<< Предыдущая

стр. 6
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

В указанной ситуации заявление о существовании обязательств наследодателя, сделанное до начала течения срока исковой давности, не порождает необходимости досрочного их погашения. Однако для информирования наследников, а также для обеспечения сохранности наследственного имущества досрочное обращение крайне важно.

1.3. Субъекты ответственности по долгам наследодателя

Определяя круг обязанных лиц, закон специально оговаривает условие, которому они непременно должны соответствовать. Таким условием является факт принятия наследства. Следовательно, отвечать по долгам наследодателя должны не все наследники умершего из числа лиц, призванных к наследованию, а лишь те из них, которые приняли наследство любым из предусмотренных в ст. 1153 ГК РФ способов*(188). При этом дальнейшее оформление наследственных прав значения не имеет.
Одновременно следует отметить, что все наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в равной мере. В этой связи обязанными по долгам наследодателя должны считаться любые наследники умершего, в том числе и те, которые имеют право на обязательную долю. При этом при жизни наследодатель не может изменить установленный законом режим для долгов, сохраняющихся на момент его смерти. Долги обременяют наследство, а не конкретных лиц. Поэтому, если в завещании наследодателя оказывается распоряжение, которым он обязывает погасить долги лишь одного из наследников, это не означает, что все остальные наследники будут освобождены от соответствующего обязательства. Поскольку такое распоряжение противоречит императивному правилу закона, оно является ничтожным.
От ответственности по долгам наследодателя следует отличать ситуации, при которых требования кредиторов погашаются лицами, не относящимися к наследникам. Подобные обязанности возникают лишь потому, что у указанных лиц оказалось имущество, ранее принадлежавшее наследодателю-должнику. Так, не являясь правопреемником наследодателя, отказополучатель может оказаться в ситуации, когда полученное от наследников в силу завещательного отказа имущество будет подлежать передаче кредиторам наследодателя. Однако в этом случае речь будет идти не об ответственности отказополучателя по долгам наследодателя, а о возврате неосновательно полученного им имущества, поскольку отказополучатель имеет право требования к наследникам лишь в части наследственного имущества за вычетом приходящихся на него долгов (п. 1 ст. 1138 ГК РФ). Подобная ситуация возможна, например, когда требования кредитора последовали после исполнения завещательного отказа, а оставшегося у наследников имущества недостаточно для полного погашения долгов наследодателя.

1.4. Пределы ответственности наследников

Все наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, но при этом каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Это, в частности, означает, что кредитор по своему усмотрению вправе требовать исполнения как от всех наследников-должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Если кредитор не получит полного удовлетворения от одного из солидарных должников, он имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников, которые остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью (см. ст. 323 ГК РФ).
При этом наследник не должен отказывать кредитору в удовлетворении его требований со ссылкой на то, что он принял лишь часть наследственного имущества и что наряду с ним имеются другие наследники. Он обязан удовлетворить такие требования в пределах стоимости перешедшего к нему имущества.
Исполнение солидарной обязанности полностью одним или несколькими должниками освобождает остальных должников от ее исполнения кредитору. Однако в связи с исполнением такой обязанности между наследниками возникает регрессное обязательство, в силу которого должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам соразмерно их долям в наследственном имуществе за вычетом доли, падающей на него самого*(189).
Предположим, что после смерти гражданина осталось наследство, состоящее из вклада в банке (размером 100 тыс. руб.), завещанного старшему сыну, автомобиля (стоимостью 200 тыс. руб.), завещанного младшему сыну, и дачи (стоимостью 300 тыс. рублей), завещанной сестре наследодателя. Кроме того, в составе наследства оказался долг по договору займа в размере 150 тыс. руб. Все три наследника наследство приняли. Кредитор предъявил свои требования к сестре наследодателя, которая полностью долг погасила. Удовлетворив требования кредитора, сестра наследодателя приобрела право регрессного требования к сыновьям умершего. При этом со старшего сына она вправе получить 1/6 от суммы уплаченного долга (так как его доля в наследственном имуществе составляет именно 1/6 - 100 тыс. от 600 тыс. (100 тыс. + 200 тыс. + 300 тыс.)), а с младшего - 1/3 уплаченной суммы. Таким образом, старший сын будет обязан к уплате 25 тыс. руб., а младший - 50 тыс.руб.
Аналогичные правила применяются и тогда, когда кредитором наследодателя оказался один из наследников.
Особого внимания заслуживают ситуации, когда отдельные права кредиторов оказываются связанными лишь с конкретным имуществом из состава наследства. В этом случае удовлетворение требований кредиторов одним из наследников не порождает регрессных обязательств с участием всех наследников. Предположим, что в составе наследства оказывается имущество, обремененное залогом. Если такое имущество наследуется по завещанию одним из наследников, то возможные требования по обращению взыскания на заложенное имущество будут связывать лишь наследника, который принял соответствующее имущество. Рассчитавшись с залогодержателем, такой наследник не сможет предъявить регрессные требования к другим наследникам. Подобное положение объясняется природой залоговых отношений. Так, согласно ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество к другому лицу в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. При этом правопреемник залогодателя становится на его место и несет все обязанности залогодателя, если только соглашением с залогодержателем не было установлено иное. Если же имущество залогодателя, являющееся предметом залога, перешло в порядке правопреемства к нескольким лицам, каждый из правопреемников (приобретателей имущества) несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного (т.е. заложенного) имущества. Однако если предмет залога неделим или по иным основаниям остается в общей собственности правопреемников, они становятся солидарными залогодателями, но и при этом предел их залоговой ответственности будет ограничиваться стоимостью имущества, находящегося в залоге (а не стоимостью всего унаследованного имущества). В случае когда стоимость перешедшего к наследникам заложенного имущества окажется недостаточной, соответствующие требования кредитора могут быть удовлетворены на общих основаниях за счет иного наследственного имущества*(190).
Стоимость наследственного имущества как предел ответственности наследников по долгам наследодателя имеет принципиальное значение и во всех иных ситуациях. Для ее определения кредиторы как никто иной должны быть заинтересованы в наиболее точном установлении состава наследства. При этом важно обратить внимание на то, что, если наследственное имущество четко не определено в завещании, не относится к объектам, подлежащим специальному учету (объекты недвижимости, автомобили, права, связанные с участием в коммерческих организациях, и т.п.), либо состоит в своей основе из предметов домашней обстановки, доказать принадлежность отдельных объектов к наследству крайне затруднительно. В силу этого состав и как следствие - стоимость наследственного имущества могут существенно "сократиться". Кроме того, возможна постановка вопроса и о совместной собственности супругов, если умерший состоял в браке.
Так, по одному из дел, рассмотренных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, было установлено, что Х. и К. заключили между собой договор займа. Спустя некоторое время заемщик (К.) умер, а долг возвращен не был. Х. просил возложить обязанность по исполнению условий договора на С. - супругу умершего, как на наследницу по закону. Одновременно было установлено, что, рассматривая данное дело, суд нижестоящей инстанции не исследовал всех обстоятельств дела. В частности, не был исследован вопрос о составе наследственного имущества, и в деле отсутствовали доказательства того, что все указанное истцом имущество является единоличной собственностью умершего. В результате действительная стоимость наследственного имущества, в пределах которой наследник должен отвечать по долгам наследодателя, была определена без учета ст. 34 СК РФ "Совместная собственность супругов". При таких обстоятельствах Судебная коллегия обоснованно отменила состоявшееся решение и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции*(191).
Чтобы облегчить определение состава наследственного имущества, кредиторы могут потребовать установления мер по его охране (ст. 1171 ГК РФ). При этом состав наследственного имущества определяется на момент открытия наследства. Что же касается цены, то согласно ст. 1172 ГК РФ она может быть установлена по соглашению между наследниками, а при отсутствии такого соглашения независимым оценщиком. В случае несогласия с полученной подобным образом оценкой кредиторы вправе обратиться в суд и в рамках судебного процесса потребовать независимой экспертной оценки имущества.
Обращение взыскания на наследственное имущество осуществляется в общем порядке по правилам процессуального законодательства. В этой связи особого внимания заслуживает вопрос о невозможности обращения взыскания на отдельные виды имущества из состава наследства. Так, в соответствии со ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:
жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением;
земельные участки, на которых расположены такие жилые помещения, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает 100 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда*(192);
продукты питания и деньги на общую сумму не менее трехкратной установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника, лиц, находящихся на его иждивении, а в случае их нетрудоспособности - шестикратной установленной величины прожиточного минимума на каждого из указанных лиц*(193);
племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также хозяйственные строения и сооружения, корма, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.
Вместе с тем невозможность обращения взыскания на указанное имущество не означает прекращение прав кредиторов. Соответствующие права могут быть реализованы как за счет уже имеющегося у должников другого имущества (приобретенного по основаниям, не связанным с наследованием), так и за счет имущества, которое появится позже. Такое положение объясняется тем, что наследники отвечают по долгам наследодателя не самим наследственным имуществом, а лишь в пределах его стоимости.
В заключение представляется необходимым рассмотреть вопрос об отдельных особенностях определения размера требований кредиторов.
Один из таких вопросов связан с обязательствами, в которых срок исполнения определен моментом востребования.
В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должно быть исполнено должником в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства. При этом в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ течение исковой давности по таким обязательствам начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.
Возьмем, например, обязательства займа. В случаях, когда срок возврата суммы займа не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение 30 дней со дня предъявления требования, если только иное не предусмотрено договором (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК РФ). С учетом изложенного можно заключить, что применительно к подобным ситуациям срок исковой давности должен исчисляться по истечении со дня займа льготного тридцатидневного срока. Такой подход вполне оправдан, поскольку позволяет стимулировать участников гражданских правоотношений более определенно оформлять свои отношения*(194).
Другая проблемная ситуация связана с применением санкций за несвоевременное исполнение обязательств. Несмотря на то что прямого ответа на поставленный вопрос закон не дает, определенные правила имеются в общих нормах обязательственного права.
Начнем с того, что для надлежащего исполнения обязательства должник должен быть осведомлен о своем долге. Предъявляя требования к должнику, едва ли возможно ограничиться лишь простой ссылкой на универсальный характер наследственного правопреемства. Одновременно нельзя забывать, что применение мер гражданско-правовой ответственности по общему правилу основывается не только на объективных, но и на субъективных началах. Как следует из п. 1 ст. 401 ГК РФ, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Ни один из законов не предусматривает каких-либо значимых для рассматриваемой ситуации особенностей возложения гражданско-правовой ответственности на наследников. Вместе с тем особые условия ответственности вполне могут оказаться в договоре, заключенном при жизни наследодателя. Однако и в этом случае вопрос об осведомленности наследников о долгах наследодателя не должен оставаться неучтенным. При этом в качестве аналогии может быть использовано правило п. 3 ст. 382 ГК РФ, в соответствии с которым, если должник не был уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. По смыслу данного правила незнание подобного рода извинительно. В этой связи в случае незнания наследником о долге наследодателя его ответственность за обусловленное таким незнанием неисполнение либо ненадлежащее исполнение перешедшего к нему обязательства должна исключаться*(195). Однако данное правило следует относить лишь к тем санкциям, которые могли бы быть начислены после открытия наследства.

2. Возмещение расходов, вызванных смертью наследодателя,
и расходов на охрану наследства и управление им

Обременение наследственного имущества не исчерпывается включением в его состав одних лишь долгов наследодателя. Наряду с ними наследственное имущество может быть обременено и такими расходами, которые возникают в связи со смертью гражданина, а также в связи с необходимостью охраны и управления наследственным имуществом (п. 1 ст. 1174 ГК РФ).
К числу указанных расходов относятся*(196):
1) необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя;
2) расходы на достойные похороны умершего, включая необходимые расходы на оплату места его погребения;
3) расходы на охрану наследства и управление им;
4) расходы, связанные с исполнением завещания.

2.1. Необходимые расходы,
вызванные предсмертной болезнью наследодателя

Используемое в законе указание на предсмертный характер болезни призвано, как полагаем, определить лишь временные рамки протекания болезни (непосредственно до смерти). Иное толкование*(197), а именно - признание болезни причиной смерти наследодателя, значительно усложнило бы возможность возмещения таких расходов.
Вместе с тем для постановки вопроса о возмещении соответствующих расходов установление факта болезни*(198) имеет принципиальное значение. В этой связи лицо, претендующее на возмещение, обязано предоставить подтверждение факта болезни непосредственно до смерти наследодателя. Таким подтверждением могут служить: справка медицинской организации, в которой больной наблюдался, больничный лист, заключение специалиста о причинах смерти, а также иные подобные доказательства.
После установления факта болезни должны быть подтверждены виды и размер расходов, которые были произведены как необходимые по характеру болезни. При этом необходимость соответствующих расходов будет определяться исходя из фактических обстоятельств (учитывая в том числе и имевшее место волеизъявление больного - например, по вопросам выбора медицинского учреждения).
Для определения видов необходимых расходов полезно обратиться к положениям Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан*(199), в соответствии с которыми при заболевании, утрате трудоспособности и в иных случаях граждане имеют право на медико-социальную помощь, которая включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами (ст. 20)*(200).
Соответствующая помощь оказывается медицинскими, социальными работниками и иными специалистами в учреждениях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, а также в учреждениях системы социальной защиты населения.
Кроме того, отдельные виды такой помощи (например, бытовой уход, приобретение предписанных врачом медикаментов) могут оказываться и иными лицами на основании гражданско-правовых договоров с нуждающимся либо в его пользу.
Помимо расходов на тот или иной вид помощи, в состав расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя, входят и такие расходы, которые необходимы для реализации медицинских и социальных услуг (например, расходы на проезд больного и его сопровождающего к месту лечения и обратно, расходы на проведение медицинских экспертиз).
Нельзя оставить без внимания и вопрос о расходах, которые были произведены заблаговременно (например, расходы на лекарственные препараты). На первый взгляд внезапность смерти превращает соответствующие расходы в "излишние". Однако это не так. Если такие расходы были понесены в объеме, который обычно необходим для проведения курса лечения, они должны быть полностью компенсированы понесшему их лицу. Сами же лекарственные препараты должны быть включены в состав наследства, а права на них подлежат переходу к правопреемникам с учетом особенностей оборота отдельных видов лекарственных препаратов (в том числе правил о наследовании вещей, ограниченно оборотоспособных, - ст. 1180 ГК РФ)*(201).

2.2. Расходы на достойные похороны умершего,
включая необходимые расходы на оплату места его погребения

Категория "достойные похороны" является оценочной. При этом отдельные ориентиры для определения достойного уровня похорон закреплены в Законе о погребении и похоронном деле. Исходя из смысла данного Закона, главное место при оценке достойного отношения к телу покойного должно быть отведено его собственному прижизненному мнению, которое может быть выражено им как в письменной, так и в устной форме в присутствии свидетелей.
В соответствии с п. 1 ст. 5 названного Закона в обязательном порядке учитывается волеизъявление лица о согласии или несогласии быть подвергнутым патолого-анатомическому вскрытию, на изъятие органов и (или) тканей из его тела, быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими, быть подвергнутым кремации, а также о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу. Соответственно этому все указанные расходы должны быть признаваемы как расходы на достойные похороны умершего.
Кроме того, прижизненное волеизъявление лица может касаться и ряда иных вопросов (об организации и проведении поминок, об отпевании в церкви и т.п.), расходы на исполнение которых также должны возмещаться за счет наследства на основании ст. 1174 ГК РФ.
Все указанные действия по достойному отношению к телу умершего должны соответствовать его волеизъявлению, если только не имеется обстоятельств, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно либо иное не установлено законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 5 Закона). Так, погребение на том или ином месте нередко оказывается невозможным либо ввиду отсутствия фактической возможности (размеры либо категория участка не позволяют произвести захоронение), либо ввиду невозможности юридического согласования захоронения на конкретном месте (например, на Ваганьковском кладбище либо в Кремлевской стене).
Если исполнение воли умершего возможно, то исполнителями должны быть лица, указанные в его волеизъявлении, при их согласии взять на себя обязанность исполнить волеизъявление умершего. В случае отсутствия в волеизъявлении умершего указания на исполнителей либо в случае их отказа от исполнения волеизъявления умершего оно осуществляется супругом, близкими родственниками, иными родственниками либо законным представителем умершего. В случае мотивированного отказа кого-либо из указанных лиц от исполнения волеизъявления умершего оно может быть исполнено иным лицом, взявшим на себя обязанность осуществить погребение умершего, либо осуществляется специализированной службой по вопросам похоронного дела (ст. 6 Закона).
В отсутствие прижизненного волеизъявления умершего вопросы организации и проведения достойных похорон могут быть решены его супругом, близкими родственниками (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иными родственниками либо законными представителями умершего, а при отсутствии таковых иными лицами, взявшими на себя обязанность осуществить погребение умершего (п. 3 ст. 5 Закона)*(202).
В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона лицам, взявшим на себя обязанность осуществить погребение умершего, гарантируется оказание на безвозмездной основе следующего перечня услуг по погребению*(203):
1) оформление документов, необходимых для погребения;
2) предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения;
3) перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий);
4) погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом).
Вместе с тем в соответствии со ст. 10 указанного Закона, в случае если погребение осуществлялось за счет лиц, взявших на себя обязанность осуществить погребение умершего, им выплачивается социальное пособие на погребение*(204), размер которого равен стоимости услуг, предоставляемых согласно указанному выше гарантированному перечню услуг по погребению, но не может превышать 1000 руб.
Выплата социального пособия производится в случае, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня смерти. Получить пособие можно в день обращения (на основании справки о смерти):
- в органе, осуществлявшем выплату умершему пенсии; либо
- в организации, в которой работал умерший либо работает один из родителей или другой член семьи умершего несовершеннолетнего; либо
- в органе социальной защиты населения по месту жительства (в случаях, если умерший не работал и не являлся пенсионером, а также в случае рождения мертвого ребенка по истечении 196 дней беременности).
Незначительность размера пособия на погребение в большинстве случаев не позволяет реализовать представления о достойных похоронах. Не решает проблемы и возможность получения отдельными лицами компенсаций по вкладам в Сбербанке РФ и по вкладам (взносам) в некоторых страховых организациях, которые являются гарантированными сбережениями*(205).
В таких случаях соответствующие расходы ложатся бременем на лиц, взявших на себя обязанность осуществить погребение умершего. При этом, как правило, ввиду скоротечности похоронных процедур необходимые расходы производятся не за счет наследственного имущества, а за счет собственных средств указанных лиц.
Сумма расходов может оказаться весьма значительной (в том числе и больше оставшегося после умершего наследства). Однако одно дело, когда такие расходы целиком и полностью принимаются на счет лиц, осуществивших похороны, и совсем другое, когда расходы предполагается покрывать за счет наследственного имущества.
Если после смерти наследодателя остались долги, то закономерен вопрос о справедливости положения, при котором интересы его кредиторов могут оказаться менее защищенными. На наш взгляд, несмотря на императивное указание закона о приоритетном возмещении расходов на достойные похороны, нельзя не учитывать, что категория "достойные похороны" соотносится не только с субъективной оценкой умершего, его близких и других лиц. То, каких похорон заслуживает лицо, во многом предопределяется и оценкой его имущественного состояния на момент, предшествовавший смерти (в том числе его собственными финансовыми возможностями обеспечить достойное отношение к своему телу после смерти). Если гражданин по тем или иным причинам оказался в положении должника (не говоря уже о положении банкрота) и принадлежавшего ему имущества явно недостаточно для обеспечения соответствующих его социальному статусу похорон, то достойное отношение к его телу после смерти должно быть проявлено прежде всего лицами, заинтересованными в сохранении доброго имени умершего (родственниками, друзьями, знакомыми, организациями либо органами, в которых работал умерший, и т.п.). В связи с этим, несмотря на то что возмещение расходов на достойные похороны должно производиться до уплаты долгов кредиторам наследодателя, такое возмещение следует признавать допустимым лишь при соблюдении баланса интересов (смерть должника не должна становиться неким обременительным риском для кредиторов наследодателя и любых других добросовестных лиц).
Однако зачастую вопрос о возмещении понесенных расходов на достойные похороны возникает до предъявления требований кредиторов (в первые дни после смерти). Поэтому возможны ситуации, при которых неосведомленность о долгах умершего может предрешить участь его кредиторов. Во избежание конфликтных ситуаций важно иметь определенные ориентиры разумных и справедливых размеров расходов на достойные похороны*(206). На наш взгляд, такими ориентирами могут быть расходы, необходимые на осуществление стандартного перечня мероприятий по захоронению с учетом прижизненного статуса умершего, сложившихся обычаев, заведенного порядка и других обстоятельств. Так, если речь идет о захоронении лица на определенном кладбище, где предусмотрены вполне конкретные мероприятия по оформлению места захоронения - возведение ограды, надгробия (нередко в едином дизайнерском решении), то должны приниматься в расчет именно эти обстоятельства. Если в соответствии с прижизненным статусом умершего его захоронение должно сопровождаться оркестровым звучанием, то и такие расходы должны быть возмещены. При этом необходимо учитывать, что если имеется возможность отсрочить оплату соответствующих расходов, то их следует оплачивать после определения состава наследства. Например, расходы на возведение дорогостоящего надгробия и ограды вполне могут быть отложены на более позднее время.
Что касается поминок по умершему (равно как и других расходов на достойные похороны), то относительно возможности возмещения расходов на их проведение, а также их размера определенная практика выработана судами по делам о возмещении вреда, причиненного жизни*(207). Как правило, во внимание принимаются затраты из расчета приглашенных на поминки родственников (ограничений по количеству быть не должно), представителей с места работы (в пределах численности работников одного отдела, бригады и т.п., а в случае особого статуса умершего также и представителей администрации с места работы) и, наконец, близких друзей умершего (число которых, как правило, невелико). Меню обычно формируется с учетом традиционных блюд для поминания (наиболее распространенными блюдами (однако не у всех народов) считаются первые блюда: щи, суп и т.п., а также блины, кутья, морс, спиртные напитки). Количество продуктов определяется исходя из количества приглашенных лиц (порционно) в пределах суточной потребности. При этом расход продуктов на одного человека может быть определен с учетом места проведения поминок (в ресторане, кафе и т.п.) на основании произведенных заказов.
Вместе с тем следует в очередной раз оговориться, что подобные ориентиры носят оценочный характер и должны применяться лишь после внимательного изучения любой значимой информации с учетом принципов разумности и справедливости.

2.3. Расходы на охрану наследственного имущества
и управление им

Соответствующие расходы определяются исходя из предпринятых необходимых мер по охране и управлению наследственным имуществом, направленных на защиту прав наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц (ст. 1171-1173 ГК РФ).
К числу таких расходов следует относить:
- расходы, связанные с проведением описи наследственного имущества, а в необходимых случаях расходы по оценке наследственного имущества независимым оценщиком;
- расходы, связанные с оплатой услуг по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления им*(208);
- расходы, обусловленные иными необходимыми мерами по охране и управлению наследственным имуществом (например, расходы, связанные с передачей отдельных вещей из состава наследства на хранение; расходы, связанные с выявлением состава наследства для целей его охраны и управления им, в том числе расходы на публикацию сообщения о вызове наследников).

2.4. Расходы, связанные с исполнением завещания

Исполнение завещания представляет собой осуществление определенных действий (принятие определенных мер), направленных на выполнение воли завещателя (среди них в законе названы необходимыми: обеспечение перехода к наследникам причитающегося им имущества в соответствии с выраженной в завещании волей наследодателя и законом; принятие мер по охране наследства и управлению им в интересах наследников; получение причитающихся наследодателю денежных средств и иного имущества для передачи их наследникам; исполнение завещательных возложений либо требование от наследников исполнения завещательных отказов и завещательных возложений - см. п. 2 ст. 1135 ГК РФ).
Вместе с тем к расходам, связанными с исполнением завещания, относятся не только расходы, обусловленные затратами на осуществление необходимых мер по исполнению завещания, но и иные связанные с исполнением завещания расходы (например, сумма вознаграждения исполнителя завещания - душеприказчика). При этом возмещению в порядке, предусмотренном ст. 1174 ГК РФ, должны подлежать лишь необходимые расходы, связанные с исполнением завещания, а также вознаграждение душеприказчика, когда оно предусмотрено в завещании (ст. 1136 ГК РФ). Данный вывод основан на том, что в ст. 1174 ГК РФ речь идет не о необходимых расходах, связанных с исполнением завещания, а о соответствующих расходах вообще*(209). При этом по смыслу действующего законодательства к таким расходам должны относиться лишь те расходы, которые подлежат возмещению в связи с исполнением завещания (см. ст. 1136 ГК РФ).
Допуская возможность возмещения соответствующих расходов, закон не оговорил их предельных размеров. Применительно к расходам, обусловленным затратами на осуществление необходимых мер по исполнению завещания, особых трудностей возникать не должно. Соответствующие расходы возмещаются в объеме понесенных затрат. Что же касается вознаграждения душеприказчика, то при всей простоте его определения отдельные проблемы вполне возможны.
Прежде всего заслуживает внимания вопрос о размере вознаграждения, когда он не определен в завещании. В данной ситуации представляется допустимым придерживаться правил об определении обычно взимаемой рыночной цены за аналогичные услуги. При этом возможным пределом допустимо признавать расходы, не превышающие 3% оценочной стоимости наследственного имущества, как и при определении размера вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления им.
Другая проблема может возникать в связи с установлением в завещании чрезмерно высокого вознаграждения (например, такого, при возмещении которого могут оказаться ущемленными интересы наследников (в том числе и обязательных), а также кредиторов). В результате указанные действия вполне могут быть расценены как злоупотребление завещателем своим правом. При этом сумма, превышающая обычное в подобных случаях вознаграждение, может быть расценена как сумма, умышленно выводимая из-под более обременительного налогового режима (например, в отношении наследников, не относящихся к двум первым очередям наследования)*(210), а назначение душеприказчика как прикрытие оставления имущества по завещанию. Игнорирование указанных моментов может породить весьма существенные проблемы правоприменения. Для их недопущения представляется необходимым внести соответствующие коррективы в действующие правила.

2.5. Порядок предъявления требований

Определившись с составом и объемом расходов, заинтересованные лица сталкиваются с вопросом о порядке предъявления своих требований. Ответ на данный вопрос дан в п. 2 ст. 1174 ГК РФ, устанавливающем, к кому могут быть предъявлены соответствующие требования.
В том случае, если наследство оказывается принятым хотя бы одним из наследников, требования должны предъявляться к наследникам, принявшим наследство (ст. 1152, 1153 ГК РФ). При этом не имеет значения то, что по соответствующему основанию наследования была принята лишь часть наследственного имущества. Например, принявшим наследство по завещанию оказался друг наследодателя, которому был завещан автомобиль (а все остальное имущество, оказавшееся незавещанным, осталось лежачим - т.е. не принятым наследниками умершего).
Если же наследство еще не принято, требования могут быть предъявлены либо к исполнителю завещания, либо к наследственному имуществу.
Особый случай имеет место в ситуации, когда наследственное имущество оказывается выморочным (ст. 1151 ГК РФ). Поскольку выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, соответствующие требования должны предъявляться Российской Федерации в лице органов государственной власти, имеющих право (в соответствии с их компетенцией) выступать от имени Российской Федерации в гражданском обороте.
Требования к наследникам, принявшим наследство, а также к исполнителю завещания, могут быть удовлетворены как по решению суда, так и во внесудебном порядке (при отсутствии спора).
Если же требования предъявляются к наследственному имуществу, то по смыслу закона и ввиду неопределенности обязанного лица соответствующие требования могут быть заявлены только в суде. Такой порядок предъявления требований к наследственному имуществу является новым. Ранее, по смыслу ст. 69 Основ законодательства РФ о нотариате, заинтересованным лицам предоставлялось право обращаться с подобными требованиями к нотариусу по месту открытия наследства.
Далее, говоря о порядке предъявления рассматриваемых требований, необходимо учитывать, что ввиду отсутствия в законе специальных указаний о сроках предъявления таких требований, на них должны распространяться общие нормы о сроках исковой давности*(211). Исходя из этого, срок исковой давности по требованиям о возмещении расходов на основании ст. 1174 ГК РФ составляет три года (ст. 196 ГК РФ), и при его течении в полной мере подлежат применению правила о приостановлении, перерыве и восстановлении (см. соответственно ст. 202, 203 и 205 ГК РФ).

2.6. Подтверждение расходов

Переходя к вопросу о возмещении расходов, указанных в ст. 1174 ГК РФ, необходимо остановиться на проблеме их подтверждения.
Если речь идет о возмещении уже понесенных расходов, особых трудностей (не считая случаев несохранности доказательственных источников) не возникает. В качестве документов, подтверждающих такие расходы, могут быть приняты:
- кассовые и (или) товарные чеки (с приложением в необходимых случаях рецептов, предписаний лечащего врача и т.п.);
- проездные билеты к месту лечения и обратно;
- расписки в получении средств на лечение (либо договоры займа целевого назначения);
- договоры об оказании услуг (выполнении работ) с отметкой об их исполнении лицом, претендующим на возмещение расходов (либо приложением акта приемки выполненных работ (оказанных услуг), - например, об изготовлении либо ремонте протезов, изготовлении надгробий, венков и т.п.);
- отчеты о проведенных мероприятиях в рамках доверительного управления наследственным имуществом;
- акты комиссий по организации похорон;
- другие подобные доказательства.
Что касается свидетельских показаний, то они допустимы лишь при рассмотрении дела в суде. При этом основанием для возмещения понесенных расходов будет служить судебное решение.
Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о подтверждении возможных предстоящих расходов. Как правило, речь о таких расходах обычно возникает применительно к оплате похорон, на охрану и управление наследственным имуществом, а также на покрытие затрат, связанных с исполнением завещания*(212).
Говоря о возможности предоставления средств на подобные затраты, следует подчеркнуть, что в законе (абз. 2 п. 2 ст. 1174 ГК РФ) все расходы дифференцированы по критерию очередности возмещения.
В первую очередь возмещаются расходы, вызванные болезнью и похоронами наследодателя.
Во вторую очередь - расходы на охрану наследства и управление им.
И, наконец, в третью очередь - расходы, связанные с исполнением завещания.
При этом возмещение расходов каждой последующей очереди возможно лишь тогда, когда имеется достоверная информация об отсутствии либо полном погашении расходов предшествующей очереди.
Вместе с тем в рамках одной очереди предварительное возмещение расходов одного вида возможно безотносительно к факту оплаты расходов другого вида.
Основные проблемы обычно возникают при решении вопроса о предварительной оплате расходов на достойные похороны. Для проведения их предварительной оплаты нотариусу должны быть представлены доказательства в подтверждение принятия на себя определенным лицом обязательства произвести соответствующие расходы. По сути, речь идет о необходимости подтверждения волеизъявления соответствующего лица осуществить определенные действия. На наш взгляд, таким подтверждением (по аналогии с правилами о принятии обязанностей исполнителя завещания - абз. 2 и 3 п. 1 ст. 1134 ГК РФ) может быть заявление данного лица, поданное нотариусу. При этом в случае подачи такого заявления посторонним лицом (т.е. лицом, не имеющим родственной связи с умершим, либо лицом, не указанным в завещании) его намерение может быть подтверждено соответствующим заявлением родственников либо наследников умершего. Кроме того, формой выражения воли такого лица может стать учинение собственноручной надписи о согласии принять на себя исполнение соответствующих обязанностей на заявлении родственников (либо наследников) умершего, ходатайствующих о его кандидатуре. Подтверждением принятия на себя обязанностей по несению расходов на похороны вполне допустимо считать и отдельные фактические действия указанных лиц (например, уже произведенные ими расходы на похороны).
В тех случаях, когда желание осуществить необходимые действия выразили несколько лиц, приоритет должен быть отдан супругу и (или) близким родственникам (с учетом принадлежности их к соответствующим очередям наследников и выраженного желания о принятии наследства), а в их отсутствие - другим родственникам либо иным близким умершему лицам. Если спор разгорается между наследниками одной очереди, то приоритет должен быть отдан лицу, обратившемуся ранее.
Потребность в предварительной оплате предстоящих расходов может возникать не только в связи с необходимостью проведения похорон. Вполне возможны такие расходы и при исполнении завещания наследниками по завещанию на основании ст. 1133 ГК РФ (например, расходы на ведение дел в суде). Возможны подобные расходы и в целях проведения мер по охране и управлению наследственным имуществом (например, для оплаты услуг банка по хранению ценных бумаг наследодателя, не требующих управления).
Размер средств, которые могут быть предоставлены на предстоящие расходы, специально в законе не оговаривается. Соответствующий размер подлежит определению с учетом их необходимости и разумности. Вместе с тем в законе предусматриваются отдельные правила, которые относятся к расходам на достойные похороны.
Так, в соответствии с п. 3 ст. 1174 ГК РФ для осуществления расходов на достойные похороны наследодателя могут быть использованы любые принадлежавшие ему денежные средства, в том числе во вкладах или на счетах в банках. При этом особо выделяются две ситуации:
1) предоставление средств с вклада или со счета наследнику, которому завещаны денежные средства, внесенные на соответствующие вклады (счета);
2) предоставление средств лицу, указанному в постановлении нотариуса*(213).
В каждом из указанных случаев размер выдаваемых средств не может превышать 200 минимальных размеров оплаты труда*(214), установленных на день обращения за их получением (абз. 4 п. 3 ст. 1174 ГК РФ).
Однако редакция п. 3 ст. 1174 ГК РФ не позволяет утверждать, что соответствующие правила в равной мере применимы как к наследникам, так и к лицам, указанным в постановлении нотариуса. В частности, по смыслу рассматриваемой нормы наследник не нуждается в получении постановления нотариуса и, следовательно, может реализовать свое право, не доказывая размер необходимых средств.
Обращает на себя внимание и отсутствие определенности в вопросе о том, распространяется ли данное правило на все вклады (счета) умершего во всех банках и иных кредитных организациях либо речь идет о порядке, применимом к вкладам (счетам) умершего только в одном банке (одной кредитной организации).
Если придерживаться критерия "достойные похороны" и учитывать состоятельность умершего, то следовало бы признать, что имеется возможность требовать соответствующие суммы с каждого из банков, в котором размещены денежные средства умершего. Однако в этом случае применительно к наследникам, которым завещаны денежные средства на счетах в банках, контроль над расходованием наследственного имущества мог быть сведен к нулю. Поэтому следует признать обоснованным предложение о необходимости введения на практике специальной процедуры подтверждения реализации наследником права на получение средств с завещанного ему вклада. Так, М.Л. Шелютто считает целесообразным обязать кредитные организации производить отметки о совершенных выплатах с указанием их размера в свидетельстве о смерти наследодателя*(215). По нашему же мнению, возможным решением проблемы могло бы стать закрепление такого порядка, при котором получение средств со счета должно осуществляться только по постановлению нотариуса*(216), независимо от того, является ли указанное в нем лицо наследником, которому завещан вклад, или не является таковым. Обязанностью же кредитных организаций должно стать проставление отметок о размерах состоявшихся выплат. В тех случаях, когда заинтересованное лицо повторно обращается за выдачей постановления (ссылаясь, например, на утерю ранее выданного постановления), непременным условием его выдачи должно стать подтверждение факта необращения в банк (либо неполучения средств). При этом для исключения ситуаций, когда предпринимается попытка получить выплаты по нескольким постановлениям, необходимо обязывать банки производить выплаты лишь в пределах сумм, установленных в законе, ведя для этих целей специальный учет.

2.7. Порядок возмещения расходов

Возвращаясь к рассмотрению общих положений о возмещении расходов на основании ст. 1174 ГК РФ, нельзя не учитывать, что все указанные расходы возмещаются за счет наследства в пределах его стоимости. При этом они возмещаются до уплаты долгов кредиторам наследодателя и в пределах стоимости перешедшего к каждому из наследников наследственного имущества. Это, в частности, означает, что, если наследственное имущество состоит из объектов, отличных от денежных средств, соответствующие расходы могут быть оплачены личными средствами наследников, однако в пределах стоимости унаследованного имущества.
В отличие от правил об ответственности наследников по долгам наследодателя (ст. 1175 ГК РФ) положения ст. 1174 ГК РФ не определяют характера обязанностей наследников по возмещению рассматриваемых расходов. Однако, исходя из того что указанные расходы возмещаются в пределах стоимости перешедшего к каждому из наследников наследственного имущества, можно предположить, что соответствующие обязанности носят солидарный характер. И если наследство приняли лишь отдельные наследники, то заявленные требования могут быть в полной мере удовлетворены в пределах стоимости перешедшего к ним имущества. После того как наследство будет приобретено другими наследниками, наследники, оплатившие соответствующие расходы, смогут истребовать причитающееся им с других наследников в порядке регресса пропорционально унаследованным долям.

Раздел VIII. Раздел наследства

Возникновение общей собственности наследников. Право наследников на раздел имущества - Состав наследственного имущества, подлежащего разделу - Охрана интересов насцитурусов, недееспособных и ограниченно дееспособных наследников - Время осуществления раздела наследства - Размер долей - Порядок и условия раздела наследственного имущества - Компенсации при невозможности раздела наследственного имущества и при несоразмерности выделяемого в натуре имущества доле наследника - Особенности раздела отдельных видов наследственного имущества

1. Возникновение общей собственности наследников.
Право наследников на раздел имущества

1.1. Правовой режим общей собственности наследников

Приняв наследство, каждый из наследников становится собственником определенной части наследственного имущества. В одних случаях, когда в завещании наследство распределено между наследниками в натуре, каждый из них получает предназначенную ему завещателем вещь или имущественное право. Если наследство принял единственный наследник, все наследственное имущество, в чем бы оно ни состояло, становится его собственностью. Однако нередко завещатель не распределяет наследство в натуре, а определяет в завещании лишь причитающиеся наследникам идеальные доли в его имуществе (сестре Вере - одну треть, племяннику Николаю - две трети), наследство, таким образом, оказывается в собственности двух или более наследников. Аналогичная ситуация возникает и в случае, когда при наследовании по закону к наследству призывается несколько наследников. То же происходит при наследовании по завещанию, когда на наследство претендуют лица, имеющие право на обязательную долю (ст. 1149 ГК РФ). В этих случаях наследственное имущество со дня открытия наследства поступает в общую долевую собственность наследников, принявших наследство (ч. 1 ст. 1164 ГК РФ).
Режим общей долевой собственности, так же как и общей совместной собственности, подробно урегулирован в законе (гл. 16 ГК РФ). Основные различия между двумя формами общей собственности состоят в том, что при долевой собственности определены доли, принадлежащие каждому из сособственников, тогда как при совместной собственности определения долей не происходит. Кроме того, образование общей совместной собственности возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.
Согласно закону в общей совместной собственности может находиться нажитое супругами во время брака имущество, на которое распространяется законный режим имущества супругов (п. 1 ст. 256 ГК РФ, гл. 7 СК РФ), имущество крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 1 ст. 257 ГК РФ), имущество общего пользования в садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан (п. 2 ст. 4 Закона о садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан)*(217).
Действующее законодательство не содержит (в отличие, например, от ст. 123 ГК 1964 г., утратившей силу с 1 января 1995 г.) требований о принудительном прекращении общей долевой собственности на имущество. Следовательно, наследники, принявшие наследство на условиях общей долевой собственности, могут и в дальнейшем продолжать совместно владеть, пользоваться и распоряжаться соответствующим имуществом с соблюдением установленных законом ограничений. Эти ограничения сводятся в основном к следующим двум. Во-первых, владение, пользование и распоряжение таким имуществом может осуществляться только по общему согласию сособственников, при этом, если согласия достичь не удается, порядок владения и пользования имуществом может быть установлен судом (п. 1 ст. 247 ГК РФ). Во-вторых, возмездное отчуждение участником общей долевой собственности принадлежащей ему доли в общем имуществе возможно только с соблюдением принадлежащего остальным участникам преимущественного права покупки (п. 1 ст. 250 ГК РФ). Последнее означает, что продавец доли обязан письменно известить остальных участников долевой собственности о своем намерении продать долю постороннему лицу с указанием цены и иных условий. В случае если остальные участники откажутся от приобретения или не приобретут долю в праве собственности в течение определенного срока (для недвижимости - месяц, для движимости 10 дней), продавец вправе продать свою долю любому другому лицу. При этом нарушение продавцом преимущественного права покупки дает любому другому участнику долевой собственности право требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (п. 3 ст. 250 ГК РФ).
Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в долевой собственности, поступают в состав общего имущества и распределяются между участниками долевой собственности соразмерно их долям, если иное не предусмотрено соглашением между ними (ст. 248 ГК РФ).
Расходы, связанные с содержанием имущества, находящегося в долевой собственности, распределяются между участниками соразмерно их долям. Это правило касается налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также издержек по его содержанию и сохранению (ст. 249 ГК РФ).
Кредитор участника долевой собственности при недостаточности у такого собственника другого имущества для погашения его обязательств перед кредитором, вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания (ст. 255 ГК РФ). Если в таких случаях выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга. В случае отказа остальных участников долевой собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать по суду обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

1.2. Правила раздела

Если же наследников по каким-либо основаниям не устраивает режим общей долевой собственности на полученное ими в порядке наследования имущество, они вправе разделить это имущество по соглашению между собой. Законом (ст. 252 ГК РФ) установлены подробные правила раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности, и выдела из него доли (см. ст. 1165 ГК РФ). При этом каждому сонаследнику, как участнику общей долевой собственности, принадлежит право требовать выдела своей доли независимо от согласия на это остальных сонаследников.
Особенностью регулирования действующим законодательством раздела наследственного имущества, является частичное воспроизведение в части третьей ГК РФ основных правил гл. 16 Кодекса о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, с одновременной общей отсылкой к этим правилам (см. ч. 2 ст. 1164 ГК РФ). Такое воспроизведение, однако, следует считать оправданным, так как часть третья ГК РФ содержит нормы, обращенные к наиболее широкому кругу участников гражданско-правовых отношений (с вопросами регулирования наследственного преемства так или иначе, в той или иной степени сталкивается практически каждый гражданин), далеко не всегда искушенных в вопросах юриспруденции. Кроме того, практика проведения многих рыночных преобразований в начале 1990-х гг. далеко не всегда отличалась юридической чистотой и последовательностью (яркий пример - приватизация жилья), поэтому повторное воспроизведение пусть и бесспорных для большинства специалистов правил о разделе общего имущества, о компенсации несоразмерности при выделении доли, об охране интересов несовершеннолетних, недееспособных и ограниченно дееспособных граждан и т.д. следует признать не только не лишним, но и заслуживающим одобрения.

2. Состав наследственного имущества, подлежащего разделу

Действующее законодательство не содержит в систематизированном виде указаний о том, какое имущество включается в подлежащее разделу наследство. Поэтому при разделе наследства необходимо решить вопрос о том, какое имущество должно быть исключено из раздела, а также о том, какое имущество не подлежит разделу в силу своих натуральных (физических) свойств либо в силу прямого указания закона.
Прежде всего необходимо отметить, что в силу закона в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ч. 1 ст. 1112 ГК РФ). При этом ограничение видов имущества, его количества и стоимости может быть установлено только законом (п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ).
Так, из наследственной массы безусловно должно быть исключено имущество, нахождение которого в обороте не допускается, а при отсутствии у наследодателя специального разрешения - и имущество, нахождение которого в обороте допускается лишь при наличии такого разрешения (п. 2 ст. 129 ГК РФ).
Из состава подлежащего разделу между наследниками имущества должна быть исключена доля, принадлежащая пережившему супругу в общем имуществе супругов (ст. 34 СК РФ, ст. 256 ГК РФ). При этом следует иметь в виду, что законный режим (т.е. режим совместной собственности) распространяется на имущество супругов лишь в той мере, в которой он не изменен брачным договором (п. 1 ст. 256 ГК РФ, п. 1 ст. 42 СК РФ).
Судебная практика исходит из того, что в состав наследства не могут входить самовольно возведенные строения или помещения (см. пп. "г" п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 1991 г. N 2 по делам о наследовании). При определенных условиях, если право собственности на самовольную постройку будет признано за иными лицами, последние обязаны в размере, определенном судом, возместить осуществившему постройку лицу расходы на нее, которые, в свою очередь, могут войти в наследственную массу.
Не может быть включено в наследственную массу имущество, оставшееся после смерти наследодателя, если в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) право собственности на это имущество приобретено иными лицами, добровольно, открыто и непрерывно владевшими соответствующей недвижимостью в течение 15 лет, а иным имуществом - в течение 5 лет (см. пп. "в" п. 14 вышеуказанного постановления Пленума).
При определении состава подлежащего разделу имущества следует также иметь в виду изменения, внесенные частью третьей ГК РФ в порядок наследования предметов обычной домашней обстановки и обихода, а также вкладов в Сбербанке РФ.
По ранее действовавшему законодательству (ст. 533 ГК 1964 г.) при наследовании по закону предметы обычной домашней обстановки и обихода переходили к наследникам по закону, проживавшим совместно с наследодателем не менее одного года до его смерти, независимо от их очереди призвания к наследству и соответственно не учитывались при разделе наследства. Теперь в силу ст. 1169 ГК РФ указанные предметы учитываются при определении долей наследников и, следовательно, включаются в общую наследственную массу. Более подробно порядок наследования предметов домашней обстановки и обихода будет изложен ниже при рассмотрении особенностей раздела отдельных видов наследственного имущества.
Действующее законодательство не содержит изъятий, подобных тем, которые были установлены ч. 2 ст. 561 ГК 1964 г., исключавших из состава наследственного имущества вклады граждан в Госбанке СССР (а позднее - в Сбербанке РФ) при наличии специального завещательного распоряжения банку о выдаче вклада в случае смерти вкладчика определенному им лицу или государству. Таким образом, вклады граждан в банках и других кредитных учреждениях наследуются в общем порядке и, следовательно, подлежат учету при определении общего размера наследственной массы.

3. Охрана интересов насцитурусов,
недееспособных и ограниченно дееспособных наследников

При определении условий раздела наследства закон прежде всего устанавливает гарантии обеспечения интересов тех участников раздела, которые по разным причинам не в состоянии самостоятельно позаботиться о защите своих прав.
При наличии зачатого, но не родившегося наследника раздел наследства может быть произведен только после рождения такого наследника (ст. 1166 ГК РФ). Ранее действовавшее законодательство предусматривало несколько иной порядок: наследники в таких случаях вправе были производить раздел наследства и до рождения этого ребенка (насцитуруса), но лишь при условии выдела причитающейся ему доли (ч. 2 ст. 559 ГК 1964 г.). Причем доктрина и судебная практика исходили из того, что, в случае если ребенок родится мертвым, выделенная ему доля в наследстве подлежит перераспределению между остальными наследниками по правилам о приращении наследственных долей.
В отличие от ранее действовавшего законодательства, часть третья ГК РФ не содержит каких-либо специальных условий в зависимости от того, является ли насцитурус ребенком наследодателя или его иным кровным родственником или не является. Условия, которые установлены в п. 1 ст. 1116 ГК РФ, - это зачатие ребенка при жизни наследодателя и рождение живым после его смерти. Следовательно, запрет ст. 1166 ГК РФ раздела наследства до рождения насцитуруса распространяется на всех без исключения наследников - как по закону, так и по завещанию, как призываемых к наследованию непосредственно в результате открытия наследства, так и в результате отпадения других наследников. Запрету раздела наследства до рождения насцитуруса корреспондирует и правило п. 3 ст. 1163 ГК РФ о приостановлении выдачи свидетельства о праве на наследство при наличии зачатого, но еще не родившегося наследника.
Очевидно, на практике может возникнуть вопрос о распространении запрета ст. 1166 на наследников, принимающих наследство в порядке наследственной трансмиссии (ст. 1156 ГК РФ). Решение данного вопроса зависит от того, как квалифицировать этих лиц - как самостоятельных наследников (к чему дают основание некоторые формулировки ст. 1156) или как лиц, которым закон позволяет осуществить соответствующие права за лиц, не успевших принять наследство. Очевидно, что при первом подходе зачатый после смерти наследодателя ребенок наследника, не успевшего принять наследство, не сможет в последующем осуществить свои права в порядке наследственной трансмиссии (как не отвечающий требованиям п. 1 ст. 1116 ГК РФ), а при втором - вполне сможет, так как будет выступать не в самостоятельном качестве, а лишь осуществлять права, принадлежавшие его наследодателю.
При наличии среди наследников несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных граждан раздел наследства осуществляется с привлечением органов опеки и попечительства, которые должны быть уведомлены о предстоящем разделе (ст. 1167 ГК РФ). С учетом того что над несовершеннолетними в возрасте до 14 лет и над лицами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства, устанавливается опека, а над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет и лицами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, - попечительство, раздел наследства при наличии среди наследников подопечных граждан должен осуществляться с участием их опекунов и попечителей. В указанных случаях в силу п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение раздела наследственного имущества.
Закон не устанавливает круг лиц, на которых лежит обязанность по привлечению к разделу наследства опекунов и попечителей и по соответствующему уведомлению органов опеки и попечительства. Очевидно, что к таким лицам относятся наследники, непосредственно участвующие в разделе имущества. Поскольку получение свидетельства о праве на наследство не является обязательным, вряд ли было бы целесообразным в качестве общего правила возлагать на нотариуса обязанность по уведомлению органов опеки и попечительства о разделе наследства. Однако в тех случаях, когда нотариус выдает свидетельство о праве на наследство, соответствующие действия вполне могут быть вменены ему в обязанность. При этом следует иметь в виду, что как совершение раздела наследства в подлежащих случаях без участия опекуна и попечителя, так и неуведомление о разделе органа опеки и попечительства, может стать основанием для применения положений ст. 168 ГК РФ о ничтожности сделок, не соответствующих требованию закона.
В соответствии с п. 3 ст. 37 ГК РФ родители, опекуны, попечители, их супруги и близкие родственники не могут участвовать в совершении сделок с подопечными, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование.
Применительно к наследственным отношениям это означает, что если среди наследников, намеревающихся разделить между собой наследственное имущество, имеются не только несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные граждане, но и их родители, опекуны, попечители и иные законные представители, а также супруги и близкие родственники законных представителей, такой раздел не может быть произведен по соглашению между наследниками (ст. 1165 ГК РФ) в силу прямого запрета п. 3 ст. 37 соответствующих сделок между указанными лицами.
Следовательно, если перечисленные лица все-таки окажутся перед необходимостью осуществить раздел наследственного имущества, они должны будут обратиться в суд с требованием о разделе наследства ввиду юридической невозможности разделить наследство по соглашению между собой. Само собой разумеется, что о таком разделе должен быть уведомлен орган опеки и попечительства (ч. 2 ст. 1167 ГК РФ), который в ходе судебного разбирательства будет выступать в защиту интересов несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных граждан.
Для того чтобы раздел наследственного имущества с участием перечисленных лиц мог состояться без обращения в суд, указанные лица должны обратиться в орган опеки и попечительства с просьбой об освобождении их от соответствующих обязанностей (п. 2 ст. 39 ГК РФ, что, правда, возможно лишь для опекунов и попечителей), и, таким образом, установленный п. 3 ст. 37 ГК РФ запрет не будет на них распространяться.

4. Время осуществления раздела наследства

Наследственное законодательство не устанавливает каких-либо общих правил, определяющих порядок и сроки заключения соглашения о разделе наследства. Исключение составляют указания ст. 1166 ГК РФ о недопустимости раздела наследства до рождения насцитуруса, а также п. 2 ст. 1165 ГК РФ о порядке заключения соглашения о разделе наследства, в состав которого входит недвижимое имущество. Такое соглашение может быть заключено наследниками после выдачи им свидетельства о праве на наследство.
Это правило традиционно для отечественного правопорядка, однако законодательное закрепление оно получило впервые. Практическая его направленность очевидна с учетом необходимости последующей государственной регистрации наследниками своих прав на недвижимое имущество: оно призвано по возможности облегчить порядок закрепления и оформления за наследниками соответствующих прав и позволяет избежать "двойной" государственной регистрации (сначала прав в соответствии со свидетельством, а затем - в соответствии с соглашением о разделе).
Государственная регистрация прав наследников на недвижимое имущество, в отношении которого ими заключено соглашение о разделе наследства, осуществляется на основании этого соглашения и выданного ранее свидетельства о праве на наследство. При этом несоответствие раздела, произведенного наследниками по заключенному ими соглашению, причитающимся наследникам долям, указанным в свидетельстве о праве на наследство, не может повлечь за собой отказ в регистрации их прав на недвижимое имущество, полученное в результате раздела наследства (п. 3 ст. 1165 ГК РФ). Данная норма реализует применительно к наследственным правоотношениям общегражданский принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), в силу которого стороны, заключая договор (соглашение) о разделе наследства и действуя в своем интересе, вправе при распределении между собой наследственного имущества отойти от долей, причитающихся им в соответствии с законом или завещанием. В тех случаях, когда наследниками до заключения соглашения о разделе наследства уже была осуществлена государственная регистрация своих прав на недвижимое имущество, новая регистрация производится на основании соглашения (договора) о разделе наследства, как это предусмотрено ст. 17 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество.
Во всех остальных случаях, особенно с учетом факультативности получения свидетельства о наследстве (п. 1 ст. 1162 ГК РФ), наследники не связаны какой-либо очередностью или последовательностью действий при заключении соглашений о разделе наследства.

5. Размер долей

Одним из важнейших условий раздела наследства является определение размера причитающихся наследникам долей наследственного имущества. При этом при наследовании по завещанию наследственные доли определяются в соответствии с изложенной в завещании волей наследодателя, при наследовании по закону доли считаются равными (п. 2 ст. 1141 ГК РФ). Исключения из указанных правил имеют место, во-первых, при наследовании по праву представления, когда количество потомков умершего наследника по закону не изменяет общую пропорцию распределения наследственного имущества между остальными наследниками: наследующие по праву представления - все вместе - получают долю, причитавшуюся их скончавшемуся предку, который должен был призываться к наследованию вместе с другими наследниками по закону.
Так, если после смерти наследодателя к наследованию по закону призываются два его сына и два внука (дети скончавшейся ранее дочери), то при четырех наследниках каждый из сыновей получит по 1/3 наследства, а каждый из внуков - по 1/6.
Во-вторых, возможно отступление от размера наследственных долей, установленных в завещании, в тех случаях, когда к наследованию должен призываться наследник, имеющий право на получение обязательной доли в размере не меньшем, чем половина доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону.
Например, А. в завещании распределил свое имущество поровну между тремя своими братьями - Б., В. и Г., каждому из которых причиталось, таким образом, по 1/3 наследственного имущества. После открытия наследства выяснилось, что у А. была дочь Ж., с которой А. долгое время не поддерживал отношений. Будучи нетрудоспособной, Ж. имеет в силу п. 1 ст. 1149 ГК РФ право на поучение в качестве обязательной доли половину причитавшейся ей законной доли. Поскольку Ж. относилась к наследникам первой очереди, то при призвании к наследованию по закону она, будучи единственной наследницей, имела право на получение всего наследства. Следовательно, в качестве обязательной доли Ж. имеет право получить 1/2 имущества А. В результате доли Б., В. и Г. должны быть соответственно уменьшены и каждый из них получит по 1/6 части имущества вместо предназначенной им по завещанию 1/3.

6. Порядок и условия раздела наследственного имущества

6.1. Форма соглашения о разделе

Наследственное имущество, которое находится в общей долевой собственности двух или нескольких наследников, может быть разделено по соглашению между ними (п. 1 ст. 252, п. 1 ст. 1165 ГК РФ)*(218), а при недостижении соглашения - в судебном порядке (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Будучи сделкой (т.е. в силу ст. 153 ГК РФ - действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей) и, более того, договором (т.е. в силу п. 3 ст. 154 ГК РФ сделкой, требующей для своего заключения выражения согласованной воли двух или более сторон), соглашение о разделе наследства должно регулироваться не только положениями части третьей ГК РФ, но и нормами Гражданского кодекса, устанавливающими требования к форме сделок и форме договоров (§ 1 гл. 9, гл. 28).
В самом общем виде правила о форме сделок сводятся к следующим. В устной форме может быть совершена любая сделка, если только законом или соглашением сторон не установлена письменная форма. В простой письменной форме должны совершаться сделки (за исключением тех, которые требуют нотариального удостоверения) между гражданами и юридическими лицами, сделки граждан между собой на сумму, более чем в 10 раз превышающую минимальный размер оплаты труда, а также независимо от суммы - любые сделки в случаях, установленных законом или соглашением сторон. При составлении сделки в простой письменной форме необходимо учитывать требование закона о том, что такая сделка должна быть подписана лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ). Нотариальная форма сделок обязательна в случаях, указанных в законе, а также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. Если предметом соглашения о разделе наследства является земля или другое недвижимое имущество, такая сделка подлежит государственной регистрации.
Закон подробно регулирует последствия несоблюдения подлежащей формы сделки. Так, несоблюдение сторонами простой письменной формы лишает их в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания, но не лишает права приводить письменные и иные доказательства. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (ст. 162 ГК РФ). Несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, и несоблюдение требований о государственной регистрации влечет ничтожность сделки (п. 1 ст. 165 ГК РФ).
Следовательно, наследники, составляя соглашение о разделе наследства, должны под страхом недействительности сделки озаботиться соблюдением ее необходимой формы, обязательность которой, как вытекает из сказанного, может основываться и на непосредственном указании закона, и на соглашении сторон.
Помимо несоблюдения требования закона о форме сделки, основанием ее недействительности может быть и нарушение других требований закона (как, например, упоминавшееся уже непривлечение органа опеки и попечительства к участию в разделе наследства). В § 2 гл. 9 ГК РФ перечислены и другие основания недействительности сделок. При этом наследники, заключающие соглашение о разделе наследства с любым из дефектов, перечисленных в ст. 168-179 ГК РФ, должны иметь в виду, что недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

6.2. Условия раздела

В силу п. 2 ст. 1 и п. 2 ст. 209 ГК РФ наследники, заключая соглашение о разделе наследства, будучи собственниками соответствующего имущества и действуя по своему усмотрению и в своем интересе, свободны (при условии, что их действия не нарушают права и охраняемые законом интересы третьих лиц) в определении условий раздела, в том числе в части распределения между собой наследственного имущества в натуре. Последнее означает, в частности, что по общему согласию между собой наследники могут и отойти при разделе наследственного имущества в натуре от долей, причитающихся им в соответствии с законом или завещанием. Признававшееся ранее доктриной наследственного права*(219) и выводимое из общих положений гражданского законодательства, это положение впервые нашло законодательное закрепление в разд. V ГК РФ. Сформулированное для случаев, когда входящее в состав наследства имущество подлежит государственной регистрации, правило о допустимости несоответствия произведенного в натуре раздела наследства указанным в законе или завещании и занесенным в свидетельство о праве на наследство долям (п. 3 ст. 1165 ГК РФ), безусловно, применимо и во всех остальных случаях, когда наследники не связаны в целях осуществления своих прав необходимостью подвергать свое имущество государственной или иной специальной регистрации.
В этих условиях указания п. 3 и 4 ст. 252 ГК РФ о праве участника долевой собственности на компенсацию при невозможности выделить ему в натуре имущество в точном соответствии с его долей в праве общей собственности применительно к наследственным отношениям (на которые они, безусловно, распространяются в силу ч. 2 ст. 1164 ГК РФ) должны рассматриваться лишь в качестве гарантии права соответствующего наследника при недостижении соглашения с остальными наследниками потребовать в судебном порядке выдела причитающейся ему доли наследственного имущества, а при невозможности обеспечения строгого соответствия выделяемого имущества причитающейся ему доле - и гарантии получения соразмерного возмещения от остальных наследников. Однако, подчеркнем это еще раз, если между наследниками отсутствует спор, они вправе и отойти при разделе наследства от установленного законом или завещанием размера причитающихся каждому из них наследственных долей.
При этом правила о разделе наследственного имущества по соглашению между наследниками должны распространяться и на случай образования общей долевой собственности, когда при наследовании по завещанию к наследованию призываются также лица, имеющие право на обязательную долю (ст. 1149 ГК РФ). Нет оснований не допускать соглашения между наследниками по завещанию и так называемыми обязательными наследниками о разделе наследственного имущества, при котором они путем взаимных уступок смогут договориться об устраивающем всех наследников распределении имущества. И только если такое соглашение не состоялось, обязательный наследник вправе требовать причитающейся ему доли.
В абз. 1 п. 1 ст. 1165 ГК РФ ничего не говорится о праве одного из наследников на выдел своей доли из находящегося в общей собственности наследства, что не должно порождать сомнений в применимости к наследственным отношениям положения п. 2 ст. 252 ГК РФ о том, что "участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества". Следует иметь в виду, что раздел подразумевает реальное распределение всего имущества между всеми участниками общей собственности в соответствии с причитающимися им долями, что в итоге влечет прекращение общей собственности, тогда как выдел - реальное отделение части имущества только одного или нескольких участников (в соответствии с причитающимися им долями) при сохранении общей собственности на оставшееся общее имущество других участников. Иными словами, по своей правовой природе выдел является разновидностью раздела имущества, которая не влечет прекращения права общей собственности. Обоснованность такого вывода подтверждается и абз. 1 п. 2 ст. 1165 ГК РФ, в котором говорится о соглашении о разделе наследства, в том числе соглашении о выделении из наследства доли. Отмеченное соотношение следует всегда иметь в виду с учетом того, что многие общие правила о разделе долевой собственности (в частности, условия и порядок выплаты компенсаций) сформулированы в гл. 16 ГК применительно к выделу доли.
Наследник, таким образом, имеет в силу п. 2 ст. 252 ГК РФ право потребовать от других наследников выдела своей доли из находящегося в долевой собственности наследственного имущества. Эту норму не следует толковать лишь как право потребовать выдела доли в судебном порядке (об этом праве говорится в абз. 1 п. 3 ст. 252 ГК РФ). Она призвана подчеркнуть то, что участник долевой собственности не должен согласовывать с остальными сособственниками свое намерение выделить долю; в то же время согласования требуют способ и условия ее выдела, и только если это последнее соглашение не будет достигнуто, участник долевой собственности вправе обратиться в суд.

7. Компенсации при невозможности раздела наследственного имущества
и при несоразмерности выделяемого в натуре имущества доле наследника

Правила о компенсации несоразмерности получаемого наследником имущества установлены на случай, когда наследники не смогли договориться между собой о разделе наследства. В то же время нельзя не видеть, что установленная законом гарантия получения наследниками соответствующих компенсаций в определенной степени может стимулировать наследников в поисках устраивающего всех компромисса, при недостижении которого они должны будут обращаться за судебной защитой своих прав на получение причитающейся им части наследственного имущества.
Итак, при недостижении наследниками как участниками общей долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них любой из участников вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Данное правило сформулировано в законе на случай, когда разделить имущество желает только один наследник (почему и говорится о выделе доли), однако ясно, что в случае обращения в суд нескольких (или всех) наследников суд должен будет определить порядок и условия раздела.
Какими же правилами следует руководствоваться суду? Прежде всего очевидно, что, рассматривая соответствующее требование, суд в силу п. 2 ст. 252 ГК РФ должен будет исходить из тех размеров долей, которые причитаются каждому из наследников в соответствии с законом или завещанием. Дальнейший порядок зависит от того, возможен или невозможен такой раздел в натуре.
В первом случае суду остается лишь определить, какое имущество из состава наследства подлежит передаче каждому из наследников. При этом несоразмерность выделяемого в натуре имущества доле наследника в праве общей собственности на наследство устраняется выплатой соответствующей компенсации (п. 4 ст. 252 ГК РФ).
В случае невозможности раздела в натуре, когда выдел доли не допускается законом (например, п. 2 ст. 258 ГК РФ) или невозможен без несоразмерного ущерба общему имуществу (например, неделимой вещи), наследники имеют право на выплату стоимости причитающихся им долей (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Судебная практика под таким ущербом понимает невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной или художественной ценности (например, коллекция картин, монет, библиотеки), неудобство пользования и т.п. (см. п. 35 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ"*(220)).
В случае когда требование о разделе предъявляется одним из наследников, выплата ему стоимости его доли производится другими участниками общей собственности, из чего следует, что при предъявлении всеми наследниками требования о разделе наследства такая выплата возможна лишь при продаже наследственного имущества с последующим распределением вырученных средств между наследниками в соответствии с причитающимися им долями. Соответствующее решение, очевидно, и должно быть принято судом.
Устанавливая судебный порядок раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности, закон, к сожалению, недостаточно последователен. В частности, по-разному определяя основания выплаты наследнику "стоимости его доли" (п. 3 ст. 252 ГК РФ) и "соответствующей денежной суммы или иной компенсации" (абз. 1 п. 4 ст. 252 ГК РФ), закон устанавливает, по существу, одинаковые (единые) условия и последствия таких выплат (абз. 2 п. 4, п. 5 ст. 252 ГК РФ). В первом случае речь идет о недопустимости в силу закона выдела доли или его невозможности без несоразмерного ущерба имуществу, а во втором - о несоразмерности имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности его доле в праве собственности. При этом ясно, что "несоразмерность" имущества (второй случай) возникает как раз вследствие физической или юридической невозможности раздела (первый случай). Закон, однако, умалчивает, при каких условиях невозможность раздела должна влечь выплату "стоимости доли", а в каких - "денежной суммы или иной компенсации". Более того, буквальное толкование абз. 1 п. 4 ст. 252 может привести к абсурдному выводу, что "выплата стоимости доли" также может быть несоразмерной доле и, следовательно, тоже может устраняться "выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсации".
Указанные пробелы в законе во многом снивелированы общими условиями выплаты компенсаций (абз. 2 п. 4 ст. 252), что лишает практической остроты проблему квалификации соответствующих оснований - несоразмерности выделенного в натуре имущества доле наследника или несоразмерности той же доле полученной им ее стоимости.
Во-первых, по общему правилу выплата участнику долевой собственности компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается только с его согласия. В исключительных случаях, когда доля выделяющегося собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.
При этом судебная практика исходит из того, что вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, должен решаться в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (см. п. 36 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).
Закон, однако, не содержит никаких указаний применительно к ситуации, когда при невозможности раздела имущества в натуре соответствующий собственник не дает согласия на получение компенсации, а основания для изменения его доли в праве общей собственности и применения принудительной компенсации отсутствуют. В этом случае судебная практика исходит из допустимости заявления одним из сособственников требования об определении порядка пользования таким имуществом, если только этот порядок не установлен соглашением наследников. Разрешая данное требование, суд должен учитывать фактически сложившийся порядок пользования имуществом (который может точно и не соответствовать долям в праве общей собственности), нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования им (см. п. 37 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).
Во-вторых, компенсация может состоять в выплате денежной суммы либо в передаче иного имущества (п. 4 ст. 252 ГК РФ). Это общее, распространяющееся и на случаи раздела наследства, правило было воспроизведено в п. 1 ст. 1170 ГК РФ применительно к случаям, когда несоразмерность возникает в результате реализации наследниками принадлежащего им преимущественного права на получение определенного имущества в счет своей наследственной доли (подробнее см. ниже). При этом, с учетом того что наделение наследников таким преимущественным правом является в определенном смысле новеллой наследственного законодательства, в п. 1 ст. 1170 было специально подчеркнуто, что несоразмерность может устраняться как передачей остальным наследникам другого имущества из состава наследства, так и предоставлением иной компенсации, в том числе выплатой соответствующей денежной суммы. Отсутствие в разд. V ГК РФ аналогичной оговорки на случаи устранения несоразмерности, не связанной с реализацией преимущественного права, не должно порождать сомнение в допустимости компенсации в виде имущества, не входящего в состав наследства, поскольку такая возможность прямо вытекает из п. 4 ст. 252, подлежащей применению к наследственным отношениям в силу прямого указания ч. 2 ст. 1164 ГК РФ. При этом, если соглашением наследников не предусмотрено иное, осуществление кем-либо из них преимущественного права на получение в счет своей наследственной доли входящих в состав наследства неделимых вещей и предметов обычной домашней обстановки и обихода (ст. 1168 и 1169 ГК РФ) возможно только после предоставления соответствующей компенсации другим наследникам. Правило о предварительной компенсации подлежит применению к разделу наследственного имущества в течение трех лет со дня открытия наследства (ч. 2 ст. 1164), а по истечении трех лет это правило формально утрачивает силу, так как прекращается действие преимущественного права на недвижимую вещь и предметы обычной домашней обстановки и обихода, в отношении раздела которых оно установлено. В то же время порядок компенсации несоразмерности, возникающей при разделе общей собственности, предусмотренный п. 2 ст. 1170 ГК РФ для двух частных случаев, было бы целесообразно распространить и на иные случаи раздела имущества, как направленные на защиту интересов лица, обеспечение права которого на получение соответствующей части имущества не должно зависеть от произвола лица, уже получившего в счет своей доли имущество в общей собственности в размере, превышающем величину этой доли.
Наконец, в-третьих, с получением компенсации собственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

8. Особенности раздела отдельных видов
наследственного имущества

Правила об особенностях раздела наследственного имущества содержатся не только в Гражданском кодексе и других законах, но и в разъяснениях судебной практики. По своему содержанию эти правила можно условно разделить на три группы. К первой относятся нормы, устанавливающие преимущественное право наследников на получение определенного наследственного имущества (ст. 1168, 1169, ч. 1 ст. 1178, п. 2 ст. 1182 ГК РФ). Ко второй - нормы, устанавливающие недопустимость раздела отдельных видов имущества (п. 2 ст. 258, ч. 2 ст. 1178 ГК РФ). Наконец, к третьей - общие нормы о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, и нормы, их восполняющие применительно к наследственным отношениям (ст. 256, 258, 1150, 1179 ГК РФ).
Перейдем к рассмотрению правил о разделе наиболее важных объектов наследственного имущества.

8.1. Неделимые вещи

Физические свойства неделимых вещей, т.е. вещей, раздел которых в натуре невозможен без изменения их назначения (ст. 133 ГК РФ), обусловливают необходимость выработки особых правил, позволяющих защитить права и компенсировать в случае раздела общего имущества интересы лиц, в общей долевой собственности которых находятся такие вещи. Как уже отмечалось, при осуществлении раздела по соглашению сторон наследники, как правило, договариваются об условиях и размерах компенсаций, связанных с передачей неделимой вещи кому-либо одному из них. При этом очевидно, что если наследственная доля лица, получившего неделимую вещь, меньше по стоимости неделимой вещи, то компенсацию остальным наследникам выплачивает это лицо; если же, наоборот, доля его превышает стоимость такой вещи, соответствующая компенсация должна быть предоставлена этому лицу другими наследниками.
Правила раздела, точнее, условия выплаты компенсации при невозможности раздела неделимой вещи (ст. 252 ГК РФ) были уже достаточно подробно рассмотрены выше. Следует лишь отметить, что судебная практика, стремясь приблизить практические последствия судебного раздела имущества к разделу по взаимному согласию, который в большей степени позволяет учитывать интересы конкретных наследников, отмечает, что суд может в отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли*(221).
На решение той же задачи - максимально учесть заслуживающие внимания обстоятельства при наличии среди наследников нескольких лиц, претендующих на получение неделимой вещи в счет своей наследственной доли, - направлено и установленное законом преимущественное право на получение неделимой вещи при разделе наследства (ст. 1168 ГК РФ). Наследник, обладавший совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь, доля в праве на которую входит в состав наследства, имеет преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли этой вещи перед наследниками, которые ранее не являлись участниками общей собственности, независимо от того, пользовались они этой вещью или нет. При отсутствии среди наследников лиц, обладавших совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь, преимущественное право на ее получение в счет своей наследственной доли имеет наследник, постоянно пользовавшийся неделимой вещью.
Если же среди наследников отсутствуют лица, постоянно пользовавшиеся неделимой вещью, или, наоборот, под критерий постоянного пользования попадает одновременно несколько наследников - очевидно, что преимущественное право не может быть реализовано. Наследники должны будут либо договориться о том, кому из них перейдет неделимая вещь, либо обратиться в суд.
Особого рассмотрения требует условие постоянного пользования. С учетом содержания наследственных отношений необходимо сделать вывод, что в п. 2 ст. 1168 ГК РФ имеется в виду не только категория "пользования" жилым помещением членами семьи собственника (ст. 292 ГК РФ), но и более широкий круг отношений, в том числе и случаи, когда режим постоянного пользования был основан не на формальном наделении пользователя каким-либо титулом (наем имущества, доверенность на управление транспортным средством и т.п.), а на фактически сложившихся отношениях между наследодателем и соответствующим пользователем. Разумеется, не могут быть отнесены к постоянному пользованию случаи неправомерного пользования чужой вещью, когда такое пользование осуществлялось без ведома собственника или вопреки его воле.
В законе отсутствует механизм реализации преимущественного права на неделимую вещь при разделе наследства. Однако очевидно, что правила п. 1 и 2 ст. 1168 ГК РФ, как, впрочем, и правила ст. 252 ГК РФ, сориентированы в основном на судебный порядок реализации. В случае если по соглашению о разделе наследства между наследниками неделимая вещь будет предоставлена одному из них без учета правил о преимущественном праве ввиду отсутствия заинтересованных лиц, будут отсутствовать и основания для принудительной реализации преимущественного права. Если же достичь соглашения наследникам не удается, они должны будут обратиться в суд, который, принимая решение о разделе наследства, будет руководствоваться правилами о преимущественном праве на неделимую вещь.
Поскольку предусмотренное ст. 1168 ГК РФ преимущественное право на неделимую вещь подлежит применению к отношениям по разделу наследства в течение трех лет со дня открытия наследства, постольку явившиеся в течение этого времени наследники, не участвовавшие в достигнутом соглашении о разделе наследства, смогут заявить свои требования, основанные на наличии у них преимущественного права на неделимую вещь. По истечении трех лет со дня открытия наследства раздел имущества должен будет производиться по общим правилам о разделе общей собственности (гл. 16 ГК РФ), не предусматривающим предоставление преимущественного права на какую-либо общую вещь в зависимости от ее вида (движимая или недвижимая) и постоянного пользования ею одним из сособственников.

8.2. Жилые помещения

На практике жилые помещения, как правило, составляют наиболее ценную часть наследственного имущества, что порождает многочисленные споры, не всегда, правда, основанные на последовательном применении действующего законодательства.
В начале 1990-х гг., в период массовой приватизации жилья, широкое распространение получило мнение о том, что при приватизации жилого помещения в совместную собственность и последующей смерти одного из сособственников принадлежавшая ему доля должна переходить к остальным сособственникам, минуя наследников умершего. В литературе справедливо отмечается, что какие-либо правовые основания для такой позиции отсутствовали*(222). Пленум Верховного Суда РФ в 1996 г.*(223) дал специальное разъяснение о том, что приобретение несколькими нанимателями жилой площади в собственность квартиры в силу Закона о приватизации жилищного фонда в РФ порождает право собственности каждого из них на квартиру, и в случае смерти одного из сособственников наследники вправе наследовать его долю. Это положение действует независимо от того, приобретена ли квартира в общую совместную или в общую долевую собственность*(224).
На практике нередко возникает необходимость разделить между наследниками поступившее в их общую долевую собственность в порядке наследования жилое помещение - квартиру. При разделе такого помещения по соглашению между наследниками они самостоятельно определяют размеры, условия и порядок предоставления каждому из них части квартиры. При недостижении соглашения и обращении наследников в суд последний будет исходить из того, что раздел квартиры в натуре допустим лишь в случае, когда приходящаяся на истца доля жилой площади (т.е. принадлежащая наследнику доля в наследстве) позволяет выделить ему изолированное жилое помещение, состоящее из одной или нескольких комнат*(225). Кроме того, судебная практика признает раздел квартиры в натуре допустимым только тогда, когда имеется техническая возможность передачи соответствующему наследнику изолированной части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла), оборудования отдельного входа. При отсутствии такой возможности суд вправе определить порядок пользования квартирой*(226).
Значительные практические трудности могут возникнуть в связи с необходимостью раздела между наследниками принадлежавшей наследодателю приватизированной комнаты в коммунальной квартире. Часть 1 ст. 4 Закона о приватизации жилищного фонда в РФ (1991 г.) устанавливала запрет на приватизацию жилых помещений в коммунальных квартирах, что, вероятно, объяснялось желанием законодателя избежать в условиях массовой приватизации трудноразрешимых проблем для государства и собственников государственных и муниципальных жилых фондов*(227). В 1998 г. Конституционный Суд РФ признал указанную норму Закона не соответствующей Конституции РФ в части ограничения приватизации жилых помещений в коммунальных квартирах государственного и муниципального жилищного фонда социального использования*(228). С учетом изложенного, при возникновении судебного спора о разделе между наследниками такой комнаты суд в отсутствие специального регулирования по данному вопросу может оказаться в затруднительном положении, не получив, с одной стороны, согласия сонаследников на принятие ими компенсации взамен выдела причитающейся доли в натуре (см. п. 4 ст. 252 ГК РФ), а с другой - не имея практической возможности определить порядок пользования наследниками такими помещениями. Сколько-нибудь последовательный подход к разрешению данной коллизии судебная практика до настоящего времени не выработала.
Смягчению остроты ситуации, возможно, будет способствовать установленное в разд. V ГК РФ в рамках преимущественного права на неделимую вещь при разделе наследства преимущественное право на получение жилого помещения (жилого дома, квартиры и тому подобного), раздел которого в натуре невозможен (ст. 1168 ГК РФ). Как следует из текста закона, объектом данного преимущественного права может быть как квартира, так и отдельная комната. Преимущественное перед другими наследниками, не являвшимися ранее участниками общей собственности (независимо от того, пользовались они этим помещением или нет), право на получение в счет своей наследственной доли указанного помещения имеет, во-первых, наследник, обладавший совместно с наследодателем правом общей собственности на него (п. 1 ст. 1168). Во-вторых, при отсутствии среди наследников лиц, обладавших совместно с наследодателем правом общей собственности на жилое помещение, преимущественное право на его получение в счет своей наследственной доли имеет наследник, проживавший в этом помещении ко дню открытия наследства и не имеющий иного жилого помещения (п. 3 ст. 1168). Как представляется, последовательное и обоснованное применение судами указанных положений позволит избежать мультиплицирования собственников не подлежащих разделу в натуре жилых помещений и, вероятно, уменьшит число споров о праве на такое помещение. Наконец, в-третьих, указанное преимущественное право подлежит применению к разделу наследственного имущества в течение трех лет со дня открытия наследства (ч. 2 ст. 1164 ГК РФ), а по истечении трех лет жилые помещения подлежат разделу по общим правилам о разделе общей собственности (гл. 16 ГК РФ).

<< Предыдущая

стр. 6
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>