<< Предыдущая

стр. 6
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

немного скорректированы.
Деспотизм - это система отношений в обществе, имеющая
значительную устойчивость к внешним неблагоприятным условиям и
характеризующаяся
1. почти полным отсутствием частной собственности на
источники дохода,
2. незначительной ролью торговли в жизни общества,
3. общественными трудовыми повинностями,
распространявшимися на большинство населения,
4. централизованным контролем государства над всеми
сторонами жизни общества, огромным бюрократическим аппаратом,
построенным по иерархическому принципу,
5. единой идеологией.

Деспотизм был естественным историческим этапом после
первобытного строя. Деспотизм XX века - это временная
реставрация древнего строя, деспотической
общественно-экономической формации. Для ХХ века деспотизм не
является естественной исторической ступенью. Он неизбежно
должен отмереть. Тем не менее, деспотизм этого века имеет все
те же признаки, что и древние деспотии, и является полноценным
его вариантом.
Поскольку термин "социализм" в применении к деспотиям
XX века является очень распространенным, то он будет
использоваться в настоящей книге и далее. Тем не менее, всегда
надо помнить, что это не верный термин, а только дань традиции.
Тот факт, что социализм не является следующим после
капитализма закономерным строем в истории, не означает, что
социализм в XX веке имел только отрицательное значение для
стран, в которых он господствовал. Как эффективное экстренное
средство социализм способен мобилизовать силы всего государства
на быстрое развитие. Так произошло в период индустриализации в
СССР: за короткое время страна превратилась в сверхдержаву.

Глава II. Два основных класса в социалистических обществах XX века

1. Понятие классов

Термин "классы" известен науке давно. Под ним обычно
понимались большие группы людей, обгединенные какими-то общими
интересами. Карл Маркс связал классы с отношениями
собственности. В марксовом смысле общественный класс есть очень
большая группа людей, имеющих сходные отношения к собственности
на средства производства. В капиталистическом обществе Маркс
выделил по вышеуказанному признаку два основных класса:
буржуазию, собственников средств производства, и пролетариат,
не имеющий собственности на средства производства. Аналогично
капитализму Маркс обозначил основные классы в
докапиталистических формациях. Рабовладельческий строй
представляли рабовладельцы и рабы. Феодальное общество -
феодалы и зависимое население (крепостные и т.п.).

2. Классы при деспотизме

Уже говорилось о том, что Маркс пропустил в своем
историческом ряду деспотическую формацию и, естественно, мы не
найдем у него упоминания о классах в этой формации.
Какие классы существовали в древних деспотических
обществах? Приведу обзор, данный Шафаревичем.
" "Азиатская формация" представляет исключительные
трудности для научного марксистского исследования. Так,
оказалось почти невозможным дать ее классовый анализ. Ж. Шено,
например, вынужден прийти к выводу, что классовые противоречия
строятся здесь "оригинальным образом", а именно, они существуют
без того, чтобы господствующий класс присвоил себе "четким
образом" собственность на средства производства. Господствующим
классом оказываются не люди (!), а "государство само по себе
как сущность".
Ф. Текеи пишет: "Из всего этого комплекса проблем
наиболее дискутируемым является вопрос о том, каким образом
общество азиатского способа производства делилось на классы".
В результате Текеи и Шено приходят к "функциональной
теории" классов, согласно которой деление на классы-антагонисты
имело своей основой не собственность эксплуататоров не средства
производства, а "общественно полезные функции", осуществляемые
господствующим классом. К ним примыкает Л. Седов, отстаивающий
теорию "государства-класса".
Наконец, М. Чешков полагает, что к господствующему
социальному слою... термин "класс" вообще не подходит. Это была
иерархия "функционеров", и император был "первым функционером".
Эта элита непрерывно пополнялась через систему экзаменов и
конкурсов. Элита "функционеров-ученых" была характерна тем, что
не собственность на средства производства определяла место в
иерархии, а наоборот, место, "ранг" в иерархии определяли
экономическое положение "функционеров". Весь в целом правящий
"государство-класс" эксплуатировал крестьян-общинников не на
основе собственности на средства производства, а на основе
своей функциональной роли в управлении обществом и его
экономикой" [ 54].
Таким образом, вопрос о классах в деспотической
формации достаточно сложен и нуждается в особом рассмотрении.

3. Классы в России

Рассмотрю более детально вопрос классов в России. Уже
говорилось выше, что все попытки создания социалистических
обществ в масштабах целых стран в XX веке являли собой попытки
реставрации древних деспотических общественных систем. Все они
являются разновидностями деспотизма. Поэтому любое
деспотическое общество, и древнее, и современное, должно иметь
одинаковые основные классы.
Образование и изменение классов в любом обществе -
процесс достаточно долгий. Не стала исключением и Россия. Нас
интересует период с 1917 года по настоящее время, т.е. по 1997
год. Этот достаточно большой отрезок я разделю на две части: с
1917 по 1985 и с 1985 по 1997 годы.

4. Классы в России после Октября 1917 года

Революция заложила основы как совершенно новых
общественных отношений, которых не знал капитализм, так и
совершенно новых классов.
Новый правящий класс зародился еще до 1917 года внутри
партии большевиков. С самого начала в партии существовала
жесткая централизация. Во главе организации большевиков стояла
сравнительно небольшая группа профессиональных революционеров.
Эти люди всецело посвятили себя борьбе за социализм и других
занятий не имели. После Октябрьской революции эти
профессиональные политики заняли высшие должности в новом
государстве. Отсюда началось образование нового класса. Я буду
называть этот класс бюрократией (слово произошло от
французского bureau - бюро, канцелярия и греческого (kratos) -
сила, власть, могущество, т.е. власть служащих).
Высшие должностные лица, Ленин и его соратники,
стремясь к удержанию и укреплению собственной власти, подчинили
этой цели все государственное устройство новой России. Ленин
фактически постепенно ввел принцип верховной власти диктатора.
Вокруг первого лица группируются бывшие соратники по
революционной борьбе. К ним, как и к себе, Ленин применил
принцип несменяемости, вернее сменяемости только сверху, не
снизу. Структура государственной власти начинает складываться в
виде пирамиды. На вершине - вождь; вышестоящая ступень
назначает и контролирует нижестоящую.
Вот некоторые эпизоды из истории, свидетельствующие о
централизации власти.
"...В начале 1918 года Ленин, которому надоели
бесконечные дискуссии в ЦК, добивается создания Бюро ЦК "для
решения экстренных вопросов", в Бюро входят - Ленин, Троцкий,
Сталин, Свердлов" [ 55]. Естественно, что Бюро постепенно
начинает решать все вопросы вместо ЦК.
В 1922 году существовала такая система. "Сгезд партии
выбирал ЦК, который выбирал Политбюро, Оргбюро и Секретариат.
Секретариат, один из его отделов - Учраспред, подбирал
губернских и уездных секретарей партийных комитетов, которые
подбирали делегатов на сгезд, выбиравший секретариат" [ 56].
Таким образом, Секретариат фактически сам себя избирал, но
видимость выборности все же оставалась.
Почему новую коммунистическую бюрократию можно назвать
классом, причем классом господствующим?
В капиталистических странах также существуют
государственные служащие. Их роль велика во всех сферах: и в
политике, и в экономике, и в культуре. На частных предприятиях
работают корпоративные служащие. Служащие управляют и
национализированными предприятиями. Чем служащие при
капитализме отличаются от бюрократии социалистической?
"Разница вот в чем: выделяясь спонтанно в особый слой,
госслужащие и иные бюрократы в некоммунистических странах не
определяют тем не менее судьбу собственности, как таковой,
тогда как бюрократы коммунистические именно этим и занимаются.
Над теми бюрократами стоят политические правители, обычно
выборные, или же непосредственно хозяева, в то время как над
коммунистами, кроме них самих, ни правителей, ни хозяев нет.
Там мы видим все же чиновников в современном государстве и
современной капиталистической экономике, а здесь наблюдаем
нечто иное, новое - новый класс" [ 57]. Это пишет М. Джилас в
своей книге "Новый класс".
Государственные чиновники при капитализме не образуют
господствующего класса, так как сами являются только
исполнителями чужой воли действительно господствующего класса,
капиталистов, как верно определил еще Маркс. И даже тогда,
когда мы имеем дело с управленцами на национализированных
предприятиях, это не меняет дела. Управленец подчиняется
государственному чиновнику, который, в свою очередь,
представляет интересы класса капиталистов.
Совершенно иное происходило в Советской России, а затем
- в СССР. Высшее руководство партии принимало все решения
совершенно самостоятельно и независимо. Официальная пропаганда
заявляла, что партия в начале выражала интересы пролетариата, а
позже - всего трудового народа: рабочих, крестьян и
интеллигенции. На самом деле пролетариат заботил большевиков
только до революции и непродолжительное время после нее.
Забастовки и выступления рабочих после октября 1917 года
вызвали "разочарование Ленина в русском пролетариате
(крестьянством он всегда был недоволен). Русский рабочий класс,
"политическую зрелость" которого Ленин - после Октябрьского
переворота - оценивал необычайно высоко, оказывается через
несколько месяцев "незрелым", "недостаточно подготовленным" для
управления страной, недостаточно "пролетарским" " [ 58]. Со
временем Ленин еще больше укрепляется в своем негативном
отношении к рабочему классу. "На Одиннадцатом сгезде Ленин
теоретически обосновал вину российского пролетариата, заявив,
что поскольку в Советской республике "разрушена крупная
капиталистическая промышленность, поскольку фабрики и заводы
стали, пролетариат исчез". Ленин не останавливается перед
ревизией Маркса. Маркс, правда, писал, что на фабрики и заводы
идет настоящий пролетариат и это было правильно на протяжении
500 лет для "капитализма в целом", но, заявляет Ленин, "для
России теперешней это неверно". Ленину вторит на том же сгезде
Зиновьев, утверждающий: "Рабочий класс, в силу перипетий
революции, деклассирован". Александр Шляпников говорит,
обращаясь к Ленину: "Разрешите поздравить вас, что вы являетесь
авангардом несуществующего класса..." " [ 59].
Что касается крестьян, и, особенно, интеллигенции, то
отношение к ним со стороны большевиков было почти всегда
отрицательным. Эти классы считались большевиками реакционными,
в отличие от пролетариата.
Если и можно говорить о выражении чьих-то интересов
высшей партийной элитой, то это интересы коммунистических
чиновников более низкого ранга, причем, только во вторую
очередь. Первыми стояли свои собственные интересы, главнейшим
из которых было стремление удержаться у власти. Руководители
партии обязаны были иметь прочную социальную поддержку. Такую
поддержку они получили в лице чиновничества. Большевики пришли
к власти, опираясь на пролетариат, но затем отказались от
прежней опоры и создали свою собственную опору, новый класс.
Чем отличалась новая бюрократия от других классов
социалистического общества? Почему ее нельзя обгединить с
другим классом, скажем, интеллигенцией?
Отличий очень много. Во-первых, это функциональные
различия. Бюрократия выполняла особые функции - она управляла
людьми.
Далее идут различия в материальном положении. Чиновники
получали повышенные жалованья. Это дополнялось различного рода
материальными привилегиями. Так средняя зарплата по стране
составляла в 1925 году 40 червонцев. Зарплата же наркома еще в
1923 году была 210 червонцев, т.е. более чем в пять раз выше [
60]. Позже различия усиливаются. М. Джилас, ссылаясь на книгу
А. Уралова "Сталин у власти" (Париж, 1951), пишет:
"среднегодовой заработок советского рабочего составлял в 1935
году тысячу восемьсот рублей, тогда как секретарь райкома вкупе
со всякими приплатами получал около 45 тысяч" [ 61]. Здесь
разница уже в 25 раз. Для партийных функционеров существовали
специальные магазины, где товары были лучше и дешевле,
специальные столовые, специальные дома отдыха и так далее.
Очень важным аспектом является отношение
господствующего класса к собственности. Сравним господствующий
класс новой России с господствующими классами других формаций.
Рабовладельцы в древнем мире, феодалы в средние века и
капиталисты в новое время имели, во-первых, собственность на
средства производства, а, во-вторых, власть в государстве.
Новый класс бюрократии при социализме, безусловно, имеет полную
власть в государстве. Но имеет ли он собственность на средства
производства?
Юридическое понятие собственности, разработанное еще
римским частным правом, состоит из трех правомочий: права
владения, права пользования и права распоряжения. Если
отсутствует хотя бы одно из правомочий, то права собственности
не возникает.
Владеет ли чиновник вверенным ему имуществом? Скажем,
владеет ли народный комиссар промышленности вверенными ему
предприятиями? Нет, не владеет. Но может быть, как говорил М.
Джилас, класс бюрократии владеет "коллективной собственностью"
[ 62]? В этом случае надо, прежде всего, определить, что такое
коллективная собственность. Гражданское право знает понятие
совместной собственности, которая бывает двух видов: совместная
собственность с определением долей и совместная собственность
без определения долей. В первом случае доля каждого из
собственников конкретно установлена в юридическом документе. Во
втором случае юридический документ не определяет конкретную
долю каждого участника совместной собственности, но она
предполагается равной долям других участников; участники такой
собственности оговорены в юридическом документе. "Коллективная
собственность" чиновников не подпадает ни под один из этих
видов, так как никакого документа, закрепляющего права
собственности за конкретными физическими лицами, не существует.
Не возможно даже определить четко круг лиц, или должностей,
которых можно назвать совместными собственниками. Каждое
должностное лицо выполняет в отношении вверенной ему
собственности какую-то отдельную функцию. Но ни один из
чиновников, ни бюрократия как класс не могут быть названы

<< Предыдущая

стр. 6
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>