<< Предыдущая

стр. 4
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

— А тогда, зачем ты тренируешься?
— Чтобы повысить свою степень мастерства, сделаться менее уязвимым.
— Значит, тебе всё же нужен рукопашный бой?
— Пойми! Мы сейчас говорим о разных вещах. В том понимании, в котором ты подразумеваешь рукопашный бой, он мне не нужен. Ты к ушу и каратэ относишься, как к спорту. Не так ли?
— Да! — не стал я спорить с Добрыней. — И ещё, как к средству самообороны.
— Вот видишь. К ушу нельзя относится ни как к спорту, иначе оно становится математическим, ни как к средству самообороны, иначе оно становится источником агрессии. Мысли о самообороне провоцируют окружающее пространство находить тебе врагов или противников.
Хочешь, я расскажу о том, чем действительно занимаюсь? И кем на самом деле являюсь? — спросил Добрыня, приподнявшись на локтях и внимательно посмотрел мне в глаза.
— Конечно, хочу!
— Я ратник ведической драки! — произнёс он, не отводя от меня глаз, а затем внезапно вновь лёг на траву, раскинув руки.
— Поздравляю! — сказал я ему в ответ. Мне показалось, будто Добрыня меня разыгрывает, вводя какой-то новый термин. Я, демонстративно раскинув руки, лёг и закрыл глаза. Мне хотелось ещё послушать звуки природы.
Добрыня тихим голосом и медленно, как-то лениво растягивая слова, стал говорить:
— Ты, я, да и почти все люди, живущие на нашей планете, находимся сейчас во враждебной среде. Всё, что нас окружает, несёт в себе опасность.
Тысячи систем, как сети, раскинуты повсюду, любая вещь, приобретённая нами, любая ситуация стремится отобрать наше осмысление. И, не понимая этого, не находясь в бдительном состоянии, мы лишаемся живы.
Сейчас мы находимся в состоянии войны, объявленной человечеству, и выйти из неё можно лишь, победив или погибнув. Победить можно в том случае, если сражаться за победу. Иного не дано.
— Сражаться? — спросил я. — С кем?
— Враг один — Сатана! Выследить его очень сложно. Но его деяния повсюду, и через них мы ведём с ним непрекращающийся бой. Мы видим его проявления в разных людях. И называем этих людей противниками, хотя отдаём себе отчёт в том, что эти противники не виновны в том, что стали орудием Сатаны.
С уважением к человеку и со стремлением уничтожить в нём сатанинские задачи относимся мы к противнику. Без ненависти вступаем с ними в схватку. С желанием освободить противника от уз гнёта.
— Так, что это такое — ведическая драка? Не слышал ни разу о таком виде борьбы. Это русский вид боя?
— Ещё не было Руси, когда появилась ведическая драка. Поэтому называть её русской я бы не стал. Слово «борьба» здесь также неуместно. Это скорее битва, в которую входят стратегия, разведка, тактика и бой.
Ведическая драка не спорт, не средство самообороны. Она — образ жизни. Дающий возможность выжить.
Ведическая драка на сегодняшний день — единственный способ противостояния сатанинскому засилью. Её не существовало до того момента, пока не был нарушен ведический образ жизни. И появилась она, как средство противостояния Сатане.
Помнишь, я тебе рассказывал про силу мысли, что не всё подвластно ей. Я могу посадить птицу на ветку, на какую захочу, но не смогу, к примеру, избавить человечество от существующего на данный момент государственного строя.
За государственностью стоит мощный образ, который я не в силах разрушить своей мыслью и действиями, но, победив этот образ, я одержал бы блестящую победу и, думаю, стал бы сильнее Сатаны. Такие битвы за образ и есть пример ведической драки.
Боец, владеющий ведической дракой, зовётся ратником. А группа единомышленников — ратью. Хороший ратник может так вести битву, что его противник и не поймет, откуда идёт угроза, и кто с ним воюет.
Очень важно в искусстве ведической драки научиться ведать противника. Для этого ратнику необходимо настроиться на него. Почувствовать его желания, цели, мысли.
Понять суть его существования, и только тогда противник будет уязвим для последующего удара, который заключается в том, чтобы лишить его сатанинской живы и сатанинской воли, сделать противника свободной и счастливой сущностью.
Последний удар есть сам бой. Здесь ведаются и осмысляются действия противника. Как только это происходит — противник теряет живу, и она, в трансформированном виде чистой силы, переходит ратнику.
Драка, уже сама по себе, является генератором живы. Чем яростнее она, чем больше предпринимается действий, чем грандиозней стратегия, тем могущественней силы завихряются вокруг битвы, которые впоследствии достаются победившему.
Ратник с каждой победой получает новую силу, но и риск поражения велик, он может потерять всё, вплоть до жизни.
— Всё, что ты рассказываешь о ведической драке, мне непонятно, — пожаловался я Добрыне.
— Я и не пытался рассказывать тебе так, чтобы ты понял, — ответил Добрыня, — мне важно, чтобы ты заинтересовался этим, научился использовать ведическую драку. А понимание… придёт оно к тебе или нет — мне безразлично. Думаю, и тебе скоро станет это неважно.
— Как же я могу научиться, не понимая того, что делаю?
— Элементарно. Проще, чем тебе кажется. Ведь, понимание, в данном случае, затормаживает процесс обучения. Когда ребёнок учится ходить, говорить, кататься на двухколёсном велосипеде и держать при этом равновесие, никто не объясняет ему технологию ходьбы, разговора, держания равновесия.
Есть цель, которую он видит и своими действиями пытается достичь её. Ты в школе изучал иностранный язык?
— Да, конечно — английский.
— И сколько по времени ты его учил?
— Лет пять — с пятого по десятый класс и в техникуме год.
— Ну и как, выучил?
— Могу спросить на английском, «как тебя зовут», а остальное как-то не запомнилось.
— Вот! Ребёнок за три года хорошо понимает и говорит без использования каких-либо правил и методик, и говорит правильно, в соответствии с падежами, родами, временами и так далее.
А тебе, преподавая английский язык, наверняка всё разжевали, разложили по формам и временам. Но ты его так и не выучил! А стоит тебе выехать в Англию, не пройдёт и месяца, как ты начнёшь понимать английскую речь, а ещё через один месяц будешь сносно разговаривать с англичанами.
— Как мне в таком случае научиться ведической драке?
— Только действуя! Для начала, ты должен поставить себе цель и идти к ней.
Ты должен научиться распознавать вызов. Это может быть прямая угроза твоему существованию, угроза твоей деятельности, стремлению к твоей цели.
Научившись распознавать вызов, ты будешь предупреждён об опасности. Каждый вызов — реакция вселенной на твои слабости. Она помогает тебе стать сильнее и ведёт тебя к силе через вереницу преград, преодолевая которые, ты становишься менее уязвимым и более мудрым.
По мере роста мастерства и по мере убывания твоих слабостей, вызовы станут всё сложнее, а противники могущественнее. И только непрестанное самосовершенствование сможет избавить тебя от поражений.
Добрыня расстегнул пару пуговиц у себя на груди и достал из внутреннего кармана своей куртки ручку с блокнотом, который всегда носил с собой. Открыв его на чистой странице, сказал:
— Смотри! Вот человек, — Добрыня нарисовал маленького человечка, обозначив ручки, ножки, туловище чёрточками, а голову кружочком.
— Пока у человека нет цели, он статичен, недвижим в своём совершенствовании. Но он несётся по жизни, управляемый системами. Вся его жизнь есть, ни что иное, как умирание. У него нет стремления, так как он — пуст. Системы наполняют таких людей своими задачами, пользуясь их пустотой.
Но, как только ты себе ставишь цель, появляется наполнение.
Добрыня в другом конце блокнотного листа вывел кружочек и написал в нём букву «Ц».
— Цель, — прокомментировал он. — Но не просто цель, а смысл жизни. Это значит, что к ней необходимо двигаться. Человек с целью, но не двигающийся к ней — мечтатель.
Он также статичен в самосовершенствовании, но и система такого человека не сможет, как щепку, бросать по жизни. Он твёрдо знает своё место в мире и в современном обществе найдёт достойное себе применение, правда, в границах систем, не более того.
Добрыня тщательно вывел вектор от человечка к кружочку. Проведя ручкой несколько раз по вектору, тем самым, подчёркивая важность своей мысли, произнёс:
— А вот это жизнь ратника! Ратник движется к цели.
Добрыня ручкой медленно стал вести по вектору от человечка к кружочку. Но, проведя где-то сантиметр, остановился. Затем перечеркнул вектор в месте остановки.
— Путь ратника не прост, здесь, — он постучал по месту пересечения, — непременно встретится препятствие. Это противник, и ратнику придётся вступить с ним в драку.
Если ратник откажется от боя, то останется на этом небольшом участке пути, — Добрыня жирно заштриховал отрезок от человечка до препятствия, — но, приняв бой и победив, ратник продолжит свой путь, теперь он более сильный, так как получил силу от драки.
Сразу после драки ратник не в состоянии пользоваться этой силой. Он должен её сперва освоить. И вот тут, до следующего препятствия, он овладевает полученной силой.
Добрыня ещё через сантиметр поставил перпендикулярную черту-препятствие и показал часть пути от первого препятствия до второго, где осваивается полученная сила от первой драки.
— Как только ратник освоил силу, перед ним ставится новое препятствие, более сложное в преодолении. Но потенциал ратника выше и он в состоянии, при условии мобилизации своих сил, преодолеть очередное препятствие. При этом, получить ещё больше сил. И так далее.
Добрыня начертил много линий перечёркивающих путь ратника к цели.
— Эти линии-препятствия есть другие пути людей, ведущие к их целям. Конфликт между смыслом жизни ратника и целью противника есть драка. Эти линии-препятствия могут быть и пути систем, и пути стихий, и пути звёзд, и планет.
Например, — Добрыня от очередного препятствия нарисовал путь ратника в сторону от цели, — если ратник отклонился от своего пути, вследствие дезориентации, то вселенная может выступить в виде препятствия на ложном пути и, победив проявление вселенной, он в этом случае возвращается на верный путь к цели.
Достигнув смысла своей жизни, ратник задаёт вопрос: «что делать дальше?»
Если не ставится перед собой новый смысл жизни, ратник может выбрать смерть. Но смерть осмысленную, позволяющую в дальнейшем переродиться и в новом воплощении восстановить память о прожитой жизни, воспользоваться нажитым опытом и силой.
Такая смерть является добровольным актом и наступает вследствие волеизъявления, без физической порчи своего тела. Мысль ратника умерщвляет его.
Но, если тело ещё молодо и жизненный цикл не завершён, то в этом случае ратник ставит перед собой новый смысл жизни. И так до тех пор, пока цель не будет стоять за гранью возможностей Сатаны.
Добрыня провёл последнюю черту-препятствие перед кружочком с буквой «Ц».
— Эта преграда есть путь Сатаны. Здесь ратник, — Добрыня указал на точку пересечения пути ратника и пути Сатаны, — вступает в драку с самим властителем современного человеческого общества.
До сих пор никто не мог дойти до этой точки и одержать над ним победу. Но если ратнику удастся пересечь поле битвы, он достигает той цели, которая была ранее никому недоступна. Он становится самым могущественным человеком на Земле. И его цель становится достоянием всего человечества.
Так, например, Сатана в начале своего восхождения ставил цель властвовать. Достигнув власти и став самым могущественным человеком, его цель — «власть» — стала целью человеческого общества, которое стало строиться на основе иерархии, где каждая ступень означает прибавление власти.
Если ратник выбирает цель личной свободы и, идя к ней, пересекает поле боя с Сатаной, то после этого всё население Земли будет стремиться к свободе. Общественные принципы построения также будут базироваться на свободе.
Иными словами, ратник, добравшись до цели личной свободы, тем самым, реализует свой образ, к которому он шёл всю свою жизнь, и даже не одну.
Этот образ был заряжен им силой, получаемой в преодолении препятствий. Став могущим, он создаст самый сильный образ с момента существования человечества.
Это всё теория, а теперь послушай практические рекомендации: в драку можно вступать лишь тогда, когда тебе брошен вызов! Только в этом случае у тебя есть шанс одержать победу.
Если противник не бросил тебе вызов, значит, время не пришло вступать с ним в драку. Возможно, ты ещё недостаточно силён. А быть может, и не противник он тебе вовсе.
Вступать в бой без вызова — означает пойти на поводу у своих желаний, и, в этом случае, можно угодить в западню. Поэтому в драку необходимо вступать только без страсти и без желаний.
Повседневные ситуации, в которые мы постоянно попадаем, есть результат нашего мышления.
Если в определённой ситуации ты ведёшь себя предсказуемо, исходя либо из логических соображений, либо опираясь на знания, либо рефлекторно, то тебя легко вычислить, а, следовательно, контролировать, манипулировать и победить.
При нелогичной реакции на ситуацию, когда ты опираешься на веданье, контролировать, манипулировать и победить тебя будет крайне сложно, так как твои поступки будут непредсказуемы.
Исходя из этого можно сказать — степень свободы зависит от того, в какой мере ты математичен, а в какой — ведичен, чем в большей степени человек ведает, тем он менее уязвим.
Способов ведения решающего боя великое множество. На начальном этапе, когда ратник недостаточно силён, это может быть рукопашный бой либо бой с применением какого-либо оружия.
По мере накопления живы, ратнику уже необязательно вступать в прямой контакт с противником. Он может воплотить в жизнь такую тактику ведения боя, которая поставит противника в ситуацию, когда его постигнет неминуемое поражение.
Верх мастерства и силы ратника — это одержание победы одной только силой мысли. Природа, приняв вибрацию этой мысли, располагает события в том порядке, в котором нужно для победы ратника.
Ратник, при столкновении со смертельной для него опасностью, становится чрезвычайно бдительным. Эта бдительность не имеет ничего общего с рациональностью, так как, в самый ответственный момент, логика отступает, она бессильна принимать решения, которые ответственны за жизнь.
В этот момент ратник на пике своих возможностей, этот момент даёт ему силу, которая остаётся у него на всю жизнь, так эта сила способна накапливаться.
Проходя через битвы, ратник становится могущим.
Никто не может подсказать ратнику, как вести бой, и помочь ему. Он принимает решения сам и сам несёт за них ответственность, поэтому в его поражениях нет виновных. Есть лишь слабость самого ратника.
У ратника есть соратники, если драка ведётся сообща, но и соратники, воюя плечом к плечу, за свою драку несут ответственность самостоятельно.
Всем боем управляет сила и ей подвластны ратники. Здесь нет штабов и командиров, а есть сила, драка, ратники и противники.
Самый опасный противник живёт в самом ратнике. Не будь его внутри, снаружи также не было бы противников.
Сатана вошёл в нас, и мы видим его через себя в других. Всё, что нас окружает — зеркала нашего внутреннего состояния.
Достигнув внутреннего покоя, мы станем гармоничны со всей вселенной. У нас не будет врагов и противников, они просто нас не коснутся из-за своего бессилия перед нами.
Но пока Сатана стоит у власти, в ратнике он также будет присутствовать. Следовательно, как я уже говорил, последняя драка должна быть с противником по имени Сатана.
А пока покоя нет, мы будем сражаться, и сражения укрепят нас, и постепенно будут вытеснять всё сатанинское присутствие. Не противник — враг ратника, а Сатана, сидящий в ратнике.
Каждая драка — это подвиг, от слова «двигаться», — Добрыня ещё раз провёл ручкой по вектору от человечка к кружочку.
— Движение к свободе — движение к изгнанию Сатаны. Поэтому ратник должен с уважением относиться к противнику, только вступив с ним в драку, ратник движется к свободе и становится сильнее.
Ратник ведает — нет сильных противников, есть слабости ратника, и с ними надо вести битву.
Ратник, принимающий вызов, должен отбросить всю свою рациональность. Ему необходима непоколебимая решимость. Со стороны это выглядит, как безумие. Возможно, так оно и есть. Ум, со своей логичностью, не может и не должен здесь присутствовать.
Если ратник будет опираться на логику, то в своей жизни он не примет ни одного вызова и будет побеждён без битвы.
Ратник бросается в драку, не думая о риске, он не прогнозирует исход битвы, но он отдаётся ей полностью, лишь так можно одержать победу.
Могу привести пример. Представь, что ты стоишь на десятиметровой вышке для прыжков в воду. Раньше ты никогда не прыгал с такой высоты. Ты смотришь вниз и тебе страшно.
Прыгать — нелогично, с точки зрения ума. Но ты хочешь прыгнуть, чтобы испытать себя, перешагнуть через свой страх, ощутить состояние полёта. Всё это неподвластно разуму, но ты хочешь это сделать!
Там наверху борются двое: Сатана и человек. Если ты прыгнешь — эта драка выиграна тобой, если нет — победит Сатана.
То состояние в момент, когда ты всё же решишься на прыжок, возможно, будет стёрто из памяти, логика разума и здесь попытается перестраховаться, чтобы ты забыл тот настрой, когда принял решение прыгать.
Это настрой ратника — решимость и безумие! Когда нет тебя, ты растворяешься в действии, в данном случае, в прыжке. Тебе не жалко себя и нет дела до того, что с тобой будет, если ты неправильно войдёшь в воду.
Всё то, что я тебе рассказывал о ведической драке, даст только представление о ней и покажет направление, в котором необходимо двигаться, но, уловив дух ведической драки, все мои учения уйдут за ненадобностью. Веды, а не знания, имеют здесь значение.
Глава 9. Драка
Как-то раз после караула я днём спал в казарме. Проснулся оттого, что сильно захотел в туалет. Я встал и почти на ощупь, так как ещё не вполне проснулся, отправился в туалет в конец длинного коридора, но на двери увидел лист бумаги с надписью «Не работает».
Пришлось идти на улицу. Была весна — март месяц. Ещё холодно. Набросив шинель, я спустился и побрёл к намеченной цели, но на полдороге мне преградили путь два курсанта из школы сержантов. И так вызывающе интересуются у меня:
— Куда это ты так торопищся?
— В туалет, — буркнул я, ещё не понимая, что мой ответ был неважен.
— Слющай, иди отсюда, да? — сказал мне курсант кавказкой внешности.
— Что? — стал заводиться я.
На тот момент по сроку службы я был «черпаком», а передо мной стояли «салаги» и явно хотели меня вывести из себя, вероятно, для того, чтобы затеять драку.
Я не заставил себя долго ждать, и прямым ударом в лицо отослал курсанта в сугроб. Второй захотел меня ударить, но тоже получил в лицо и отлетел в другую сторону. Дорога была открыта, и я попытался продолжить путь. Но, не тут-то было.
Сзади меня кто-то схватил и повалил на снег. Батюшки мои! Я увидел неимоверное число курсантов всё той же кавказкой национальности. Они были очень агрессивно настроены против моей персоны.
Я откатился в сторону и успел сделать то дыхательное упражнение, которому меня научил Добрыня. На это ушло мгновенье. Время словно остановилось для меня, всё вокруг стало двигаться медленно.
Надо мной нависла фигура курсанта, которого я ударил в начале драки. Он заносил ногу для удара, пытаясь угодить ею мне в голову. Я резко встал на лопатки в стойку «берёзка» и сапогом заехал ему в челюсть.
Далее я ничего не помню. Произошёл какой-то провал в моём сознании. Память вернулась ко мне позднее и внезапно. Я сидел в каптёрке у почтальона, которая находилась недалеко от места драки.
В одной руке я держал стакан с водой, а в другой конфету. Во рту уже была одна конфета. Видимо, я её ел и запивал водой. В каптёрке находилось, помимо почтальона, ещё трое. Их я не знал.
— Где я?
— У меня в каптёрке, — сказал почтальон.
— А как я сюда попал?
На меня уставились, как на идиота. Видя их недоумение, мне пришлось объяснить.
— Я ничего не помню до этого момента.
— Странно, — сказал один из сидящих. — Ты здесь уже с полчаса. Мы с тобою мило беседуем и не похоже, что ты был не в себе.
— Не верю! — усомнился я.
— Хорошо. Вот тебе доказательство! Ты сказал, что призвался из Москвы, учился в автомеханическом техникуме. Могли мы это знать?
— Вряд ли, — пришлось согласиться мне. — Только честное слово, я ничего не помню. И как сюда попал — не помню.
— Ты сам пришёл, — сказал почтальон.
Ситуация до момента потери памяти развивалась стремительно, моё положение на тот момент невыгодно отличалось от положения нападающих. Их численный перевес позволял легко расправиться со мной, тем более, я находился в положении лёжа.
Мне не верилось, что меня так просто отпустили после трёх безответных ударов, но, как ни странно, ни тело, ни голова не болели. Ссадин и синяков не было. Да и сознание, видимо, меня не покидало, а вот память стёрта.
Я был в растерянности и всё же, для себя решил, что находился в бессознательном состоянии и что в такое состояние меня могли ввести только сильным ударом по голове.
Горя желанием свершить возмездие, я попрощался с почтальоном и его друзьями и отправился в казарму собирать ребят, чтобы разобраться с курсантами. Когда я шёл, то понял, что и в туалет я успел уже когда-то сходить.
Я взял с собой двух друзей, и мы отправились в корпус казармы школы сержантов.
Нам без труда удалось отыскать ту казарму, где жили курсанты, напавшие на меня (или курсанты, на которых напал я). Оказалось, что там служил мой знакомый. Он был в звании сержанта. Я рассказал ему об инциденте с его курсантами и поделился своими намереньями о жестокой мести.
— Не получится у тебя ничего, — сообщил мне сержант, — двое из них в медсанчасти с сотрясением мозга, у одного из них выбит зуб. Остальных я отослал на хозяйственные работы, но вид у них был, я скажу, неважный. Мне не удалось от них узнать, что произошло, и я думал, что драка была у них между собой.
— Ладно, пущай живут, — проявил я великодушие, не понимая, что же произошло во время драки.
Мы отправились в свою казарму, и я так до сих пор и не знаю, как проходила та драка. Я понял, что то состояние, которое у меня тогда возникло, вызвал у себя я сам при помощи упражнения, показанного Добрыней. Оно меня, по всей видимости, и спасло!
Когда мы в очередной раз встретились с Добрыней, я рассказал ему о произошедшем случае.
— Молодец! — похвалил он меня. — У тебя получилось! А то, что ты ничего не запомнил — это для тебя нормально, потому что так сработал защитный механизм психики.
Ты был на пределе своих энергетических возможностей. Благодаря этому механизму, твоя психика не пострадала. Но когда-нибудь ты станешь сильнее и тогда вспомнишь всё, и не только этот эпизод.
Во время драки ты испытал дух ратника, но оказался слаб для того, чтобы оставить в памяти тот поединок и тот дух. Хотя, сам факт, что ты достиг этого состояния, говорит о том, что твой потенциал живы гораздо выше среднего.
Я был вновь возбуждён после своего рассказа и пожаловался Добрыне:
— Чурки совсем обнаглели! По части невозможно пройти спокойно, так и норовят зацепить.
— Напрасно ты относишься к ним с такой неприязнью.
— А что я их, по головке должен гладить?
— То, что ты дал им достойный отпор — в этом тебя упрекнуть нельзя. Здесь ты был на высоте. Но испытывать злобу к противнику — недопустимая роскошь, тратится много сил, и исход драки будет не в твою пользу. Я вообще удивлён, как у тебя, с таким отношением к противнику, получилось войти в состояние ратника!
— У меня тогда не было никаких к ним отношений, я просто хотел дойти до туалета.
— Тогда всё понятно, — Добрыня рассмеялся, — помнишь ту схему, что я тебе рисовал в блокноте?
— Да, — она у меня словно перед глазами стояла.
— Так вот, очень забавно, что целю, в твоём случае, был туалет. Ты направлялся к нему, сметая всё на пути. У тебя хватило сил противостоять, ради своей цели — пописать, — половине взвода курсантов.
Я рассмеялся тоже. С такого ракурса на эту ситуацию я не смотрел.
— Не будь цели, ты потерпел бы поражение. Ты действовал, как ратник, руководствуясь ведами. Тебе был брошен вызов, ты его принял. И победил потому, что отбросил логику, бросившись в драку в безумном порыве.
Можно было просто убежать, это было бы логично, так как драться с много превосходящем по силе противником неразумно! Тебе достался достойный соперник, и ты справился с ним, силы после этой драки у тебя прибавилось.
Отнесись с уважением к своему противнику, ведь он помог тебе избавиться от слабостей и ты приобрёл опыт ведической драки.
А по поводу, так называемых, чурок — я думаю, ты станешь к ним относиться непредвзято, если будешь ведать, почему они себя так здесь ведут.
— И почему они себя так ведут?
— Попав сюда, они очутились в агрессивной для себя среде. Мало того, что они оторваны от дома, родных и знакомых, они ещё, к тому же, оторваны от своей культуры, от своего языка. Им об этом постоянно напоминают и тычут тем, что они более низкая, по отношения к славянам, раса.
Это проявляется в том, что их называют оскорбительными словами, отправляют на самые унизительные работы, упрекают в несообразительности, в неумении что-либо делать.
Мы забываем, что, находясь здесь, им сложнее вдвойне, чем нам, славянам. Мы требуем от них того, что они никогда у себя не делали. Как бы ты поступил, окажись на их месте?
— Я не задумывался над этим. Думаю, мне в такой обстановке было бы очень тяжело.
— Вот и им тяжело. Их агрессия против нас является только защитной реакцией на нашу агрессию. Они тем самым прикрывают свою слабость. Конечно, их поведение такого рода не делает им чести и ни в коем случае не оправдывает их, но мы должны быть сильнее и не отвечать злобой на злобу.
Враг у нас у всех один. Было бы обидно срывать злобу друг на друге, это входит в планы Сатаны, он делает нас орудием в своих руках, и делает это через слово «хочу».
Твоя агрессивная реакция на этот инцидент вполне объяснима, здесь сработала система национальности. С твоей стороны агрессия есть неосмысленное действие.
В случае её осмысления, ты увидишь всю её ненужность и пагубность. Случись в момент твоей драки злоба, ненависть к противнику, тебя тут же смяли бы.
Глава 10. Урок истории
Система национальностей была создана для разделения народов, и каждому народу была дана своя задача, противоречащая задачам других народов.
Существует миф о том, как люди стали строить большую башню, чтобы добраться да бога. Бог разгневался и смешал их языки так, что они перестали понимать друг друга, и рассеял людей по всей Земле.
Тот город, где строили эту башню, в дальнейшем стали звать Вавилон, от древнееврейского слова «балал», что значит смешивать.
Тот бог был Сатаной. Он захотел, чтобы люди не понимали друг друга. Он создал разные страны с границами, эти границы необходимо было защищать.
Страна стала священной, её назвали Родиной. Можно любить Землю, как свою мать, она дала нам жизнь, но, как можно любить свой огороженный участок земли, а другие не любить?
В ведические времена не было стран, не было народов, не было национальностей. Были семьи. Большие семьи назывались родами.
Объединение родов происходило тогда, когда в этом возникала необходимость. Под воздействием внешней опасности нападения и уничтожения рода. Как только появились войны, появились большие союзы племён, как прародители национальностей.
За тысячи лет у нас выработался инстинкт враждебного отношения к людям иной национальности.
Понятие «национальность» очень сильно размыто. С доисторических времён люди вели кочевой образ жизни. Перемещаясь по огромным просторам, рода и племена не могли не смешивать свою кровь. Смешивая её, они рожали здоровых детей и обзаводились крепкими связями с другими племенами.
С началом периода войн, кровосмешение не уменьшилось. Войны способствовали быстрому передвижению чужих народов в глубь стран, подвергшихся нападению.
Захватывались пленные, которые становились рабами и наложницами, их увозили в свои страны завоеватели. Воины удовлетворяли свои сексуальные потребности с местными женщинами.
Параллельно этому развивались торговые отношения между различными странами. Всё это не способствовало кровной чистоте какой-либо одной нации.
Но, помимо наций, существует такое понятие, как народность. Именно народность является носителем определённых идей. Одну из граней такой идеи мы называем культурой, но идея, носимая народом, более масштабна, нежели культура.
Идея создаёт культуру, исходя из своих целей. Так, в том месте, где мы с тобой родились, доминирует русская идея, основанная на свободе, нелогичности, ведизме. Отсюда и русский пофигизм, и нежелание ладить с властями, и необдуманность в делах.
Заметь, русский человек, покупая какой-либо сложный прибор, начинает его использовать, не изучив инструкцию по эксплуатации, полагаясь на свою интуицию.
Никогда ни американец, ни европеец так не сделает, они вначале изучат сопроводительную инструкцию по эксплуатации, а только затем начинают пользоваться прибором.
Именно русская идея (в древности она называлась иначе) долгое время удерживала возникновение государства на территории сегодняшней России. Народ, населяющий эту территорию, продолжительное время успешно сопротивлялся приходу сатанинских систем.
В связи с этим, образование Российского государства произошло по историческим меркам не так давно, на рубеже 15-16 веков. То есть, государству, которое зовётся Россией, всего-навсего, около 500 лет. Оно в десять раз младше Египетского.
Попытки создать государство, где проживали славянские племена, предпринимались неоднократно. Первая ступень — создание княжеств.
Если кратко, не вдаваясь в историю, то было это так: по своей сути ведический народ не агрессивен и, соответственно, не воинственен, а внешних врагов становилось больше, пришлось прибегнуть к помощи варяжских наёмников, которые руководили военными действиями.
Благодаря им, независимость Руси была продлена и, самое важное, осталась незавоёванной. Однако, получив бразды правления мирным населением, варяги стали использовать это для достижения личных выгод, они стали властвовать, назвав себя князями от слова «знать».
Ведуны предупреждали их, что счастья власть над руссами не принесёт. Но предупреждения игнорировались, а напрасно; редкий князь доживал до старости, междоусобицы, внутренние распри, болезни делали жизнь князей невыносимой и не могли они понять, почему.
Нельзя вредить ведунам, а они рушили ведическую культуру, поэтому мучительно жили и мучительно умирали, вплоть до последнего российского императора Николая II.
Одна из удачнейших попыток загнать руссов в рамки систем привела к возникновению древнерусского государства Киевская Русь (конец восьмого — начало девятого века). Интервенция внешних врагов сплотила русских князей (в большинстве они имели варяжские корни) в единый союз.
В то время, в IX веке, славяне оказались в окружении целых трёх империй, стремящихся расширить свои владения. С запада это были франки, с юга — византийцы, с юго-востока — хазары. Да ещё и многочисленные мусульманские народности постоянно терзали Русь своими набегами.
В 808 году в Хазарии, в результате коварного переворота, сменилась власть. Полноправным правителем там стал некий Обадия.
В своё время этот Обадия преуспел в пособничестве иудеям, и ему были раскрыты сокровенные израильские тайны. Он получил толкование таких иудейских творений, как мишну и талмуд. Он был посвящён в иудейские ритуалы и научен их молитвам.
В результате этого, Хазарией стала править иудейская община, фанатично верующая в свою избранность богом, что чревато навязыванием этой избранности другим народам, в том числе и русским.
В конце VIII века франки, возглавляемые Карлом Великим, начинают свои крестовые походы на восток, в том числе и на славянские земли. За своё усердие в кровавых проповедях христианства, Карл Великий в 800 году был торжественно коронован папой имперской короной.
В то время византийцы смотрели на славян, как на низшую расу. А себя считали богоизбранным народом, который превосходит жителей других стран.
С политической точки зрения, оставаясь нехристианской страной, Русь обрекала себя на постоянные нападения со стороны «богоугодных» народов, дабы просветить нас, дикарей.
И, хотя создание государства и защитило завоевание Руси от внешних врагов, тем не менее, ведическая культура здесь понесла поражение.
Князям было без разницы, какому богу служить, так как им была чужда славянская культура, а вот политическая ситуация в мире их очень интересовала и, исходя из неё, выбиралась религия.
Непродолжительным существованием Киевской Руси успел воспользоваться Сатана. Так, с помощью князя Владимира Святославовича, которого подкупают византийцы (он получает в жёны греческую царевну и чин стольника), в 988-990 годах произошло, так называемое, официальное крещение Руси.
Эта была четвёртая попытка навязывания христианства. Были и ранее попытки крещения.
Так, в 946 году княгиня Ольга предпринимала третью попытку крестить Русь. По её приказу уничтожались ведические книги, разрушались языческие идолы (которые, на самом деле, были родовыми столбами), капища и святилища.
Но до неё, в 882 году Русь раскрещивал Олег, после крестителя князя киевского Аскольда, ещё одного любителя христианства.
Владимир Святославович крестится сам и заставляет креститься своих подданных. 1 августа 990 года население Киева было загнано в реку Почайну, где и состоялось крещение.
Христианство навязывалось кровью. Сжигались ведические деревни, уничтожались памятники славянской письменности, где велась летопись земли Русской. Хранителей мудрости — волхвов — уничтожали физически.
В связи с этим, волхвы вынуждены были уйти из общества. Запрещались ведические праздники, под запретом была даже выпечка блинов и качание на качелях.
Итак, во время правления Киевской Русью Владимиром Святославовичем, официальной религией стало византийское православие. Надо отметить, что к этому времени христианство было принято почти всей Европой.
Государство Киевская Русь продержалось ровно столько, сколько необходимо было для внедрения в народ христианства.
Но справедливости ради хочу сказать, что, хотя церковные летописцы и говорят о крещении Руси, этого на самом деле всё же не произошло.
Вплоть до XVIII века существовали языческие поселения. Назвать ведическими их уже было нельзя, но христианство там не допускали.
Идея Российского государства — христианство, лишь оно давало мощь власти. Это подтверждается тем, что, когда в начале XX века произошла массовая разхристианизация общества, то есть, развалилась основная идея Российского государства, тут же подорвался весь устой государства.
В результате чего, случилась Октябрьская революция, а так как ведающих среди населения, тем более, среди революционеров, почти не осталось, революция свободу и счастье людям дать не смогла.
Сразу после, так называемого, крещения Руси, неоднократно против государственности вспыхивали восстания. Русь лихорадило. Однозначно тот период истории не был плодотворной почвой для возникновения сильного, устойчивого государства.
В результате, в 1132 году Киевская Русь распалась. Но христианство, этот российский троянский конь, осталось. Остались княжества, такие маленькие государства, где отрабатывались модели дальнейших российских государственных механизмов.
Народ постоянно пытался бороться с княжествами. Подтверждение этому — крупные восстания в Костроме, Брянске, Москве, Новгороде, Пскове. Нередко эти выступления имели антихристианскую направленность.
Такие понятия, как власть, закон, чужды были русскому народу. Но образ государства оказался сильнее, нежели образ свободного общества. И, к началу шестнадцатого века, возникло русское монархическое государство с царём Иваном IV Васильевичем (Грозным), из династии Рюриковичей.
Государство всё же образовалось, но намного позже, чем в Европе.
В России государство, с самого его зарождения, встречало массу противодействий от населения. Власть вышла не из руссов, и не являлась их составляющей, а пришла извне, из другого народа: из варягов.
По существу русский народ является заложником чуждой культуры и пленником в своей стране. Пример тому — крепостное право, как один из механизмов порабощения российского народа властью.
Так, крепостное право начало зарождаться в середине XI века. При возникновении Российского государства, когда власть укрепилась, крепостное право стало носить массовый характер.
Со временем права крестьян всё больше ущемлялись, вплоть до того, что людьми можно было торговать, разлучая при этом семьи, вводились телесные наказания. По существу, крепостное право стало рабством.
Славянам вообще было чуждо понятие «рабство». Тысячелетиями люди жили свободно, тогда, как другие народности считали рабство нормой.
Крепостное право в России просуществовало до середины ХIX века, а в отдельных своих проявлениях, вплоть до 1917 года. А равные права с горожанами, когда крестьянину выдали паспорт, появились только при Хрущёве.
Древние ведуны, допустив такую ситуацию, создали что-то, вроде мощнейшей пружины, которая веками заводилась и, в один из моментов, должна была распрямиться, сметая всё чуждое русскому духу.
Такой момент настал в 1917 году. К сожалению, Сатана не был застигнут врасплох, он принял меры и погасил волны свободолюбия.
Оторванность власти от населения наложила свой отпечаток на специфику Российского государства — если, в так называемых, цивилизованных странах государство хоть как-нибудь заботится о своих гражданах, то в России народ и государство существуют раздельно.
Более того, создаётся впечатление, что граждане являются обузой государству. Причина тому — русский человек продолжает ведать, он не осмысляет этого, но, тем не менее, интуитивно, глубоко в своём сознании он против какого-либо государства, какой-либо власти, каких-либо знаний, какой-либо религии.
Конфронтация «государство — народ» в России будет до тех пор, пока кто-то не исчезнет: государство, народ или Россия.
* * *
Земля российская испещрена местами силы, где излучает свою любовь ко всем живым сущностям, населяющим её. Она дарит свою живу каждому насекомому, каждой травинке, помогая жить и иметь потомство.
Эта жива — мысль Земли, облачённая в энергию. Без мысли невозможна никакая форма существования. Человечество без мысли Земли обречено на вымирание. Мысль необходима человеку в большей степени, чем еда, вода, воздух и сон.
О том, что на Земле существуют такие места, знали очень давно. Ведуны ведали их. Они шли туда за живой. Иногда там ставились столбы для усиления восприятия силы. Если на этом месте был большой валун, на нём молились, делая этот камень аккумулятором живы.
Назывался он намоленный камень. Столбы назывались идолами — от слова «идея», то есть, «мысль».
Часто представители одного рода устанавливали такой столб для того, чтобы другой род не занял это место, а сами, по тем или иным причинам, уходили в другие места. Но периодически возвращались к столбу, который хранил живу предков.
С интервенцией христианства на Русь, были дискредитированы идолы и места силы. Язычеству была объявлена война. На Руси появилась власть, и власть была в руках иноземцев.
Ранее никто силой не мог взять Русь. Взяли её изнутри хитростью.
По всей земле русской стали строить невиданных размеров дома, и имя им храмы — от русского слова «хранить, хоронить». Храмы воздвигались на местах силы и являлись саркофагами для живы Земли.
Делалось это для того, чтобы люди перестали получать живу непосредственно от Земли, а шли за ней в храм, где она искажалась и несла с ней другую идею, поддерживающую систему религии.
Получая такую живу, человек наполнялся силой и думал, что это благодать божья. Такая жива делала его рабом религии. За стены храмов жива Земли не выходила.
Кресты на храмах (которые появились немного позже) являлись знаками смерти и знаками принадлежности к церкви. Отныне, чтобы прийти к месту силы, требовалось идти в храм, где насаждалась чуждая русскому духу мысль.
Эта система стала работать, и сейчас большинство российских христиан утверждают, что христианство — это русская религия, забывая о её палестинских корнях, где жили иудеи, которые, впрочем, сами не приняли христианство.
Православие пришло к нам из Византии всего лишь тысячу лет назад. Продиктовано это было политическими соображениями.
Тысяча лет — срок для истории небольшой. Но напрочь забыли, что мы представляли собой до принятия христианства на Руси. А точнее сказать, нам помогли забыть.
История наша переписывалась постоянно, и постоянно уничтожались памятники культуры нашей цивилизации. В результате этого, мы оказались на задворках истории, придатком Европы.
В наших школах сейчас мы изучаем древний Египет, Рим, Грецию, но о Руси практически ничего не знаем.
Спасибо скажем за это князю Владимиру Святославовичу, императору Петру Первому, вождю пролетариата Владимиру Ульянову и особая благодарность — генералиссимусу и генеральному секретарю ЦК РКП(б) Иосифу Джугашвили, а также и другим борцам с русской культурой.
Писать историю нельзя, история — это изначально ложь, выгодная правящей коалиции. При любой смене власти менялась и история. Поэтому нельзя ей верить.
Да и само слово «история» означает «из Торы я», «Тора» с древнееврейского языка означает «учение, закон». Под словом «Тора» значатся первые пять книг Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Вот и поразмышляй над этим.
Глава 11. Ключики
Ещё задолго до крещения Руси, для подготовки благоприятной почвы под христианство, нашу исконно русскую идею сознательно уничтожали!
Помимо внешних проявлений борьбы за сохранение ведического образа жизни, существовали и тайные. Мудрецы тех времён отдавали себе отчёт в том, что перевес сил на стороне противника и, рано или поздно, демоны придут к власти. Надежды на победу не оставалось.
Было решено сохранить ведическую культуру для потомков. Законсервировать её во времени. Мудрецы древности прекрасно справились с этой задачей. Они сумели полностью сохранить свою цивилизацию.
— Не понимаю, о какой цивилизации ты говоришь?
— О ведической, естественно!
— Но ведь, она погибла!
— Да! В мире, где мы сейчас обитаем, она действительно уничтожена. Ты не встретишь её в чистом виде. Хотя были оставлены некоторые ключики, способные вызвать в человеке воспоминания чувств о той давней цивилизации.
Один из таких ключиков был внедрён в русскую речь в виде целого ряда магических слов. Мы, не ведая этого, до сих пор используем эти слова. Несмотря на то, что моральные законы их осуждают. Такие слова мы называем матом.
Матом восхищаются, матом молятся, некоторые виртуозы матом могут заменить любое слово, они разговаривают на нём.
Матерные частушки и анекдоты способны рассмешить, а матерная брань, напротив, вывести человека из себя. Мат является сильнейшим оружием в устах ведуна и пошлой руганью в устах пьяницы.
Мат — от русского «мать», здесь имеется в виду возврат к изначальному, первоисточнику.
К примеру, русское слово «хер» произошло от греческого «хелиос» — солнце. Солнце — мужское начало, оно несёт семя жизни. Земля-невеста приняла семя и разродилась жизнью.
От «хелиос» произошли такие мифологические персонажи, как греческий Геркулес и римский Геракл. В английском языке слово «хероу» — от того же греческого «хелиос» — переводится на русский язык, как «герой».
Русский мат обозначает половой акт, о котором у нас принято умалчивать. В СССР секса якобы вообще не существует.
Проблемы секса не принято обсуждать, а мат во все времена считался бранью, более того, искусственно появилось мнение, что мат состоит, в большинстве своём, из татаро-монгольских слов, и все они опошлены.
Лично я, в своём лексиконе, не употребляю мат, его можно употреблять только в редких случаях, тогда он будет заряжен силой, им можно убить, приворожить, защититься, ведать через него.
Что же такого важного скрывает, или, точнее сказать, пытается раскрыть современному человеку наш родной мат?
В первую очередь, мудрость древних славян, которая позволяла им жить в гармонии с природой и со своими соседями. Это гармоничное отношение к половому акту.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>