письменности, она долгое время была неопределённа. В некоторых языках не писались некоторые буквы.
Праславяне пользовались вязью, верёвка никогда не повторит букву идентично. Потом на Руси появилась кириллица, она привела письменность к определённым законам и правилам. В нынешнее время письмо и вовсе стандартизировали. Загнали в печатающие машинки, станки и компьютеры.
— А, как тогда, читать книги или отказаться от них вовсе?
— Нет, отчего же, отказываться не стоит. Надо учиться читать между строк. За словами стоит писатель, надо уметь осмыслять его живу (если он интересен), приобщаться к его идеям, значит, научиться ведать. То, что я тебе рассказываю, интересно?
— Да, — согласился я.
— Вместе со словами, я передаю тебе свою живу, и тогда рассказ перестаёт быть просто рассказом. Сам рассказ становится неважным. Я могу говорить, что угодно: рассказывать анекдоты, сказки, это лишь носитель моей живы, которую я должен тебе передать
— Зачем тебе передавать мне свою живу?
— Я хочу помочь тебе научиться ведать!
Глава 6. Системы
Мы сидели на скамеечке возле «Минутки», так назывался киоск на территории части, где для солдата есть всё: зубные щётки, одеколон, погоны и прочая мелочь.
Ещё там было чем полакомиться: консервы, конфеты, вафли, печение, шербет и сладкая вода, типа «колокольчика» и «фанты». Мы купили воду и коржики. Сидели, наслаждались вкусом.
В столовой я уже давно не питался. Ел только на завтрак хлеб с маслом, остальное есть было невозможно. Вкус пищи отсутствовал совсем, а вид и субстанция напоминали какую-то слизь из фильмов ужасов.
Как-то раз солдат по фамилии Котиков (замечу, это — не вымышленная фамилия), нашёл в своей тарелке с супом мышь. Но, несмотря на свою фамилию, мышь и даже суп, в котором она плавала, есть отказался.
Это был апогей, так как недокуренные сигареты в пище находили нередко, но выбора не было. Солдатам всё равно приходилось питаться в столовой.
На территории части находилось кафе, в котором продавалась более-менее сносная еда, а для этого нужны деньги. Денежное довольствие солдата, на тот момент, составляло семь рублей.
Этих денег с трудом хватало на сигареты (для тех, кто курит), на крем для сапог, пасту для чистки зубов, подворотнички, и т.д., то есть, на всякую мелочь.
У меня был друг, который работал поваром в столовой. У него я брал продукты и готовил себе сам. И надо отметить, что, за время службы, даже поправился.
Мы сидели и радовались солнышку, была весна. Я попросил Добрыню рассказать о системах.
— Нас окружают сотни сознательно созданных систем. Это — государство, телевидение, кино, бизнес, музыка, религия, образование, питание, одежда, курение, алкоголь и множество других.
Мы можем легко избежать одних, но с лёгкостью попадём в другие системы. Их сеть расставлена очень искусно. Жизнь без систем нам сейчас кажется невозможной. Это — замысел Сатаны.
Самой мощной системой в современном мире является государство. Она была создана территориально там, где сейчас находится Египет.
Египет по существу является первым государством. Было оно создано для сосредоточения силы и власти в руках одного человека, и основное предназначение — кормить своего хозяина людским осмыслением, из которого выделяется жива.
Сейчас мы знаем его под именем Сатаны, Люцифера или Дьявола. Поначалу Сатана сплотил вокруг себя племя ведунов и ведьм, пообещав им силу и власть.
На тот момент ему было сложно найти себе единомышленников. Люди жили в достатке. Не было необходимости ни в дополнительной силе, ни, тем более, во власти, такой термин отсутствовал вовсе.
Но изобретательный, гениальный ум Сатаны создал такие понятия, как добро, зло, власть, вина, добродетель, бог, Диавол и многое другое. Это были аксиомы, на которых он впоследствии построил свою империю.
Он зарядил эти понятия своей живой. Ведающие познали через свою живу сладость власти и некоторые из них явились к Сатане, предложив свои услуги по созданию государства.
Сотворив совместно образ государства, они заключили союз с окрестными племенами, который, на первый взгляд, был выгоден всем. Над тем союзом был орган власти, его и выполняли ведуны.
Сатане нельзя было оставаться на виду. Всеобщее обозрение делало его уязвимым. И он ушёл в тень.
Выбрали символического правителя — фараона. Как символ, он должен был привлекать к себе внимание. Поэтому разрабатывались пышные церемонии, великолепные одеяния и всевозможные регалии власти фараона.
Установить сразу законы было чрезвычайно сложно. Свободный народ воспринял бы это, как посягательство на своё благополучие, как на разрушение гармонии с природой.
В связи с этим, Сатаной и его окружением был разработан целый ряд ритуалов и традиций, которые будто бы идут для укрепления благополучия населения. Их внедряли в массы, а далее на основе этих традиций и ритуалов были созданы первые государственные законы.
Таким образом, эти законы постепенно были внедрены в народ. И до сих пор живы традиции и ритуалы, как лаборатория для дальнейшей разработки новых законов.
Благодаря тому первому государству, Сатана и его приближённые достигли такого уровня потенциала энергии, что были в состоянии контролировать население своего государства. Они смогли навязывать ему свои правила и законы, тем самым, ущемив свободу без какого-то либо осложнения для себя.
Структура государства до сегодняшнего дня практически не изменилась — те же рычаги управления, но механизм стал более изощрён и совершенен.
У людей появилась иллюзия свободы, особенно у тех, кто живёт в, так называемых, демократических государствах, у кого есть деньги, кто не голодает и имеет особняки, у тех, кто правит государствами.
Но, к сожалению, и они, даже, может быть, в большей степени, являются рабами.
Слово «власть» происходит от слова «владеть», и она, эта власть остаётся той же, независимо от того, в чьих руках она находится.
Существует закон, поддерживающий механизм власти — те, кто входит во властные структуры государства, перестают быть прежними людьми.
Энергия власти перемалывает их и делает важным «винтиком» в системе тотального контроля.
Чувство важности делает человека слепцом. Кроме своих проблем, он ничего не видит и ничего не помнит. Он думает, что добился в жизни многого и всё, благодаря самому себе, милому.
Все остальные, кто остался внизу, по его мнению — «быдло», и заботиться о них не стоит. Более того, их стоит использовать в своих интересах.
Эти неуёмные интересы и желания всё больше распаляются Сатаной, и большинство желаний исполняются им за счёт жизней ничего не подозревающего населения.
Сатана, через государство, даёт своим служащим много преимуществ перед другими участниками общества: всевозможные привилегии, удовлетворяющие чувство собственной важности, безграничная власть над подчинёнными, пренебрежение к людям — всё это питает их эго.
Взамен у них забирают осмысление, а у сознательно служащих Сатане — душу.
Те члены общества, которые не служат напрямую государству, но проживают на территории страны, отдают свои силы за деньги, которые обезличивают наш труд, делают его оплачиваемым, необходимым для проживания, а, следовательно, наш труд перестаёт быть творчеством и превращается в работу.
Деньги есть собственность государства. Оно выпускает их и позволяет нам эти деньги зарабатывать. Но это — несправедливо, потому что практически все деньги оно забирает обратно в виде налогов.
В буржуазном обществе, где существуют частные предприятия, бизнесмены думают, что их труд свободен, но и это — миф.
Изощрённые способы взимания налогов позволяют теперешним государствам в десятки раз больше, чем это было в древнем Риме, получать средств (в процентном соотношении) в виде налогов со своих граждан.
А в дохристианской Руси в казну шла десятина от полученного дохода, и то, это происходило на добровольной основе.
Землепашец знал, куда пойдут его средства, иначе он не отдавал бы свою часть прибыли. Раз он вложил в неё свой труд, то, значит, по праву ею и распоряжаться.
Гениальность государственной машины заключается ещё и в том, что власть над населением поддерживает само население: налоги, которые оно платит, идут на содержание аппаратов принуждения (армию, милицию и так далее), на аппараты государственного образования (как создания образа государства), на аппараты государственного управления.
Этот список можно продолжать долго. Более того, само население идёт служить во все эти государственные аппараты и само же себя принуждает жить по законам Сатаны.
Житель страны облагается налогами дважды, работник идёт в магазин и тратит свои заработанные деньги, как ты думаешь на что?
— На продукты питания, на одежду?
— Да, он тоже так думает, но в этих товарах стоимость составляет от силы 15%, остальные 85% уходят всё тому же государству. Получается, что мы платим невиданные налоги, когда зарабатываем деньги и когда их тратим.
Возможно, ты мне возразишь — есть те, кто хорошо зарабатывает. Да, безусловно, однако, замечу: деньги — порождение Сатаны, и он вправе ими распоряжаться, как ему заблагорассудится.
Когда Христу показали монету и спросили: «кому она принадлежит?» — то он ответил вопросом:
— А кто изображён на ней?
— Кесарь, — ответили ему.
— Так значит, она кесарева!
За деньги Сатана может купить душу человека, ему нужны преданные слуги.
Если даже нам удастся заработать много денег, да ещё и не продать за них душу, то, всё равно, нас вынудят их потратить на вещи, не представляющие собой первую необходимость.
В этом случае мы впадаем в зависимость от вещей. Нам нужно будет зарабатывать всё больше и больше, и конца этому нет. Денег очень много и всех их не заработаешь. Следовательно, зарабатывать много денег — это не выход.
Отсюда парадокс — не иметь деньги плохо, а иметь не лучше. Что делать? Отказаться от них? Но тогда, как нам жить, когда все вокруг пользуются ими? Без них мы будем вычеркнуты из общества.
Во-первых, важно понять: деньги — инструмент для выкачивания мысли. И поэтому деньги надо превращать в орудие против их хозяина. Осмыслив, кто стоит за ними, мы в состоянии обезличенные деньги наделить личностью.
Зная это, мы убережём себя от потери живы через деньги. Те деньги, которые попадают в наши руки, нам следует считать демоническими, а не своими.
И главное, помнить, что деньги существуют лишь тогда, когда существует государство. Отказавшись от государства, живя в свободном обществе, деньгами пользоваться никто не захочет, в этом не будет необходимости.
Итак, мы подходим к понятию системы. Наш сегодняшний мир испещрён всевозможными системами. Рассмотрим их признаки:
Систематизация, стандартизация.
Чёткое разграничение прав и обязанностей.
Взаимоотношения внутри системы подчинены строгим правилам и законам.
Присутствие иерархии.
Все процессы в обществе, в человеке, в природе описываются математически.
Присутствие символики.
Признак не столь очевидный, но я считаю, основной — у системы есть хозяин. Любая система создаётся для того, чтобы нести своему создателю энергию в виде сознания своих иерархически подчинённых.
Система подменяет ценности. Принимая правила системы, мы снимаем с себя ответственность. Во всём ответственна система, говорим мы. У нас с ней контракт, я делаю для неё то-то, а она несёт за меня ответственность и защищает меня.
Человек, идя воевать за свою страну, убивает другого человека. Даже если он христианин, где в одной из заповедей сказано: «не убий». «Но, — ответит он, — я воюю за справедливость, за свою страну», или «Мне командир приказал».
Страна дала приказ убивать, и он убивает. А ответственность лежит на командире? Нет! Командир тоже получил приказ. На главнокомандующем? Нет! Ситуация такова, что без войны не обойтись, в противном случае — кабала или смерть.
Так на ком ответственность? На системе! Она отдувается за всех. Сатана принимает решения, и он один ведает, что делает, и ответственен он только сам перед собой, а все остальные ни за что ответственности не несут.
Получается, что люди — не хозяева самим себе, они не властители своей судьбы. По сути, это договор с Сатаной. Он берёт ответственность, а человек не перетруждает себя осмыслением и расплачивается при этом своей живой.
Сейчас сеть систем заменила собой реальный мир. Мы не в состоянии в одночасье отказаться от всех проявлений систем, для этого необходим длительный процесс возврата к нашему изначальному образу жизни, память о котором в нас старательно длительное время стирали.
В нашей повседневной жизни мы постоянно вовлечены в системы. И не в состоянии их избежать.
В древности, да и сейчас, в наше время, некоторые люди уходили и уходят от повседневного быта, пытаясь тем самым неосознанно спрятаться от сетей, сотканных из многочисленных систем.
Они уходят в монастыри, бегут в другие страны, бросая Родину, меняют образ жизни либо просто уезжают в отпуск в надежде отдохнуть от работы.
На самом деле, они пытаются убежать от самих себя, от невозможности уйти от той или иной системы. Уйдя в монастырь, монах, избавляясь от множества мирских систем, попадает в другие системы.
Ему кажется, что он обрёл свободу, вокруг единомышленники, вместе у них сила (сила веры). У монаха есть защита, но он не догадывается, кто даёт ему эту защиту, и обрёл ли он здесь свободу? Вряд ли!
Меняя образ жизни, мы, возможно, уйдём от некоторых систем, но автоматически попадём в зону притяжения других, которые влекут, сулят благо, выгоду, силу. Но стоит попасть в их лоно, как становимся винтиком очередной системы, и нас полностью высасывают.
Уехав в отпуск, мы действительно отдыхаем, за это короткое время не попадаем под влияние новой системы и успеваем набраться живы. Этому способствуют новые ощущения, полученные от новых мест, новых знакомств, новых впечатлений.
К сожалению, это выгодно той системе, в которую мы возвращаемся после отпуска. Жива у нас тут же отбирается. Видимо, поэтому так тяжело даются нам первые несколько дней на работе после отпуска.
Древние аскеты, уходившие в горы, пустыни или леса от людей, могли взглянуть на всю сеть систем со стороны. Они осмысляли происходящие в обществе процессы. И, оставшись в понимании этого, возвращались в мир, где системы на них уже влияния не оказывали.
Научить кого-либо своему «видению» им удавалось крайне редко, так как изначально «видение» должно прийти изнутри, а не от учителя.
Существовать в сети систем и не питать её создателя своим осмыслением, на сегодняшней момент, ещё пока реально.
Для начала надо научиться распознавать систему, отслеживать её механизмы и использовать их для достижения полной свободы. Войти в систему сознательно означает забрать то, что хочет получить от тебя Сатана, то есть, наше осмысление.
В механизме системы человек является винтиком. Системы не в состоянии существовать без человека, им нужно всё больше и больше людей. Люди изнашиваются, на их место встают другие.
Здесь всё подчинено прагматичному закону цифр. Здесь нет души, она заменена моралью, — сводом законов о поведении, а не чувствами. Совесть, любовь, душа не поддаются власти закона и определений.
Давай взглянем на среднестатистического представителя человечества. Он подымается ранним утром под сигнал будильника, умывается, машинально завтракает и едет на работу.
Рабочий день не приносит ему никакого удовлетворения и, чтобы как-то это выдержать, все свои служебные обязанности он делает механически, ни о каком осмыслении выполнения своей работы не может быть и речи.
Цель работы — заработать больше денег, а сам труд радости и удовлетворения не приносит. Поэтому, даже если работа и не столь обременительна, то всё равно вызывает сильную усталость.
Производительность уставшего, незаинтересованного в труде работника низка, но систему это вполне устраивает. Она существует не для человека, а наоборот, человек, по её понятиям, существует для неё.
Важно отобрать живу, для чего и был придуман целый комплекс ритуалов. Людям навязали ими постоянно пользоваться. Ритуалы тщательно расписывают, как и что надо делать.
На рабочем месте ритуалы позволяют работнику не осмыслять проделанные им операции. Все операции уже кем-то продуманы. Они называются технологиями. Развитые в промышленном отношении государства гордятся ими, так как производительность при этом гораздо выше.
А тот, кто продумывал конкретную технологию, в свою очередь, также, по сути, создавал ритуал, мысля в определённых границах и не нарушая регламента и директив. Он использовал предписания, формулы, чертежи, а результаты согласовывал со своим руководством.
У руководителей тоже масса предписаний и законов, переступить которые нельзя, надо думать в рамках закона, и поэтому мысль течёт по строго ограниченным пространствам.
Производство, где отлажены все механизмы работы при помощи детального описания действий сотрудников, будет работать более эффективно. Зарплата будет выше, но и осмысление работников будет откачиваться интенсивней.
За живу платят, но чем? Деньгами? Да, чтобы их потом отобрать и заставить человека работать постоянно.
Получается, что человек работает, чтобы только подержать в руках деньги.
Обман — грандиозный, но его мало кто замечает, а кто и замечает, тот ничего с этим поделать не может.
В таких отлаженных системах инициатива наказуема. Инициатива подразумевает осмысление, а это совсем не выгодно системе.
Тысячи людей трудятся на благо Сатаны, изощрённо придумывая новые системы. Они считают себя владельцами этих систем, но это — огромное заблуждение.
Законы, по которым они творят — демонические. По завершении создания очередной системы, их ждёт не удовлетворение от своей работы, а пустота. Через них Сатана откачивает живу у всех, кто составляет данную систему.
Государство ратует за то, чтобы в наших семьях было как можно больше детей. Выделяются субсидии многодетным матерям. Существуют программы поощрения их социально.
Плохо или хорошо работают эти программы — вопрос второй, но, тем не менее, население на планете катастрофически увеличивается.
Государствам это выгодно! Больше рабочих рук, больше солдат и, как следствие, крепче экономика и обороноспособность. С этим можно поспорить.
Такие густо населённые страны, как Индия и Китай, не являются на данный момент экономически развитыми и обороноспособными по сравнению с Европой, США и СССР. Причина не в этом. А вот, в чём.
В семьях, где детей много, родители не в состоянии дать им ни хорошего воспитания, ни хорошего образования, ни обеспечить их материально. Главное, они не в состоянии дать им достаточно живы.
В дальнейшем, когда такие дети вырастут, они не смогут осмыслять. Они будут являться марионетками создателей систем, безропотными исполнителями их воли, фанатами религиозных и политических лидеров.
Да и не только они. Возможно, в меньшей мере, дети из малодетных семей, также обделённые вниманием родителей, пополняют эту армию зомби.
Те, кто в достаточной мере получили от родителей живу, будут создавать свои системы. Их жизнь будет более сознательной, но недостаточно осмысленной, чтобы выйти из-под контроля главного хозяина.
Увеличивается население Земли, растёт сила Сатаны. Растёт сила, умножается его власть. Люди уже не могут без него. Он — посредник между нами и природой. Инородным существом вторгся он в эту связь и нашу жизнь и стал необходимым.
Мы восхваляем его, обращаясь к богу, мы восхваляем его, обращаясь к власти, мы восхваляем его, обращаясь к науке, он это всё, что мы знаем!
— Что-то очень мрачную картину ты мне здесь нарисовал.
— Да! К сожалению, это всё — правда! Мы не задумываемся, в каком мире живём, нам так проще.
— Но наверняка есть выход из создавшейся ситуации!
— Выход куда?
— Выход из-под контроля Сатаны. Уверен, что можно его отыскать, и один снайпер решит эту проблему.
— Надо же, какой ты умный, наконец-то есть решение этой проблемы! Мы спасены! — воскликнул Добрыня и, встав со скамеечки, стал танцевать танец радости. Потом театрально ударил себя ладонью по лбу и сокрушенно произнёс:
— Нет, всё пропало, не выйдет твой замысел.
— Почему?
— Допустим, у Сатаны вовсе крыша съехала, и он находится в коме. Все его слуги уехали на Канары отдыхать в отпуск. Допустим, нашли снайпера, находящегося вне всяких систем, иначе об его намерении убить Сатану стало бы известно.
Все организаторы также должны быть вне систем. Допустим, снайпер выпустил несколько магазинов патронов в немощное тело Сатаны. Допустим, он убил его. Но вот незадача — Сатана вновь родится, и где именно, не ведает никто!
— Выходит, нет спасения человечеству от Сатаны?
— Возможно, и нет. Но шанс остаётся всегда. Давай поразмыслим, что мешает нам сейчас жить свободно. Попробуй перечислить сам.
— Я думаю, неумение ведать.
— Верно!
— Система тотального контроля.
— Да!
— Незнание, что жить можно иначе: более осмысленно, счастливо и свободно.
— Возможно, ты и прав, но, к сожалению, ты это говоришь, опираясь на знания, полученные от меня. Если бы ты мог ведать, то видел бы ответ очень чётко.
Для ухода от систем не подходит насильственный способ. Системы являются лишь орудием достижения и удерживания тотальной власти Сатаны. И бороться надо не с орудиями, а с их владельцем.
Изначально человек был сотворён существом свободным. Всё, что ему нужно было для жизни, окружало его. Ему не нужно было ни на кого работать, и у него было много времени и, что немаловажно, сил для творчества.
Именно творчество являлось призванием человека. Творить ради счастья. Человек творил, исходя из своих внутренних побуждений, основываясь на порыве души, его труд был осмысленным.
Ему не нужны были чертежи и формулы. Мудрость для своего творения он непосредственно черпал из природы. Она потоком шла через его открытый восприятию разум. Творчество являлось источником сил.
Было бы странно, если бы человек уставал от своего любимого дела. Он хозяин своего труда, его цель — получать удовольствие от своих действий, не от результата действий, а, подчеркну, от самих действий.
Ему не нужна была оплата труда, результатов творения, потому что творчество и было само оплатой.
Образ жизни людей не был описан каким-либо законом или правилами, каждый человек строил своё поведение, руководствуясь ведами.
Для того, чтобы вырваться из-под власти правителя, необходимо осмыслить возможность жить свободно. Далее нам нужно понять механизмы систем порабощения людей. Они весьма гибки и постоянно меняются и приспосабливаются под текущий момент.
Всё же, их возможно отследить. Тут необходима чрезвычайная ежесекундная бдительность. Осознанных служителей Сатане не так много на планете, и делить свою власть они не хотят ни с кем.
Один из способов получения ими силы заключается в тайне их существования. Всё недовольство людей направлено не на них, а на номинальных правителей государств, глав религиозных концессий, политических лидеров, на начальников, командиров.
Если мы осмыслим, что образ жизни, которую мы сейчас ведём, навязан нам Сатаной и его помощниками-демонами, то им будет очень сложно сдержать мыслительный напор, направленный на них.
Сейчас практически все системы человеческих отношений подчинены им. Наша задача создать такое общество, которое не только не было бы подчинено Сатане, но и успешно противостояло ему.
Затем надо начать создавать свободные селения. Сегодня в российских глубинках есть немалое количество деревень, в которых никто или почти никто не живёт — там царит полный развал. Как жители этой страны, мы в полном праве жить и трудится там, где желаем.
Для этого каждой семье необходимо для проживания (но не для владения) столько земли, сколько семья сможет обработать, не более, тут нет никакой математики и геометрии. Важно то, чтобы эта земля кормила семью круглый год.
В каждом селе выбирается орган правления — вече, который будет создавать образ здорового, счастливого общества. На плечи этого органа будет возложена миссия создания образа защиты этого общества и также распространения таких обществ по всей планете.
В каждом новом селении будут свои вече, и все вместе они будут в состоянии изменить образ жизни на Земле.
Далее необходимо будет создать первую свободную страну. Не путай с государством. Там не будет правительства, главы и других власть держащих.
Будет вече — орган, творящий образ счастья и процветания. Они не будут вмешиваться в личную жизнь каждого. В этом обществе самым важным органом будет являться семья.
— А где взять землю для такой свободной страны?
— Когда подойдёт время для этого, то уже будет создан достаточно сильный образ свободной страны. Государствам по всему миру будет предложен конкурс на предоставление части своей территории под свободную страну.
И главы государств пойдут на это, так как сами ощутят, как никто другой, на себе контроль Сатаны.
Сначала это будут небольшие участки земли, которые не будут представлять для государств большой ценности. Затем участки будут разрастаться, так как другие области захотят присоединиться к свободной стране. В результате чего, вся планета станет свободна.
— Неужели Сатана будет дремать? — спросил я.
— Он почти один, а нас, желающих жить свободно, будет становиться всё больше и больше. Объединённой силы мысли хватит для того, чтобы уйти из-под его контроля.
Глава 7. Сила мысли
— Добрыня, что ты имеешь в виду, когда говоришь «сила мысли»?
— Эта сила способна творить. Она способна перестраивать вселенную таким образом, чтобы исполнялись намеренья мыслящего.
— Непонятно! Приведи пример.
— Хорошо, я попробую. Смотри вон на ту ветку, — Добрыня показал пальцем на толстую ветвь тополя. — Я сейчас силой мысли заставлю сесть на неё ворону.
— Да ладно, так она тебе и сядет, — усомнился я.
— Смотри! Вон она летит.
Добрыня кивком указал на птицу, летящую прямо к тополю.
Мне стало интересно. Ворона, естественно, не знала, на какую ветку ей следовало сесть. Но она села туда, куда указал Добрыня.
— Как ты это сделал? — с изумлением спросил я.
— С помощью силы мысли я создаю образ. Этот образ является матрицей для последующей ситуации.
— Это всё — слова, научи меня.
— Верно, это всё — слова и научить словами я тебя не в силах, но я могу описать процесс создания образа. Если у тебя будет стремление овладеть этим искусством, то, по прошествии некоторого времени, ты научишься это делать.
Для создания образа необходимо мыслить, и иметь достаточно живы. При помощи мысли необходимо представить себе то, что ты хочешь создать. Затем нужно это зарядить живой, тем самым, заключить своё стремленье в форму, то есть, создать матрицу.
Технически это делается следующим образом: ты ставишь перед собой некую цель. Необходимо ясно осмыслить её. Надо постараться, чтобы эта цель не была для тебя страстно желаемой. Страсть и желание идут вразрез природе, так как губят её.
Далее надо делать всё возможное, чтобы добиться намеченной цели. И даже в том случае, если ты не знаешь, что предпринимать, ты в тупике — действуй наобум, но решительно и осмысленно, а верные действия придут сами.
Как только ты добьёшься своего, то становишься более сильным, то есть, обретаешь больше живы. И если ты ставишь перед собой цель, которая по сложности равнозначна первой, то результата добиваешься быстрее.
И наступит такой момент, когда, кроме одной мысли, никаких других действий от тебя для реализации задуманного не потребуется. Вот и всё, так просто!
— Так просто?! Я ничего не понял, как это делается!
— Хорошо! Посмотри на ту скамейку, — Добрыня кивнул головой в сторону пустой скамейки напротив. — Закрой глаза и представь её в своём воображении, — продолжал Добрыня.
Я закрыл глаза, но чётко представить скамейку не мог.
— Ты должен видеть её очень отчётливо, как будто наяву. Для этого тебе потребуется прервать свой внутренний диалог. В голове не должно оставаться ни одной мысли, память ничего не должна вспоминать. Полная тишина. Пустота. Пустота — от слова пустить.
При достижении человеком состояния полного безмолвия, когда знания отступают прочь и мысли нечем не заняты, открывается дверь и тебя как бы пускают к непосредственному восприятию мира, то есть, к веданью, к мудрости.
В таком состоянии возможно многое, намного больше, чем посадить ворону на нужную тебе ветку.
А теперь, попробуй ещё раз!
Я вновь закрыл глаза, но моё внимание никак не могло сконцентрироваться на образе скамейки. Мешали всевозможные мысли. Слова создавали в голове какофонию шума. Меня отвлекало всё.
Чем дольше я пытался создать образ скамейки, тем хуже у меня получалось. Видимо, я устал держать внимание сконцентрированным.
— Что-то не получается, — пожаловался я.
— Всё верно. С первого раза не получится. Пробуй, и когда-нибудь это произойдёт. Ты сможешь генерировать ситуации, и они будут происходить.
— Это волшебство какое-то. Так можно выигрывать в лотерею и разбогатеть.
— Не думаю, что это так просто. Мы с тобой не единственные, кто знает, как можно использовать мысль. В системах, в которых мы сейчас существуем, наша мысль заблокирована, и если, к примеру, я захочу добиться служебного роста, то у меня наврядли это получится, так как хозяин системы не я, а тот, кто её создал. Он сотворил образ этой системы, и в ней он волшебник.
— Ты сейчас говоришь про Сатану?
— Не обязательно это он. Неимоверное количество систем, наводнивших собой нашу планету, созданы обычными людьми. Правда, создают они системы по дьявольским законам. Тем не менее, они являются хозяевами своих систем и пожинают живу с них.
Поэтому я могу показать фокус с вороной, но не могу, к примеру, с генералом, который станцевал бы перед нами лезгинку. Я могу действовать либо в своей системе, либо вне системы вообще.
Здесь кроется ответ на вопрос, который задавали себе люди на протяжении тысячелетий: кто в ответе за судьбу человека? Кто её вершит: сам человек, бог или всё предопределенно заранее ещё до рождения? Ведь, существуют системы, предсказывающие будущее. На чём они основаны? На принципе фатальности?
На самом деле природа устроена не так примитивно, чтобы дать конкретный ответ на этот вопрос. За человека в ответе и бог, и звёзды, и случай, и он сам. Очень многое зависит от количества личной живы человека. Если её много, то свою судьбу человек может творить сам.
Тем не менее, более сильный образ, созданный другой сущностью, в состоянии повлиять на судьбу обладателя большого количества живы. Такой образ может быть создан либо человеком, либо системой, либо иной сущностью, типа планет, звёзд, стихий и других мыслящих проявлений природы.
Но последние оказывают минимальное воздействие на человека при условии, если человек гармоничен сам с собой и природой, а при наличии большого количества живы, гармоничность обязательно присутствует.
У большинства людей живы катастрофически мало, и здесь никакой речи не может идти об осмысленном управлении своей судьбой.
«Всё в руках бога», — так они говорят, тем самым, вверяя свою судьбу Сатане.
Астрологи, безусловно, могут вычислить математическим методом судьбу человека, так как здесь берутся в расчёт влияния планет и звёзд. Однако, они не учитывают целый ряд факторов влияния систем Сатаны.
Поэтому их вычисления носят эпизодический характер. И основаны они на предрасположении человека к тем или иным действиям. Планеты и звёзды берут судьбы людей под свою защиту и ведут их через влияния систем, тем самым, не давая системам полностью поглотить людей.
Отсюда следует, что если мы уйдём из-под влияния систем, то и звёзды влиять на нас уже с прежней силой не будут. В этом случае, ни один астролог не в состоянии будет предсказать судьбу.
Из всего этого можно сделать вывод, что мы в состоянии сами творить свою судьбу. Но не каждому человеку такое под силу. Однако, если стремиться к свободе выбора в своих действиях, то степень независимости от систем, в любом случае, будет возрастать, впрочем, как и потенциал живы.
Добрыня замолчал. Я находился под впечатлением сказанного им. Фокус с вороной поразил мня. Мне захотелось, чтобы Добрыня ещё раз продемонстрировал способности своей мысли. Я спросил его:
— А ты можешь вызвать дождь?
— Допустим, на данный момент я в состоянии вызвать дождь, а возможно, и нет. Зависит это от того, идёт ли моё намеренье вразрез с иным, более мощным намереньем, например, с намереньем Земли, или нет.
— Разве Земля обладает мыслью?
— А как же? Как и другие звёзды и планеты. Она нам дала жизнь и является матерью. А солнце — отцом. В недрах солнца созрел образ жизни, и с помощью лучей была зачата Земля. Весь путь эволюции, прошедший до момента создания человека, был заложен в солнечном луче. Недаром многие народы поклонялись и поклоняются Солнцу и Земле.
Природа является естественной средой обитания для человека. Она — наш непосредственный кормилец. Человек брал у неё живу, пищу, воду и воздух. Жизнь была гармоничной и счастливой.
Но между человеком и природой непрошено влез посредник со своими системами. Нам этого не нужно. Чтобы общаться с природой, никто не нужен.
Но это нужно ему. Он прикрыл доступ живы к нам, он заблокировал нашу мысль и блокирует мысль Земли от нас. Он пользуется этим сам, а нас огородил большими каменными домами, землю облёк в асфальт. Воздух наполнен пылью и гарью заводов, автомобилей и ТЭЦ.
Если выглянуть из окна городской квартиры на улицу, то из многообразия красок всей живой природы мы увидим лишь небо сквозь марево выхлопных газов. Вероятно, и небо в ближайшем будущем для нас тоже закроется.
Глава 8. Ведическая драка
Был прекрасный солнечный летний день. Мы с Добрыней уединились в закутке технической территории, где стоял на хранении военный транспорт. Здесь нам никто не мешал заниматься рукопашным боем.
Добрыня очень быстро всё схватывал, но, тем не менее, особенного прогресса в занятиях с ним я не замечал, боец из него был никудышный.
За время моей службы двоих сослуживцев я практически с нуля довёл до очень высокого уровня мастерства ведения рукопашного боя. Так что, видимо, дело было не во мне, а в Добрыне.
После небольшой схватки мы легли на траву отдохнуть. Когда закрываешь глаза, то можно представить, что находишься сейчас не в войсковой части, а где-то в лесу на поляне, те же звуки: крик птиц, жужжание мух, шорох ласкового ветра.
Я повернул голову к Добрыне и спросил его:
— Зачем ты занимаешься рукопашным боем?
— Честно говоря, не особенно мне и нужно заниматься этим делом, — ответил он.
Я был удивлён его ответом.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>