<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Сейчас словосочетание «половой акт» звучит вульгарно, да и нельзя, наверно, найти слово, которое может охарактеризовать это действие так, как это понимали наши далёкие предки.
Соитие, заниматься сексом или любовью, трахаться, совокупляться — все эти слова пошлы, и не случайно.
Превращение слова в прямую противоположность есть отлаженный механизм в переоценке ценностей.
К примеру, слово «дурак» в древнерусском значении — синоним просветлённого: ра — солнце, ду — дух.
Слово «богатырь» на современный язык переводиться, как «грабитель»: бо — богатство, тырь — вор.
Таких слов-перевёртышей много. Мат входит в их число. Половой акт превратили чуть ли не противоположность любви. Не представляю, как любовь может существовать без физической близости?
Сейчас видящие, для обозначения половой близости, используют другие слова, которые не опошляют её, это ласколюбие, солюбие, любаяние. Мне приятнее использовать их в своей лексике.
Любаяние — это половой акт с созданием образа, он есть чудо, которое дано лишь людям, ведь, помимо того, что посредством его рожают детей, перед человеком открывается целый горизонт, поля творчества.
Во время любаяния зачинаются самые чудесные образы, которые впоследствии воплощаются в жизнь. Без любаяния мы подвластны воле хозяев. В союзе с любимыми мы свободны.
Мы получаем радость от любаяния оттого, что творчество дарует счастье человеку, а здесь любаяние есть начальная часть творчества.
Даже если мы не творим в половом акте, то получаем удовольствие. При творческом половом акте, при любаянии, мы входим в состояние радости.
Многие современные женщины не могут испытать оргазм во время полового акта. Этот факт говорит о том, что их партнёр не может дать им энергию творчества из-за своей зомбированности либо сами женщины зомбированы до того, что не могут воспринять эту энергию творчества.
Поэтому, этим женщинам и мужчинам, их любящим, надо ставить перед собой цель для творчества и стараться её реализовать через любояние. Оргазмы будут не столь важны. Не оргазмы будет цель, тем не менее, они придут.
Обрати внимание, кто использует матерные слова?
— Алкаши, дебоширы, работяги.
— Всё верно, иными словами, истинно русские люди, которым чужд порядок, логика, власть. Это пофигисты. Их место — не в государственном обществе, а в ведическом. Государство вынуждено таких людей ставить в такие условия, где сложно выжить, где сложно проявить свой свободолюбивый дух.
— Ну, ты даёшь! — возмутился я. — Не хотел бы я жить в таком твоём ведическом обществе, по соседству с алкашами, грубиянами и прочей шпаной.
Добрыня рассмеялся.
— Уверяю, в ведическом обществе эти люди преобразятся, в них скрыты неисчерпаемые потенциалы энергии. А ты знаешь, как появился алкоголизм?
— Откуда мне знать?
— Употребление алкоголя есть один из древнейших обрядов. Он возник в то время, когда демоны уже одерживали победу над ведической цивилизацией. Тогда уже было сложно творить образы, противостоящие образам Сатаны.
Древними мудрецами был создан первый алкогольный напиток — брага, по крепости около полутора процентов алкоголя. Он позволял выходить из-под контроля Сатаны.
Мудрецы выпивали, и возникало состояние, не контролируемое Сатаной, в котором легко творить образы. Для того, чтобы в наши дни этот ритуал был недоступен, алкоголь сделали вседозволенным.
Мы также выпиваем и входим в состояние, не контролируемое Сатаной. Но полтора процента алкоголя нам уже недостаточно, нам надо крепче, где-то сорок градусов. Да и то, полная свобода нашей мысли от влияния дьявольских систем невозможна.
Перед тем, как выпить, мы произносим тост и этим создаём образ. Чем больше собирается людей, тем сильнее образ, выраженный в тосте, который воспринимают все пьющие и пьют за него.
Образ должен реализоваться, и такое случается. Но, в большинстве случаев, этот ритуал у простых пьющих не происходит по причине того, что главное для пьющего в этом действии является не реализация образа, а состояние опьянения.
Представляешь, как хорошо было бы, если все тосты сбывались? Для их усиления были придуманы праздники. В праздники люди поднимают себе настроение: готовят еду, играют в игры, а под вечер садятся за праздничный стол и произносят тосты.
Создаётся коллективный, положительный образ, заряженный добрым настроением и добрыми намерениями. Чего стоит только один праздник Новый год.
В одно и тоже время миллионы людей думают только о прекрасном и желают прожить счастливо ещё год. И это изумительно, единственно, что люди не ведают, что это — ритуал, не относятся к нему осмысленно и результат от этого действия не столь существенный.
Употребление алкоголя ради опьянения приводит к зависимости от него. Рекомендую не злоупотреблять им, иначе сила, которую он может дать, может обернуться против пьющего, что и происходит повсеместно.
Алкоголь даёт человеку свободу от систем, и это привлекает. Пьющий ощущает её, но не может осмыслить, что его так привлекает в состоянии опьянения. Он не ведает, как можно использовать это состояние.
Находясь в сети систем и выйдя из неё при помощи алкоголя, мысль человека остаётся прежней, и эта сила инерции делает пьющего бездейственным. Трезвея, человек испытывает неприятные ощущения возврата под контроль систем. Отсюда и головные боли, и сухость во рту, и депрессия.
Достигнув с помощью алкоголя полной внутренней свободы от систем, при отрезвлении можно и не вспомнить своего состояния. Об этом эффекте мы с тобой уже говорили.
Но, при опьянении, не вызывающем потери памяти, воспоминание о свободе остаётся, и свободолюбивому человеку хочется вновь и вновь ощутить её. Таким образом, возникает зависимость от алкоголя, что приводит к разрушению психики и организма пьющего.
Аналогичное состояние свободы можно получить и от курения табака, и от употребления наркотика. Но, отмечу, что эти техники были созданы не праславянскими ведунами, а американскими и азиатскими.
Идея или Дух России был приговорён к забвению государством Российским. И одно из проявлений этого забвения — исконно русские имена.
Те имена, которыми сейчас называют русские своих детей, несут в себе заряд образа служителя системы, в большей мере иудейского, в меньшей — европейского.
Из дозволенных православной церковью ста пятидесяти имён русскими являются только пятнадцать. Все остальные — иудейские либо греческие.
Это произошло потому, что реальная власть, за последнюю тысячу лет в России, шла через Иудею и Грецию. Греция является колыбелью европейской науки. Иудея — колыбель христианской религии. Имена отражают дух тех идей, откуда они пришли.
Одно из русских имён, дошедших до нас от ведических времён — Владимир, это имя оставили. Именно Владимир принёс на Русь чуждую нам идею православного христианства, этот симбиоз иудо-греческого Духа.
Да и сам образ, вложенный в имя Владимир, то есть, «владеть миром», конфликтует со старославянским, свободолюбивым мировоззрением.
Русские имена обладают особой силой ведического общества, поэтому, для возрождения полноценной русской идеи, необходимо русским детям давать русские имена.
Тем, у кого имя сейчас нерусское, стоит его себе выбрать. А лучше, если тот, кто уже приобщён к русской культуре, даст имя с образом мысли, связанной с дальнейшей деятельностью человека.
Коль сегодня у нас с тобою речь зашла о ключиках, оставленных древними мудрецами, то стоит отметить и ещё один, это называние человека на «вы» — обращение во множественном числе к одному.
Обращения к человеку на «вы» в древней Руси не существовало, оно появилось тогда, когда у Руси появились внешние враги.
Называя человека во множественном числе, обращались к тем силам, что стояли за этим человеком. В то время понимали, что их собеседник — зомби, и он управляем хозяином. Обратиться к рабу и хозяину единственным числом не получалось, и появилось «вы».
На Руси впервые на «вы» стали обращаться к князьям, это ещё одно доказательство того, что князья тогда были далеки от нужд и забот основного народа и ими управляли силы, желающие нарушить ведический уклад жизни.
Обращаясь к ним таким образом, люди приравнивали князей к врагам Руси. Только при Петре Первом обращение на «вы» стало распространяться не только на княжеские особы, но и на другие привилегированные классы населения.
Это произошло из-за резкого внедрения Петром целой гаммы систем в управлении империи и хозяйствования.
В то время человек государственный или принадлежащий какой-либо ещё системе перестаёт быть свободной личностью, он начинает жить системой и в системе, обращение к такому человеку на «ты» неуместно.
Широкое распространение этого явления в России происходит только в 18-19 веках, когда сеть систем опутывает и бытовую жизнь россиянина. Системы интегрируются в образование, здравоохранение, торговлю, в близкие отношения между супругами и так далее, и тому подобное.
Ситуация не поменялась и сейчас. Если человек занимает должность, то, естественно, он уже не только представляет себя, он ещё и ответственное лицо (ответственность, наложенная системой, то есть, Сатаной), обращаться к такому важному собеседнику необходимо на «вы».
Но если ты говоришь с человеком и никакая система здесь не присутствует, говори «ты».
В некоторых странах на «вы» называют своих родителей, там семья носит ярко выраженный системный характер. Там чтят традиции и ритуалы.
В этих семьях важно не человеческое общение, а служба ребёнка системе. Его с детства отдают службе или в рабство Сатане. Ведь ребёнок общается не только с родителями, но и с их хозяином.
Глава 12. Фольклор
Огромный пласт ведической культуры дошёл до нас в виде русского фольклора. В нём также спрятана мудрость древности.
Сказание сказок, пословицы, басни, пляски, вождение хороводов и многое другое пронизано глубоким смыслом.
Одним из способов передачи мудрости было загадывание загадок. Особенность их в том, что никакие логические размышления не в состоянии вывести на верный ответ.
Вот, к примеру, всем известные загадки: «Без окон, без дверей полна горница людей», или «Сидит краса в темнице, а коса на улице».
Не зная ответа, современный человек, обладающий логическим складом ума, вычислить, что это огурец и морковь, не в состоянии.
В старину тот, кто отгадывал загадки, должен был упражняться в непосредственном восприятии ответа. Не слова, как условия загадки, а сам загадывающий загадку нёс в себе ответ.
Вождение хоровода было своеобразным магическим обрядом. Взявшись за руки, люди раскручивались, как правило, вокруг костра, и концентрировали коллективный образ того действия, которое должно было впоследствии произойти.
В ведические времена был прекрасный способ передачи мудрости, это сказание сказок. Само слово «сказка» говорит о том, что это не писаные знания, а рассказы, передаваемые устно сказителем. Знаний в сказках не так много, но в них передавался настрой, дух, стремление героев.
Сказки были формой образования (учебного процесса) ведического общества. Обычно сказки рассказывались на ночь глядя, когда мозг наиболее нелогичен и, вследствие этого, более восприимчиво внимание.
Дети, вместо школы, слушали сказки с самого раннего детства, как только могли понимать речь сказителя.
Цифры в сказках появились намного позднее и в основном указывают на систему, это три, шесть, девять, двенадцать голов у Змея Горыныча и тридевятое царство, тридесятое государство, находившееся где-то очень далеко, и так далее.
Недаром в последующие времена, с принятием Русью христианства, сказание сказок осуждалось церковью, приравнивалось к тяжёлому греху, к преступлению против веры.
Как реакция на гонение церковью, сказители стали сказывать сказки, высмеивающие попов. Но, тем не менее, даже цари держали при себе сказочников. Так, у Ивана Грозного были слепые рассказчики. У царя Михаила были сказочники Клим Орефин, Пётр Сапогов и Богдан Путята.
Несмотря на гонение сказочников, сказки продолжали существовать, хотя те ведические сказки сейчас мы не отыщем ни в одной книге.
Со временем изменились сюжеты. Русские имена поменялись на иудейские, такие, как Иван, и греческие — Василий, Василиса, появились цари, деньги, арифметика, торговля.
В сказках начинает ощущаться кастовое (классовое) расслоение общества. Чёрная кость, мужик — низшая ступень в сказках. Нелогичность сказок и дух оставалась вплоть до наших дней. Мужик мог поцеловать царевну и жениться на ней, залезть коню в одно ухо, вылезти из другого.
Несоразмерность форм и размеров в сказках ломают всякие физические представления. Там множество чудес, которые не в состоянии описать ни одна современная наука. Крайне нелогичен и сюжет, сказка может начаться одним, в середине речь идёт совсем о другом, а конец — о третьем.
В двадцатом веке сказки теряют свою былую популярность, их заменили садомазохистские сказки Чуковского и советские, типа дяди Стёпы.
В Европе и Америке, с приходом мультипликации и кинематографии, сказки были вытеснены такими произведениями, как «Том и Джерри», «Моряк Папайя» и другими где ничего не осталось от ведических времён и, по своей сути, они представляют собой жвачку, что-то вроде в рот положил, а не насытился.
Ни о какой мудрости там речи не идёт. Скорее наоборот, они убивают время ребёнка, которое он мог использовать на познавание мира. Хочешь, я тебе расскажу сказку? — с усмешкой предложил Добрыня.
— Заинтриговал ты меня своими сказками. Давай, рассказывай!
— Слушай:
«Давным-давно жили-были мужик да баба, и был у них сын Вячеслав. Шли годы, мужик с бабой состарились, силы уже не те, что в молодости. Пора бы дела сыну передавать, а Вячеслав ничего по хозяйству делать не хочет. Сколько раз мужик ни говорил сыну, что пора бы заняться делом, да всё без толку.
— Не хочу, батяня, — отвечал Вячеслав, — мне и на лавке неплохо живётся.
Не знал мужик, что ему делать, и вот как-то поднялся сильный ветер. Вышел мужик в поле и крикнул:
— Ветер, помоги мне сына к труду приучить. Непутёвый он у меня, умру, некому за хозяйством будет смотреть.
Ветер отвечает мужику:
— Коль пришёл просить помощи у меня, видать, и правда невмоготу тебе. Добро! Дам я тебе три дня на раздумье, стоит ли твоё желание исполнять. Если всё же не передумаешь, приходи на четвёртый день сюда.
— А что думать, я уже и так знаю, что сына надо к труду приучать!
Ветер ничего не ответил.
Думал мужик три дня и ничего нового не надумал, а на четвёртый отправился он в поле. Только дошёл до того места, где просил ветра о своей просьбе, как грянула гроза, и первая же молния убила мужика.
Сын и баба похоронили его и стали жить дальше. Кормильца не стало, сын за дело отца взялся. А через три года дом новый срубил. Жену-красавицу привёл в тот новый дом. Жили они долго и счастливо».
— А смысл сказки я что-то не уловил, — недоумённо пожаловался я.
— Ничего, уловишь. Ведь суть в сказках в том, что ты сам должен осмыслить её, и не факт, что смысл одной сказки для разных людей будет один и тот же. Каждый сам воспринимает суть, в зависимости от своего ведания.
Сказка не определённа и в различных условиях может подсказать различные ответы на вопросы, заданные жизнью.
— Вот послушай следующую сказку и не думай ни о каком смысле, думанье тормозит мысль.
«Жили-были старик да старуха. Было у них три сына. Старшего звали Боромиром, среднего — Казимиром, а младшего — Тихомиром.
Как-то к ним в избу пришла ведьма и говорит:
— Здравствуйте, люди добрые. Шла я к вам издалека, с вестью необычною. Дочь моя Любава — красавица неописуемая, рукодельница на все руки — взрослой стала. Добрый молодец ей в мужья нужен.
Но не любит она никого в нашей округе, и отправилась я жениха ей искать. Ходила три года и три дня, пока вашу избу не увидала, и ведаю — здесь жених её живёт, но не ведаю, кого из вас троих она полюбит.
— Не беда, — сказал Боромир, — поедем к ней вместе, и кого из нас она полюбит, тот и женихом ей будет.
— Поехать-то можно, да не увидит она вас. Пока я искала ей доброго молодца, приезжал свататься к ней Кощей Бессмертный. Отказала она извергу окаянному.
Осерчал тогда Кощей и наложил на Любаву заклятие страшное: видит она теперь не людей, а чудовищ ужасных. Расколдовать её может только поцелуй того, кого полюбит Любава. А нежели поцелует другой, то смерть ожидает его от её красоты.
Интересно стало братьям: что за девица такая живёт, которая замуж ни за кого не идёт, и какова красота бывает, что убить может. Сели они на коней и поехали с ведьмой к дочери её.
Долго ли, коротко ли, въезжают братья в деревню, а в деревне той на окраине терем стоит. В тереме том у окна девица сидит красоты необыкновенной. Как увидали её братья, онемели. Забыли, что поцелуй с Любавой смертью обернуться может.
Стеганул старший брат коня своего и галопом к окошку поскакал. Спрыгнул с коня и в губы алые девицу целует. Оттолкнула Любава Боромира, взглянула не него глазами ужаса полными.
Не смог Боромир этого взгляда выдержать и замертво упал. А красавица в терем убежала. Похоронили братья Боромира под курганом и говорит Казимир Тихомиру:
— Нечего нам делать здесь, тут гибелью пахнет. Поехали домой!
— Поехали.
Сели они на коней и отправились в путь-дорогу. Но, проезжая мимо терема, не удержался Казимир, взглянул на окошко, у которого старший брат дух испустил. Увидал красавицу и не смог с собой совладать. За уздцы потянул, стеганул коня своего вороного, ударил пятками по рёбрам и к окну устремился.
Подскочил к терему и поцеловал девицу в губы алые. Оттолкнула Любава Казимира, взглянула на него глазами, ужаса полными. Не смог Казимир этого взгляда выдержать и замертво упал. А красавица в терем убежала.
Закручинился Тихомир. Похоронил брата своего под курганом и отправился было домой. Но подошла к нему ведьма и говорит:
— Не губи, добрый молодец, меня и дочь мою. Один ты остался — ты и жених ей. Поцелуешь — заклятие кощеево рассеется и сам счастлив будешь!
— Ладно.
Подошёл Тихомир к окну и поцеловал в губы алые Любаву. Целует и оторваться не может, больно поцелуй сладок. А когда взглянул на красавицу, то в глазах её любовь узрел. Любава и говорит Тихомиру:
— Возьми меня с собой, буду тебе женой верной, жизни теперь без тебя не вижу!
Сели они на коней и поскакали домой.
Свадьбу сыграли. А затем жили долго и счастливо».
Глава 13. Я ведун
Я слушал Добрыню очень внимательно, впитывая каждое его слово, как губка, и мог повторить всё, то, что он мне рассказал.
Почему так происходит? Почему я так не слушал своих преподавателей в школе и техникуме? Учился на троечки и считал себя неумным и неспособным, что, впрочем, не мешало мне жить и жизнью наслаждаться.
Я задал вопрос Добрыне: почему так происходит?
— Здесь всё предельно ясно, — начал он. — Дело в том, что когда передаются знания, то, вместе с ними, должна передаваться жива создателя этих знаний.
Если преподавателю это удастся, то ученик будет способным, если нет, знания спустятся в канализационную трубу и труд преподавателя ничего не будет стоить. Для успешной передачи знаний необходимы следующие условия:
Чтобы преподаватель мог передать живу создателя системы тех или иных знаний, а для этого преподаватель сам должен нести эту живу.
Чтобы ученик был восприимчив к живе создателя системы.
Исходя из этого, делай выводы. Но учти, в твоём случае есть ещё один фактор.
— Какой?
— Ты — ведун!
Меня от его слов словно пронзило током. Я оставался немым и недвижим несколько секунд, а затем выдавил из себя:
— С чего ты это взял?
— Я ведаю это!
Мне было лестно слышать от Добрыни о себе такое. Как себя помню, я никогда не любил быть таким, как все. Мне всегда нужно было выделиться, и то, что сейчас меня Добрыня назвал ведуном — доказательство того, что меня нечто выделяет из общей массы людей.
Я начинал понимать, что нежелание быть, как все, и нежелание быть в какой-либо системе, быть подчинённым чьей-то воле, питать осмыслением хозяина системы, не случайно: тем самым я хотел оставлять у себя живу для собственного осмысления и веданья.
— Подумай и скажи мне, — попросил Добрыня, — ты можешь назвать себя неудачником или везунчиком?
— Да! Мне в жизни везёт. Практически все мои желания воплощаются в жизнь. За что я ни возьмусь, мне это даётся легко и в радость. Особо ярко проявилось моё везение, когда я поступал в техникум. Тогда каким-то образом мне удалось списать сочинение по литературе.
Когда я пришёл узнавать результат, то напротив моей фамилии стояла двойка. Расстроенный, я уже было отправился. Мысли о том, что надо искать работу и вскоре придётся идти в армию, тяжёлым грузом навалились на меня.
Но, на полдороге к метро я остановился: надо было забрать документы из техникума, и мне пришлось возвращаться обратно. Когда я зашёл за документами, у меня поинтересовались, зачем мне понадобилось забирать документы.
— Как же, ведь я провалился по сочинению.
Моё сочинение быстро нашли, и там стояла четвёрка. Но самое интересное случилось на экзамене по математике. Её я не знал вовсе. Учить в таком случае предмет не видел смысла, так как резонно предположил: раз за десять лет мне не удалось выучить математику, то за два дня выучить её тоже будет нереально.
Поэтому, неизвестно на что надеясь, я поехал на экзамен. Когда я входил в аудиторию, у меня в голове, кроме пустоты, ничего не было. Вытащив билет, я понял — всё, провал, таких примеров и задачи мне не осилить!
Но терять было нечего, и я побрёл за стол. Посмотрев по сторонам, мне стало ясно, что помочь никто не сможет. От нечего делать я стал тупо рассматривать стены аудитории. И… о чудо, на стене висела таблица с производными — наглядное пособие для студентов.
Это — то, что мне надо для решения первого задания. Когда с ним было покончено, я тщательно стал выискивать формулы для решения уравнений с интегралами. И нашёл их. Второе задание было сделано так же.
Задачку с горем пополам решил, правда, неверно, но мне простили эту маленькую неточность в моих математических изысканиях и поставили троечку, чего, впрочем, было достаточно для моего зачисления в техникум. Тогда этот экзамен я воспринял, как мистическое везение.
Для меня был шок, когда мне пришла повестка в армию. Это было необычно, у меня на время учёбы в техникуме была отсрочка. Но я чем-то не угодил военруку.
Он эту отсрочку аннулировал, причём, даже не помню, за что. Видимо, это была такая мелочь! А так как у меня всё и всегда получалось, то повестка в армию была полной неожиданностью.
— По поводу того, почему ты попал в армию, мне всё понятно. Ты должен был сюда попасть. И это на пользу не только тебе. Мы все вовлечены в большую игру природы.
Она создала мысль о нашем пребывании здесь. С этим не нужно смиряться, а это нужно использовать. Всё то, что для тебя делает природа, есть её необъяснимая игра и воспринимай, как дар себе.
Я повторюсь, что в мире нет ничего плохого и ничего хорошего. Ты попал в армию, хорошо это или плохо?
— Теперь я не знаю ответа на этот вопрос. Ты меня запутал вовсе.
— Это данность и её надо использовать, а не отрицать, иначе мы будем отрицать всё, и природу, и себя.
Но вернёмся к тому, что тебе в жизни везёт. Это означает то, что ты находишься в гармонии с природой и с самим собой. Что у тебя есть способности ведать. И ты живёшь в соответствии с ведами.
— Да ладно?! Про веды я только от тебя и узнал.
— Да! Но они есть, вне зависимости от того, знаешь ты о них или нет. Ты не можешь их осмыслить. Ты живёшь по ведам, не осмысливая их. То есть, интуитивно. Неосмысливаемые веды называются интуицией. Осмыслив веды, ты станешь мудрым.
Я улыбнулся, мне очень хотелось стать мудрым, но верилось в то, что сказал Добрыня, с трудом. Добрыня продолжал:
— У ведунов, а, следовательно, и у тебя, есть одно замечательное свойство: им нельзя вредить. Нанося вред ведуну, человек, тем самым, нарушает свою судьбу, так как вторгается в недозволенную для него область. Природа, в этом случае, включает механизм защиты от вторжения и избавляется от вредителя.
Соответственно, верно и обратное: тот, кто помогает ведуну в его деятельности, делает свою судьбу подвластной себе. Многие люди, в основном не отдавая себе отчёта, интуитивно действуют, исходя из вышесказанного. Помогают ведунам, тем самым, облегчая своё существование в нашем мире.
Частично этим объясняется то обстоятельство, что люди тебе часто помогают. Помогая тебе, они помогают себе. Особо ты не замечаешь этой помощи потому, что она не может быть навязчива.
А тот, кто тебе хочет навредить, вредит себе, а тебе его вредоносные действия идут даже на пользу, ты становишься сильней.
Имея такое замечательное свойство, ты весьма быстро и эффективно овладел искусством рукопашного боя, но это — игрушки. Тебе предстоит овладеть искусством ведической драки. И поверь, ты достигнешь в ней невероятных результатов.
— А зачем мне заниматься ведической дракой, если вредить мне и так опасно для моих недругов?
— Действительно, обычные люди не представляют для тебя практически никакой опасности, но поверь, кроме тебя, на свете существуют тысячи ведунов, и цели их не всегда будут совпадать с твоими целями.
Им так же вредить не рекомендуется, как и тебе, но вступать в схватки тебе с ними придётся, и тут победит тот, кто сильнее, опытнее, мудрее, то есть, кто более совершенен в ведении ведического боя.
Также необходимо учесть и то обстоятельство, что самым сильным ведуном является Сатана. Люди, служа ему, также пытаются облегчить свою судьбу. И они действительно её себе облегчают: их желания осуществляются.
Служа ведуну, человек может много добиться в жизни. Вопрос, чего он хочет добиться — если блага цивилизации, материального достатка, то смело надо идти в услужение Сатане, всё это появится.
Если цель — свобода, счастье, творчество, то, вероятнее всего, нужно искать ведуна, у которого и цели, соответственно, свобода, счастье, творчество.
Обычному, рядовому человеку отыскать настоящего ведуна чрезвычайно сложно. Этим пользуются политики, коммерсанты, мошенники.
Так, в России в 1917 году под предводительством В.И. Ульянова была организована, так называемая, социалистическая революция. Ее целями объявлялись мир, труд, счастье, свобода, а в дальнейшем и уничтожение государственности.
Народ пошёл за вождём, который якобы нёс в себе образ светлого, свободного общества. Ульянов, ни в коем случае, не был ведуном. Народ ввели в заблуждение. Жажда службы высшей цели у народа обернулась глобальной трагедией для целого ряда народов, да что там говорить — для половины мира.
Не успел мир опомниться от русской революции, как ещё один лжеведун Гитлер повёл народ Германии войной на всё человечество.
— Каким образом простому человеку отличить ведуна, ведущего к свободе?
— Это очень сложно, в некоторых случаях невозможно. По той простой причине, что ведун сам выбирает себе слуг, исходя из своего виденья, а не слуги — ведуна. На данном промежутке времени массовое служение ведуну возможно лишь в том случае, если служишь Сатане.
До сих пор, помимо сатанинского, существуют только закрытые общества под предводительством ведунов. Это выражается в виде ученичества: передачи мудрости от учителя к ученикам, что не является службой, как таковой.
Закрытые общества позволяют передать мудрость потомкам и не быть уничтоженными. Это своего рода консервация и аккумуляция мудрости до того момента, пока не возникнет возможность удачного противостояния Сатане.
Массового характера данное служение не несёт и поэтому можно заявить, что все, кто называет себя ведунами, таковыми не являются.
Но ситуация может поменяться, многие ведуны выйдут из тени и люди наконец-то смогут служить им, тем самым, служа тем целям, которые выберут себе сами. Но как будут развиваться события дальше, никто не ведает. Поживём — увидим.
Но вернёмся к твоему вопросу по поводу учёбы. Если ты, к примеру, захочешь изучить физику, то весь школьный курс ты сможешь выучить за день!
— Не может быть!
— Может!
— Но, что я делал тогда десять лет в школе, если это возможно?
— Подпитывал систему образования своим осмыслением. В школах, помимо изложения знаний, из детей делают винтики системы. Образно говоря, это фабрика по переработке заготовок в болты, способные крепить системы.
Государству для поддержания своих систем необходимо поддерживать образ государственности и ни при каких условиях не допускать создание образа другого способа существования на Земле.
Для этого, с самого рождения, ребёнка втягивают в систему воспитания и образования.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять всё несовершенство этих систем. В них нет индивидуального подхода, навязываются постулаты, которые с раннего детства поддерживают образ государства.
Структура воспитательных и образовательных систем идентична государственной. Дети начинают мыслить и воспринимать мир так, как того требует государство.
Если даже впоследствии или во время образовательного процесса, ребёнок не согласен с постулатами, внушаемыми ему, то это ровным счётом ничего не решает, так как альтернативы на данный момент не существует.
Недовольство масс входит в расчёт системы. Ребёнку практически не остаётся времени на осмысление себя в этом мире, а ведь, именно в школьном возрасте происходит становление личности.
Десять лет на обучение в школе — это очень много, если ещё учесть, что в этот период у ребёнка развита восприимчивость.
Этим пользуется система. Она забирает у детей осмысление, взамен даёт знания, которые, в основной массе, не понадобятся в жизни и забудутся.
Она убивает время для реализации ребёнка. Ребёнок не может определить своё будущее, за него решает эту задачу система.
Образование усредняет учеников, тем самым пытается уничтожить личность в человеке.
Стандартизирует знания, делает их оцениваемыми. И оценивает учеников по их знаниям.
В результате, любой ребёнок, после мясорубки образования, становится предсказуемым и, вследствие этого, контролируемым.
Те, кто учится плохо — неполноценные для системы люди, им уготовлена нижняя ступень общества.
А ведь, среди них очень много людей ведающих, но системе выгодно держать их подальше от рычагов управления, как государством, так и другими системами.
Кстати, обрати внимание на само слово «образование». Оно говорит само за себя.
В учениках закладывают образ, необходимый для поддержки и подпитки государства в первую очередь и других систем — во вторую. В школах прививают логику. Учат логичности жизни. В соответствии с этим, приучают действовать.
Пока Добрыня говорил, мне, по этому поводу, вспомнился мой друг Лёша.
Недавно я получил от него письмо. Мы с ним учились в одной школе, в параллельных классах. И на момент моей службы в армии он вполне успешно учился в институте.
В своём письме Лёша жаловался на жизнь. Оказывается, с его слов, он не видел детства, так как проводил его за зубрёжкой учебников, а сейчас приходится, из-за своего усердия в занятиях, распроститься с юностью.
Получая мои письма из армии, он понял, что и здесь я чувствую себя комфортно, а он, находясь в более выгодной ситуации, нежели я, страдал.
Забегая в далёкое будущее наших дней, скажу: Лёша закончил институт, защитил кандидатскую, преподаёт студентам, параллельно работает над какими-то проектами.
Но его жизнь стоит на месте. У него была жена, но, не успев завести детей, они развелись. Он хочет вкусить жизнь, попробовать её на вкус, но не поймёт, что наука и чувства несовместимы. А свою жизнь он меряет своими научными мозгами.
Как-то раз, намного позже описываемых мною событий, видя такое положение, в котором оказался Лёша, я принёс ему томик Карлоса Кастанеды и, по прочтении им его, спросил:
— Как тебе эта книга?
— Хорошая книжка, мне понравилась.
— У Кастанеды есть продолжение. Тебе принести следующий том?
— Нет, не надо!
— Почему? Тебе же понравилось!
— Очень сильно понравилось, я боюсь увлечься всем этим!
— Этого я и добиваюсь, чтобы ты понял: не только наука существует вокруг нас!
— Я это знаю. Но наука для меня всё! Вне науки себя не вижу.
Тогда я понял, что Лёша живёт для науки, а не наоборот.
Я спросил Добрыню:
— Что необходимо сделать, чтобы избавить детей от влияния образовательной системы?
— Не водить их в школу и в детский сад!
— А кто даст им тогда воспитание и образование?
— Родители, естественно.
— Но родители работают. Как быть в таком случае?
— Не ходить не работу, а заниматься детьми!
— Но тогда, как заработать деньги, и не умереть от голода? Не скажешь ли ты: «не есть»?
— Деньги, естественно, ты не заработаешь, да и не нужны они. Они лишь посредники между пищей и едоком. Самим надо себе доставать еду. Выращивать к примеру.
Не нужно человеку столько пищи, сколько он сейчас употребляет. Это ещё одна система, позволяющая держать человека под контролем.
Трёх-четырёхразовое питание в день, которое навязывается с самого рождения, продолжается в садах и школах. А мамаши убиваются: «ах мой мальчик совсем не кушает», а у мальчика харя, как две мои. Мальчик не ест, значит, не надо ему есть, не умрёт, более того — здоровее будет!
Ты видел на гражданке, сколько на улицах толстых людей. А здесь? Во время построения обрати внимание на прапорщиков. Они еду возвели в культ и едят не для того, чтобы жить, а живут для того, чтобы есть.
Они стараются избавиться от лишнего веса! Но нет более верного способа, как меньше есть и больше двигаться. Человек устроен так, что может не есть в течение трёх месяцев.
Христос, Будда и Магомет голодали по сорок дней. Существуют посты, которые дошли до наших дней от ведических культур.
Живя без пищи длительное время, человек очищает не только свой организм, но и уходит от зависимости системы питания. К сожалению, эти посты сами сейчас стали системой.
Если питаться пищей из магазина, то, возможно, ею мы не насытимся так, как пищей, выращенной самими. Мы питаемся пищей без живы. Она уходит тогда, когда производство еды ставится на конвейер. Она уходит с деньгами, полученными за неё.
Для того, чтобы жить полноценно, питаться можно намного меньше, нежели мы едим сейчас. Время не будет убиваться на работу, и мы сможем больше внимания уделять нашим детям.
Природа сама позаботилась о механизмах пропитания людей. Пока человек молод, пока он растёт, ему необходимо много пищи. Энергии у молодого организма предостаточно для своего пропитания.
Сила, ловкость, скорость в движениях, выносливость — всё это без особого труда позволяет добывать себе пищу.
Когда человеческий организм достигает зрелого возраста, ему уже не нужна пища в тех объёмах, что ранее. Но сил ещё предостаточно и для своего пропитания, и для пропитания своего потомства.
В более позднем возрасте, когда энергия практически никуда не расходуется, и пищи, соответственно, нужно намного меньше. Употреблять её в прежних объёмах — наносить вред себе. Излишний вес, нагрузки на сердце, утомляемость и, как следствие, ускоренное старение и преждевременная смерть.
Кстати, о соли и сахаре можно сказать то же самое, что и о пище в целом. В начале жизни соль необходима для укрепления костей, а сахар — для поддержания повышенной жизненной активности.
Поэтому малыши так любят сладкое и солёное. По мере становления организма, необходимость в этих продуктах проходит, а чрезмерное их употребление вредит здоровью.
Не надо особых кулинарных изысков, которые также занимают наше время и внимание. Надо есть так, как даёт природа: огурец, помидор, орехи, мёд не требуют приготовления. Надо собирать и есть.
Не нужны столы, тарелки, ложки — всё это предметы ритуала обжорства. Стол олицетворяет собою алтарь. Тарелки — жертвенник. Еда — жертву. Жертву богу, а бог есть Сатана. Не думаю, что это нужно делать.
— Но ты тоже кушаешь за алтарём с жертвенника? — с усмешкой подметил я.
— Верно! Здесь мне приходится это делать. Но осмысление этого процесса удерживает мою живу при себе. А миллиарды людей не ведают об этом. Я бы отказался от такого способа приёма пищи, но не желаю этим привлекать внимание на себя, не в этом смысл моего пребывания здесь.
— Ладно, с едой всё понятно, но нужны деньги на одежду.
— Здесь мы вновь сталкиваемся с ещё одной системой, — продолжил Добрыня. — Одежда скрывает истинную сущность человека. Без неё мы воспринимаем людей такими, какими они являются на самом деле.
Одетые люди тут же делятся на сословия, ранги, степени положения в обществе. К подобному типу систем относятся: парикмахерские, косметика, пластическая хирургия и так далее.
Многие стесняются своего тела. Но раньше в ведическом обществе не было одежды, даже Библия говорит об этом. Адам и Ева были голы в раю.
Одежда, как и еда, в своей основе ритуальна. Маски и костюмы использовались жрецами и шаманами для ввода себя в транс и восприятия живы духа, которого хотелось призвать для ведения. Сейчас одежда не утратила свой ритуальный характер, только мы его не замечаем.
Земля, как живое, мыслящее существо, чувствительна к процессам, которые происходят на её поверхности. Более того, она способна реагировать на изменения, проходящие в человеческом обществе.
Когда человек не пользовался одеждой и домами, климат в местах его проживания был мягким и тёплым. С появлением одежды, а она появилась, не как следствие изменения климата, а как атрибут системы, о чём я уже говорил, климат стал изменяться в сторону холода. Как бы пытаясь угодить человеку.
В подтверждение этого, хочу сказать, что и сейчас есть ведические общины, где тепло и нет нужды в одежде и громоздких жилищах. Для, так называемого, цивилизованного общества эти общины кажутся отсталыми и примитивными.
Я веду здесь речь о племенах, населяющих Африку, аборигенах Австралии и близлежащих островов, коренных жителях Америки — индейцах. Все они представляют собой остатки некогда процветающей ведической культуры.
Мы сейчас с тобой ходим в форме. С одной стороны, форма уравнивает всех, скрывая свойства личности. Надев её, мы становимся солдатами. В нас входит жива воина армейской системы. А с другой стороны, выделяет над остальным обществом.
Внутри структуры всевозможные лычки, погоны, нашивки чётко указывают на степень субординации, согласно им, лицо, носящее, занимает чётко определённое место.
Каждый костюм, каждое платье несёт в себе заряд образа. Надевая одежду, мы входим в соответствующий образ и ведём себя, исходя из него.
Многие организации, как государственные, так и частные, обязывают своих сотрудников носить на рабочем месте форму. Она якобы организует и поднимает дух работникам. На самом деле, форма помогает расставить всё по порядку и поддерживает образ структуры.
Надев пиджак, мы себя причисляем к интеллигентному слою. Надев джинсы — к молодёжному направлению. Смокинг — к аристократии.
— Подожди! Так ты хочешь этим сказать, что одежда не нужна вовсе?
— В идеале, это так!
— Но у нас холодно! Ты забыл, что, помимо всего прочего, одежда ещё и согревает наши тела! Не предлагаешь ли ты всем переехать в Африку из-за того, что одежда поддерживает систему?
— Нет! В Африку только из-за этого ехать не стоит. Но жить в наших условиях без одежды реально. В подтверждение своих слов я приведу пример с Порфирием Ивановым.
Лишь из-за приличия он одевал длинные трусы, а так жил нагим и в зиму ходил по улице и купался в проруби. Немцы в мороз обливали его водой и возили на мотоцикле, он не мёрз.
— Но он один такой, — возразил я.
— Да! Но он человек и по своим свойствам такой же, как и другие. Знаешь, в чём отличие между моржами (теми, кто купается зимой в проруби) и Ивановым?
— Нет.
— Моржи, когда купаются, всё же мёрзнут, но терпят, а Иванов не терпит, потому что не мёрзнет.
Я не хотел бы утверждать, что все враз разденутся и будут бегать голыми. Одежда, возможно, и продолжит своё существование, но перестанет быть системой.
Сейчас, чтобы отвечать требованиям системы, нам необходимо выглядеть прилично, соответственно своему общественному статусу и так, чтобы привлекать внимание противоположного пола. За это мы переплачиваем в десятки раз, покупая одежду.
— Добрыня, а вот скажи мне: как обойтись без медицины человеку, живущему вне систем?
— Подумай сам хорошенько, какое высказывание вернее: медицина нуждается в человеке или человек нуждается в медицине?
— Возможно, истина где-то посередине, человек не может без медицины и, естественно, и медицина — без человека.
— Да! Вопрос я тебе задал провокационный, но в нём ответ на твой вопрос. И ты сам на него ответил.
Добрыня рассмеялся над своей фразой.
— Современная, традиционная медицина не в состоянии вылечить ни одной болезни, даже насморк! Всё, на что она способна, это принести облегчение больному. Если человек вылечивается, то он вылечивается сам, мобилизуя свои внутренние резервы живы.
Возможно, медицина и в состоянии помочь больному в этом, но для действительного исцеления необходимо понять, что же всё-таки представляет собой болезнь. Почему человек болеет?
Хочу тебя заверить, что в природе больных животных чрезвычайно мало, хотя конечно, и они болеют.
Сейчас я постараюсь дать тебе короткое, но ёмкое определение болезни: «болезнь — это умирание!»

<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>