<< Предыдущая

стр. 7
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

«Я», гармонично существующее совместно со всем остальным миром — наша истинная сущность!
Только такое «я» может творить и делать нашу жизнь наполненной, счастливой. Такому «я» неизвестны ложные чувства, так как оно не основывается на желаниях, продиктованных словом «хочу».
В этом случае, чувства исходят из необходимости свершить то или иное действие для блага всей вселенной. Эти чувства идут из сердца человека и не являются чьим-то диктатом.
Неумение контролировать свои желания лишает человека полноценной, счастливой жизни. Он становится зависимым от желаний. Исчезает чувство достаточности.
— Как же отличить эти два «я»?
— Скажу банальные слова, но есть метод, который позволяет различить ложное от гармоничного «я».
Надо прислушиваться к голосу сердца.
Вначале ты будешь глух к нему, но так происходит из-за того, что ты никогда его не слушал.
Если обращаться к сердцу и пытаться почувствовать его состояние, то со временем ты начнёшь действовать с ним заодно. И ложное «я» уйдёт само собой, так как ты не захочешь его разрушительного воздействия.
Сейчас большинство желаний имеет денежный эквивалент. Нас так приучают. Всё продаётся и всё покупается.
— Но ведь, деньги действительно многое решают.
— Естественно, ведь мы живём в мире Сатаны, и деньги являются рычагами в его механизме подчинения. Деньги — кровь государства. Мы не можем, на данный момент, от них отказаться, они — наркотичны.
Попробовав вкус денег, никто от них не отказывается. Они пагубны, но с ними очень легко. Всё имеет свою цену, не нужна жива, чтобы добиться необходимой тебе цели, нужны только деньги, а деньги можно заработать.
Работа не даёт живы, зато даёт деньги, которые мы меняем на предметы, без которых, в сущности, смогли бы жить. Такой кругооборот превращает человека в зомби, робота, в винтик чудовищного механизма. Для ухода от денег необходима терапия. Но жить без денег можно, и жить счастливо.
Скажи мне, сколько тебе надо денег для полного счастья?
Немного подумав, я ответил:
— Думаю, миллион!
— Тебе и миллиарда не хватит, — усмехнулся Добрыня. — Хорошо, что ты сделаешь на эти деньги?
— Куплю хорошую машину, квартиру, оставшуюся сумму положу на книжку в сберкассу и буду жить на проценты.
— Я огорчу тебя. В Советском Союзе тебе не дадут всю жизнь заниматься тунеядством. Да и миллион рублей не сможешь положить на книжку, тобой заинтересуются правоохранительные органы. Квартирой и машиной ты ограничишься лишь в первое время.
Имея такие деньги, ты не сможешь жить, как нищий. Представь, по дороге едут двое, один на велосипеде, другой на «жигулях». Они оба — участники дорожного движения.
Скорость велосипедиста будет зависеть лишь от его физических данных. Скорость владельца «жигулей» — от правил дорожного движения и от мощности двигателя.
Водитель «жигулей» никогда не будет ездить со скоростью велосипедиста. У него же мощный мотор, мощный инструмент скорости. Если у тебя есть деньги, то ты не станешь их держать всю жизнь под подушкой. Имея деньги, человек стремится по максимуму получить от них блага.
В Советском Союзе такие возможности более ограничены, нежели в капиталистических странах. Посему, если ты найдёшь миллион, то, по всей видимости, не ограничишься квартирой и машиной.
Ты будешь искать, где его реализовать, у тебя появиться куча проблем: ты станешь думать, как уехать в Европу или Америку, там захочешь себе приобрести домик, яхту, попутешествовать по миру.
За миллион, по буржуазным меркам, домик — не очень-то шикарный. Машины там тоже дороже, чем у нас, яхта — это уже роскошь. Миллиона не хватит, а желание распалено.
Допустим, ты купишь заводик, чтобы он приносил доход, но чем больше ты этот доход захочешь, тем больше времени будешь уделять работе. Тебя опять засосёт круговорот проблем и их решений.
Попадёшь в ловушку систем.
В конце концов, если повезёт, у тебя будет всё: машина, яхта, свой дом, завод, но счастья от этого не прибавится. В противном случае, богатейшие люди планеты были бы счастливы, но жизнь говорит об обратном.
Желания, если они неподвластны человеку, могут повредить, а не осчастливить.
Желание — это то, что мы не имеем сейчас, но хотим это иметь.
Желание, следовательно, есть неудовлетворение текущим моментом. Моментом между прошлым и будущим.
Стремление к поставленной перед собой цели и желание — между этими понятиями пролегает целая пропасть. Если, конечно, стремление само по себе приносит радость и оно беспристрастно.
Именно это стремление было подменено желанием, которое распаляет душу человека до полного сгорания.
Глава 18. Посланец
Как-то мы сидели в классе у Добрыни и слушали последний на тот момент альбом 1984 года «Perfect Strangers» группы «Deep Purple».
После долгого молчания они наконец-то вновь собрались вместе, исполнить нечто новенькое. Бобинный магнитофон мотал плёнку, и мы, развалившись на учебных столах, внимали голосу Яна Гилана.
— Вспоминаются университетские годы, — проговорил сладостно Добрыня, когда пустая бобина с удвоенной скоростью завращалась на замолчавшем магнитофоне.
Добрыня повернул рычажок в положение «стоп», снял катушку и бережно положил в картонный футляр.
— Ты как-то обещал, что поведаешь мне о том, почему тебе пришлось уйти из университета, — попросил я.
— Хорошо. Помнишь, я тебе рассказывал, что ведуны древности законсервировали мудрость во времени. Так вот, существует много проявлений этих захоронений. Помимо тех, о которых я тебе уже говорил. И здесь, в этом классе, находятся двое представителей различных проявлений сохранённой ведической мудрости: ты и я.
От слов Добрыни у меня по всему телу прокатилась волна дрожи. Я не мог продолжать лежать на столе, мне необходимо стало сконцентрироваться. Я сел и, не отрывая взгляда от Добрыни, стал его внимательно слушать.
— А теперь, вот мой небольшой рассказ. Я родился в не совсем обычной для твоего понимания семье. На Алтае в горах есть много диких, безлюдных мест. В одном из них, куда не проникла, так называемая, цивилизация, живёт мой род. Мы называем себя хранителями.
Нам удалось сохранить ведический уклад жизни до сегодняшнего дня. Живя в постоянном осмыслении, мы смогли накопить столько живы, чтобы вокруг себя создать образ непроходимости и невидимости. Именно по этой причине нас до сих пор не могут обнаружить.
— Подожди, ты хочешь сказать, что ведические общества ещё существуют?
— Да! И не одно наше. Многие смогли уйти от сатанинских систем, и разные были пути спасения. Ушли и мы и жили в различных уголках Земли. Но перемещаться незамеченными становилось всё сложнее, и пришлось нашему роду спрятаться в горах Алтая.
Я уже рассказывал тебе о реинкарнации, что после смерти человек распадается на дхармы, а с рождением дхармы соединяются вновь, появляется новый человек и новая душа. Случайное повторение той души, которая уже когда-то жила, невозможно.
Но ведические мудрецы могли осмысленно собирать дхармы человека после смерти. В результате рождались те же души, что жили раньше. А так как веды позволяют помнить всё, получалось, что человек как бы и не умирал, а только менял своё тело на новое.
— Ты один из них? — спросил я с удивлением.
— Да! Поэтому я помню, что было в древности, и могу тебе это поведать.
— А что ты делаешь здесь?
— С тобой разговариваю.
— Нет! Здесь, в армии?
— Я здесь из-за тебя!
— Но, почему из-за меня?
— Ты — тот, кого мы ждали!
— Кто это мы?
— Наш род!
— И кто я такой, чтобы меня ждать?
— Ты — посланец из мира Кирия!
— В первый раз слышу о таком мире!
— Поэтому я здесь, чтобы помочь вспомнить тебе всё! Слушай дальше. Мы пронесли свою культуру до сегодняшних дней, но образ, созданный Сатаной, очень силён, и живы нашей не хватает для полноценной, счастливой жизни.
Чтобы как-то выжить и бороться за свободу, мы из своего рода выбрали странников, которые должны были идти в мир и обеспечивать поддержку роду.
Я — странник, и моя задача — жить в социуме. Мне было необходимо стать математиком и через это пробить канал к Сатане, чтобы мудрецы из моего рода, находясь у себя на Алтае, по этому каналу нанесли ему ощутимый удар. Но планы поменялись.
Как-то утром я испытал сильное веденье, мне необходимо было срочно ехать в свой род. Я, бросив свою учебу, поехал в горы.
Учась в университете, да и вообще находясь в современном, цивилизованном обществе, со временем я терял те веденья.
Это закономерно, мне приходится бывать во многих системах, а жить вне них невозможно. Поэтому, чтобы действительно ведать, мне надо хоть изредка возвращаться домой. Но на этот раз меня вызвали во время сессии.
Когда я появился в своём роду, то выяснилось, что меня там с нетерпением ждали. В тот же вечер было вече, куда меня пригласили. На капище был разведён огромный костер, и мы сидели вокруг него, вдыхая свежий воздух, смешанный с дымом.
Я увидел тебя с длинными тёмными волосами, абсолютно голого, в окружении нагих людей. Все улыбались, а ты сказал: «Добрыня, я уже здесь, встречай меня».
Я ведал, что делать. Мне нужно было уйти из университета и призваться в армию, где я встречу тебя.
Больше о тебе я ничего говорить не буду. Ты сам должен вспомнить. Кто ты, и откуда прибыл, и каковы твои задачи. Кроме тебя, этого никто не ведает. При нашей первой встрече, я ужасно волновался, поэтому так часто извинялся и вообще, вёл себя глупо.
— Думаю, глупец это я, так как мне ничего не понятно, — сказал я.
— Ничего, — улыбнулся Добрыня, — твоя глупость объяснима, ты попал сразу в сеть систем, а там, где ты жил, сатанинских систем не существует. У тебя отсутствует на них должный иммунитет, поэтому ты и попросил помощи, поэтому я здесь.
Ты сам себе выбрал судьбу и идёшь в соответствии с ней. Возможно, вскоре я выполню свою задачу, и если ты не обретёшь себя вновь, придёт ещё кто-то и вытащит тебя из забытья. Но дальше останешься только ты, и никто не сможет тебя вести. Ты сам должен будешь вести других!
Мне стало не по себе, кто-то (пусть это даже я) уже решил за меня мою судьбу. Мне стало страшно. Я не готов был к такой ответственности.
Да и что я собой представлял: молодой паренёк двадцати лет, в голове ничего нет, и мне говорят, что я посланец и должен спасать мир.
Чушь какая-то. В мрачном состоянии я попрощался с Добрыней и отправился в казарму.
Глава 19. Прощание славянки
Моя служба в армии подходила к концу. Последние месяцы, вопреки моему ожиданию, летели стремительно. Можно сказать, что я наслаждался ими.
Жизнь дедушки и дембеля не особо обременительна, их мало кто трогает. Они погружены в тоску по дому. Я же эту тоску не испытывал.
У меня находилась куча преддембельских дел: расклеивал фотографии в альбом, заканчивал светомузыкальную установку, которую сам спаял (на её примере я стал иметь представление об электронике).
Уходил я на гражданку во вторую очередь, а Добрыня в первую.
В день его отбытия мы встретились перед казармой. Он был в парадной форме и с чемоданом. Ждал построения.
День был по-весеннему ласков. Мы сели на лавочку и стали наблюдать за воробьями, скачущими по плацу. Медленно стали стекаться дембеля, они стояли небольшими группами и прощались друг с другом.
Этот день им грезился два года и теперь, когда он пришёл, то кажется грустным. То, к чему за время службы привыкли, то, чем жили, а главное, друзья — всё это должно уйти в прошлое.
— Мы никогда не знаем, чего хотим, это всегда не то, что происходит. Иногда результат наших желаний убивает нас.
Ты думал, армия — это плохо, а она научила тебя многим интересным вещам, ты встретил здесь замечательных людей.
А кто-то думал, армия — это замечательно, она романтична, здесь проявляется мужественность, военных больше любят женщины, те идут в военные училища, получают офицерские звания, а затем всю жизнь проклинают себя за то, что связали свою жизнь с армией.
Не существует путей к счастью, счастливым должен быть сам путь.
А вот, путь к чему, выбирать, кроме нас самих, никто не будет.
Нет жизни без цели, нет счастья без идеи. Лишь в движении к чему-либо мы живём.
В движении мысли — смысл нашего существования.
Мне было грустно оттого, что я расстаюсь с Добрыней, и сквозь уши пропускал, что он говорил. Мне почему-то казалось, что мы будем вместе вечно.
Так много я узнал от него, вся моя жизнь стала другой. Многие жизненные взгляды мои повернулись в иную сторону, чем были до встречи с Добрыней.
Но в этой стороне мне отныне предстоит идти одному, и от этого мне становилось страшно, некому будет задать вопрос, никто не ответит, не направит, не подскажет, а жить по старому я не хотел!
— Ты сам должен научиться принимать решения, — услышал я ответ на мои несказанные мысли, — уверен, будут ошибки, но иначе нельзя, мастерство базируется на опыте. Опыт не приходит сразу.
Мастерство также базируется на мудрости, и поначалу она эпизодична и редка, но стремление делает её доступной. В стремлении, в действиях наугад будут промахи и падения, не без этого.
Ошибки не мешают, а напротив, помогают стать нам более гармоничными.
Ошибки указывают нам на наши слабости. Это не христианский садомазохизм, где путь к богу лежит через страдания. Напротив, здесь путь есть радость и осмысление ошибок не позволит радости уйти.
Альпинист, идущий покорять вершину, преодолевает массу препятствий. Он терпит холод, голод, усталость, но он более счастлив, преодолевая эти невзгоды, нежели сидя в кресле и глядя в телевизор.
Бездействие убивает время, личность, умерщвляет тело.
— Но я не знаю, что делать, — пожаловался я.
— У тебя есть цель, и действия придут сами. Не надо их форсировать и не надо от них отказываться, всё должно быть в гармонии и главный индикатор того, что ты на верном пути — это чувство радости от своей деятельности.
С момента нашей встречи с тобой ты стал осмыслять то, о чём я тебе поведал. Видать, зёрна, что я посеял в тебя, попали в благоприятную почву.
Сам того не ожидая, ты сумел создать образ движения общества к свободе. Тому свидетельство то, что наша страна уже пошла по пути ослабления контроля государства над человеком.
Шёл 1986 год. К власти в СССР пришёл новый, молодой генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачёв Михаил Сергеевич. В обиходе стали появляться термины «перестройка», «гласность», «плюрализм», «демократия».
По прошествии многих лет, взглянув в прошлое, понимаешь, что не всё тогда было сделано верно партийной верхушкой СССР. На тот момент не был ещё создан образ счастливого общества.
Подсознательное стремление наших государственных лидеров жить лучше, выйти из-под контроля господствующих сил натолкнулось на массу трудностей. Гибкая политика Сатаны и здесь нашла для себя выгоду.
Американские спецслужбы успешно составляли планы по развалу Советского Союза, как мы видели, эти планы были воплощены в жизнь. Но, тем не менее, появилось стремление жить свободно. И это было начало пути к свободе.
— Что ты будешь делать на гражданке? — спросил я.
— Восстановлюсь в университете, буду учиться дальше.
На плац вышли командиры батарей и стали строить своих подчинённых.
— До свидания, — сказал Добрыня.
— Счастливо!
Взяв в руки свой чемодан, он пошёл на плац и занял место в строю.
Последнее построение особенное, не похоже на остальные: расслабленные дембеля не по-военному выстраиваются. Чемоданы и лица говорят о том, что всё это последнее, чем надо отдать свой долг перед армией, перед государством. И это можно вытерпеть.
Здесь был рубеж, где жизнь делится между службой и свободой. Но, на самом деле, свобода лишь от одной системы, а сколько этих систем на гражданке?
Командир части называл фамилии. Дембеля вяло выкрикивали «я» и выходили на центр плаца, где им вручали военные билеты с пометкой о демобилизации.
И вот долгожданный момент: на плац вышел оркестр и заиграл «Марш славянки». Выстроившись в небольшую колонну, дембеля, вслед за оркестром, отправились к воротам части.
Молодые солдаты с завистью смотрели вслед уходящим. Дембеля чувствовали эти взгляды, когда-то и они были салагами и черпаками.
Мне оставалось ещё две недели и зависти не было. Была грусть и в то же время радость.
Эпилог
Я являюсь таким же человеком, как и большинство людей, населяющих нашу планету.
Но передо мной стоит задача донести мудрость ведической цивилизации до нас с вами.
Будь я святым, божественным, то не смог бы общаться с вами. Меня невозможно было бы понять. Мы говорили бы на разных языках. Да и, возможно, не общались бы вовсе.
Здесь я выступаю в роли переводчика между ведающими и неведающими людьми.
В книге говорится о ненужности посредников между природой и людьми, я также не хочу быть им и всей душой желаю соединить людей и природу напрямую и в этом вижу свою цель.
Я написал эту книгу и не могу однозначно сказать, как надо к ней относиться, но в одном уверен — не как к догме. Нельзя верить ни одному слову в ней, даже если это всё — правда.
Больше всего мне бы не хотелось, чтобы мой труд стал орудием Сатаны, а это реально, он мастерски оперирует знаниями.
У меня цель дать свободу людям от него, одни мои книги с этим не справятся. Необходимо осмысление того, как мы живём и как нужно жить, чтобы жить счастливо.
Книга моя, на первом этапе, поможет немногим, тем, кто своим веданьем уже пришёл к тому, что здесь написано и укрепился в своём мировоззрении. Остальным рекомендую усомниться в каждом написанном здесь слове.
Веданье приходит изнутри, а не через книги, хотя, возможно, кому-то удастся через книгу взглянуть внутрь и начать ведать.
А так, читайте, как фантастику и не забивайте себе голову, и тогда… возможно… когда-нибудь… А может быть, и нет. Но это будет ваш выбор!
Моя первая книга получилась материалистична и чрезмерно арифметична, но эта арифметичность осмысленна и не служит целям Сатаны, я отдаю в этом себе отчёт.
Сделано это было для того, чтобы её возможно было понять большинству читающих. Ею я намереваюсь посеять зерно сомнений к тому миру, где мы сейчас обитаем. Именно через сомнения, а не через знания.
Слово «книга» с древнеславянского языка, переводится, как «движение ни к чему». К — направление к чему-либо, ни — нет, ничего, га — идти.
Так оно и есть, читая книги, мы ни к чему не приходим, а удовлетворяем свой ложный информационный и эмоциональный голод.
Но, к огромному сожалению, другие каналы к мыслям миллионов людей перекрыты. К истинным непосредственным каналам люди стали нечувствительны.
Книги делают автора анонимным, его не видно, с ним невозможно поговорить непосредственно. Мы не знаем его мысли, образ жизни.
Как можно верить тому, кого не знаем?
А авторы этим пользуются, они идеализируют себя, и книгам начинают верить.
Мы забываем, что авторы — такие же люди, как и мы, с массой недостатков и слабостей. И, возможно, учат они оттого, что сами не смогли реализовать свои знания. А возможно, решают задачи, с которыми нам не по пути.
Но, допустим, в руках у нас та книга, что нам необходима, тогда читать её надо между строк, и, прежде всего, нужно попробовать прочувствовать автора, что он хотел передать? Знания, чувства, живу?
На начальном этапе я намереваюсь издать четыре книги. Посредством их я хочу создать мощный образ свободного общества. Этот образ должен быть в состоянии противостоять образу Сатаны.
Параллельно этому я собираюсь сплотить группу соратников — людей с мощной живой. Это будет костяк свободного общества, который будет заниматься конкретизацией образов.
Создавая их и посылая в определённые уголки планеты, влияя ими на геополитику через конкретных действующих лиц в аппаратах власти.
Причём, это, ни в коем случае не будет подчинение их воли себе, напротив, мы будем делать всё от нас зависящее, чтобы показать им истину, на кого они работают, какие задачи решают и какие исполняют роли.
Первый этап создания свободного общества не может быть оторван от ныне действующих систем.
Невозможно сразу отказаться от денег, государства, одежды и других атрибутов нашей жизни.
Наша психика и наше тело были изменены, и мгновенный переход на качественно другой уровень жизни смертельно опасен.
Более того, и общественное мнение не готово для перехода на более качественные условия жизни. Необходимо потрудиться, чтобы изменить его.
Но в массе есть те немногие, кто уже готов к эволюционным изменениям. Эти люди первые создадут локальный центр проживания для свободных людей.
Мне видится, что это небольшой посёлок где-то в глубинке России, вдали от большинства систем.
В этом посёлке из самых сильных духом людей выделится группа, способная творить мощные мыслеформы.
Именно эта группа начнёт творить остов грядущего общества. Она будет творить его в мыслях коллективно, меняя при этом энергетику планеты, захватывая своей идеей и силой мысли миллионы людей.
Не директивы, не приказы, не конституция, а светлая мысль будет регулировать все процессы в обществе. В результате чего, мы в состоянии будем прийти к гармонии и счастью.
Москва, 2002-2003.
www.budimir.ru
«Советник» — путеводитель по хорошим книгам.

<< Предыдущая

стр. 7
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ