<< Предыдущая

стр. 20
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

духовности как средства компенсации неравенства. В этом своем
развитии духовность проходит те же стадии, что живой организм:
зарождается, растет, достигает зрелости, старится и умирает. Но
живой организм оставляет, как правило, после себя потомство.
Развитие происходит согласно законам диалектики. В данном
случае действует закон отрицания отрицания. Новое поколение
отрицает предыдущее, чтобы, в свою очередь, быть подвергнутым
отрицанию поколением последующим.
Закон отрицания отрицания действует и по отношению к
духовности как средству компенсации. Духовность должна
подвергнуться отрицанию неким явлением, которое затем займет
место духовности. Это явление, в свою очередь, должно будет
пройти те же этапы развития, что и духовность. В конце это
явление будет подвергнуто отрицанию чем-то еще более новым.
Если учесть закон прогресса равенства, то новое
явление, которое подвергнет отрицанию духовность, должно
полностью заменить духовность. То есть, замещение должно быть
полноценным. В противном случае не будет соблюдаться закон
прогресса равенства.
В главе "Духовность" было дано определение духовности
как совокупности того, что воспринимается чувством, волей,
воображением и мыслью. Духовность отлична от материальной
сферы. Необходимо отметить, что прочие средства компенсации
неравенства - семья, государство и частная собственность - все
относятся к материальной сфере. Поэтому новое явление должно
принадлежать духовной сфере, причем охватывать ее всю, также
как и понятие "духовность". Отсюда следует, что новое явление
должно включать в себя понятие "духовность".
Все явления, которые не входят в понятие духовности,
относятся к материальному. Духовное и материальное - это две
отдельные сферы. Если новое явление помимо духовности будет
включать в себя какие-то материальные элементы, то на самом
деле это уже будет не одно явление, а комплекс новых явлений:
духовность и какие-то материальные явления. В этом случае новое
явление как комплекс не будет подобно прежнему явлению,
духовности как единичному явлению. Следовательно, новое явление
будет включать в себя понятие духовности и ничего более.
Духовность может быть подвергнута диалектическому отрицанию
только со стороны духовности. Если учесть закон прогресса
равенства, надо предположить, что новая духовность достигнет в
истории бльшего уровня развития, чем духовность предыдущая.
Термины "новая", "старая", "предыдущая", "последующая"
применительно к духовности являются условными, т. к. понятие
духовности не изменяется.
То, что было выведено выше из законов диалектики,
подтверждается и на практике. Сам вопрос духовности я начал
рассматривать в настоящей книге после того, как обнаружил
стремление к большей духовности среди населения России. Зачатки
новой духовности зреют в классе трудящихся России. Скоро
произойдет великий исторический перелом: духовность отрицает
духовность, регресс духовности сменится прогрессом духовности.
Начнется новый исторический цикл духовности.
Духовность является не единственным средством
компенсации неравенства. Кроме духовности существуют семья,
государство и частная собственность. Они еще не прошли своего
первого полного цикла, так как исторически возникли позже
духовности. Тем не менее, их цикл такой же, как и цикл
духовности.
Циклы разных средств компенсации неравенства влияют
друг на друга. Появление нового средства компенсации вызывает
изменение тенденции предыдущего: его прогресс сменяется
регрессом. Так произошло с духовностью, когда возникла семья:
духовность начала регрессировать. Так произошло с семьей, когда
возникло государство. Так произошло с государством, когда
возникла частная собственность. Так произойдет с частной
собственностью, когда возникнет новая духовность. Чем старее
средство компенсации по сравнению с новым, тем более оно
подверглось регрессу. Например, сейчас последнее средство
компенсации - частная собственность, оно пока прогрессирует. Но
при появлении новой духовности в частной собственности начнется
регресс. В таких средствах компенсации, как духовность, семья и
государство сейчас наблюдается регресс, но регресс духовности
выражается сильнее, чем регресс семьи и государства. Регресс
семьи проявляется больше, чем регресс государства. При
появлении новой духовности изменится тенденция в духовности с
регресса на прогресс. Регресс семьи и государства будет
продолжаться.
Процесс появления нового средства компенсации в
результате отрицания старого - это процесс революционный, так
как происходят очень крупные изменения за сравнительно
небольшой промежуток времени. Все прочие изменения в циклах
могут происходить эволюционным путем, постепенно, без скачков.
В соответствии с развитием исторических циклов средств
компенсации, можно выделить следующие этапы развития общества:
1. раннее первобытное общество (первобытное духовное
общество);
2. позднее первобытное общество (первобытное семейное
общество);
3. деспотическое общество (древнее государственное
общество);
4. общество частной собственности (к нему относятся
рабовладение, феодализм и капитализм);
5. новое духовное общество.

Глава VII. Новое общество

Что будет представлять собой новое духовное общество,
которое придет на смену частнособственническому строю в
результате революции? Ниже я привожу только некоторые основные
признаки, как они мне представляются.
Основными признаками нового общества должны быть
следующие:
1. соединение веры и государства;
2. установление приоритета духовности над частной
собственностью;
3. принцип справедливости в государственном
регулировании.

1. Соединение веры и государства

Вера - основа духовности. Поэтому естественно, что
новое духовное общество не может без нее обойтись. Новая
духовность должна опираться на какую-то веру.
Чтобы выполнить свою функцию основы нового средства
компенсации, вера должна соответствовать ряду условий (либо
максимально приближаться к ним):
1. Вера должна быть приемлема для подавляющего
большинства людей.
Помимо прочего, надо учитывать следующие реальные
факты: существование рядом в одной стране многих религий и
верований, взаимная непримиримость большинства религий,
значительная распространенность атеизма. Вера не должна
претендовать на исключительность, на отрицание всех прочих
религий и верований, она должна быть максимально терпимой.
2. Вера должна быть единой.
Как минимум, единство веры должно быть в пределах
отдельных государств. В противном случае, вера не сможет
справиться со своей задачей - с преодолением кризиса.
Я хочу предложить свой вариант, максимально
соответствующий, на мой взгляд, указанным условиям. Это должна
быть единая вера в реально осуществимый общественный идеал,
основой которой является вера религиозная. Под общественным
идеалом надо понимать новое общество. Такую веру я буду
называть новой верой. Религиозная вера, как основа новой веры,
в каждой стране может быть различной. В России, на мой взгляд,
это должно быть православие.
Таким образом, новая вера - это единая вера в реально
осуществимый общественный идеал - новое общество, основой
которой является религия.
Новая вера включает в себя элементы религиозной веры и
веры идеологической. Тем самым она соединяет преимущества обоих
типов верований. Религия - очень стабильна. В этом ее
преимущество. Вера в будущее общество дает людям конкретную
реально достижимую цель, и этим сильна в свою очередь.
Что касается веры, основанной на морали, то эта вера
производна от веры религиозной. Принципы морали ведут свое
происхождение от религии. В безрелигиозной, светской морали эти
принципы отрезаны от своих религиозных корней и сделаны
самостоятельной ценностью.
Ильин писал: "...Без Бога - вся культура человечества
теряет свой смысл и свое значение. И если она не сокрушается
сразу и во всех отношениях, то только потому, что пассивное
безверие способно долгое время держаться сокровенным дыханием
Божественного начала, вошедшим в человеческую душу и ведущим ее
в порядке некультивируемой и часто незамечаемой, но по-прежнему
живоносной традиции. Веры уже нет, но уклад души, созданный,
воспитанный и облагороженный христианскою верою тысячелетий,
живет и делает свое дело" [ 139].
Поэтому вера, основанная на морали, уступает в своей
ценности вере религиозной. Последняя шире, полнее, естественнее
и целостнее, чем первая.
Чтобы новая вера стала достоянием всех членов общества,
необходим соответствующий общественный механизм. Таким
механизмом для религиозной веры является церковь. Поскольку
новая вера шире, чем вера религиозная, церковь для этой роли не
подходит. Остается (если не изобретать чего-то нового) такой
общественный институт как государство. Новая вера должна стать
делом государственным.
Не буду углубляться дальше, чтобы не впасть в соблазн
расписывать все в мелких деталях, как в утопическом романе.
Перейду к рассмотрению возможных принципиальных возражений
оппонентов.
1. Поскольку новая вера должна быть единой, то и ее
основа, религия предполагается единой. Не пострадают ли люди,
исповедующие другие религии, и атеисты?
Основой веры должна быть религия. Невозможно создать
единую новую веру, которая бы основывалась на нескольких
религиях. В этом случае основа будет очень неопределенной,
зыбкой. Различные религии по-разному рассматривают многие
сходные вопросы. Многие религии взаимно непримиримы, находятся
в постоянном противоборстве, споре друг с другом. Основа из
нескольких религий заранее обрекала бы веру на гибель, а не на
возрождение.
Создание основы новой веры из совершенно новой религии,
взяв для этого все самое лучшее из всех религий - не более чем
утопическая мечта. Такую идею можно было бы сравнить с
созданием языка эсперанто как языка для международного общения.
Религию не достаточно просто придумать. Надо, чтобы она имела
свою историю, своих святых, своих подвижников. Мировые религии,
такие как христианство, ислам, буддизм, имели длительный период
своего распространения. Не одна сотня лет должна понадобиться
новой религии, чтобы заметно потеснить своих крупнейших
соперниц. Вопрос о том, какая религия лучше, не может быть
разрешен в порядке научной дискуссии. На этот вопрос дает ответ
только история. Для разных стран этот ответ может различаться.
Та религия, которая получила наибольшее распространение, и есть
"лучшая", если слово "лучшая" вообще подходит для оценки
религии.
Есть и другое соображение. В мире существует множество
различных конкурирующих философских систем. И их количество
постоянно увеличивается. Процесс роста опровержений прежних
философских концепций не отстает от процесса роста новых
теорий. Многие философские учения взаимно противоположны.
Какова гарантия того, что новая религия, разработанная учеными,
не будет содержать в себе ошибок? Такой гарантии нет. Ни одно
учение не застраховано от ошибок. Поэтому наука находится в
постоянном движении, совершенствовании. Религия, в отличие от
философии, должна быть стабильна, иначе она превратится в одно
из течений философии и не более того. Сохранить стабильность
новой религии - задача не для одного поколения. Справятся ли
они с ней? Результат совершенно не предопределен.
Можно ли вообще придумать религию, которая была бы
лучше, чем существующие? Что означают понятия "лучше" или
"хуже", если их применять для сравнения религий? Если за все
время существования человечество не смогло договориться о том,
какая философская теория лучше, то как оно может решить такой
вопрос в отношении религии? Ведь религия как явление
общественной жизни на несколько порядков сложнее, чем любое
философское учение!
Поэтому придумывать новую религию, для того, чтобы
сделать ее основой веры - бессмысленное и очень рискованное
предприятие, со много большей вероятностью обреченное на
неудачу, чем на успех.
Что касается прочих религий, то государство обязано
будет обеспечить максимальную терпимость к иным
вероисповеданиям.
2. Не будет ли новая вера влиять на науку, внося
элемент консерватизма?
Этот вопрос уже рассматривался выше. Вера должна быть
консервативной, особенно в части, касающейся религии. В
противном случае она превратится в философию. Науки же должны
быть подвижными. Иначе они превратятся в подобие религии. Так
на некоторое время стало с марксистско-ленинскими общественными
науками. Новая вера не должна вмешиваться там, где ее
вмешательство не нужно. Также как и наука не должна вмешиваться
в дела веры, поскольку это не ее сфера. История знает примеры
такого вмешательства, которое вредило как науке, так и религии.
"Процесс над Галилеем прекрасно показывает, что
происходит, если заблуждаются в одно и то же время и ученый, и
теологи. Галилея не беспокоили до тех пор, пока он
ограничивался утверждением, что Земля обращается вокруг Солнца,
а не наоборот. Его положение ухудшилось, когда он начал на свой
лад толковать тексты св. Писания, которые, как ему казалось,
противоречили его открытиям. Ему следовало бы знать, что св.
Писание не изучает движения Земли; теологи, указавшие ему на
этот факт, были совершенно правы. Занимаясь библейской
экзегезой, Галилей вмешивался в то, что его не касалось, давая
теологам козыри против себя. С другой стороны, когда судьи
Галилея принялись отрицать факт движения Земли, они, в свою
очередь, вмешались в область астрономии, о которой в Писании
ничего не говорится" [ 140].
Подобное вмешательство веры в науку совершенно
недопустимо. И вряд ли кто-то будет оспаривать это. Сейчас - не
средние века. Кроме того, последним гарантом такого
невмешательства будет выступать государство, которое в любом
случае не заинтересовано в застое своей научной мысли;
результатом может быть задержка в развитии самого государства,
а, значит, его ослабление.
3. Если история покажет, что идеал будущего общества
ошибочен, то не будет ли это крахом новой веры, ведь
результатом такого краха может быть новый скачок бездуховности?
Даже религии претерпевают изменения с течением времени.
Учение о новом обществе - это не религия. Если история укажет
на недочеты в этой теории, она может быть скорректирована.
Краха веры не будет в любом случае. Основанием новой
веры должна являться религия, наипрочнейшее из возможных
фундаментов. Концепция нового духовного общества может быть
изменена, но основа веры останется неизменной.
4. Почему для новой веры нужна религиозная основа?
Почему не достаточно обойтись верой в будущее идеальное

<< Предыдущая

стр. 20
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>