<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Вирусы, холод, сквозняк, ослабление иммунитета и прочие объяснения начала болезней традиционной медициной есть ни что иное, как оправдание своего существования!
Человек начинает умирать тогда, когда теряет смысл своей жизни. При глобальной потере этого смысла, настаёт смерть. Когда происходят незначительные потери своей значимости (не путай с важностью), начинается процесс умирания, то есть, болезнь.
Если за время умирания человек не сможет произвести осмысление своей значимости — он умрёт.
Если же болезнь поможет больному обрести вновь свою значимость, то человек резко пойдёт на поправку.
В том случае, когда не удаётся обрести свою значимость, а умелые врачи не позволяют человеку умереть, то смерть всего лишь оттягивается, но болезнь не вылечивается, она сидит внутри до самого конца.
В этом случае человек может жить ещё долго, но какой прок от такой жизни и какой прок от таких умелых врачей? Если нет цели, для чего же жить?
Частичный отказ функций организма объяснить можно тем, что эти функции уже не нужны человеку для его выживания.
Вот тебе пример: к сорока-пятидесяти годам почти каждый человек нуждается в корректировке зрения. В повседневной жизни глаза человека не несут жизненно необходимой функции. Острое зрение ему не нужно, поэтому оно притупляется. В горах, где зрение необходимо, чтобы выжить, зрение не портится.
Болезни почек, сердца, гастриты, язвы и другие внутренние заболевания случаются в тех случаях, когда у человека возникает острая необходимость переосмыслить цель своего существования. Как правило, все эти заболевания происходят вследствие неверного образа жизни.
— А кто сейчас живёт верно?
— Почти никто, поэтому и такое неимоверно большое количество заболеваний.
— А что значит — жить верно?
— Верно — значит свободно, вне систем! Естественно, без медицины! Необходимость в ней отпадёт сама собой, когда люди поймут, откуда берутся болезни и как от них избавляться.
Болезнь — это как индикатор, что в жизни (заметь, не в организме) человека есть некие нарушения.
Болезнь помогает человеку осмыслить их. Если этого не происходит, то человек умирает, как ненужный элемент общества.
— Из всего сказанного тобою можно сделать вывод: «так как все мы живём неверно, следовательно, мы все больны, то есть, находимся в процессе умирания!»
— Абсолютно верно подмечено! — воскликнул Добрыня, подняв указательный палец вверх. — Даже официальной медициной указывается тот факт, что подавляющее большинство детей рождаются с отклонением функций организма от норм здорового ребёнка.
Но и родившись здоровым, ребёнок тут же попадает в сеть систем, и очень скоро начинает болеть и получает массу отклонений от нормы. В результате, все мы имеем определённое количество заболеваний, с которыми живём всю свою жизнь.
Существует и ещё одна причина возникновения болезни — удар ведического противника. Этим противником может быть твой недруг, завистник, но чаще всего, это тот, чьи цели жизни противоречат твоим целям жизни, и эти цели вступили в конфликт.
В таких случаях, необходимо воспользоваться техникой ведической драки.
— А что ты скажешь по поводу жилья? Нужен дом, нужна земля, чтобы себя и семью прокормить.
— Безусловно, здесь есть вопросы, на которые сложно ответить. Пойми, всё то, что я тебе говорю — не догма, и каждый сам должен видеть решение своих проблем. Я специально для наглядности утрирую и прекрасно понимаю, что всё сказанное мною на данном этапе неосуществимо.
Конечно, не значит, что все люди должны ходить голыми и голодными, — Добрыня встал и прошёлся передо мной, изображая голого задохлика, стыдливо прячущего руками своё мужское достоинство. Затем продолжил:
— Всё будет эволюционировать постепенно, и я не ведаю, как это будет происходить, но, зная, как это есть, могу сказать, что человек не оседлое существо, ему не нужен дом.
Дома, которые мы сейчас имеем, появились не от хорошей жизни. Вначале наши предки были кочевниками, их жилища составляли шалаши и шатры.
Со временем, когда демоны стали накладывать свои лапы на землю, людям пришлось возделывать конкретные участки земли. Они вынуждены были стать оседлыми.
Затем появились вещи, и их нужно было хранить и защищать. Стали строить дома и дворы. Далее люди стали воевать за землю, за вещи. Для их защиты воздвигались крепости. Так возникли города-крепости.
Сегодняшние многоквартирные дома являются потомками казарм, где жили воины, охраняющие городские стены, и бараков рабочих первых фабрик и заводов. Сущность та же — койка-место в одном здании.
Сейчас это очень даже на руку государству. Эти койки-места имеют конкретный адрес. К этому адресу мы приписаны. Нас легко найти, легко контролировать.
Мы очень зависимы, ведь у нас можно отключить свет, воду, газ, тепло, и мы ничего не сможем сделать, так как мы привязаны к своей квартире, мы в очереди на неё стоим десятилетиями, платим за неё большие деньги, если покупаем. И считаем, что живём очень хорошо, если имеем отдельную квартиру.
У тех, кто живёт на земле (на селе), казалось бы, есть преимущество перед горожанами, они владеют землёй и домом. Что ещё надо?
Но нет. Их сейчас поставили в такие условия, что жить на селе невыносимо. Из сёл люди стремятся перебраться в города.
Денег нет и, кажется, нет и жизни. Это — миф. Но все в него верят, так как государство его поддерживает. Хотя, наше государство, по существу, создаёт некоторые общества живущих без денег.
Тому пример — бомжи, обнищавшие пенсионеры, сельские жители, у которых средств на существование, кроме их подворья, нет. Это подтверждение того, что жить без денег возможно.
Не имея работы, люди всё же выживают за счёт своего хозяйства и, если бы они ещё и ведали, я думаю, это были бы счастливые ведические общества. У них есть всё, нет только воли и достаточного количества живы.
Большой бич для села — пьянство и лень, и это от безысходности, нет цели и стремления к ней.
Человеку не нужно владеть землёй. Как я говорил ранее, владеть землёй кощунственно, Земля — мать наша. Она осмысливающее существо. Она — кормилица.
Мы может её возделывать, не нанося вред, но не можем ею владеть. Владея каким-либо участком, мы обрекаем себя жить на одном месте, лишая тем самым себя свободы.
Люди по природе кочевники и не могут долго жить на одном месте. Мир — большой и интересный. Лишать себя новых впечатлений свободный человек не станет.
Дом его может уместиться в небольшом мешке, он будет типа шатра, юрты, палатки. Либо на новом месте можно соорудить небольшой домик. Этот дом может быть из веток деревьев, глины, он может быть вырыт в земле.
Но, возможно, это будут и хорошие добротные дома. Человек не будет более кочевником, так как уже тысячелетия он ведёт оседлый образ жизни. Но до этого надо дожить, а там будет видно. Сейчас не это важно. Важно другое, — Добрыня сделал паузу, испытывая моё терпение.
Я не выдержал и спросил:
— Что другое?
— Необходимо создать образ нового, свободного общества! Представить его эволюцию и, главное, возрождение! И, как ты сам понимаешь, это сделать непросто. Демоны будут мешать, но если образ будет создан, то все те проблемы, о которых мы с тобой тут размышляли, уйдут сами собой.
Цель, заряженная мощным образом, превращается в магнит, притягивающий ратника. Цель даёт ему силу для продвижения, для жизни, свободы, счастья.
Мне видится, что всё начнётся с деревень. Мужики перестанут пить, так как образ счастливого общества будет для них целью, и стремлением к этой цели будет творчество, и творчество породит радость труда. Уйдёт лень. Вот такой сценарий возможен. А как будет на самом деле, никто пока не ведает.
— А зачем создавать новый образ, если он уже есть? Ведь ведическое общество существовало и его образ можно взять за основу.
— Мы должны эволюционировать, а не топтаться на месте. Да действительно, ведическое общество было совершеннее нынешнего, но оно оказалось беззащитным перед опасностью.
Возродить образ прошлого, уже битого общества значит обречь его вновь на гибель.
Тысячелетия правления Сатаны должны учитываться. В этом смысле, Сатана наш учитель, указывающий на ошибки прошлого.
Глава 14. Волосы
Почти единственный способ связи с домом — это письма. Получать их всегда приятно, от родителей, друзей, подруг — неважно. Важно, что есть другой мир, где люди не живут по уставу, а значит, более свободны. Где ждут и откуда поддерживают морально.
Писать письма сложно. Однообразная армейская жизнь не изобилует какими бы то ни было новостями. Писать вроде не о чем. Но отвечать надо.
Я с трудом усаживал себя за стол и, взяв ручку, писал. Удивительно, но за короткое время, проведённое в армии, стал забывать, как пишутся некоторые буквы. Неужели я здесь так отупел? Хотя, если подумать, есть отчего!
Жизнь в части регламентирована и устроена так, чтобы у солдата не возникало вопросов, чтобы его голова не работала. За всё должен думать командир, солдату остаётся малое: выполнять приказы и жить по распорядку. А если проявишь инициативу, то накажут, выделяться нельзя.
Здесь нет личностей, есть солдаты, если нас поведут в бой, то не так жалко нас будет посылать на смерть, ведь мы, солдаты, для этого и предназначены, личность послать в бой сложнее.
Мы все одинаковые, коротко стриженые, в чёрных сапогах и форме цвета вялой травы. Когда нас строят, то обязательно по росту, не дай бог кому-то выделиться, быть ниже или выше строя.
Здесь разные только фамилии, но они ничего не значат, «товарищ солдат» — вот обращение, на которое мы должны реагировать.
Армия — это однообразие, оно убивает личность.
Армия — это концентрированное государство, и тут понимаешь: государству не нужны личности, ему нужен народ.
Но каждый из народа хочет быть личностью. На этой почве возникает конфликт, и он будет до тех пор, пока существуют государства.
В глубине души я протестовал против армии, поэтому не был образцовым служакой, понимая, что призыв в армию по существу является рабством, где труд солдата даже не оплачивается.
О защитных функциях армии и говорить не буду из-за их ничтожной эффективности. Ну, конечно, это я пишу лишь исходя из собственного опыта, который почерпнул в в/ч № N, ещё в советское время.
Естественно, сейчас всё по-другому, нет рабского труда солдат на дачах командиров, нет дедовщины, помоями не кормят, как кормили когда-то нас, уверен в этом, так как об этом говорят наши высокопоставленные военные, а как им не верить?
Мне оставалось сто дней до приказа о демобилизации нашего призыва, и в честь этого, в силу негласных армейских традиций, я побрил свою голову. Хотя, командование этого не поощряло.
На следующий день было очень забавно на турнике делать подъем с переворотом, не снимая пилотку, она цеплялась за щетину на голове и не падала.
Когда я в очередной раз делал подъём с переворотом, то увидел стоящего рядом Добрыню. Я соскочил с перекладины, и протянул ему руку. Он пожал её и, глядя на мою голову, спросил:
— Ты зачем побрился?
— Сто дней до приказа, пусть все видят, что я дедушка.
— А я думал, чтобы службу легче переносить.
— Как это? Мне всё равно, с волосами я или нет, служба от этого слаще не станет.
— Ошибаешься, бритьё за сто дней до приказа, видать, придумал мудрый солдат.
— В чём его мудрость заключается?
— А вот, послушай меня. Волосы у человека служат чем-то вроде антенн, через них человек получает живу, благодаря которой он ведает. Обладая достаточным количеством живы, мы становимся независимыми, так как в состоянии сами позаботиться о себе. То есть, становимся самодостаточными.
Когда призывника забирают в армию, его в первую очередь бреют налысо. Тем самым, лишая дополнительной подпитки живой. А без живы человек не может ведать, он остаётся без воли.
В таком состоянии новобранца программируют под свои задачи. Иными словами — зомбируют. Уже и без того зазомбированных граждан.
Именно это происходит во всех силовых структурах, где требуется беспрекословная дисциплина и подчинение старшим по званию.
Во всех этих структурах служащие имеют короткие стрижки. В ранние советские времена, да впрочем, и сейчас в детских садах и школах не разрешалось иметь длинные волосы мальчикам.
Чтобы сломить волю, бреют налысо в тюрьмах и колониях.
Несколько другая причина бритья голов в буддистских и даосских монастырях.
Там, пока ученик ещё не достиг определённого уровня посвящения, он не должен быть достаточно самостоятельным, а воля его должна принадлежать учителю, который направляет её в необходимое русло, тем самым, ускоряя процесс обучения.
Подытожив вышесказанное, могу тебя обрадовать: побрившись на сто дней, ты лишаешь себя воли, тем самым отдаёшься под армейские программы.
— И что, это хорошо? — поинтересовался я.
— В мире нет ничего хорошего и ничего плохого. В тебе не будет духа бунтарства, навеянного дополнительной живой, и ты спокойно дослужишься до дембеля. Тем более, ты волосами пользоваться особо и не умел, да и мне проще будет тебе кое-что втолковать.
— Добрыня, а ведь, есть лысые люди, Ленин, например, — не назовёшь его безвольным, что-то не сходится в твоём рассказе.
— Начну издалека. Хочу обратить твоё внимание на то, что лысыми бывают лишь люди. Ты видел собак и кошек с такой интеллигентной лысиной на голове?
— Ну, если они не лишайные, то нет, не видел!
— Так вот лысина означает, что человек очень много думает логически. Если бы животные были логичны, знали математику, физику, юриспруденцию, то бегали бы лысые олени, прыгали лысые белки, из нор вылезали лысые кроты.
Уверяю тебя, мой милый друг, волосы выпадают только тогда, когда они не нужны. Как только человек перестаёт ведать, так сразу начинает лысеть!
Поэтому мы чаще встречаем лысых среди бизнесменов, учёных, директоров, учителей. Если лысые научаться вновь ведать, то у них вырастут новые волосы.
Ленин очень много думал по той причине, что не был мудр! Карл Маркс был мудрый и мало думал логически, его труды — сплошное веданье, какая у него была мощная шевелюра! Воля у него была необыкновенная.
У Ленина не было собственной воли. У него была воля Маркса и собственная логика, которая, в конце концов, подвела и его, и всю Россию.
Волосатые более мудрые, они не терзают себя и других вопросами, их мысли глобальны, они не анализируют и не подводят итогов. Они в меньшей степени занимаются наукой, она им не нужна, они и так ведают всё, что им надо.
Люди, которые недостаточно восприимчивы в своей чувствительности к живе и, в то же время, недостаточно логичны, вознаграждаются природой излишней (на наш взгляд) волосатостью.
У них растут волосы повсюду: на спине, груди, ногах, руках. У некоторых народов эта волосатость является объектом гордости.
Когда рождается ребёнок, его тело абсолютно лишено волосяного покрова. В раннем возрасте человек очень восприимчив к окружающему его миру, и дополнительный приток живы, идущий через волосы, не нужен.
Ребёнку и так сложно справиться с захлёстывающими его чувствами, возбуждением от поступлений нескончаемого потока живы по другим энергоканалам.
Со временем, когда ребёнок впитает в себя, как губка, все необходимые ему проявления вселенной, его чувствительность притупляется. К тому времени на голове должна уже появиться солидная шевелюра.
Для восприятия сексуальной энергии, по достижению половой зрелости, появляются волосы на лобке и под мышками. У мужчин начинает расти борода и усы, которые позволяют быть мудрым, чтобы добывать пищу и организовывать бытовые и общественные мероприятия. Борода даёт трезвость мышления.
Теперь по поводу женщин. Среди них лысые встречаются намного реже, чем среди мужчин. Это объясняется тем, что женщины, по своей сути, более интуитивны, нежели мужчины, а следовательно, потенциально они более мудры.
Естественно, им необходимы для этого волосы. Но волос на голове им вполне хватает, поэтому у женщин на теле, лице не растут волосы с такой интенсивностью, как у мужчин.
В древности их способность воспринимать мир лучше, чем это делали мужчины, очень ценили, и ведическая цивилизация была матриархальной. Этому есть подтверждения в греческих мифах.
Когда аргонавты шли на Колхиду, они встречали амазонок. Те амазонки были праславянками, нашими предками, а у славян ведическая культура продержалась дольше всех в Европе.
Обрати внимание, что сейчас существуют предписания в храмах: мужчинам снимать головные уборы, а женщинам повязывать платок на голову.
Все ритуалы, которые существуют, очень тщательно продумывались, и каждый из них несёт свою задачу, необходимую той или иной системе.
Храмы, которые считаются домом господним, по своему функциональному назначению, являются, ни чем иным, как саркофагами, экранирующими собою места силы Земли. Они не позволяют этой силе распространяться.
Недаром над храмами возвышается крест — символ конца и запрещения, орудие пыток древних палестинцев и место смерти Христа.
Придя в храм, верующие получают силу от Земли, вместе с ней идею, внушаемую священнослужителями. Которые искажают непосредственную чистоту силы.
Прикрывать голову женщинам в храме и в других местах силы необходимо для ослабления чувствительности к живе. Женщина становится менее сильной, чем могла быть, не покрывая голову. Мужчинам, напротив, необходимо больше силы для правления миром.
В чистом виде живу они не воспринимают, а воспринимают её уже переработанной в соответствии с религиозным мировоззрением.
Ни женщины, ни мужчины не в состоянии получить в храме столько живы, чтобы видеть истинную суть вещей. Тем не менее, власть мужчин укрепилась, а женщина ушла на второстепенную роль домохозяйки.
Но она продолжает рожать детей, и этого мужчины у неё не отберут.
Способности женщин воспринимать окружающую живу Сатана опасается. Именно по этой причине священнослужители, если они хотят достичь высот в своей церковной карьере, должны принять обет безбрачия.
Живя с семьёй, священнослужитель будет не в полной мере служить своему хозяину. Причина тому — женская интуиция, которая, через мужа, может прочувствовать пагубность системы.
От этого пострадает в первую очередь сам священнослужитель, который будет разрываться между хозяином и женой.
Такие слуги не нужны Сатане. Поэтому церковь сквозь пальцы смотрит на проявления гомосексуализма среди своих служителей, но рьяно следит за тем, чтобы в своих высших эшелонах власти не допускать каких-либо серьёзных отношений с женщинами.
По состоянию волосяного покрова можно судить о людях. Хочу сразу предостеречь, что эти суждения поверхностны, и без истинного веданья судить ни о ком невозможно.
Если видишь лысого человека, то, возможно, его деятельность связана с точными науками либо с логическими измышлениями. Он узок в своих рассуждениях, боится риска, взвешивает все «за» и «против» перед принятием какого-либо решения.
Лысые люди пытаются поддерживать порядок во всём. Когда вокруг всё разложено по полочкам, они чувствуют себя уверенно.
Природа их настораживает и даже пугает своей непредсказуемостью. Они не доверяют детям, женщинам, животным.
Люди с густой растительностью волос, напротив, более склонны к творчеству, риску. Они любят бывать на природе. Доверяют женщинам, с детьми и животными чувствуют себя уверенно.
Не взвешивая все «за» и «против», доверяясь своим чувствам, могут начать новое дело и, возможно, не напрасно.
Но культура стричь волосы не даёт им полноценно ведать, и многие их шаги, к сожалению, ошибочны.
Веденье их искажено и до сознания доходят лишь разрозненные клочья истины, которые, кстати, все же помогают в жизни достичь намеченной цели.
Глава 15. Творчество
— Как я уже говорил ранее, слово «работа» происходит от слова «раб». Раб — это тот, кто трудится под присмотром надзирателя.
Он не в состоянии самостоятельно принимать решения, труд ему не в радость, он не заинтересован в его результатах и работает лишь из-за страха физической расправы и из-за незащищённостью перед системой. Система способна уничтожать тех, кто не принимает её условий игры.
Мы привыкли говорить: «я пошёл на работу». В этих словах есть истина. Наш труд полностью регламентирован, над нами аппарат начальников, мощнейшие механизмы, заставляющие нас работать, и такой труд не приносит радости. Возникает вопрос: «а для чего надо работать?»
— Заработать деньги, — предположил я.
— Здесь деньги играют роль стимула, типа плети и пряника при рабовладельческом строе. Деньги — кровь государства. Поддерживая движение денег, мы попадаем в ещё большую зависимость от него.
В идеале от денег необходимо будет вовсе отказаться. Но, для подавляющего большинства населения, сейчас это нереально.
Для начала необходимо уйти от наёмного труда, труд должен быть свободным. Работа, как труд, прекратит своё существование, её вытеснит творчество.
В капиталистических странах в этом направлении сделали шаг вперёд. Там есть возможность заниматься бизнесом, не нанимаясь на работу к государству. Там возможно трудиться на самого себя.
И, хотя государство всё же продолжает контролировать предпринимателя, но там есть шанс уйти от наёмного труда.
Да, бизнесмен сам вправе нанимать себе рабочих и в этом случае он будет таким же рабовладельцем, как и государство, но он может и сам трудиться на своё благо.
В нашей стране такая возможность перестала существовать с приходом к власти коммунистов.
С падением христианства, высвободилось большое количество живы, народ стал более осмысленным, Сатане с этим надо было что-то делать. Появились большевики, затем произошли революции и государство взяло всё в свои руки: всё производство, сельское хозяйство, природные ресурсы и людей.
Огромный людской потенциал творчества на рубеже 19-20 веков был уничтожен. Отныне все жители нашей страны обязаны работать на государство, уклонение от этого обязательства у нас карается.
Существует даже уголовная статья о тунеядстве, по которой в принудительном порядке заставляют работать. Мы должны работать не для того, чтобы прокормить себя, а только из-за того, что живём на территории этой страны.
Альтернатива работе — творчество.
Творчество — свободный труд человека, где он сам в ответе за результат своего труда. Где трудящийся сам себе ставит цель, и сам её выполняет, исходя из своего времени и возможностей.
Творчество несёт радость творцу, оно питает живой, поэтому творчеством почти невозможно зарабатывать деньги. Великие творцы жили в нищете. Деньги, как инструмент государства, не будут способствовать высвобождению человека.
Результат не является целью творчества, важен сам процесс, он приносит радость.
Какая-либо регистрация своей деятельности перед государством разрушает творчество, так как загоняет его в некие рамки закона. Это недопустимо, творчество не имеет границ, оно не математично.
Творческий человек не в состоянии работать на кого-либо, в том числе и на государство, и не может выполнять чьи-то заказы. Если человек этого не знает, то его ждут постоянные конфликты с работодателем.
В каждом человеке есть творческое начало, но тысячелетиями это начало искоренялось и теперь мы лишены возможности принимать какие-либо решения самостоятельно, исходя из веданья, а делаем всё по указке начальника, руководства, правил, закона.
Это не может способствовать творчеству, это — лишь жалкий его муляж, называемый работой.
Для настоящего творчества необходимо вырваться за рамки дозволенного, чтобы почувствовать настоящую свободу.
Дети любят нарушать правила и требования взрослых. Они свободны, их поступки творчески.
Те, кто не потерял своего творческого начала, не смотрят на законы. Многие музыканты и художники применяют для своего вдохновения запрещённые наркотики, и не для того, чтобы химия навела их на мысль, а лишь, чтобы переступить грань дозволенного и почувствовать свободу.
Пётр Ильич Чайковский, гениальнейший композитор, любил мальчиков, то есть, был педофилом, он переступил моральный закон. Но без этого не был бы таким талантливым, я уверен в этом.
Русский царь Александр III, поклонник творчества Петра Ильича, узнав об этом уже после смерти композитора, сказал: «Если бы мне об этом доложили раньше, то я подарил бы Петру Ильичу кадетский корпус».
Я не хочу этим сказать: давай станем уголовниками, и творчество так и попрёт, но творчеству необходима неограниченность. И здесь для кого-то границы закона шире, чем необходимо для поля творчества, а для кого-то и уже.
Для кого-то необходимо переступить закон, для кого-то такой необходимости нет. Сейчас, по причине вышесказанного, модно романтизировать криминальную жизнь.
Воровской мир, со своими понятиями, живёт более осмысленно. Преступники постоянно ходят на грани жизни и смерти (лишения свободы) и тем самым становятся бдительными.
Ранее таким романтизмом, особенно после Отечественной войны, был наделён образ военного человека. А в странах Запада — полицейские; фильмы с их участием очень там популярны. Жаль, что бытовая жизнь человека не наполнена таким осмыслением.
— Добрыня, а с чего надо начать, чтобы заняться творчеством?
— Опять же, с постановки цели. Без целеустремлённости нет движения. Но необходимо уметь не думать о результатах своего труда.
Мысль о результате делает труд математичным, его можно описать функцией, где, с одной стороны равенства стоят затраченные усилия, а с другой результат.
Денежный эквивалент результата ещё пагубнее для творчества, здесь математика присутствует уже в квадратной степени.
В творчестве труд не поддаётся логике. Поэтому основное, что надо делать на пути к творчеству — заниматься любимым делом, у которого не должно быть результата, получая от него удовольствие.
Труд должен превратиться в игру. Для этого надо войти в образ творца и отстраниться от своего «я», как дети, которые играют и в игре становятся то мамой, то папой, то каким-либо ещё вымышленным персонажем, воображаемым ребёнком.
Можно сперва заняться разведением цветов или уходом за животными. Затем удовольствие от труда надо научиться получать от не очень интересных для тебя дел, в этом нет ничего сложного, но объяснить, как достичь такого состояния, я не могу.
Пробуй, и у тебя получится. А если ты сможешь делать то, что даёт конкретный результат, и не думать о нём, то достигнешь верха мастерства. Результат, в таких случаях, будет превышать все ожидания.
Замечено, что когда человек начинает каким-то делом заниматься профессионально, то теряется интерес.
С приходом навыков уходит осмысление, без осмысления прекращается поток живы. Но, правда, можно заработать деньги.
Чтобы интерес не пропадал, необходимо всегда к своим действиям относиться с осмыслением. Никогда не может быть совершенства, всегда есть возможность совершенствоваться.
Понимая это, мы можем постоянно заниматься интересным делом и даже попробовать заниматься им профессионально.
Помимо работы и творчества, существует ещё один вид деятельности — это служба. Службой можно назвать осмысленный труд на того, у кого есть цель, кто ясно видит, как её добиться.
Здесь можно выделить целую армию государственных служащих: цепных псов власть держащих. Эти служат Сатане.
Но служить можно и не только ему, если человек идёт к другой, не сатанинской цели, то, служа такому человеку, можно приобрести опыт достижения такой цели, чтобы в дальнейшем самостоятельно заниматься творчеством.
Но многие так и остаются слугами, им не хватает личной силы на самостоятельную творческую деятельность.
Здесь нет ничего плохого, у каждого путь свой, и путь слуги не хуже и не лучше пути лидера. Тем более, сейчас, когда жива не удерживается у человека, и служить светлой цели через кого-то есть единственный способ вырваться из цепких рук Сатаны.
Но здесь очень важно не ошибиться и не принять того, кому надобно служить, за того, кому служить категорически нельзя и, соответственно, наоборот.
Жаждущих служить на протяжении тысячелетий было много. Пропорционально уменьшению живы у людей, возрастало количество желающих служить.
Сатане это было на руку, он создавал пророков, церкви, религии, политические течения, и за этим были лидеры, которым служили тысячи и миллионы людей.
Слуги воевали, свергали царей, социально-политические строи, с помощью их свершались революции и поддерживались существующие режимы. Надо было чем-то занимать своих слуг, и Сатана разыгрывал на планете гамбиты.
В дореволюционной России, с кризисом в христианстве, народу необходима была новая идея и новые лидеры. Этот вакуум заполнила «политика для кухарки».
Колоссальная энергия потекла по руслу, проложенному Сатаной. Народ служил ему, хотя думал, что вышел из-под его контроля. Русский народ и здесь продолжает платить за своё нелояльное отношение к государству.
Одной из задач большевиков было свержение государства. Именно этим объясняется массовая поддержка народом революционеров. Народ с радостью служил новым лидерам, ведь, впервые за много веков, появилась возможность избавиться от государства.
Огромное количество живы стало накапливаться в людях. Революция практически не встретила какого-либо серьёзного сопротивления, это вполне объяснимо, образ свободного общества, созданный миллионами, оказался чрезвычайно мощным, его не могли выдержать старые власти.
И они рухнули без сопротивления, я бы даже сказал, отдались со сладостным мазохизмом в руки нового образа.
Большевики завершили задуманное, но остался образ свободного, негосударственного общества. С ним надо было что-то делать, и его стали вытравливать кровью. Волны репрессий не прекращались десятилетиями.
Уничтожалась жива, уничтожались личности, уничтожалась свобода. Народ хотел служить, но не ведал, кому.
Глава 16. Смысл жизни
— Как ты думаешь, для чего мы живём? В чём смысл нашего существования? — как-то спросил меня Добрыня.
— Мне кажется, ответ на этот вопрос лежит за гранью нашего сознания, — ответил я.
— Это уже хорошо, что ты так думаешь. Нельзя на этот вопрос ответить однозначно. Но цель жизни должна быть у всех. Возможно, цели у всех различны.
Трагедия нашего времени в том, что почти никто не реализует свой смысл жизни. Каждая вещь, каждый поступок, каждый человек служит определённой задаче.
Если задачи окружающих нас людей конфликтуют с нашими, то эти конфликты мы называем злом, плохим, но это лишь навязанное мнение. Даже угроза нашей жизненной цели, нашему здоровью или даже жизни не есть зло, а выполнение чьей-то задачи.
Более сильная личность, чем мы, способна в случае конфликта, уничтожить нас. Здесь ничего не поделаешь — в этом мире выживает сильнейший, и, соответственно, сильнейшие идеи.
Вот для примера вопрос: хорошо или плохо убить человека? Христиане назовут такой поступок грехом. Но, если человек, которого убьют, сам потенциальный убийца, если он в будущем уничтожит тысячи неповинных людей?
«Ну, тогда другое дело, тогда это хорошо». Ложь! Нет добра и зла. Никто не вправе судить другого. Судить — значит вершить судьбу. Этого мы не в состоянии делать.
Но мы обязаны вершить свою судьбу. Даже тогда, когда для этого придётся менять судьбы других. Прочувствуй разницу между этими двумя понятиями.
У каждого человека свой путь и свой смысл жизни. Возможно, что мало кто его осмысляет, и тогда можно попасть в беду.
Без цели наша жизнь перестаёт принадлежать нам. Мы начинаем служить чуждым замыслам и жизнь становиться одноразовой. При наступлении смерти мы, в таком случае, умираем навсегда.
Сейчас для человека жизнь есть ни что иное, как медленная смерть. Мы пытаемся заполнить её всевозможными бесполезными делами, у этих дел нет цели и, чтобы жизнь не казалась пустой и бесполезной, всё, что делаем, мы считаем очень важным.
Со стороны это кажется очень забавным и в то же время, печальным. Мало кто может на себя взглянуть со стороны.
Люди что-то делают, они ходят на работу, карабкаются вверх по карьерной лестнице, достигают успехов, они очень довольны собой, они весьма важны, и вид у них соответствующий: надутые щёки, неприступный взгляд, откормленное тело.
Что это — результат успешной жизни? Чего добиваются люди, стремясь в своей жизни добиться результатов в социальной сфере?
— Видимо, достатка, — предположил я.
— Достаток — термин неопределённый. Достаточным может быть и нищий, ему достаточно того, чем он владеет, а можно сказать и по-другому: он достаточен потому, что ничем не владеет.
Сейчас, по существу, мы стали рабами вещей лишь потому, что думаем, что владеем ими. Нам кажется, вещи облегчают жизнь.
Так, например, тяжело стирать одежду, для облегчения своего труда мы покупаем себе стиральную машину. Но человеку не нужно стирать, если не носить одежду. И так далее: не нужен телевизор, если не смотреть фильмы.
Не нужен стол, если есть с деревьев и с кустов. Не нужны стулья, если сидеть на земле или камнях. Не нужны кровати, если спать на траве. Кровать, стол, стул есть, по своей сути, жертвенники, доставшиеся нам в наследие от древних ритуалов первых сатанинских жрецов.
Спя на кровати (от слова «кровь»), сидя на стуле, мы приносим себя, свои мысли и сны в жертву Сатане. Зачиная детей на кровати и рожая их на столе (от слова «столб», к которому привязывались ритуальные жертвы) в родовой, мы отдаём своих детей в жертву.
Трон царей и королей служил жертвенником всего государства. Если мы откажемся от владения вещами, то и нами не в состоянии будут завладеть. Можно пользоваться вещами, но не владеть ими.
Не стоит позволять, чтобы ситуация, вещь или человек смогли завладеть тобой. А это достигается отказом от любого чувства собственности.
Богатый, обеспеченный человек, скорее всего, не живёт в достатке, ему всегда что-то хочется ещё, деньги распаляют ему желания, и когда их в избытке, то приходит жажда власти и денег вновь становиться мало. Для полной власти денег никогда не хватает.
Вся эта деятельность не приносит счастья, возможно человек чувствует себя более комфортно, но комфорт развращает, делает человека более уязвимым и слабым.
Для своей защиты ему нужны вещи, квартиры, дома, машины, всё это даёт ему чувство защищённости, но лишь до того момента, пока не приходит смерть.
Она забирает всё, что было нажито за жизнь. У человека ничего не остаётся, он распадается на составляющие его души и растворяется во вселенной, больше он не родится, он умер окончательно.
— Жуткую картину ты описал, — сказал я. — Что значит не умереть окончательно и как можно продлить свою жизнь?
— Жизнь человека намного продолжительнее, чем нам кажется сейчас. Биологически человек в состоянии жить не одну сотню лет, находясь в прекрасном физическом состоянии.
А, когда приходит старость, существует возможность осмысленной смерти, которая наступает, не как следствие болезней и нарушения функций организма, несовместимых с жизнью, а, как контролируемый процесс выхода души человека из увядшего тела.
Душа сохраняет возможность мыслить и в бестелесном состоянии, способна создать ситуацию для рождения нового тела, где душа будет жить дальше. Ты знаешь, что такое реинкарнация?
Реинкарнация — это бесконечная цепочка перерождения. Ошибочно считается, что тот, кто умер сегодня, родится завтра. Уверяю тебя, это не так.
Человеческая душа после смерти расщепляется на тысячи частичек (по индийской терминологии — дхармы (нити), а с рождением нового человека тысячи дхарм, вновь соединяясь, создают абсолютно новую душу.
Не факт, что это соединились именно те дхармы, что распались после смерти. В связи с вышесказанным, получается, что вероятность рождения той души, которая существовала ранее, невелика.
Но всё же, человек в состоянии остаться тем же, то есть, в составе тех же дхарм. Для этого надо ведать и уметь пользоваться определёнными техниками умирания.
— Так, что же это за техники такие, для того, чтобы так жить и так умирать?
— Элементарно — счастливо жить, иметь цель жизни и достичь её.
Люди сами не хотят той жизни, которой они живут, поэтому и продолжительность жизни невелика. При кажущемся достатке, они несчастливы, такая жизнь не нужна ни обществу, ни им самим.
Некоторые творческие личности умирали в рассвете своих сил, когда наступал пик их реализации, они достигали своей цели и смерть забирала таких людей в этот момент. Пушкин, Высоцкий тому пример.
Но, как правило, эти люди не были ведающими, и смерть их не носила осмысленный характер. Пушкина застрелили, Высоцкий умер от наркотиков. Они достигли смысла своей жизни, а нового не выбрали.
Тем не менее, бой продолжался, без цели человек-ратник обречён на поражение. Они не успели уйти из жизни осмысленно и были устранены. Без цели жизнь перестаёт нам принадлежать, мы говорим, что подчиняемся судьбе и все наши поступки и будущее предопределено.
Да, так оно и есть, но лишь для тех, у кого нет своей цели. Они выполняют задачи других, и большинство из них — задачи Сатаны. А уж ему явно не нужны долгожители, так как, живя долго, можно научиться осмыслять и ведать.
Так иногда к старости приходит мудрость. Выполняя задачи Сатаны, люди в том числе, выполняют и задачу мало жить и жить всего лишь раз.
Глава 17. Желания
— Современный человек не живёт в мире, созданном природой. Его окружает выдуманное им же пространство. Он ощущает вокруг себя свои мысли, чувства и знания об окружающем мире. Этот эффект можно сравнить с нахождением в зеркальной комнате.
Добрыня замолчал. А я, не понимая, о чём это он говорит, спросил:
— Что ты этим хотел сказать?
— Ты встречал хотя бы одного идеального человека? Не в книгах, не в кино, а в реальном мире? Ты был знаком с тем, у кого нет недостатков?
Я попытался вспомнить, и мне показалось, что в детстве дружил с ребятами, с которыми мне было хорошо.
— Вспомнил! У меня в школе были друзья, и я не замечал у них никаких недостатков.
— Молодец! Но это было в детстве. Дети вообще ведичны. Им ещё неведомо чувство важности и чувство собственности, им нечего делить, их жизнь — игра. Мир детскими глазами более реален. Попробуй вспомнить человека, лишённого недостатков, когда ты стал более взрослым!
— Ты! Добрыня!
— Не получается у меня показать тебе, что на самом деле таких людей не найдёшь. Каждый обладает хоть какими-то недостатками. Хотя ты и нашёл, на твой взгляд, идеальных людей, но думаю, это единицы и то — для тебя.
Другой на твоём месте и этих примеров не привёл бы. Всё-таки вокруг нас находятся люди с кучей недостатков. Обижаться на них за это не стоит. Так как обида будет направлена на себя.
Окружающие нас есть зеркала, которые отражают наше внутренние состояние.
Мы расстраиваемся, когда наши друзья, близкие, родные имеют определённые недостатки, и с ними мы ничего не можем поделать, хотя пытаемся искоренить их.
Мы ругаемся, нервничаем, делаем замечания. Но всё или почти всё безрезультатно.
Если к недостаткам поменять своё отношение и, скажем, назвать их другим словом, к примеру, особенностью данного человека, то этим можно пользоваться.
Так, например, для того, чтобы быть уверенным в человеке, необходимо знать не его достоинства, а его, так называемые, недостатки, только в этом случае можно сказать, как поведёт себя он в сложной ситуации.
В людях человек видит отражение самого себя. В ситуациях, где он присутствует, его волнуют его же эмоции. Это происходит оттого, что человек разделил весь мир на две части: себя и всё остальное.
Причём свои интересы поставлены выше других. И человек воспринимает мир через призму своих желаний. Он становится центром мироздания. Вокруг него всё вращается, он не видит ничего вокруг, только себя!
Отсюда следует негармоничность его существования. Нельзя постоянно удовлетворять свои желания без ущерба для остального мира!
Когда человек попадает в ситуацию, где всё и все его раздражают, то раздражают его, прежде всего, отражения в зеркалах.
Вот тебе пример: новобранец, попавший в войсковую часть, с первых дней своего пребывания в ней испытывает мощный прессинг.
Это и жёсткий распорядок дня, и диктат сержантов и дедов, беспрекословное подчинение командирам, физические нагрузки, отвратительное питание, отрыв от друзей, родителей, родного дома. Здесь новобранец абсолютно беззащитен и надеяться можно только на себя.
Но посмотри, что происходит через месяц. Поставленные изначально в одни условия, новобранцы чувствуют себя по-разному.
Не стану утверждать, что кому-то житиё здесь кажется увеселительным времяпрепровождением, но уверен, некоторые чувствуют себя вполне сносно и добиваются некоего расположения среди сослуживцев, а кто-то, не справившись с трудностями, ломается и скатывается до унизительного уровня.
Над такими солдатами издеваются деды, им дают самые неприятные работы, с ними перестают дружить ребята одного с ними призыва.
Они винят во всём свою судьбу, но так ли это? Они ничего не делают, чтобы исправить ситуацию. Они становятся озлобленными и ждут, когда станут дедами (по сроку службы), чтобы отыграться на вновь прибывших.
Но дело не в тех, кто окружает их, а в них самих. Слабость, трусость, неуверенность в себе не позволяет им действовать для достижения своих целей. Рядом всегда будет тот, на кого можно указать: «это он виновен в том, что я так низко пал!»
В дальнейшем, уже после армии, виновен будет начальник на работе, а дома — жена и дети.
Они никак ни поймут: виновных нет, есть слабости, а без действий и усилий эти слабости не преодолеть.
Надо действовать, а не жаловаться и искать виноватых. Только действия могут принести реальные результаты, и неважно, что это за действия, важно движение к цели.
Любые действия, даже вроде бы логически противоположные достижению заданной цели, могут привести к решению задачи, поставленной самим себе. Важно совершать эти действия осмысленно, ради заданной цели и что важнее, ради самих действий.
Будут ошибки, тупики, но это — естественно, сразу ничего не получается. Мы, как слепые котята, тычемся в темноте, но если сложить руки, то смерть неминуема.
Смысл жизни в движении. В осмысленном движении, в движении мысли. И, лишь когда цель уже будет неважна, она непременно будет достигнута! Внезапно! Неожиданно!
Цель — это не желание, это стремление без корысти, без страсти, это стремление ради действия, а действия — ради мысли и цели.
Здесь нет нас, мы растворены в процессе. И тогда случается творчество. Мир становится реальным.
Мы начинаем ведать, что есть истина. Она для всех различна, но она одна! Она не поддаётся описаниям и определениям. Её можно ведать только непосредственно, без всяких посредников, без слов. Она — чистая жива.
Это есть реальный мир, где нет границы между «я» и остальным, нет желаний, потому что их не может быть, так как человек, по своей природе, изначально счастливое существо. Он — самодостаточен, и всё что ему необходимо для жизни, мир ему даёт!
Ведущий человек живёт, опираясь на свои чувства, а не на знания других.
— Добрыня, но нельзя постоянно опираться на чувства, они могут обмануть.
— Действительно! Существуют ложные чувства, такие, как ложное чувство голода, холода, здоровья, счастья, любви и много других чувств, привитых нам преднамеренно. Все они основываются на наших желаниях.
Ведь, когда мы говорим «хочу», то это говорит в нас «я», отделённое от всего остального мира. «Я», которое противостоит всей вселенной, это «я», словно самоликвидатор, уничтожает себя, человечество в целом, наносит вред Земле.
«Я», отделённое от всего, является не истинной сутью человека. Это некая искусственная надстройка, чужеродный механизм, внедрённый в нас Сатаной.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>