<< Предыдущая

стр. 22
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

всех позиций и должностей от низших до высших.
Роулс предлагает, что в первую очередь необходимо
"максимализировать", т. е. улучшить до возможного предела,
благосостояние тех, кто находится в самом наихудшем состоянии.
Во вторую очередь - тех, кто находится на второй ступеньке
лестницы и так далее. И только в последнюю очередь - наиболее
благосостоятельных людей [ 162].
Один из современных авторов, попытавшийся очень
детально проанализировать понятие справедливости, Х. Перельман
выделяет следующие шесть концепций справедливости, наиболее
известных истории, которые я прокомментирую.
1. Каждому - одно и то же. Эта формула, предполагающая
абсолютно равное положение для всех, без учета различий. Это
простое механическое уравнивание, явно не годящееся для
человеческого общества, члены которого, как я показывал ранее,
не одинаковы.
2. Каждому - по заслугам. Проблема: как определить
заслуги? Кто это будет делать?
3. Каждому - по труду. Лозунг социалистических обществ
ХХ века.
4. Каждому - по потребностям. Утопическая формула
распределения коммунистического общества.
5. Каждому - по рангу. "Аристократическая" формула.
Годится для феодального общества.
6. Каждому - то, что положено по закону. Сам Перельман
критически называет эту формулу "статическая справедливость",
доказывая, что право не может изменяться столь же быстро, как
реальная жизнь, и поэтому право всегда будет отставать от
жизни, и обгективная справедливость не сможет полностью
реализовываться [ 163]. Тем не менее, эта последняя формула
наиболее верно, как мне кажется, отражает суть понятия
справедливости. Тот факт, что право, закрепленное в нормах,
отстает от жизни, в какой-то мере компенсируется в
правоприменительной деятельности уполномоченных субгектов
(судей и т. п.).
Согласно определению понятия справедливость, данному в
"Словаре современного русского литературного языка",
справедливость есть "соответствие человеческих отношений,
действий и т. п. моральным и правовым нормам; человеческие
отношения, действия и т. п., соответствующие моральным и
правовым нормам" [ 164]. Но, поскольку понятие моральных норм
имеет расплывчатый характер, я буду определять справедливость
более узко:
Справедливость - это соответствие человеческих
отношений правовым нормам.

Б. Утилитарный характер принципа справедливости

Принцип справедливости - это подчиненный, служебный
признак нового общества, поскольку касается не целей, а
средств, которыми цели нового общества будут достигаться. Тем
не менее, для характеристики нового общества он очень важен.
Новый строй не может внедряться, опираясь на "революционное
правосознание масс", как это было в России в 1917 году. Законы
должны выполняться всегда, везде и всеми.

Глава VIII. Россия и новое общество. Революция

Современная Россия - Россия междутысячелетия -
представляет загадку для многих исследователей. Впрочем, так
было уже не раз. В настоящей работе я попытался разглядеть в
событиях последних лет какие-то закономерности. Начав
исследование именно с российских событий, с результатов
выборов, были, в конце концов, обнаружены две основные
тенденции современного человеческого общества: прогресс
равенства и регресс духовности. Из этих двух тенденций была
выведена концепция развития общества на основе исторических
циклов.
Теперь надо еще раз взглянуть на российскую реальность,
уже имея на вооружении новую точку зрения. Большинство фактов
уже упоминались выше, поэтому здесь они будут указаны в общих
чертах.
Появление нового средства компенсации всегда является
революционным процессом. Текущая ситуация в России показывает
приближение революции и нового духовного общества.

1. Признаки, указывающие на достаточность революции в России

1. Не мной первым будут отмечены такие черты русского
общества как традиции духовности, равенства и солидарности.
Многие толкуют их как пережитки социализма, мешающие россиянам
адаптироваться к условиям рынка. Другие усматривают в них
надежду на особую роль России в будущем. Тем не менее, их
наличие отрицать невозможно, они составляют неотгемлемую часть
современной действительности. Нельзя не увидеть в них элементы
нового общества.
2. Православие в России исповедует подавляющее
большинство населения. Поэтому православие может быть принято
как основа новой веры в России. Должны быть учтены интересы и
прочих вероисповеданий.
3. Налицо в России также процесс интенсивного
разложения деспотического строя, который был создан после
Октябрьской революции. Россия находится на перепутье. Попытки
создать в России капитализм спотыкаются на каждом шагу. Ранее
было показано, что капитализм в России не жизнеспособен. То же
можно сказать и о феодализме, отдельные признаки которого можно
усмотреть. Основная причина их нежизнеспособности -
криминальная основа экономики.
Следовательно, в России умирает прежний, деспотический
строй, и уже имеются ростки новых отношений, характерных для
нового духовного общества. Сконцентрированного усилия, которое
добьет остатки деспотии и узаконит новые отношения, будет
достаточно, чтобы Россия вступила в новую эру. Это усилие есть
революция, поскольку его функция - коренным образом изменить
существующие отношения - революционная по одной своей сути.

2. Признаки, указывающие на необходимость революции в России

1. В России по-прежнему существуют два класса - класс
бюрократии и класс трудящихся - основные классы деспотического
строя. Отношения между ними можно описать одним словом -
антагонистические, т. е. взаимно непримиримые. Что, в свою
очередь, вытекает из противоположности их классовых интересов.
2. Класс бюрократии очень сильно изменился со времени
начала "перестройки". Самое большое новшество - бюрократия
захватила посредством коррупции огромную собственность, ранее
принадлежавшую государству. Кроме того, коррупция стала главным
источником доходов чиновничества и одной из функций чиновников.
Поэтому бюрократия всеми силами будет сопротивляться любым
изменениям, которые могут угрожать коррупции.
3. Класс трудящихся также не остался неизменным.
Трудящиеся - это основная часть населения России. Именно
трудящиеся начали интенсивно беднеть, голодать и, в конечном
итоге, вымирать, что без сомнений видно по постоянному
сокращению численности населения России в последние годы.
Коррупция чиновников оставила за чертой бедности большинство
тех, кто получает заработную плату от бюджетного финансирования
(пенсионеры, врачи, учителя и т. д.), а также огромные массы
трудящихся, занятых в других сферах. Постоянные забастовки с
неизменным требованием выплаты обычной заработной платы - тому
свидетельство.
4. Коррумпированная бюрократия, находящаяся у власти -
это временщики в России. И это они ясно осознают. Чиновники
спешат выкачать из России все, что может быть превращено в
иностранную валюту и перечислено за рубеж. Истощаются сырьевые
ресурсы, гибнет природа. Не довольствуясь имеющимся, бюрократия
берет огромные иностранные займы, за которые придется
расплачиваться будущим поколениям. Остаются без надлежащего
финансирования многие потенциально опасные обгекты, такие,
например, как атомные электростанции. Это грозит катастрофами и
гибелью населения.
Вывод может быть только один. Для класса трудящихся, а,
значит, для большинства населения России, революция и новое
общество являются жизненно необходимыми.

Приложение. Нравственная проблема сопротивления злу
силой

В настоящем разделе рассматриваются чисто нравственные
вопросы. Так как они стоят несколько особняком от
рассматриваемых в книге проблем, они выделены мной в
приложение.
Для человека, решившегося заговорить о революции,
должен быть однозначно решен нравственный вопрос: имеет ли
человек нравственное право применять силу в борьбе со злом и в
этой борьбе убивать других людей?
Ранее уже упоминался русский философ Иван Александрович
Ильин. Одна из самых значительных его работ - книга "О
сопротивлении злу силою", впервые изданная в Берлине в 1925
году. Выход книги вызвал бурную дискуссию в основном в
белоэмигрантской печати. Это свидетельствовало об актуальности
вопроса в то время, когда события в России одно за другим
говорили об ужасающем распространении зла. Аналогичная ситуация
в современной России побуждает снова обратиться к этой теме.
Настоящее приложение построено на основе обзора именно этой
работы Ильина.
Эпиграфом к книге Ильин взял слова Евангелия: "И сделав
бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец, и волов, и
деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул" [ 165].
В своей работе Ильин ставит целью опровергнуть учение о
непротивлении злу насилием Л. Н. Толстого и его последователей
[ 166]. Это учение сыграло значительную роль в формировании
мировоззрения русской интеллигенции современных Толстому и
последующих поколений, причем роль отрицательную, не верно
поставив и неверно разрешив проблему. Суть основного вопроса,
на который пытается ответить Ильин следующий. Можно ли
активными действиями бороться со злом, возможно ли в этой
борьбе причинение вреда другому человеку и даже смерти? Вопрос
ставится от лица порядочного, честного человека, притом
человека религиозного, православного христианина.
Ильин не обвиняет Толстого в проповедовании полного
непротивления злу в буквальном смысле. Полное непротивление злу
для человека означало бы, что человек зло принимает и даже не
порицает его в душе, т. к. порицание, пусть молчаливое, уже
означает внутреннее сопротивление. Толстой как раз и предлагает
перенести борьбу со злом во внутренний мир борющегося человека,
но этим борющийся и должен ограничиться. Толстой отвергает
сопротивление злу в активной форме, а не в пассивной.
Что такое добро и зло? Что может быть добрым или злым?
Эти характеристики относятся только к внутреннему, душевному
миру человека. Их нельзя отнести ни к явлениям природы, ни к
чисто внешним действиям людей без связи с их душевным
состоянием. Не могут быть ураган или буря злыми, хотя такое
определение и допускается в русском языке как образное. Не
может быть злым чисто внешнее проявление действия. Например,
разрез на теле человека может быть сделан как ножом бандита,
так и хирургом во время операции. Зло или добро находятся во
внутреннем мире человека, и даже безо всяких внешних проявлений
уже являются злом и добром. Замысел грабежа или разбоя уже
является злом, даже если замысел этот ни в каких внешних
действиях не проявился, и о нем никто пока даже не
догадывается. А поскольку зло находится в душевном мире
человека, то и победа над злом возможна только внутри души
человека - носителя зла. Естественно, что и самый лучший вид
борьбы со злом - это борьба во внутреннем мире человека,
которая добровольно и сознательно ведется самим этим человеком
в процессе его духовного самовоспитания. К сожалению, на
практике только этого вида борьбы оказывается далеко не
достаточно. А потому возникает вопрос о сопротивлении злу со
стороны не самого носителя зла, а о сопротивлении других людей
злу в лице этого носителя зла. Ильин дает следующие определения
добру и злу. "...Добро есть одухотворенная... любовь; зло -
противодуховная вражда" [ 167].
"И вот, когда граф Л. Н. Толстой и его единомышленники
призывают к внутреннему преодолению зла, к
самосовершенствованию, к любви, когда они настаивают на
необходимости строгого суда над собою, на необходимости
различать "человека" и "зло в нем", на неправильности сведения
всей борьбы со злом к одному внешнему принуждению, на духовном
и нравственном преимуществе убеждения, то они следуют в этом за
священной традицией христианства; и они правы. Таинственный
процесс расцвета добра и преображения зла осуществляется,
конечно, любовью, а не принуждением, и противиться злу следует
из любви, от любви и посредством любви.
Но тот, кто признат это по изложенным выше основаниям,
тот не только не обязан, но и не может принять всю остальную
часть их учения, принципиально отрицающую заставление, как
таковое" [ 168].
Нельзя победить в человеке зло, только заставляя
человека делать или не делать что-либо. Но это совсем не
значит, что заставление не может вообще принести пользу в деле
борьбы со злом.
Ильин дает предварительные разгяснения понятий,
связанных с излагаемым вопросом. Под заставлением понимается
применение к человеку какого-либо воздействия с целью принудить
этого человека что-то сделать или, наоборот, принудить что-то
не делать. Заставлять человек может себя сам (самозаставление);
например, усилием воли заставить себя, несмотря на трудности,
сделать необходимую работу. Могут заставлять человека другие
люди. Заставление может быть психическим (приказ, угроза) и
физическим (удар, связывание, запирание). Заставление может
быть в форме понуждения (цель - заставить человека совершить
какие-то действия) и в форме пресечения (цель - заставить
человека не совершать каких-то действий, помешать совершению
каких-то действий).
Термин "насилие" не совпадает с термином "заставление".
Насилие - более узкое понятие. В нем надо видеть только
предосудительное заставление, имеющее злую цель и исходящее от
злой души. Сам термин "насилие" уже несет в себе отрицательную
оценку. Л. Н. Толстой насилием называл вообще любое
заставление, кроме самозаставления. Тем самым вопрос о
правомерности насилия ставился неверно. Поэтому и ответ Л. Н.
Толстого не мог быть верным.
Ошибка Толстого и его последователей не только в
неправильном толковании термина, но и в том, что они "отвергают
всякое внешнее понуждение и пресечение как насилие. Вообще
говоря, термины "насилия" и "зла" употребляются ими как
равнозначные настолько, что самая проблема непротивления "злу
насилием" формулируется иногда как проблема непротивления "злу
злом" или воздаяние "злом за зло"" [ 169]. Естественно, что
такая постановка вопроса уже предполагает отрицательный ответ.
Заставление и зло - это не одно и то же. Государство,
например, применяет психическое заставление в виде издания
законов, тем самым удерживая колеблющегося человека от
совершения нарушения. Здесь одна форма заставления (психическое
внешнее заставление) воздействует на другую (внутреннее
самозаставление). Психическое заставление окружает человека с
момента его рождения: в начале в форме родительского
воспитания, позднее сюда добавляются преподаватели в учебном
заведении, коллектив, друзья, окружение. "Все люди непрерывно

<< Предыдущая

стр. 22
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>