<< Предыдущая

стр. 2
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

отрекаться от их учения при каких-либо условиях. В случае
гонения они должны принимать мученическую смерть, "верящие" же
могли для вида посещать церкви и в случае гонений отрекаться от
своей веры.
Но зато положение, которое занимали "совершенные" в
секте, было несравненно выше положения священника в
католической церкви. В некотором отношении это был сам Бог, и
так ему поклонялись "верящие". "Верящие" были обязаны содержать
"совершенных"...
"Совершенные" должны были расторгнуть брак, они не
имели права прикасаться (в буквальном смысле) к женщине. Они не
могли иметь никакого имущества и всю жизнь обязаны были
посвятить служению секте. Им было запрещено иметь постоянные
жилища - они должны были находиться в постоянных
странствованиях или пребывать в особых тайных убежищах.
Посвящение в "совершенные" - "утешение" (consolamentum) и было
центральным таинством секты. Его нельзя сравнить ни с одним из
таинств католической церкви. Оно соединяло в себе: крещение
(или конфирмацию), посвящение в священнический сан, покаяние и
отпущение грехов, а иногда - и соборование умирающего. Лишь
принявшие его могли рассчитывать на избавление от телесного
плена: их души возвращались в свое небесное жилище.
Большинство катаров не надеялось исполнить строгие
заповеди, обязательные для "совершенных", и рассчитывало
получить "утешение" на смертном одре..." [ 8].
Ересь имела большой успех во многих странах Европы,
особенно на юге Франции. Ее поддерживало местное дворянство.
"Только в XIII веке после более чем тридцатилетних
"Альбигойских войн" ересь была побеждена. Однако влияние этих
сект продолжало сказываться еще несколько столетий" [ 9].
Кроме катаров Шафаревич подробно рассказывает о братьях
свободного духа и апостольских братьях, учения которых были
созданы под влиянием мыслителей, живших в XII веке, Иоахима из
Флори и Амальриха де Бена, таборитах XV века, анабаптистах, XVI
век, диггерах и левеллерах, Англия, XVII век.
"В тот период, когда социалистические идеи развивались
в рамках идеологии еретического движения, они приобрели ряд
новых черт, которых нельзя обнаружить в античности. В эту эпоху
социализм из теоретического, кабинетного учения превратился в
знамя и движущую силу широких народных движений...
Социалистические идеи в эту эпоху соединяются со
всемирно-исторической концепцией (в основном идущей от Иоахима
Флорского). Осуществление социалистического идеала связывается
не с решением мудрого правителя, как у Платона, - оно мыслится
как результат детерминированного процесса, охватывающего всю
историю, независимо от воли отдельных людей приводящего к этому
результату" [ 10].
Интересно сопоставление идей социализма с идеями
христианства. Шафаревич не относит, естественно, христианство к
социалистическим идеям, но отмечает:
"Почти во всех социалистических движениях идея
равенства обосновывалась равенством людей перед Богом, тем, что
люди были равными посланы в мир. Стандартной была ссылка на
апостольскую общину в Иерусалиме как на образец общежития,
построенного на принципах общности... То, что социализм
заимствовал из христианства некоторые из важнейших для него
идей, показывает, что здесь имело место не внешнее перенесение,
а более глубокое взаимодействие. На существование каких-то
родственных элементов в христианстве и социализме указывает и
такое явление, как монастырь, казалось бы, осуществляющий
внутри христианства социалистические принципы уничтожения
частной собственности и брака" [ 11].
Приведу места из Библии, касающиеся первых христианских
общин. "Все уверовавшие держались вместе, и делились друг с
другом всем. И стали они продавать свое имущество и владения
свои и раздавать всем, кто в этом нуждался. Каждый день они
собирались вместе в храме, а в домах у себя ели все вместе,
радостно и щедро, делясь друг с другом пищей, восхваляя Бога и
радуясь доброму отношению всего народа. А Господь ежедневно
прибавлял к ним спасенных" [ 12]. И далее в другом месте: "Было
же у всех уверовавших одно сердце и одна душа. И никто ничего
из имущества своего не называл своим собственным, и все у них
было общее. И с великой силой апостолы свидетельствовали о
воскресении Господа Иисуса. И Божье благословение было на всех
них. И не было нуждающихся среди них, ибо кто владел землей или
домами, продавали их, приносили деньги, вырученные от продажи,
и отдавали апостолам, и всь распределялось между всеми, каждому
по нужде его" [ 13].
Надо помнить то, что первым христианам приходилось
существовать в тяжелой обстановке ненависти и вражды со стороны
иудеев. В Библии мы найдем немало мест, говорящих об этом,
например:
"...Члены синедриона пришли в ярость и хотели убить
апостолов" [ 14]. "Иудейские предводители пришли в бешенство,
слушая это [речь Стефана], и скрежетали зубами от гнева...
Потом, набросившись на него, они выволокли его за пределы
города и стали бросать в него камни" [ 15]. "Савл одобрил
убийство Стефана. В тот день началось великое гонение на
церковь в Иерусалиме, и все, кроме апостолов, рассеялись по
Иудее и Самарии... Савл же стал пытаться уничтожить церковь;
переходя от дома к дому, он брал под стражу мужчин и женщин и
бросал их в темницу" [ 16].

В. Философские социалистические теории средних веков

Постепенно, особенно после английской революции XVII
века, социалистические идеи от еретических движений переходят в
руки философов и мыслителей. Одним из самых значительных
произведений в этот период явилась "Утопия" Томаса Мора,
опубликованная в 1516 году (полное название - "Золотая книга,
столь же полезная, как и забавная, о наилучшем устройстве
государства и о новом острове Утопии").
"Тогда автор ее... был влиятельным английским
государственным человеком, делавшим блистательную карьеру. В
1529 г. он стал лордом-канцлером Англии, первым после короля
человеком в государстве. Но в 1535 г. он выступил как
решительный противник того преобразования церкви, которое под
влиянием Реформации проводил король Генрих VIII. Мор отказался
принести присягу королю как главе вновь созданной английской
церкви, был обвинен в государственной измене и в 1535 г.
обезглавлен. Четыре столетия спустя, в 1935 г., католическая
церковь приняла Мора в число своих святых" [ 17].
Сочинение написано в форме разговора трех лиц: автора
Мора, его друга Эгидия и путешественника Гитлодея. Оно делится
на две книги. Первая посвящена критике современного автору
европейского общества, основное зло в котором составляют
частная собственность и деньги. Вторая книга описывает жизнь на
острове Утопия, на котором побывал путешественник Гитлодей.
"Утопия является республикой, управляемой выборными
должностными лицами... Вся жизнь в этой стране регулируется
государством. Нет никакой частной собственности и денег.
Основой хозяйства является всеобщая трудовая повинность. И
прежде всего для всех (или почти для всех) обязательно
отработать определенный срок в сельском хозяйстве... Достигшие
определенного возраста граждане направляются на работу в
деревню, а после того, как они отработают там 2 года,
переселяются в города. Кроме того, каждый обучается какому-либо
ремеслу, которым занимается остальное время. Работа происходит
под наблюдением чиновников..." [ 18].
Вся жизнь в государстве стандартизирована и
унифицирована. Все носят одинаковую одежду, живут в одинаковых
городах, одинаковых домах. Питается население вместе на больших
общих трапезах, где всем подают одинаковые кушанья. "Совместные
трапезы типичны для общей тенденции: жизнь обитателя Утопии
должна проходить на глазах у всех" [19].
Что касается домов, то они имеют "двустворчатые двери,
[которые] скоро открываются при легком нажиме и затем,
затворяясь сами, впускают кого угодно - до такой степени у
утопийцев [жителей Утопии] устранена частная собственность.
Даже самые дома они каждые десять лет меняют по жребию" [ 20].
Мор не дошел до идеи отрицания брака, у него в Утопии
существовал моногамный брак. Добрачные и внебрачные связи
находились под строжайшим запретом. Виновные карались
обращением в рабство.
Утопийцы трудились всего по 6 часов в день, остальное
время посвящая наукам, искусству и отдыху. Такое становилось
возможным, якобы, благодаря тому, что трудятся все, а не часть
общества. Положение о сокращенном рабочем времени можно увидеть
и у других теоретиков социализма, например, у Кампанеллы в его
"Городе Солнца" или в первой программе РСДРП Ленина. В практике
социалистических государств можно часто было видеть обратное -
увеличенный рабочий день и его бльшая интенсивность.
"Утопийцы по видимости во всем равны друг другу - в
обязательной трудовой повинности, в цвете и покрое платья, в
строении их домов. Но это далеко не полное равенство. От
трудовой повинности освобождаются чиновники и те, кому
постановление чиновников
"дарует навсегда это освобождение для основательного
прохождения наук".
"Из этого сословия ученых выбирают послов, духовенство,
траниборов (высших чиновников) и, наконец, самого главу
государства..."... [ 21].
Если сравнить это с другим местом рассказа:
"По большей части каждый вырастает, учась отцовскому
ремеслу",
то возникает представление о замкнутом сословии, почти
касте, в руках которой находится руководство государством" [
22].
Как будет видно далее, в любом социалистическом
государстве существовало разделение общества на два класса:
господствующий класс чиновников и класс простолюдинов. Более
подробно эта проблема будет рассмотрена в главе "Два основных
класса в социалистических обществах ХХ века".
Значительную роль в Утопии играло рабство. "Они
обращают в рабство своего гражданина за позорное деяние или
тех, кто у чужих народов был обречен на казнь за совершенное им
преступление" [ 23].
В религии господствовал полный плюрализм, что очень
необычно для социалистических теорий. Каждый мог исповедовать
ту религию, которая ему больше нравилась.
Больший радикализм в идеях мы обнаруживаем в другом
известном сочинении утопического социализма (названного так,
кстати, в честь "Утопии" Томаса Мора). Это "Город Солнца" Т.
Кампанеллы. Произведение было написано в 1602 году в тюрьме,
куда Кампанелла, монах-доминиканец, философ и поэт, был
пожизненно заключен за заговор против испанцев в Калабрии.
Как и "Утопия", эта книга написана в форме диалога
между путешественником-мореплавателем, который побывал на
далеком острове в Городе Солнца, и его слушателем.
В этой стране перед нами предстает жестко
централизованное общество. Вся власть - законодательная,
исполнительная, судебная и даже религиозная - обгединена и
сосредоточена в руках чиновничества. Бюрократический аппарат
построен по иерархической схеме. "Верховный правитель у них -
священник, именующийся на их языке "Солнце", на нашем же мы
назвали его Метафизиком" [ 24]. Этот пост занимает самый ученый
житель города и до тех пор, "пока не найдется такой, кто
окажется мудрее своего предшественника и способнее его к
управлению" [ 25]. Верховному правителю подчиняются три
соправителя и так далее до начальников отрядов, сотников,
полусотников и десятников [невольно напрашивается сравнение с
военной организацией - Н.К.]. Жизнь населения характеризуется
общностью и унификацией. Все имущество, включая дома, кровати,
домашние вещи, - все обобществлено. Необходимое для быта жители
в равных долях получают от общины. Каждые шесть месяцев
чиновник перераспределяет, кому в каком доме, в какой спальне и
на какой кровати спать. Прием пищи у соляриев (так называют
жителей Города Солнца) - совместный, все получают одинаковую
пищу в равных количествах, но "должностные лица получают
большие и лучшие порции" [ 26].
Всеобщая трудовая повинность является основой
хозяйственной жизни города. Жители организованны в отряды.
Рабочий день длится только 4 часа, "остальное время проводится
в приятных занятиях науками, собеседовании, чтении..." [ 27].
Но и в часы отдыха жизнь остается строго регламентированной.
Так, например, запрещаются сидячие игры.
Все носят одинаковую одежду, установлена частота смены
и стирки белья. Нарушение этих правил строго наказывается
вплоть до смертной казни. Регламентация отношений между полами
касается самых мелких интимных подробностей. Чиновники решают
кто, когда и с кем будем иметь половую близость, даже если она
имеет целью не зачатие, а только удовлетворение физической
потребности. За самим совершением полового акта обязательно
следит специальный чиновник. Деторождение является заботой
государства, поэтому производство потомства тщательно
регулируется, как регулируется в племенном животноводстве
сохранение и улучшение породы. "...Производители и
производительницы подбираются наилучшие по своим природным
качествам, согласно правилам философии" [ 28].
Дети, после того как перестают кормиться материнской
грудью, передаются в государственные учреждения. Обучение
происходит в детских отрядах. После окончания учебы каждый
назначается на какую-то должность.
Все граждане исповедуют единую религию Солнца, главным
носителем которой является сам глава государства.
Таким образом, перед нами предстает, можно сказать,
наиболее продвинутое, радикальное социалистическое учение,
"казарменный социализм". Он очень наглядно демонстрирует,
во-первых, военный, инструментальный характер социалистических
идей, а во-вторых, полную неприменимость этих идей в их чистом
виде к повседневной, обычной, невоенной жизни общества.
К той же категории утопических произведений, что и две
предыдущие работы, относится "Закон Свободы" предводителя
английского движения диггеров Джеральда Уистенли,
опубликованный в 1652 году. Автор придерживается более
умеренных взглядов в отношении вопросов семьи и домашнего
имущества. Он пишет: "...хотя земля и склады будут общими для
всех семейств, однако каждая семья будет жить отдельно, как и
теперь. Дом каждого человека, его жена, дети, обстановка для
убранства дома, все, что он получит со складов или добудет для
нужд своей семьи, - все это будет составлять собственность его
семьи для ее мирного существования" [ 29]. По-новому, в отличие
от своих предшественников, Уистенли решает вопрос о религии. Он
предлагает вообще ликвидировать религию, заменив ее пропагандой
и просвещением.

Г. Социалистические теории со второй половины XVII века
до К. Маркса

В XVII - XVIII веках появляется большое количество
художественных произведений, романов, посвященных
фантастическому описанию вновь открываемых земель и
социалистическому укладу жизни населения в них [ 30]. К таким
романам относятся "История северамбов" Дени Вераса (1675 г.),
"Южная земля" Фойни (1676 г.), "Приключения Телемаха" Фенелона
(1698 г.), "Республика Философов, или История Ажаойев"
Фонтанеля (1768 г.), "Южное открытие, сделанное летающим
человеком, или Французский Дедал: чрезвычайно философская
повесть" Ретифа (1781 г.).
В философской социалистической литературе того же

<< Предыдущая

стр. 2
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>