<< Предыдущая

стр. 8
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Таким образом, при оформлении наследственных прав принадлежность земельного участка может быть подтверждена в указанных случаях:
а) в период с 25 апреля 1991 г. по 27 октября 1993 г. постановлениями местных Советов народных депутатов и выданными на их основании временными свидетельствами, регистрация которых не предусматривалась;
б) начиная с 27 октября 1993 г. постановлениями глав местной администрации, зарегистрированными в земельном комитете либо в учреждениях юстиции (ныне - органах) по государственной регистрации прав.
Несоблюдение требований о государственной регистрации в значительной степени осложняет оформление наследниками своих прав на земельный участок.
Как предусмотрено п. 2 ст. 8 ГК РФ, права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, независимо от оснований возникновения прав на это имущество, если иное не установлено законом. Более того, в силу п. 1 ст. 165 ГК РФ в случаях, установленных законом, несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность и она считается ничтожной.
Ясно, что при таком подходе нотариус, руководствуясь ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате, не вправе включать в наследственную массу земельные участки, в отношении которых правоустанавливающие документы не были зарегистрированы в установленном порядке, т.е. в комитете по земельным ресурсам и землеустройству либо в органах юстиции, исключая период, когда такая регистрация вообще не проводилась (с 19 марта 1992 г. по 27 октября 1993 г.).
Восполнить этот пробел и зарегистрировать право умершего на земельный участок регистрирующие органы считают невозможным по причине того, что со смертью гражданина прекращается и его правоспособность.
Судебная практика, разделяя данную позицию, вместе с тем исходит из того, что права наследников в указанных случаях могут быть защищены в судебном порядке.
Если не имеется спора о праве, то достаточно предъявить нотариусу решение суда об установлении факта владения наследодателем земельным участком на праве собственности. Спор о праве собственности на такой земельный участок может быть положительно разрешен в исковом порядке с последующей государственной регистрацией на основании соответствующего решения суда. В этих случаях суды правильно исходят из того, что установленный Законом о регистрации прав на недвижимое имущество месячный срок для ее проведения касается только регистрационного органа и непосредственного отношения к участникам сделки не имеет. Они вправе обратиться за регистрацией в любое время с учетом требований разумности применительно к положениям ст. 314 ГК РФ.
Поэтому положения п. 1 ст. 165 ГК РФ о ничтожности сделок по мотиву отсутствия их регистрации и прав по ним следует отличать от других аналогичных по названию сделок (ст. 168 ГК РФ), не порождающих правовых последствий, начиная с момента их заключения и заканчивая регистрацией, даже если таковая была проведена. Представляется, что в п. 1 и 3 ст. 165 ГК РФ речь идет о ничтожности сделки в связи с ее "недозаключением" или "незавершением", т.е. только об одном из обязательных элементов, относящихся к форме сделок с недвижимостью, который может быть восполнен в судебном порядке.
Значительные трудности испытывают суды при разрешении споров, связанных с принадлежностью земельных долей (паев) бывшим работникам реорганизованных сельскохозяйственных предприятий. В качестве примера можно привести два дела, рассмотренные судами Московской области.
После смерти матери гражданину Б. нотариальной конторой было выдано свидетельство о праве на наследство в виде земельной доли размером 1,96 га, однако в регистрации его права собственности было отказано. Истринский городской суд согласился с доводами Московской областной регистрационной палаты о том, что при жизни наследодательница внесла свою долю в уставный фонд хозяйственного общества, созданного на базе совхоза, и в удовлетворении жалобы Б. на действия Московской областной регистрационной палаты отказал. В пересмотре решения суда в кассационном и надзорном порядке было также отказано.
По аналогичному требованию Сергиево-Посадский городской суд иск А. о праве собственности в порядке наследования на земельную долю удовлетворил в связи с тем, что его умершему отцу в 1996 г. было выдано в установленном порядке свидетельство о праве собственности на земельную долю, равную 4,0 га, сама реорганизация хозяйства проводилась в 1992 г., и письменного соглашения (договора) о передаче доли в уставный капитал вновь созданному ЗАО не имеется. Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда оставила решение без изменения. Президиум указанного суда все состоявшиеся по этому делу судебные постановления отменил и дело направил на новое рассмотрение. По мнению президиума, суду при рассмотрении спора в отношении земельной доли необходимо было истребовать и проанализировать учредительный договор и устав ЗАО, а также документы местной администрации о предоставлении земель хозяйства в общую долевую собственность.
Из приведенных выше дел видно, что всеми судебными инстанциями исследовался один и тот же вопрос - открывалось ли наследство на земельную долю или она была внесена в уставный капитал хозяйства при жизни наследодателя и не могла быть включена в наследственную массу.
Различные выводы, к которым пришли суды, во многом объясняются тем, что нормативная база по реорганизации предприятий аграрного комплекса (совхозов и колхозов) формировалась постепенно.
В соответствии с Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению аграрной реформы в России"*(246) и принятых Правительством РФ в его развитие постановлениях (от 29 декабря 1991 г. N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов"*(247) и от 4 сентября 1992 г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий агропромышленного комплекса"*(248)) действующие на тот период колхозы и совхозы должны были сами в срок до 1 января 1993 г. провести реорганизацию, а вновь образованные в результате этой реорганизации предприятия - зарегистрировать свою организационно-правовую форму. Одновременно члены реорганизуемых хозяйств (по решению трудового коллектива - также пенсионеры, работники социальной сферы и т.п.) наделялись имущественными и земельными долями, которые они могли получить в натуре при выходе из хозяйства или внести их в уставный капитал или паевой фонд вновь образованных сельскохозяйственных организаций.
В дальнейшем был принят ряд нормативных правовых актов, которыми предписывалось: во-первых, выдача по заявлению собственников земельных долей свидетельств о праве собственности на земельную долю по форме, утвержденной Указом Президента РФ от 27 октября 1993 г. N 1767, и, во-вторых, в случае передачи земельных долей в уставный капитал сельскохозяйственной организации - заключение соответствующих письменных соглашений (договоров) (Указ Президента РФ от 7 марта 1996 г. N 337*(249), постановление Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N 96*(250)). Однако к этому времени реорганизация предприятий аграрного комплекса была уже в основном завершена. Тем не менее многим из работников, распорядившихся своей земельной долей и утративших право на нее, комитеты по земельным ресурсам и землеустройству без необходимой проверки выдавали свидетельства о праве собственности на земельную долю.
Поэтому, как представляется, Московский областной суд обоснованно отменил решение Сергиево-Посадского суда, указав, что само по себе свидетельство, выданное земельным комитетом, еще не подтверждает с бесспорностью наличие права на земельную долю у наследодателя. Поскольку реорганизация совхоза проводилась в 1992 г., суду следовало истребовать дополнительные документы, в частности учредительный договор, принятый трудовым коллективом устав, акт органа местного самоуправления о выделении земли в общую собственность. Исходя из анализа именно этих документов Истринский городской суд при рассмотрении указанного выше дела установил, что наследодательница Б. в числе других работников являлась учредителем хозяйственного общества, при ее участии принят устав сельхозпредприятия, в соответствии с которым имущественные и земельные паи вносятся в уставный капитал образуемого общества и при выходе из него имущественный и земельный паи не выделяются. Следовательно, Б. в установленном на тот период порядке распорядилась своей земельной долей, взамен которой по учредительному договору ей полагалась одна доля в уставном капитале, которая и могла быть унаследована в соответствии с действующим законодательством.
Все это не означает, что при рассмотрении таких споров доводы истцов не заслуживают внимания. Внесение земельной доли в уставный капитал того или иного общества по своей природе является сделкой, которая, как и любая другая сделка, должна отвечать ряду обязательных требований, установленных законом. При их нарушении суд может согласиться с заявленными требованиями граждан, руководствуясь общими положениями ГК РФ о недействительности сделок.
Наряду с изложенной проблемой не менее важен и другой вопрос: какими документами может быть подтверждено право того или иного гражданина на земельную долю или земельный пай, полученные при реорганизации сельскохозяйственных предприятий?
Прямого ответа ни ст. 17 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество, ни иные нормативные акты не содержат.
Нотариальная практика исходит из того, что для оформления наследственных прав должны быть представлены: решение общего собрания коллектива о реорганизации сельскохозяйственного предприятия со списком участников долевой собственности, решение органов местного самоуправления о передаче сельскохозяйственных земель в общую собственность с планом земельного участка, свидетельство о праве собственности на земельную долю, выданное в соответствии с Указом Президента РФ от 27 октября 1993 г. N 1767, а также справка из сельскохозяйственного предприятия о том, что земельная доля не была внесена в уставный капитал.
Все перечисленные документы необходимы для решения вопроса о выдаче свидетельства о праве на наследство, а в дальнейшем - для государственной регистрации прав на земельную долю. Без них нельзя с определенностью сказать, кто же является собственником спорной земельной доли на момент открытия наследства. В то же время к числу правоустанавливающих документов в точном значении этого понятия можно отнести лишь акт органов местного самоуправления о передаче земли в общую собственность. Решение общего собрания трудового коллектива о круге лиц, имеющих право на земельную долю, и ее размере, служило лишь базой для принятия указанного решения органами местного самоуправления. Это вытекает из Рекомендаций по подготовке и выдаче документов о праве на земельные доли и имущественные паи, одобренных постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. N 96*(251), в которых момент возникновения права собственности на земельную долю определен датой принятия администрацией района решения о передаче земли в общую собственность участников (членов) сельскохозяйственной коммерческой организации (предприятия) (п. 18).
Данный вывод в полной мере согласуется со ст. 8 ГК РФ, содержащей перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, в том числе и такой, как "акт органов местного самоуправления".
Выдаваемые на основании Указа Президента РФ от 27 октября 1993 г. N 1767 свидетельства о праве собственности на земельные доли были призваны закрепить и удостоверить уже существующие права бывших работников реорганизуемых колхозов и совхозов, поэтому их можно рассматривать в качестве правозакрепляющих или правоудостоверяющих документов.

2. Наследование земельных участков,
принадлежащих на праве общей совместной собственности

Общая собственность на имущество, когда оно принадлежит нескольким лицам, возникает из договора или закона. По общему правилу общая собственность является долевой и выражается в виде дробного числа 1/3, 1/4, 1/6 или 0,5, 0,125, 0,375 и т.д. В целом размер всех долей должен равняться точно единице. Иное будет означать, что имеются еще и другие участники общей собственности либо допущена ошибка при определении долей каждого из собственников в праве общей собственности.
Образование общей собственности без определения долей (совместная собственность) допускается лишь в случаях, когда это прямо предусмотрено законом (п. 3 ст. 244 ГК РФ).
Действующим ГК РФ режим общей совместной собственности предусмотрен только для двух категорий граждан - супругов и членов крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 256, 257).
При наследовании доли в общей долевой собственности действует общий порядок, без каких-либо особенностей, это касается и земельных долей (паев) бывших работников преобразованных колхозов и совхозов.
Несколько иной является ситуация, когда открывается наследство после смерти участника общей совместной собственности, - в этом случае наследник лишен возможности оформить свои наследственные права до определения доли умершего в общем имуществе, так как наследственное имущество переходит к наследникам по закону и по завещанию исключительно на праве долевой собственности. Это положение не может быть никем изменено в силу императивности закона, в том числе и самим завещателем: он не может завещать свое имущество нескольким наследникам в общую совместную собственность (ст. 1122 ГК РФ).
При отсутствии спора доли в общей совместной собственности определяются по соглашению между пережившим супругом либо членами крестьянского (фермерского) хозяйства с другими наследниками умершего участника общей совместной собственности на земельный участок.
На основании достигнутого соглашения наследнику выдается свидетельство о праве на наследство. Важно, чтобы указанное соглашение было заключено в письменной форме в виде документа, подписанного наследниками и участниками общей совместной собственности.
В тех случаях, когда вопрос о долях остается спорным, доля умершего сособственника определяется судом по иску любого заинтересованного лица.
Соглашения наследников об определении долей в общем имуществе не требуется, если пережившему супругу выдано свидетельство о праве на долю в совместно нажитом имуществе. В соответствии со ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате пережившему супругу может быть выдано свидетельство о праве собственности на половину общего имущества супругов, но при обязательном извещении наследников, принявших наследство. Как видно из содержания статьи закона, в этом случае размеры долей как пережившего супруга, так и наследодателя предполагаются равными и не поставлены в зависимость от получения на это согласия наследников. Вместе с тем наследники не лишены права обратиться в дальнейшем в суд и в исковом производстве разрешить спор о долях и правильности выдачи указанного свидетельства пережившему супругу. Точно такая же возможность сохраняется и у пережившего супруга, несмотря на полученное им свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе. Обращение в суд пережившего супруга может быть вызвано тем, что при получении свидетельства на половину общего имущества он действовал под влиянием заблуждения либо не придавал значения этому акту, тогда как в действительности вправе рассчитывать на все имущество или большую его часть.
Правила определения долей супругов в общем имуществе отнесены к предмету регулирования Семейного кодекса РФ, который допускает отступление от равенства долей, исходя из интересов несовершеннолетних детей либо по иным заслуживающим внимания причинам, в частности если один из супругов не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи (ст. 39).
В отличие от супружеского имущества доли членов крестьянского (фермерского) в праве совместной собственности на имущество хозяйства признаются равными, если соглашением между всеми ними не установлено иное (п. 3 ст. 258 ГК РФ).
Следует отметить, что относительно наследования имущества члена крестьянского (фермерского) хозяйства закон содержит ряд условий. Заключаются они в том, что доля в имуществе крестьянского (фермерского) хозяйства переходит на общих основаниях к наследникам умершего, если они также являются членами этого хозяйства. Причем наследование доли некоторыми из членов крестьянского (фермерского) хозяйства ведет к преобразованию общей совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства в их общую долевую собственность. Наследник, который на момент открытия наследства не являлся членом крестьянского (фермерского) хозяйства, права на долю в имуществе не приобретает, он вправе претендовать на получение денежной компенсации соразмерно наследуемой доле, которая может определяться соглашением сторон либо судом (ст. 1179 ГК РФ). В этом случае доля умершего наследодателя в праве на земельный участок и другое имущество переходит к остальным членам крестьянского (фермерского) хозяйства. По закону допускается и другой вариант: наследник может быть принят в члены крестьянского (фермерского) хозяйства, и в этом случае указанная компенсация ему не выплачивается. Смерть единственного члена крестьянского (фермерского) хозяйства ведет к наследованию на общих основаниях только тогда, когда никто из наследников не выразит желания продолжить ведение хозяйства. По закону к наследнику, который выразит такое желание, переходит земельный участок и другое имущество крестьянского (фермерского) хозяйства, тогда как другие наследники имеют право на получение денежной компенсации за причитающуюся им долю в этом наследственном имуществе. Не исключено, что несколько наследников будут претендовать на имущество в целом для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства. Можно отметить, что ни ГК РФ, ни Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве прямо не предусматривают преимущественного права того или иного наследника на получение имущества наследодателя после смерти последнего члена хозяйства. Как представляется, спор между ними о преимущественном праве должен решаться применительно к ст. 1168 ГК РФ, согласно которой преимущественным правом на неделимую вещь обладает тот из наследников, который пользовался этим имуществом при жизни наследодателя либо являлся вместе с наследодателем участником общей собственности на это имущество.

3. О значении принципа единства судьбы
земельного участка и прочно связанных
с ним строений для наследования этих объектов

В числе основных принципов земельного законодательства пп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ провозглашает единство судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.
В развитие этого принципа ст. 35 ЗК РФ содержит запрет на отчуждение земельного участка без находящихся на нем зданий и сооружений в случае, если они принадлежат одному лицу. Одновременно в п. 3 ст. 3 ЗК РФ подчеркивается, что имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным законодательством. Следуя логике и смыслу приведенных норм, получается, что нормы ЗК РФ при регулировании имущественных отношений, предметом которых является земельный участок, имеют приоритет перед нормами ГК РФ. В этой связи возникает ряд вопросов, разрешение которых может вызвать трудности на практике.
В частности, могут ли быть завещаны земельный участок и строение разным лицам, что не так уж и редко встречается на практике? Насколько действительно такое завещание и вправе ли нотариус выдать свидетельства о праве на наследство отдельно на земельный участок и отдельно на строение? В этом отношении представляет интерес дело, рассмотренное Видновским городским судом по спору между наследниками по закону и по завещанию.
После смерти гражданки Л. осталось наследство в виде садового участка и возведенного на нем строения. Садовый домик был завещан дальней родственнице Н., а земельный участок унаследовала по закону дочь умершей - С. Последняя обратилась в суд с иском о признании завещания недействительным, считая, что не может быть завещано строение в отрыве от земельного участка, поскольку это делает невозможным использование по своему назначению как земельного участка, так и строения и ведет к различного рода спорам и конфликтам.
Решением городского суда, оставленным без изменения в кассационном порядке, в иске о признании завещания недействительным было отказано.
Таким образом, при разрешении настоящего дела суды первой и второй инстанций дали положительный ответ относительно возможности завещания земельного участка и строения разным лицам и действительности такого завещания.
Принятое городским судом решение не вызывает сомнений, и в его пользу можно привести следующие соображения.
Во-первых, указанные выше положения ЗК РФ не могут затрагивать общие правила наследования, предусмотренные ГК РФ. Земельные участки и строения нельзя рассматривать как вещь и принадлежность, а также как сложную вещь в виде единого целого. Между ними, безусловно, имеется известная связь, которая, в соответствии со ст. 35 ЗК РФ, должна учитываться при отчуждении строений и земельных участков, однако с точки зрения гражданского права земельные участки и прочно связанные с ними объекты, т.е. строения, - это самостоятельные объекты права собственности (ст. 130 ГК РФ). Поэтому нет никаких оснований для признания завещания недействительным, если завещатель сделал отдельные распоряжения по поводу земельного участка и строения, либо только некоторых из них по своему усмотрению.
Во-вторых, следует отметить, что пп. 5 ст. 1 ЗК РФ, закрепивший принцип единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, содержит оговорку - "за исключением случаев, установленных федеральными законами". Таким исключением можно считать разд. V ГК РФ "Наследственное право", нормы которого не содержат каких-либо ограничений по распоряжению гражданином на случай смерти земельными участками и строениями. Ничего чрезвычайного ситуация, когда право собственности на земельный участок и строение переходит к разным лицам, не содержит, выход из нее в достаточной степени урегулирован гл. 17 ГК РФ.

4. Наследование земельного участка,
принадлежащего на праве пожизненного наследуемого владения

По действующему законодательству принадлежность гражданам земельных участков может быть основана на праве собственности, на праве пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования либо аренды. В тех случаях, когда граждане имели земельные участки на праве постоянного (бессрочного) пользования, независимо от целевого назначения, они получили возможность начиная с 1991 г. обратиться с заявлением в соответствующую администрацию по месту нахождения земельных участков с просьбой о закреплении их в собственность, пожизненное наследуемое владение или аренду по своему выбору. Указом Президента РФ от 23 апреля 1993 г. N 480 "О дополнительных мерах по наделению граждан земельными участками"*(252) было уточнено, что при перерегистрации земельного участка, ранее бесплатно предоставленного в пользование гражданина, ему в собственность передается участок или его часть в пределах действующих на момент перерегистрации предельных норм предоставления земельных участков, остальная часть по желанию гражданина либо выкупается гражданином по договорной цене в собственность, либо передается ему в пожизненное наследуемое владение. Поэтому на практике нередко можно столкнуться с ситуацией, когда единый земельный участок при доме, в садоводческом товариществе, дачном кооперативе и т.д. может принадлежать гражданину на различных титулах, к примеру, на праве собственности и пожизненного наследуемого владения. С принятием нового Земельного кодекса РФ предоставление земельных участков на праве пожизненного наследуемого владения не допускается (ст. 21 ЗК РФ). Вместе с тем такое право продолжает сохраняться на ранее приобретенные участки, при наследовании которых возникает целый ряд вопросов.
Во-первых, Законом о садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан в ст. 30 "Права садоводов, огородников и дачников на распоряжение садовыми, огородными и дачными участками" установлен различный режим наследования для садовых, огородных и дачных земельных участков - принадлежащие гражданам на праве собственности земельные участки наследуются по закону и по завещанию, тогда как принадлежащие на праве пожизненного наследуемого владения земельные участки могут переходить по наследству только по закону, т.е. наследование их по завещанию исключено.
Очевидно, что в настоящее время указанная норма Закона утратила силу и не должна применяться, так как прямо противоречит положениям ст. 1181 ГК РФ о наследовании земельных участков, принадлежащих гражданам на праве собственности или пожизненного наследуемого владения, на общих основаниях, без каких-либо изъятий. А в соответствии со ст. 4 Вводного закона к части третьей ГК РФ, впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории РФ, в соответствие с частью третьей Кодекса законы и иные нормативные акты Российской Федерации применяются постольку, поскольку они не противоречат части третьей Кодекса.
Во-вторых, в юридической литературе*(253) высказано мнение о том, что, в отличие от права общей собственности, право общего владения законодательством не предусмотрено. По этой причине земельный участок на праве пожизненного наследуемого владения не переходит по наследству к нескольким лицам, если этот участок является неделимым, т.е. не может быть разделен между наследниками в натуре.
Со ссылкой на примерно такие же аргументы Московская областная регистрационная палата в ряде случаев отказывала гражданам в государственной регистрации свидетельств о праве на наследство, выданных на доли в праве пожизненного наследуемого владения. Однако суды по обращениям граждан заняли иную позицию - доводы регистрационной палаты признавали неубедительными и обязывали зарегистрировать доли граждан в праве пожизненного наследуемого владения на спорный земельный участок. С практикой судов по данному вопросу следует согласиться, так как иной подход к проблеме наследования указанных участков не вытекает из закона и даже прямо противоречит ст. 1181 ГК РФ.
Действительно, Гражданский кодекс РФ не содержит специальной нормы, посвященной нахождению этих земельных участков в пользовании и владении нескольких лиц. Но это, исходя из положений ст. 8 ГК РФ, совсем не исключает такой возможности, точно так же, как и нахождение в общем владении земельного участка на праве постоянного (бессрочного) пользования. В то же время споры между гражданами о порядке пользования такими участками являются наиболее распространенными. Критерии, которыми следует руководствоваться при разрешении такого рода споров, установлены земельным законодательством в ст. 35 ЗК РФ. Объем прав по владению и пользованию земельным участком на праве пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования, предусмотренный ст. 41 ЗК РФ, абсолютно одинаков. Их различие заключается только в том, что одни (на праве пожизненного наследуемого владения) переходят по наследству, а другие не переходят.
Аналогичный подход вполне допустим и к переходу земельного участка на праве пожизненного наследуемого владения к нескольким наследникам независимо от его размера. Довод, согласно которому такой переход возможен только при условии делимости земельного участка, мало в чем убеждает. При переходе по наследству к нескольким лицам любого имущества возможность его раздела, т.е. делимость, не имеет никакого значения. Все вопросы, связанные с перерегистрацией наследниками своего права на земельный участок, его разделом либо определением порядка пользования, относятся к иной стадии, которая может (но не обязательно) последовать после того, как наследники оформят свои наследственные права. В силу принципа диспозитивности от самих наследников зависит, оставаться ли им в режиме общего владения и пользования земельным участком либо выйти из него. Принуждать их к принятию того или иного решения никто не вправе.
И все же одно отличие в наследовании земельных участков на праве собственности и на праве пожизненного наследуемого владения существует. Связано оно с тем, что субъектами наследования участка на праве пожизненного наследуемого владения могут быть только граждане, которым земельные участки ранее предоставлялись безвозмездно из числа земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности (ст. 21 ЗК РФ). Это означает, что такие участки, в отличие от принадлежащих гражданам на праве собственности, не могут переходить по наследству к юридическим лицам как по закону, так и по завещанию. Других особенностей в наследовании земельных участков на праве собственности и на праве пожизненного наследуемого владения действующее законодательство не содержит.

5. Наследование и право постоянного
(бессрочного) пользования земельными участками

В силу закона (гл. 17 ГК РФ) право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком относится к числу ограниченных вещных прав - граждане владеют и пользуются такими участками, но не могут ими распоряжаться, в том числе и завещать. При переходе права собственности на строение вместе с ним переходит и право пользования земельным участком. Такое положение содержалось в ст. 37 Земельного кодекса РСФСР 1991 г. и оно было воспроизведено в ст. 35 ныне действующего ЗК РФ. В случае перехода права собственности на строение к нескольким лицам, к ним же переходит и указанное право на земельный участок. При определении порядка пользования общим участком учитываются доли сторон в праве собственности на строение или сложившийся порядок пользования земельным участком (п. 1 ст. 35 ЗК РФ).
Важно отметить, что переход прав на земельный участок после смерти наследодателя - собственника строения нельзя рассматривать как акт наследования, это не более чем один из частных случаев перехода прав на земельный участок при смене собственника строения, что предусмотрено ст. 35 ЗК РФ и ст. 271 ГК РФ.
Разрушение унаследованного дома или дачи полностью или частично в результате пожара либо ветхости не может препятствовать передаче земельного участка наследнику, если не проведена государственная регистрация прекращения права собственности на поврежденное строение (ст. 131 ГК РФ). На практике для регистрации прекращения права собственности на строение необходимы заявление собственника строения, документ технического учета и постановление главы местной администрации о ликвидации объекта недвижимости.
Точно такой же подход к переходу права на земельный участок должен быть и в случаях, когда наследодатель умер до окончания возведения строения. Независимо от степени готовности, объекты незавершенного строительства наследуются на общих основаниях и права на них подлежат государственной регистрации без каких-либо изъятий (ст. 25 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество). В противном случае наследник был бы лишен возможности достроить унаследованную недвижимость, а затем и нормально пользоваться ею, в том числе разместить на участке надворные постройки, коммуникации и т.п.
Ситуация в значительной степени усложняется, когда наследодатель, получив участок, до открытия наследства не приступил к его освоению и строительству, поскольку данная проблема Земельным кодексом РФ не урегулирована. Если исходить из общих положений ГК РФ (ст. 417), то право землепользования в таких случаях прекращается со смертью наследодателя и переходить к другим лицам по закону не может. Возникает вопрос, насколько это справедливо по отношению к наследникам, членам семьи умершего либо к тем гражданам, которые имеют льготы и нуждаются в получении земельных участков.
Судебная практика по спорам о праве на такой участок между указанными лицами и местной администрацией является противоречивой, что во многом объясняется, как отмечено выше, неурегулированностью этой проблемы в целом.
Эта ситуация может принципиально измениться, если наследодатель обратился с заявлением о передаче ему земельного участка в собственность на основании п. 5 ст. 20 ЗК РФ, но умер до вынесения соответствующего решения. Учитывая, что право гражданина на приватизацию земельного участка является безусловным, такой участок по аналогии с практикой применения Закона о приватизации жилищного фонда в РФ (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 о применении судами Закона о приватизации жилищного фонда в РФ), можно рассматривать как объект недвижимости, подлежащий наследованию на общих основаниях.

6. Выводы по проблеме наследования земельных участков

Суммируя изложенное, можно прийти к следующим выводам по проблеме наследования земельных участков:
1) Земельные участки, принадлежащие наследодателю на праве собственности либо праве пожизненного наследуемого владения, независимо от их целевого назначения, разрешенного режима использования и охраны, ограничений по предельному размеру для одного лица и т.п., наследуются на общих основаниях.
2) Объектом наследования может быть земельный участок, который отведен на местности, границы его описаны и удостоверены в установленном порядке. В тех случаях, когда право на участок принадлежало нескольким лицам, в качестве наследства будет выступать доля в праве общей собственности на земельный участок, в том числе земельная доля, полученная бывшими работниками совхозов и колхозов при реорганизации сельскохозяйственных предприятий, при условии, что она не внесена в уставный капитал сельхозпредприятия либо наследодатель не распорядился своей долей при жизни иным образом.
3) В случае смерти участника общей совместной собственности (супруга либо члена крестьянского (фермерского) хозяйства) его доля может быть определена по соглашению соответственно между пережившим супругом либо членами крестьянского (фермерского) хозяйства с другими наследниками. На основании достигнутого соглашения наследнику может быть выдано нотариусом свидетельство о праве на наследство. В случае спора доля умершего сособственника определяется судом по иску любого заинтересованного лица. По общим правилам наследования доля умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства может перейти только к наследникам - членам крестьянского (фермерского) хозяйства. Другие наследники имеют право на получение денежной компенсации соразмерно доле наследодателя в имуществе хозяйства. Компенсация не выплачивается в случае принятия наследника в члены хозяйства.
4) Провозглашенный Земельным кодексом РФ принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов не затрагивает общих правил наследования недвижимости, включая земельные участки и расположенные на них строения.
5) Земельный участок на праве пожизненного наследуемого владения переходит по наследству в общем порядке независимо от его делимости и числа наследников.
6) Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком относится к числу ограниченных вещных прав, которое не наследуется. Следуя судьбе строения, оно переходит к его новому собственнику, образуя при наследовании частный случай перехода прав на земельный участок при смене собственника строения (ст. 35 ЗК РФ, ст. 271 ГК РФ).

Раздел XI. Наследование в области интеллектуальной собственности

- Понятие интеллектуальной собственности (исключительных прав) - Наследование исключительных прав - Особенности наследования авторского права - Наследование смежных прав - Наследование патентных прав, прав на топологии интегральных микросхем и селекционные достижения

1. Понятие интеллектуальной собственности
(исключительных прав)

Рассмотрение вопросов наследования в области интеллектуальной собственности предполагает прежде всего необходимость четкого представления о том, что понимается под интеллектуальной собственностью с правовой точки зрения.
Понятие интеллектуальной собственности возникло в европейских странах около 200 лет назад, в эпоху буржуазных революций, в ходе борьбы буржуазии с феодальными привилегиями, дарованными королевской властью. Это право на нематериальные результаты интеллектуальной деятельности (произведения литературы, искусства, изобретения и др.) было сконструировано по аналогии с правом собственности на материальные вещи, поскольку в то время наиболее прогрессивные философские теории рассматривали право собственности как одно из естественных прав человека, как право, максимально защищающее его обладателя.
Позднее появились иные теории о природе прав на результаты интеллектуальной деятельности, в частности получившая широкое распространение конструкция исключительных прав, согласно которой в отношении подобных нематериальных объектов возникают абсолютные права особого рода (отличные от права собственности)*(254). Эта теория получила отражение в законодательстве многих стран.
В самом общем виде можно сказать, что страны англосаксонской системы права в основном по-прежнему тяготеют к признанию прав на результаты интеллектуальной деятельности правами собственности, хотя и со значительными оговорками, а страны континентальной системы, как правило, называют их исключительными правами.
В России еще до революции 1917 г. был отвергнут подход к правам на результаты интеллектуальной деятельности как к правам собственности и отдано предпочтение теории исключительных прав, что нашло отражение в законодательстве (например, Положение об авторском праве 1911 г.*(255)). В социалистический период возможность экономического оборота прав на результаты интеллектуальной деятельности была сильно ограничена. Это во многом объясняет, почему в начале 90-х годов, на первом этапе экономических и политических преобразований, была сделана попытка признать права на результаты интеллектуальной деятельности правами собственности (в частности, об интеллектуальной собственности на результаты творческой деятельности говорилось в Законе СССР от 6 марта 1990 г. "О собственности в СССР"*(256) и в Законе РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР"*(257)). Тем не менее правильное понимание большинством правоведов своеобразия этого института привело к тому, что в настоящее время в законодательстве используется обычно либо понятие исключительных прав, либо одновременно оба термина - "интеллектуальная собственность" и "исключительные права" (например, ст. 128 и ст. 138 ГК РФ).
Конституция РФ упоминает интеллектуальную собственность в ст. 44, посвященной свободе творчества, и в ст. 71, относящей правовое регулирование интеллектуальной собственности к федеральному ведению. Употребление этого понятия в Основном законе государства обусловлено исторической традицией, а также служит выражением определенных экономических начал.
Статья 128 ГК РФ относит исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) к объектам гражданских прав. Статья 138 ГК РФ предусматривает, что в случаях и порядке, установленных Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг.
Таким образом, понятия "интеллектуальная собственность" и "исключительные права" имеют согласно действующему законодательству одинаковое значение.

2. Наследование исключительных прав

Исторически сложилось так, что нормы о наследовании в сфере интеллектуальной собственности не включаются в общие положения наследственного права. Например, в разд. VII "Наследственное право" ГК 1964 г., действовавшем до принятия разд. V "Наследственное право" ГК РФ, отсутствовали специальные нормы о наследовании авторского, изобретательского и других исключительных прав (кроме абз. 4 ст. 552 о невозможности перехода авторского права к государству по наследству). При этом положения о наследовании авторских прав содержались в ст. 481, 496 и 497 разд. IV "Авторское право", в ст. 518 разд. V "Право на открытие" и в ст. 525 разд. VI "Право на изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец" ГК 1964 г. В Основах 1991 г. вопросы наследования авторских и смежных прав также рассматривались в п. 6 ст. 135, ст. 137 и п. 5 ст. 141 разд. IV "Авторское право", а вопросы наследования изобретательских прав - в ст. 144 разд. V "Право на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве".
В разд. V "Наследственное право" ГК РФ положения о наследовании исключительных прав также не вошли. Отдельные правила о наследовании содержатся в Законе РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах"*(258) (абз. 2 п. 2 ст. 17; ст.ст. 27, 29, 43), в Законе РФ от 23 сентября 1992 г. "О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных"*(259) (п. 2 ст. 1; ст. 6; п. 2 ст. 11), в Патентном законе РФ от 23 сентября 1992 г.*(260) (п. 3 ст. 7; п. 6 ст. 10) и в Законе РФ от 23 сентября 1992 г. "О правовой охране топологий интегральных микросхем"*(261) (п. 4 ст. 4; п. 2 ст. 6).
В ч. 1 ст. 1112 ГК РФ говорится, что в состав наследства входят вещи и иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, а исключительные права в ней не упоминаются. В то же время в ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав отнесены "вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага". При буквальном толковании нормы ст. 128 ГК РФ иногда приходят к выводу о том, что исключительные права не относятся к имущественным и не охватываются понятием "имущество", а потому ст. 1112 не включает исключительные права в состав наследства. В действительности это не так, и приведенные выше нормы не противоречат одна другой.
Дело в том, что перечень, содержащийся в ст. 128, построен на нескольких различных классификационных основаниях, видимо, для того, чтобы добиться его большей наглядности. В противном случае следовало бы заключить, что права, вытекающие из договоров о выполнении работ или оказании услуг, согласно ст. 128 также не относятся к имущественным правам, поскольку работы и услуги названы в перечне указанной статьи обособленно.
Анализ других норм ГК РФ показывает, что содержание и объем понятия "имущество" могут быть различными в зависимости от того, к каким правоотношениям оно применяется (см., например, п. 2 ст. 132, п. 2 ст. 340 ГК РФ). Так, в п. 1 ст. 1013 ГК РФ указано, что объектом доверительного управления могут быть "...исключительные права и другое имущество". Таким образом, толкование понятия "имущество", включающее исключительные права как разновидность имущественных прав, вполне допустимо и используется в Гражданском кодексе РФ.
Исключительные права прямо названы имущественными в законах об авторском праве (ст. 16), о правовой охране программ (ст. 10 и п. 2 ст. 11), о правовой охране топологий (п. 2 ст. 6). Содержание исключительного права, принадлежащего правообладателю, согласно этим законам составляет (либо включает) право использовать самостоятельно или разрешать третьим лицам использование результата творческой деятельности. В этих законах предусмотрено, что исключительное (имущественное) право переходит по наследству (ст. 29 Закона об авторском праве; п. 2 ст. 11 Закона о правовой охране программ; п. 2 ст. 6 Закона о правовой охране топологий).
В Патентном законе исключительное право прямо не названо имущественным, но его содержание аналогично содержанию исключительных прав в вышеназванных законах (п. 2 ст. 3 и п. 1 ст. 10), и также предусмотрен его переход по наследству (п. 6 ст. 10).
В ст. 37 Закона об авторском праве к исключительным правам исполнителя (наряду с правом на использование) ошибочно отнесены такие личные неимущественные права, как право на имя и право на защиту исполнения или постановки от искажения. Однако в п. 7 ст. 43 этого Закона прямо указано, что по наследству переходит только право исполнителя на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности.
Таким образом, из содержания перечисленных законов можно сделать вывод о том, что исключительные права являются правами имущественными и переходят по наследству.
Наследование в области интеллектуальной собственности рассматривается законодателем как наследование обычных имущественных прав, имеющее лишь некоторые специфические черты, отраженные в специальных законах.
Объекты интеллектуальной собственности (исключительных прав) делятся на две группы: на результаты интеллектуальной деятельности и на приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, продукции, выполняемых работ или услуг (ст. 138 ГК РФ).
К первой группе относят объекты авторского права (произведения науки, литературы, искусства), объекты смежных прав (результаты исполнительской деятельности артистов-исполнителей, режиссеров-постановщиков, дирижеров; фонограммы и передачи организаций эфирного и кабельного вещания), а также объекты патентного права (изобретения, полезные модели, промышленные образцы), селекционные достижения, топологии интегральных микросхем. Все эти результаты интеллектуальной деятельности характеризуются тем, что создаются творческим трудом авторов, поэтому правовой охране интересов авторов, как первоначальных обладателей исключительных прав, придается первостепенное значение. Вместе с тем возможна также ситуация, когда имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности переходят при жизни автора к другим лицам, которые становятся правообладателями (например, при уступке патента на изобретение или промышленный образец). Как авторы, так и иные граждане-правообладатели могут передавать свои имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности по наследству.
Ко второй группе - средствам индивидуализации относят товарные знаки и знаки обслуживания, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров. В отношении этих объектов определяющим является их использование в качестве правового инструмента индивидуализации участников экономического оборота. Права на средства индивидуализации могут принадлежать гражданам лишь как участникам предпринимательской деятельности (например, гражданин может обладать правом на товарный знак, если он предприниматель). Наследование прав в отношении средств индивидуализации, как правило, осуществляется в комплексе с наследованием другого имущества, входящего в состав предприятия (ст. 1178 ГК РФ).

3. Особенности наследования авторского права

Наиболее ярко выраженной спецификой обладает наследование прав авторов результатов интеллектуальной деятельности. Обычно оно осуществляется родственниками умершего, хотя в ряде случаев авторы завещают свои произведения гражданам, не состоящим с ними в родстве, или юридическим лицам. Перед государством при этом, с одной стороны, стоит задача защитить интересы наследников, предоставив им возможность получать доходы от использования произведений умершего автора. С другой стороны, государство обязано также учитывать интересы потребителей таких творческих результатов (по существу, всего общества), заключающиеся в возможно более широком и свободном использовании произведений.
Этим определяются некоторые особенности в наследовании прав на результаты интеллектуальной деятельности. Удобнее всего рассматривать их на примере наследования авторского права - наиболее подробно разработанного и урегулированного законодательством.
Право автора произведения науки, литературы или искусства состоит из комплекса личных неимущественных и имущественных прав. К личным неимущественным правам автора относятся право авторства, право на имя, право на защиту репутации автора и право на обнародование произведения в любой форме, включая право на отзыв (п. 1 ст. 15 Закона об авторском праве). Под имущественными правами автора понимаются его исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом - права на воспроизведение произведения, его распространение, импорт, публичный показ, передачу в эфир, переработку и другие (ст. 16 Закона об авторском праве).
Характерной чертой исключительных прав автора является их отчуждаемость (ст. 29 и 30 Закона об авторском праве). В связи с этим исключительные (имущественные) права автора могут переходить по наследству. Наследники автора имеют право решать все вопросы, связанные с дальнейшим использованием произведений умершего автора (определять виды и способы использования, его условия и сроки, заключать соответствующие договоры), а также получать за это вознаграждение.

3.1. Личные неимущественные права авторов

Личные неимущественные права автора тесно связаны с его личностью и, как правило, не способны по самой своей природе переходить к другим лицам (п. 1 ст. 150 ГК РФ). В п. 3 ст. 15 Закона об авторском праве подчеркнуто, что личные неимущественные права принадлежат автору независимо от его имущественных прав и сохраняются за ним в случае уступки исключительных прав на использование произведения. Эта особенность нашла отражение в ч. 3 ст. 1112 ГК РФ, которая прямо устанавливает, что личные неимущественные права и другие нематериальные блага не входят в состав наследства.
Вместе с тем в п. 1 ст. 150 ГК РФ уточняется, что "в случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя". Это положение содержит, по существу, ограничение общего правила о неотчуждаемости и непередаваемости личных неимущественных прав и поэтому требует, чтобы случаи и порядок такого их осуществления были предусмотрены законом.
Закон прямо указывает, что по наследству не переходят такие личные неимущественные права, как право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора. Наследники вправе осуществлять лишь защиту этих прав, причем данные правомочия наследников сроком не ограничиваются (абз. 2 ст. 29 Закона об авторском праве).
Автор вправе заранее определить, кому именно он поручит осуществление охраны права авторства, права на имя и на защиту репутации. Он может в том же порядке, в котором назначается исполнитель завещания (см. ст. 1134 ГК РФ), указать лицо (из числа наследников или не из их числа), на которое возлагает охрану своих прав после смерти, причем осуществлять эти полномочия такое лицо должно пожизненно (абз. 1 п. 2 ст. 27 Закона об авторском праве).
Если автор не даст такого специального указания, охрана личных неимущественных прав после его смерти осуществляется совместно всеми наследниками автора. Соответствующие полномочия переходят к наследникам автора также в случае смерти назначенного автором лица или его отказа от осуществления своих полномочий до истечения срока действия авторского права. При отсутствии наследников или если их авторское право прекратилось, охраной личных неимущественных прав автора должен заниматься специально уполномоченный орган Российской Федерации (абз. 2 п. 2 ст. 27 Закона об авторском праве). До настоящего времени такой орган не определен, поэтому в его отсутствие защита авторских прав, по-видимому, может осуществляться федеральными органами исполнительной власти, выполняющими функции в сфере культуры, науки и искусства.
В действующем законодательстве ничего не говорится о наследовании права на обнародование произведения, также отнесенного ст. 15 Закона об авторском праве к личным неимущественным правам. Пункт 6 статьи 135 Основ 1991 г.*(262) закреплял переход к наследникам автора права осуществлять или разрешать опубликование произведения (аналогичного праву на обнародование), хотя в нем отсутствовали указания о порядке его осуществления. В ст. 29 Закона об авторском праве право на обнародование не упомянуто как право, которое не переходит по наследству.
Наследникам часто приходится решать вопросы, связанные с использованием произведений, которые не были обнародованы при жизни автора. В таких случаях они должны принимать решение о дальнейшей судьбе произведения, т.е. не просто защищать некие права от нарушения другими лицами, а самостоятельно осуществлять эти права. Аналогичная ситуация складывается и при необходимости внесения каких-либо изменений в произведение умершего автора. Оба эти случая напрямую связаны с возможностью дальнейшего авторско-правового использования соответствующего произведения и, таким образом, затрагивают имущественные интересы наследника, а также интересы общества в целом.
Осуществление наследниками подобных действий никак не противоречит принципу неотчуждаемости и непередаваемости личных неимущественных прав, так как наследники в таких случаях, по существу, реализуют уже свое собственное право. В то же время очевидно, что признанное на практике наделение наследников автора правами по обнародованию произведений автора-наследодателя, а также по внесению изменений в его произведения должно получить отражение в законе, причем объем этих правомочий наследников должен быть четко очерчен и ограничен разумными пределами. Круг их прав, в любом случае, должен быть значительно уже правомочий автора
В настоящее время, основываясь на положениях ч. 3 ст. 1112 ГК РФ и п. 1 ст. 150 ГК РФ, следует исходить из того, что до внесения в законодательство соответствующих дополнений официальное закрепление таких прав за наследниками (например, в свидетельстве о праве на наследство) невозможно.

3.2. Наследование права следования

Право следования является особым имущественным правом, возникающим у авторов произведений изобразительного искусства, отличным от исключительных авторских прав. Это право основано на специфике произведения изобразительного искусства как объекта авторского права, составляющего нерасторжимое целое с материальным предметом, в котором оно выражено. Основной доход автор произведения изобразительного искусства получает от его продажи, а право следования позволяет ему получить дополнительное вознаграждение в случае, если цена произведения со временем существенно возрастет (в виде процента от прибыли, получаемой собственниками его произведений в результате их перепродаж). В п. 2 ст. 17 Закона об авторском праве установлено, что право следования является неотчуждаемым и переходит только к наследникам автора по закону на срок действия авторского права. Из данной нормы видно, что закон рассматривает это право как носящее обеспечительный характер (призванное улучшить материальное положение художника и его близких родственников). Отсюда его тесная связь с личностью автора (он не вправе распоряжаться правом следования, в том числе завещать его) и ограничение его наследования только кругом наследников по закону. Вместе с тем следует отметить, что такой подход противоречит положениям действующего российского законодательства о наследовании (в частности, ст. 1119 и ст. 1120 ГК РФ), поэтому в разрабатываемых проектах изменений Закона об авторском праве неоднократно предлагалось предусмотреть возможность наследования указанного права по завещанию.
В то же время в разных странах наблюдается различный подход к решению этого вопроса. В ряде государств переход права следования не предусмотрен, и оно прекращается со смертью автора (Германия). В других странах оно переходит по наследству: а) либо к любым наследникам (Алжир, Тунис, Сенегал и др.); б) либо только к наследникам по закону (Франция прямо исключает наследников по завещанию); в) либо, напротив, наследники по завещанию имеют преимущество перед наследниками по закону (Италия)*(263).

3.3. Наследование авторского вознаграждения

От наследования авторских прав необходимо отличать наследование авторского вознаграждения, начисленного при жизни автора, но своевременно им не полученного, а также начисленного после его смерти в соответствии с ранее заключенными этим автором договорами на использование его произведений, но до принятия наследниками наследства. В таких случаях наследники получают вознаграждение не в результате осуществления ими исключительных прав, перешедших к ним от наследодателя, а наследуют лишь определенные денежные суммы. Наследование осуществляется по общим правилам ст. 1183 ГК РФ о наследовании невыплаченных сумм заработной платы и приравненных к ней платежей.
Таким образом, основной особенностью наследования авторских прав является то, что по наследству передаются не все авторские правомочия, а только исключительные (и иные имущественные) права автора. Личные неимущественные права автора по наследству не переходят. Для защиты этих прав в интересах общества и личных интересах самих наследников последние наделяются специальными правомочиями по их охране. Эти специальные правомочия всегда уже по своему содержанию, чем соответствующие личные неимущественные права автора.

3.4. Сроки действия авторского права

Другой существенной особенностью наследования авторских прав является то, что все они переходят к наследникам на определенный срок, т.e. права наследника ограничены во времени.
По общему правилу авторское право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти (абз. 1 п. 1 ст. 27 Закона об авторском праве)*(264). Этот срок исчисляется с 1 января года, следующего за годом смерти автора. На самом деле речь в данном случае идет об исключительных (имущественных) правах автора, так как именно они передаются по наследству. Личные неимущественные права охраняются бессрочно (абз. 2 п. 1 ст. 27 Закона об авторском праве).
Таким образом, исключительное право автора имеет срочный характер, причем ограничение его действия конкретным сроком направлено на ограничение именно прав наследников и иных правопреемников автора.
Статья 27 Закона об авторском праве предусматривает несколько случаев, когда срок действия авторского права исчисляется иначе.
1) Авторское право на произведение, обнародованное анонимно или под псевдонимом, действует 70 лет после его правомерного обнародования. Это означает, что срок действия авторского права в таких случаях сокращается. В то же время законом установлено, что если в течение этих 70 лет автор произведения раскроет свою личность или его личность не будет далее оставлять сомнений, то будут применяться общие правила исчисления сроков авторского права (п. 3 ст. 27 Закона об авторском праве).
2) Авторское право на произведение, созданное в соавторстве, действует в течение всей жизни и 70 лет после смерти последнего соавтора, пережившего других соавторов (п. 4 ст. 27 Закона об авторском праве). В этом случае срок действия авторского права для наследников соавторов, умерших раньше, увеличивается, так как 70-летний период начинает отсчитываться только после смерти последнего пережившего соавтора. Такое правило необходимо для того, чтобы наследники ни одного из соавторов не были ущемлены в своих правах, ведь только в этом случае срок действия их прав закончится одновременно. Однако правило п. 4 ст. 27 касается нераздельного соавторства и использования всего произведения как единого целого при раздельном соавторстве, но не распространяется на те случаи раздельного соавторства, при которых части произведения, принадлежащие разным соавторам, используются ими самостоятельно и независимо друг от друга.
3) Авторское право на произведение, впервые выпущенное в свет после смерти автора, действует в течение 70 лет после его выпуска (абз. 1 п. 5 ст. 27 Закона об авторском праве). Срок действия авторского права увеличивается в интересах наследников. Авторское право при этом начинает действовать с момента создания автором произведения, но авторские правомочия остаются не реализованными до его обнародования, поэтому дата обнародования произведения является, моментом отсчета 70 лет, остающихся до прекращения охраны*(265).
4) Срок действия авторского права также продлевается, если автор произведения был репрессирован и затем реабилитирован посмертно. В этом случае срок охраны авторского права на его произведения начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации (абз. 2 п. 5 ст. 27 Закона об авторском праве). Разумеется, под сроком охраны прав здесь также понимается 70-летний срок, в течение которого правами автора пользуются его наследники (авторское право репрессированного автора, как и в любом другом случае, возникает в момент создания произведения и продолжает существовать в пределах действовавшего в то время срока охраны авторского права). Смысл увеличения срока состоит в том, что до реабилитации автора его произведения могли не использоваться или использоваться недостаточно широко, поэтому права его наследников были ущемлены. При этом не имеет значения то, что произведения репрессированного автора уже были обнародованы при его жизни (представляется, что срок в отношении тех произведений, которые впервые выпускаются в свет после реабилитации автора, должен исчисляться по правилу, установленному абз. 1 п. 5 ст. 27 Закона об авторском праве).
5) В случае если автор работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней, общий срок охраны его авторских прав увеличивается на четыре года (абз. 3 п. 5 ст. 27 Закона об авторском праве). Для наследников такого автора во всех названных выше случаях авторское право действует в течение 74 лет, начиная с 1 января года, следующего за годом, в котором имел место юридический факт, являющийся основанием для начала течения срока (смерть автора или пережившего соавтора, посмертная реабилитация автора, обнародование произведения).
Статья 28 Закона об авторском праве устанавливает последствия истечения срока действия авторского права на произведение. Такие произведения считаются перешедшими "в общественное достояние". Они могут свободно использоваться любым лицом без получения разрешения и без выплаты авторского вознаграждения, разумеется, при условии соблюдения права авторства, права на имя и права на защиту репутации автора (п. 2 ст. 28 Закона об авторском праве).

3.5. Наследники авторских прав

При наследовании по закону наследниками первой очереди являются дети, супруг и родители умершего автора. Если этих лиц нет, или они не приняли наследство, или отказались от наследства, или лишены наследства завещателем, наследниками по закону являются соответственно наследники второй, третьей и последующих очередей. Автор может составить завещание, по которому наследником может быть как кто-либо из наследников по закону, так и любой другой гражданин, юридическое лицо или государство.
Ранее в абз. 4 ст. 552 раздела VII "Наследственное право" ГК 1964 г. содержалась норма, устанавливавшая, что в случаях, когда наследственное имущество переходит к государству по праву наследования (по завещанию; из-за отсутствия у наследодателя наследников; из-за лишения наследодателем всех наследников права наследования; из-за непринятия наследства всеми наследниками или из-за отказа кого-либо из них от наследства в пользу государства), "входящее в состав наследства авторское право либо принадлежавшее отказавшемуся наследнику право на долю в авторском вознаграждении прекращается". Таким образом, наследование авторских прав государством не допускалось, хотя переход авторского права по завещанию к различным государственным предприятиям, учреждениям или организациям, являющимся юридическими лицами, был и тогда возможен.
Теперь действие ст. 552 ГК 1964 г. прекратилось в связи с принятием разд. V "Наследственное право" ГК РФ, в котором не предусмотрено каких-либо ограничений в отношении наследования Российской Федерацией как авторского права, так и иных исключительных прав. Следовательно, автор может завещать свои авторские права государству, возможно также наследование государством авторского права вследствие его выморочности (ст. 1151 ГК РФ). В то же время пока не решен вопрос о том, как будет осуществляться наследование авторских прав государством, а также о том, какие государственные органы (или иные уполномоченные организации) и в каком порядке будут использовать авторские права, перешедшие к государству, до истечения срока их охраны.
В связи с этим усложнилось, в частности, решение вопроса о правах умершего соавтора, не имеющего наследников. Как правило, оставшиеся в живых соавторы (независимо от того, имеет место раздельное или нераздельное соавторство) осуществляют все действия по использованию произведения совместно с наследниками умершего соавтора и делят с ними полученное авторское вознаграждение.
На основании ранее действовавшего п. 4 ст. 552 ГК 1964 г. часть авторского вознаграждения, которая причиталась умершему соавтору, не имеющему наследников, не должна была начисляться, так как его право на получение доли вознаграждения считалось прекратившимся. В редакции ст. 497 ГК 1964 г., действовавшей до 1 июня 1973 г., также содержалась специальная норма о том, что не перешедшее к наследникам умершего соавтора право на долю вознаграждения за использование коллективного произведения прекращается*(266).
В новых условиях доля авторского вознаграждения такого умершего соавтора должна переходить к государству в лице уполномоченного им органа. В связи с этим не ясно, вправе ли оставшиеся соавторы самостоятельно решать вопросы дальнейшего использования произведения или в этом должен участвовать представитель государства. Данный вопрос требует разъяснения, однако пока никаких нормативных документов по этому поводу еще не существует.
Авторское право может быть завещано наследодателем как кому-либо одному из его наследников, так и двум (нескольким) наследникам. Причем в последнем случае оно может быть завещано в целом или с указанием долей. В случае если исключительное авторское право завещано без указания долей, считается, что оно наследуется в равных долях. Однако установление долей направлено только на распределение денежных средств (доходов), полученных наследниками в результате осуществления соответствующего исключительного права. Само исключительное авторское право, несмотря на наличие в нем многочисленных разнообразных правомочий, в теории принято рассматривать как неделимое, поэтому к установлению долей в авторском праве применим п. 2 ст. 1122 ГК РФ.
Отсюда вытекает характерная особенность наследования в области авторского права, состоящая в том, что наследники могут осуществлять авторские права только сообща. Любые действия по использованию перешедшего по наследству произведения возможны только с общего согласия всех наследников.
Наследники могут заключить соглашение, в котором будет предусмотрен порядок осуществления ими авторских прав (например, осуществление прав будет поручено одному из них или будет решено передать права в доверительное управление какому-то третьему лицу). Такое соглашение по желанию наследников может быть закреплено в свидетельстве о праве на наследство либо составлено в форме самостоятельного документа.
На практике распространены споры между наследниками авторских прав, которые зачастую препятствуют широкому использованию произведений умерших авторов. В целом ряде случаев они бывают обусловлены необходимостью совместного осуществления наследниками авторских прав. К сожалению, полностью избежать таких ситуаций невозможно. В принципе наследодатель может завещать все права на какое-либо определенное произведение одному наследнику, а на другое (другие) произведение - второму наследнику и т.д., однако и в этом случае совместное осуществление прав наследниками все же будет необходимо, например, при издании сборников произведений или собраний сочинений автора.
Представляется возможным решение этой проблемы наследодателем путем совершения завещания, согласно которому на одного избранного им наследника возлагался бы завещательный отказ в пользу лиц, которые при отсутствии завещания являлись бы его наследниками по закону. В соответствии с завещательным отказом такой наследник, самостоятельно осуществляя авторские права, мог бы производить периодические платежи отказополучателям в виде определенного процента от доходов, полученных от использования произведений умершего автора (п. 2 ст. 1137 ГК РФ). В то же время с учетом 70-летнего срока охраны авторских прав, наличия обязательных наследников и т.п. во многих случаях такое решение также может оказаться неприемлемым.
В случае спора между наследниками размер их долей или порядок осуществления ими авторского права должны определяться судом (абз. 2 п. 2 ст. 1122 ГК РФ).
Определенная специфика возникает при установлении доли пережившего супруга в случае наследования авторского права. Она объясняется тем, что по своей природе наследуемое исключительное право является самостоятельным правом, отличным от права собственности. Его существо состоит в том, что автор вправе сам использовать свое произведение или выдавать разрешения на использование другим лицам. Автор всегда осуществляет это свое право самостоятельно, и его супруг не может участвовать в осуществлении такого права в силу одного лишь факта состояния в браке с правообладателем (он может это делать только на основании поручения, доверенности и т.п.). Следовательно, исключительное право не является общим имуществом супругов, находящимся в их совместной собственности, и переживший супруг не имеет преимуществ перед другими наследниками в отношении наследования исключительного права.
В совместную собственность супругов входят только суммы авторского вознаграждения (дохода), полученные супругом-правообладателем при жизни.
При выделении обязательной доли в наследстве автора проблема заключается в имущественной оценке исключительного права, поскольку такая оценка обычно затруднительна или даже невозможна (например, если речь идет о рукописях никогда ранее не издававшегося автора). Во многих случаях имущественная оценка исключительного права может быть только приблизительной, так как даже в отношении уже обнародованного произведения невозможно заранее предугадать, каковы будут общие доходы от него на протяжении всего 70-летнего срока действия авторского права.
Таким образом, если наследуемое исключительное право поддается имущественной оценке, то применимы общие правила ст. 1149 ГК РФ. Но если наследуемое исключительное право не может быть оценено, то обязательная доля в составе такого права должна учитываться в процентном отношении без определения ее конкретной суммы*(267). В случае поступления доходов от осуществления такого исключительного права необходимые наследники вправе получать свою обязательную долю - не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.
В связи с 70-летним сроком действия авторского права возникает вопрос, как долго необходимые наследники должны получать причитающуюся им долю (например, несовершеннолетние дети наследодателя через некоторое время станут совершеннолетними), а также что произойдет с обязательной долей в случае смерти таких наследников. Исходя из общих положений наследственного права, следует заключить, что необходимые наследники будут получать свою долю на протяжении всего срока действия авторского права, а в случае их смерти соответствующая доля должна будет перейти к их наследникам. Безусловно, такой порядок должен применяться только в том случае, если между наследниками не будет достигнуто соглашение об ином распределении наследственного имущества, т.е.если обязательная доля не будет выплачена им за счет другого имущества, входящего в состав наследства.
Спорным является вопрос о том, могут ли наследники, имеющие право на обязательную долю, участвовать в осуществлении исключительных прав, а также в защите личных неимущественных прав умершего автора*(268). По своей сути право на обязательную долю в наследстве является социальной гарантией получения определенного материального обеспечения нетрудоспособными родственниками и иными иждивенцами наследодателя. Данная мера является ограничением свободы завещания и должна осуществляться в жестких рамках, не допускающих необоснованного ущемления законных интересов других наследников. В связи с этим представляется, что было бы справедливым, если бы необходимые наследники участвовали только в доходах от использования произведений наследодателя, но не участвовали в распоряжении исключительными правами, а также в защите личных неимущественных прав умершего автора. Однако из содержания ст. 1112 и 1149 ГК РФ вытекает, что поскольку такие лица наследуют наряду с другим имуществом также имущественные права и обязанности, то они должны участвовать в осуществлении исключительных прав и в защите личных неимущественных прав автора-наследодателя (если последний не указал в завещании конкретное лицо, на которое он в соответствии с п. 2 ст. 27 Закона об авторском праве возлагает охрану своих личных неимущественных прав).

3.6. Приобретение наследства

Существуют некоторые особенности, касающиеся порядка вступления наследников в обладание авторскими правами. Высказывались различные взгляды на возможность принятия наследства, состоящего из авторского права, путем конклюдентных действий (вступлением в фактическое владение)*(269). На практике, как правило, необходимо получение свидетельства о праве на наследство, подтверждающего перед третьими лицами наличие у наследника умершего автора прав на использование его произведений. Прежде всего это касается наследования исключительных прав автора, который уже обнародовал при жизни какие-либо свои произведения, и, следовательно, имеется реальная возможность их дальнейшего использования. В свидетельстве может содержаться общее указание на наследование авторских прав либо могут быть перечислены конкретные произведения, на которые наследуется авторское право (например, если именно эти произведения уже выпущены в свет или если они упомянуты в завещании). В то же время в большинстве случаев для удостоверения прав наследника оказывается достаточным сам факт наличия у него свидетельства о праве на наследство, даже если в нем не упомянуто о наследовании авторских прав.
Нотариусы зачастую требуют от наследников предъявления доказательств того, что авторские права принадлежат наследодателю. Но так как согласно закону (ст. 9 Закона об авторском праве) авторское право на произведение науки, литературы или искусства возникает в силу факта его создания, для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения или другого специального его оформления (ст. 9 Закона об авторском праве). Это означает, что не требуется какого-либо документального подтверждения наличия у наследодателя таких прав.
В случае если в свидетельстве необходимо указать какие-то конкретные произведения, принадлежность авторских прав на них наследодателю также должна презюмироваться. Пункт 2 ст. 9 Закона об авторском праве устанавливает, что при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. Таким образом, для подтверждения авторства умершего достаточно предъявления рукописей или экземпляров опубликованных произведений с указанием имени автора.
В п. 2 ст. 11 Закона о правовой охране программ установлено, что имущественные права на программу для ЭВМ или базу данных переходят по наследству в установленном законом порядке, т.е. по общим правилам. Этот закон почти дословно повторяет закон об авторском праве (права на программы для ЭВМ и базы данных являются объектами авторского права), устанавливая в п. 4 ст. 6 бессрочную охрану личных прав автора (авторства, права на имя и на неприкосновенность программы для ЭВМ или базы данных), однако в п. 1 ст. 6 он сохраняет сроки действия авторского права в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти (считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора).

4. Наследование смежных прав

Смежные права также могут передаваться по наследству, о чем свидетельствует содержание ст. 43 Закона об авторском праве. Личные неимущественные права исполнителя на имя и на защиту исполнения или постановки от всякого искажения или иного посягательства охраняются бессрочно, а право разрешать использование исполнения или постановки и право на получение вознаграждения переходят к наследникам исполнителя на оставшуюся часть срока действия прав исполнителя. Права исполнителя действуют в течение 50 лет после первого исполнения или постановки, начиная течь с 1 января года, следующего за годом первого исполнения или постановки. В случае если исполнитель был репрессирован и реабилитирован посмертно, срок охраны его прав начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации. А если исполнитель работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней, срок охраны прав увеличивается на четыре года (п. 6 ст. 43).
В отношении производителей фонограмм и организаций эфирного и кабельного вещания закон не предусматривает никаких личных неимущественных прав, а их исключительное право давать разрешение на использование фонограммы, передачи в эфир или по кабелю и на получение вознаграждения может передаваться по наследству в пределах сроков действия этих прав: 50 лет после первого опубликования фонограммы или 50 лет после ее первой записи, если она не была опубликована в течение этого срока; 50 лет после осуществления первой передачи в эфир.
Таким образом, в отношении смежных прав также происходит наследование только исключительных (имущественных) прав, и права наследников ограничиваются определенным сроком (меньшим по продолжительности, чем в авторском праве).

5. Наследование патентных прав,
прав на топологии интегральных микросхем и селекционные достижения

Согласно п. 6 ст. 10 Патентного закона патент на изобретение, полезную модель, промышленный образец и право на его получение переходят по наследству. Это означает, что по наследству передается исключительное право на использование охраняемых патентом изобретения, полезной модели или промышленного образца, имеющее имущественный характер и принадлежащее патентообладателю, который может быть или не быть автором, но, будучи физическим лицом, имеет наследников. По наследству передаются и другие права, которые принадлежат автору (патентообладателю) и связаны с обеспечением имущественных интересов наследников: на подачу заявки, на выдачу патента и на получение вознаграждения (или компенсации в случаях, когда право на получение патента принадлежит работодателю).
Патентообладатель может завещать свои права государству, государство может также наследовать патентные права в случае их выморочности.
Личные неимущественные права автора изобретения, полезной модели или промышленного образца (прежде всего право авторства) по наследству не передаются, а охраняются бессрочно (п. 3 ст. 7 Патентного закона). Патентным законом не предусмотрена, как в авторском праве, возможность возложения автором обязанности по защите его личных неимущественных прав после его смерти на наследника (наследников) или какое-либо иное лицо.
Права наследников существуют только в пределах оставшегося срока действия патента, установленного в п. 3 ст. 3 Патентного закона. Такой срок для изобретений не может превышать 20 лет с даты поступления заявки в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее - Патентное ведомство). Для полезной модели этот срок равен пяти годам и может быть продлен по ходатайству патентообладателя еще на три года, а для промышленного образца он составляет 10 лет и может быть продлен еще на пять лет. То есть сроки действия патентных прав значительно меньше, чем в авторском праве.
Многие особенности, связанные с порядком наследования патентного права, объясняются тем, что в отличие от объектов авторского права и смежных прав объекты патентного права подлежат регистрации, и охрана таким объектам предоставляется на основании патента (ст. 3 Патентного закона). В связи с необходимостью переоформить такой патент на свое имя наследник должен получить нотариальное свидетельство о праве на наследство на патентное право. В качестве правоустанавливающего документа ему необходимо представить нотариусу сам патент или авторское свидетельство, полученное по ранее действовавшему законодательству СССР, либо решение Патентного ведомства о выдаче патента или иной документ, подтверждающий, что наследодатель является патентообладателем в отношении изобретения, полезной модели или промышленного образца.
В случае когда при жизни автор не успел подать заявку на получение патента на достигнутый им творческий результат, у него отсутствуют патентные права, и, следовательно, они не могут быть переданы по наследству. Согласно действующим разъяснениям Патентного ведомства наследники умершего изобретателя вправе подать заявку на получение патента от своего имени, при этом подтверждение права на получение патента каким-либо документом не требуется*(270): достаточно указать в заявке, что заявитель является правопреемником автора (в соответствии с п. 1 ст. 8 Патентного закона). Такой подход нельзя признать удачным, так как Патентное ведомство может быть введено в заблуждение относительно того, действительно ли заявка подана надлежащим лицом (например, наследник может отказаться от наследства, либо наследников окажется несколько и т.п.). Представляется, что в таких случаях во избежание ошибок заявителю (заявителям) следовало бы предъявлять в Патентное ведомство свидетельство о праве на наследство, в котором можно указать вместо не существующего еще в этот момент права на патент право на получение патента (право подачи заявки). Такое право (п. 2 ст. 8, п. 6 ст. 10 и ст. 15 Патентного закона) возникает у автора с момента создания творческого результата, который, по его мнению, может быть признан в установленном порядке изобретением, промышленным образцом или полезной моделью. Право на получение патента отчуждаемо и может переходить по наследству, но при этом не требует регистрации или иного формального закрепления, поэтому может быть названо в свидетельстве о праве на наследство без какого-либо специального документального подтверждения.
Если наследодатель успел при жизни подать заявку на изобретение, но к моменту принятия наследства вопрос о выдаче патента еще не был решен, то, поскольку исключительное право еще не возникло, в свидетельстве также может быть упомянуто только о праве наследников на получение патента.
Когда наследуется конкретное вознаграждение за изобретение, нотариус обычно истребует справку о его сумме, которую должна выдать организация, выплачивающая такое вознаграждение. В то же время необходимо учитывать, что такая справка может быть выдана лишь на ту сумму, которая уже скопилась у соответствующей организации за предшествующий период. Поскольку в большинстве случаев вознаграждение за использование изобретения (промышленного образца или полезной модели) выплачивается на протяжении длительного времени в виде определенного процента от суммы прибыли или от себестоимости продукции, то общую сумму вознаграждения, причитающуюся наследнику с учетом последующих выплат, определить зачастую невозможно. Представляется, что в таких случаях в свидетельстве о праве на наследство достаточно общего указания на наследование прав автора изобретения, промышленного образца или полезной модели, включая право на вознаграждение.
Наследники автора, не являющегося патентообладателем, могут быть заинтересованы в том, чтобы в свидетельстве о праве на наследство были отражены их права на вознаграждение за использование соответствующего изобретения, промышленного образца или полезной модели (п. 2 ст. 8 и п. 3 ст. 9.1 Патентного закона). В таком случае доказательством авторства наследодателя может служить, например, публикация сведений о выдаче патента в официальном бюллетене Патентного ведомства, поскольку по общему правилу в ней указываются данные об авторе изобретения, промышленного образца или полезной модели*(271).
Согласно абз. 2 п. 1 ст. 1162 ГК РФ свидетельство о праве на наследство может быть выдано всем наследникам вместе или каждому наследнику в отдельности, на все наследственное имущество или на его отдельные части. При этом согласно абз. 2 п. 1 ст. 26 Патентного закона на всех наследников, претендующих на получение патента, выдается один патент. Представляется, что для практического удобства в случаях, когда права на один и тот же объект патентного права (либо на все патентные права в целом) наследуются двумя или несколькими наследниками, целесообразно выдавать им всем одно свидетельство на такой патент (патентные права).
Аналогичным образом выглядит наследование прав автора топологии интегральной микросхемы. Пункт 2 ст. 6 Закона о правовой охране топологий предусматривает, что имущественные права на топологию (т.е. исключительные права на ее использование) переходят по наследству в порядке, установленном законом. В соответствии с п. 4 ст. 4 Закона о правовой охране топологий право авторства является неотчуждаемым личным правом автора и охраняется бессрочно. Исключительное право на охраняемую топологию действует в течение 10 лет с наиболее ранней из двух дат: даты ее первого использования или ее регистрации в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (ст. 10 Закона о правовой охране топологий), т.е. переходит к наследникам на оставшуюся часть этого срока.
В Законе РФ от 6 августа 1993 г. "О селекционных достижениях"*(272) нет упоминаний о правах наследников автора селекционного достижения, однако это не значит, что эти права не передаются по наследству. По аналогии с Патентным законом можно утверждать, что право авторства является неотчуждаемым личным правом селекционера и охраняется бессрочно (абз. 1 ст. 22 Закона о селекционных достижениях). По наследству переходят исключительное право патентообладателя (которым может быть автор селекционного достижения или другое лицо), право на получение патента, а также права автора на получение авторского свидетельства и на получение вознаграждения от патентообладателя за использование селекционного достижения (ст. 13 и ст. 22 Закона о селекционных достижениях). Срок действия патента составляет от 30 до 35 лет с даты регистрации соответствующего достижения (абз. 7 ст. 3 Закона о селекционных достижениях). Охрана прав наследников осуществляется в пределах оставшейся части этого срока.
Представляется, что во всех вышеперечисленных случаях нет необходимости указывать в свидетельстве о праве наследования конкретный срок, в пределах которого наследники могут осуществлять перешедшие к ним исключительные права. С одной стороны, срок действия права сложно четко определить заранее для каждой ситуации, так как в законе может предусматриваться принципиальная возможность продления таких сроков или их досрочного прекращения. Например, патент на промышленный образец действует в течение 10 лет с даты поступления заявки в Патентное ведомство, но его действие может быть продлено по ходатайству патентообладателя на срок до пяти лет (п. 3 ст. 3 Патентного закона), а досрочное прекращение действия патента происходит при неуплате в срок пошлины за поддержание патента в силе (п. 1 ст. 30 Патентного закона). С другой стороны, срок в каждом конкретном случае легко может быть исчислен на основании закона и соответствующих фактических обстоятельств или правоустанавливающих документов.
Основные черты наследования патентных прав, прав на топологии интегральных микросхем и селекционные достижения сводятся к тому, что по наследству переходят только исключительные (имущественные) права и другие тесно связанные с ними права имущественного характера. Личные неимущественные права автора по наследству не переходят и охраняются бессрочно. Права, переходящие по наследству, охраняются в течение ограниченных сроков. В отличие от авторского и смежных прав эти сроки более короткие, так как не превышают срока действия патента, выданного на соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Государство во всех случаях может быть наследником этих прав.
Истечение сроков действия патентных и других вышеупомянутых прав, хотя об этом прямо и не сказано в Патентном законе, Законе о правовой охране топологий и Законе о селекционных достижениях, означает их переход в общественное достояние, т.е. возможность свободного использования таких произведений любым лицом без выплаты вознаграждения.

Раздел XII. Вопросы наследования в международном частном праве

- Отношения по наследованию, осложненные иностранным элементом. Общие вопросы - Наследственные права иностранцев в Российской Федерации. Национальный режим - Наследственные права российских граждан за границей - Коллизионные вопросы наследования. Статут наследования - Государство и некоторые вопросы отношений по наследованию, осложненных иностранным элементом

1. Отношения по наследованию, осложненные иностранным элементом.
Общие вопросы

1.1. Международный договор как инструмент
регулирования наследственных отношений

Международное частное право регулирует гражданско-правовые в широком смысле слова отношения, возникающие в условиях международной жизни (или, если следовать принятой терминологии, "осложненные иностранным элементом"). Проявления иностранного элемента, осложняющего отношения по наследованию, многообразны: иностранное гражданство участников (участника) такого отношения, проживание их (его) за границей, нахождение за границей всего или части наследственного движимого и/или недвижимого имущества, составление за рубежом завещательного распоряжения и др. Наличие иностранного элемента в составе отношения по наследованию обусловливает постановку коллизионного вопроса, преодолеваемого с помощью средств международного частного права. Коллизии законов в сфере отношений по наследованию объясняются различиями, нередко существенными, в содержании норм наследственного права отдельных стран и относительно скромными успехами в его унификации.
Как отмечал один из основоположников российской цивилистики Д.И. Мейер, "право наследования у каждого народа своеобразно..."*(273). Много лет спустя Л.А. Лунц, констатируя серьезные расхождения в содержании законов зарубежных стран, регулирующих переход имущества умершего к его правопреемникам, обращал внимание на определенный консерватизм, отличающий правовое регулирование наследственного правопреемства, медленные темпы его развития; указывалось и на то, что интернационализация экономических отношений еще относительно слабо влияет на законодательство в области наследования отдельных стран, мало содействует его сближению*(274). Различия касаются и способов решения нередко сложных коллизионных вопросов наследственных отношений.
Наследование - один из старейших институтов гражданского права; с обращением к этому институту связана и история становления международного частного права: одна из ее ранних страниц напоминает о договоре князя Олега с греками (911 г.), содержавшем положение о наследовании имущества русских, находившихся на службе в Греции. Подверженное влиянию национальных традиций, религиозных и иных воззрений, законодательство, регламентирующее отношения по наследованию, особенно его материально-правовые предписания, - далеко не самый "удобный" материал для международно-договорной унификации. Тем не менее ознаменовавший последние десятилетия минувшего века "всплеск" унификационных работ в области международного частного права принес ощутимые результаты и в сфере наследственных отношений, выразившиеся прежде всего в подписании ряда многосторонних международных договоров универсального характера. К таким договорам относятся Гаагские конвенции: о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г.; относительно международного управления имуществом умерших лиц 1973 г.*(275); о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании 1985 г.; о праве, применимом к наследованию имущества умерших лиц, 1989 г.; а также Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания 1973 г.*(276)
Региональными международными договорами, решающими, в частности, вопросы наследования, являются Конвенция о международном частном праве 1928 г. (Кодекс Бустаманте), Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция). Российской Федерацией и большинством других стран СНГ 7 октября 2002 г. подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Кишиневская конвенция). Эта Конвенция не внесла существенных изменений по сравнению с положениями Минской конвенции в регулирование отношений по наследованию. Как и Минская конвенция, Кишиневская конвенция не затрагивает прав и обязательств Договаривающихся Сторон, вытекающих из других международных договоров, участниками которых они являются или могут стать. Это означает, что в случае расхождения норм названных конвенций с нормами двусторонних международных договоров, действующих в отношениях между одними и теми же странами, применяются нормы двусторонних договоров*(277).
Российская Федерация участвует в двусторонних международных договорах, регулирующих и наследственные отношения (о правовой помощи, консульские конвенции и др.). Наиболее широкий круг вопросов, касающихся отношений по наследованию, предусматривают продолжающие действовать для России договоры о правовой помощи, заключенные в прошлом СССР с рядом стран Восточной Европы, КНДР, Кубой, Монголией, а также договоры о правовой помощи между Российской Федерацией и странами - бывшими союзными республиками, договоры о правовой помощи с Египтом, Ираном, Польшей.

1.2. Российское и зарубежное законодательство -
источник норм материального
и коллизионного права в области наследования

Основу наследственного права России, включая ту его ветвь, которая относится к сфере международного частного права, образуют положения ст. 35 Конституции РФ, устанавливающие, что: право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда; право наследования гарантируется.
С введением в действие части третьей ГК РФ существовавшая в стране система наследственного преемства обновлена на основе достижений частноправового законодательства последних лет, с учетом общепринятых международно-правовых норм. В нормах Кодекса нашли отражение основные принципы и подходы к регулированию наследственного преемства, закрепленные в Модели Гражданского кодекса для стран СНГ, часть третья которого была принята в качестве рекомендательного законодательного акта*(278) 17 февраля 1996 г. на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ.
Часть третья ГК РФ объединила разделы "Наследственное право" и "Международное частное право". Последний, вобравший в себя коллизионные нормы, действующие в сфере гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, завершается коллизионными правилами ст. 1224 о праве, подлежащем применению к отношениям по наследованию. Коллизионные нормы ст. 1224, за исключением правила, относящегося к наследованию недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, являются двусторонними, способными подчинять отношение как отечественному, так и иностранному праву. Иностранное право может быть применено в сфере наследственных отношений и в силу Основ законодательства РФ о нотариате. Как предусмотрено в ст. 104 Основ, нотариус в соответствии с законодательством РФ, международными договорами применяет нормы иностранного права. Нотариус принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ.
В соответствии со ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил Кодекса не следует иное. Наследование регулируется Гражданским кодексом РФ и другими законами, а в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами (о терминах "законы" и "иные правовые акты" см. п. 2 и 6 ст. 3 ГК РФ).
Для решения отдельных вопросов наследования, возникающих в условиях международной жизни, важное значение имеют также некоторые положения Земельного кодекса РФ, Кодекса торгового мореплавания РФ, Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", Законов РФ "Об авторском праве и смежных правах", "О правовой охране топологий интегральных микросхем", Патентного закона РФ и др. Сохраняют значение в ограниченных пределах нормы Консульского устава СССР, относящиеся к функциям консулов по вопросам наследования. В ст. 1186 ГК РФ, перечисляющей основания для определения права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с иностранным элементом, судебный прецедент не назван в составе источников международного частного права. Тем не менее нельзя не подчеркнуть возрастающее значение российской судебной практики в формировании норм права, что определяет усиливающийся интерес к ее изучению и обобщению*(279).
Зарубежное законодательство, включающее нормы международного частного права, применимые к отношениям по наследованию, представлено законами о международном частном праве (Австрия, Азербайджан, Венгрия, Венесуэла, Грузия, Италия, Лихтенштейн, Польша, Румыния, Словакия, Тунис, Турция, Чехия, Швейцария, Эстония), гражданскими кодексами (Вьетнам, Германия, Греция, Египет, Иран, Испания, канадская провинция Квебек, Куба, Латвия, Литва, штат Луизиана, Мексика, Монголия, Перу, Португалия, Уругвай, Франция, Чили), иными законами (Буркина-Фасо, Китай, Мадагаскар, Объединенные Арабские Эмираты, Республика Корея, Таиланд, Япония)*(280). Отношениям по наследованию посвящены заключительные статьи разделов о международном частном праве Модели ГК для стран СНГ и основанных на Модели Гражданских кодексов Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Узбекистана. Законы о международном частном праве Азербайджана и Грузии содержат положения о праве, применимом к отношениям по наследованию, отличающиеся от положений Модели.
В разд. V "Наследственное право" части третьей ГК РФ российское материальное право, регулирующее отношения по наследованию, претерпело существенные изменения. Не столь масштабны изменения, внесенные ст. 1224 разд. VI "Международное частное право" в коллизионное регулирование наследственных отношений. Впрочем, изменения в в данной области коллизионного права не ограничиваются рамками ст. 1224, определяющей право, подлежащее применению к отношениям по наследованию. Ведь нормы ст. 1224 применяются в увязке с общими началами коллизионного права, выраженными в ст. 1186-1194 ГК РФ. Общие положения гл. 66, объединившей эти статьи, включая положения о квалификации юридических понятий, праве страны с множественностью правовых систем, взаимности, об обратной отсылке, установлении содержания норм иностранного права, императивных нормах, оговорке о публичном порядке, о реторсиях, устанавливают условия применения коллизионных правил, относящихся к отдельным видам гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, в том числе правил ст. 1224. Так, положения ст. 1190 ГК РФ, предусмотрев возможность принятия обратной отсылки лишь в случаях, связанных с отсылкой к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица (ст. 1195-1200 ГК РФ), тем самым исключили за этими рамками такую возможность для определения статута наследования при решении коллизионных вопросов, подпадающих под действие ст. 1224.
От квалификации понятия "наследственное имущество" как обозначающего недвижимое или движимое имущество может зависеть выбор надлежащей коллизионной нормы.
Материально-правовые предписания разд. V ГК РФ специально, т.е. прямо указывая на это, регламентируют отношения по наследованию, осложненные иностранным элементом, в следующих случаях: 1) если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории РФ, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в Российской Федерации признается согласно ст. 1115 место нахождения такого наследственного имущества*(281); 2) в соответствии с п. 2 ст. 1116 к наследованию по завещанию могут призываться иностранные государства и международные организации.
Как следует из Вводного закона к части третьей ГК РФ, эта часть Кодекса, включая разд. V "Наследственное право" и VI "Международное частное право", применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. Но по гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей Кодекса, к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие, применяется лишь разд. V. Как видно, в силу Вводного закона к такого рода правам и обязанностям в соответствующих случаях подлежит применению не раздел VI Кодекса, включая ст. 1224, а прежнее законодательство (в первую очередь - соответствующие разделы Основ 1991 г. и ГК 1964 г.)*(282).

2. Наследственные права иностранцев в Российской Федерации.
Национальный режим

Иностранные граждане и лица без гражданства могут на общих основаниях с российскими гражданами наследовать и завещать имущество. Предоставление указанным гражданам национального режима в сфере гражданско-правовых отношений, и в частности отношений по наследованию, опирается на нормы ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, ст. 4 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"*(283), абз. 4 п. 1 ст. 2 и ст. 1196 ГК РФ. Как и российские граждане, иностранцы могут наследовать имущество по закону и по завещанию, призываться к наследованию в порядке очередности, предусмотренной ст. 1142-1145 и 1148 ГК РФ. Принцип свободы завещания, выраженный в гл. 62 ГК РФ, распространяется и на иностранцев: завещатель, являющийся иностранным гражданином, может по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определять доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами ГК РФ о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание (ст. 1119). Завещатель вправе совершить завещание, содержащее распоряжение о любом имуществе, в том числе о том, которое он может приобрести в будущем (ст. 1120).
Суть национального режима - в приравнивании иностранных граждан к российским гражданам как в правах, так и в обязанностях, кроме случаев, установленных федеральным законом*(284) или международным договором РФ. По общему правилу, предоставление иностранному гражданину национального режима в сфере отношений по наследованию не ставится в зависимость от его проживания в Российской Федерации. Эта позиция прочно утвердилась в отечественной практике. Л.А. Лунц отмечал, что принцип национального режима для иностранцев в области наследования "всегда неизменно соблюдался в советской практике", и национальный режим предоставлялся им независимо от того, "проживают ли они в СССР или нет"*(285). Кроме того, предоставление иностранному гражданину национального режима как в целом, так и в области отношений по наследованию не ограничено требованием о взаимности и, следовательно, имеет (по общему правилу) безусловный характер. Безусловность предоставления иностранцам национального режима распространяется не только на материально-правовое, но и на коллизионное регулирование. Согласно ст. 1189 ГК РФ иностранное право подлежит применению в Российской Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям такого рода российское право, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено федеральным законом или, как это следует из ст. 7 ГК РФ, международным договором РФ.
Иностранные лица имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями (см. ст. 398 ГПК РФ).
Специальные нормы о национальном режиме в сфере наследственных отношений закреплены в многосторонней Минской конвенции 1993 г. и заключенных Советским Союзом, а позднее Россией двусторонних договорах о правовой помощи. В указанной Конвенции соответствующая статья под заголовком "Принцип равенства" позволяет гражданам каждой из Договаривающихся Сторон наследовать на территориях других Договаривающихся Сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и гражданам данной Договаривающейся Стороны. В ряде двусторонних договоров о правовой помощи, включая один из последних по времени вступления в силу Договор с Республикой Польша, статья о "принципе равенства" дополнена (по сравнению с Минской конвенцией 1993 г.) правилом, предоставляющим гражданам одной Договаривающейся Стороны право давать распоряжения на случай смерти в отношении имущества, находящегося на территории другой Договаривающейся Стороны. Иная конструкция придана статьям, озаглавленным "Принцип уравнивания в правах" в договорах о правовой помощи между Российской Федерацией и государствами - бывшими союзными республиками - Азербайджаном, Киргизией, Молдавией, Латвией, Литвой и Эстонией: граждане одной Договаривающейся Стороны приравниваются в правах к гражданам другой Договаривающейся Стороны, проживающим на ее территории, в отношении способности составления или отмены завещания на имущество, находящееся на территории другой Договаривающейся Стороны, или на права, которые должны быть там осуществлены, а также в отношении способности приобретения по наследству имущества или прав. Имущество или права переходят к ним на тех же условиях, какие установлены для собственных граждан Договаривающейся Стороны, проживающих на ее территории.
Национальный режим, предоставляемый иностранцам, может "выходить" за пределы гражданского права и международного частного права и охватывать иные области права, имеющие отношение к вопросам наследования (например, налогообложение наследства).

3. Наследственные права российских граждан за границей

Отношения по наследованию могут возникать под действием иностранного закона в связи со смертью за границей российского или иностранного гражданина, открытием наследства за рубежом, нахождением за рубежом наследственного имущества. Охрана наследства и управление им, меры по охране наследства определяются в российском праве по правилам ст. 1171 и 1172 ГК РФ. В случае когда право совершения нотариальных действий предоставлено законом должностным лицам консульских учреждений Российской Федерации, необходимые меры по охране наследства и управлению им могут быть приняты соответствующим должностным лицом. Основы законодательства РФ о нотариате, регламентируя нотариальные действия, совершаемые должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации, называют, в частности, принятие мер к охране наследственного имущества и выдачу свидетельства о праве на наследство. Консульское должностное лицо составляет, удостоверяет и принимает на хранение завещания граждан представляемого государства.
Отмечается, что по смыслу закона (ст. 45 Консульского устава СССР, п. 2 ст. 38 Основ законодательства РФ о нотариате) консул обязан принимать меры, направленные на защиту прав и интересов граждан Российской Федерации, в том числе меры по охране оставшегося после их смерти имущества, независимо от того, является ли местом открытия наследства соответствующее иностранное государство или в нем находится лишь часть наследства, открывшегося на территории РФ*(286).
Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г., консульские конвенции, договоры о правовой помощи, о значении которых для регулирования отношений по наследованию было сказано выше, раскрывают содержание функций консульских учреждений по защите в государстве пребывания интересов представляемого государства и его граждан, в том числе в области наследственных прав, в пределах, допускаемых международным правом. К примеру, Консульская конвенция между Российской Федерацией и Республикой Корея, определяя функции консульского учреждения в отношении наследства, разрешает консульскому должностному лицу получать от имени гражданина представляемого государства, если такой гражданин не находится на территории государства пребывания, от суда, властей или отдельных лиц деньги или иную собственность, на которую данный гражданин имеет право в связи со смертью любого лица, включая наследственное имущество. Консульская конвенция между Российской Федерацией и США уполномочивает консула принимать временную опеку над собственностью, оставленную умершим гражданином представляемого государства, если умершим не назван наследник или исполнитель завещания, при условии, что такая временная опека подлежит передаче должным образом назначенному администратору. Как следует из Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, если гражданин представляемого государства, не имевший места жительства в государстве пребывания, умер в этом государстве в период временного нахождения в нем, консульское должностное лицо может в соответствии с законодательством представляемого государства распоряжаться документами, деньгами и иным имуществом умершего.
Минская конвенция 1993 г. и многие двусторонние договоры о правовой помощи включают статью, регламентирующую в общем виде компетенцию дипломатического представительства или консульского учреждения по делам о наследстве. Указанная Конвенция 1993 г. предусматривает, что по делам о наследовании, в том числе по наследственным спорам, дипломатические представительства или консульские учреждения каждой из Договаривающихся Сторон компетентны представлять (за исключением права на отказ от наследства) без специальной доверенности в учреждениях других Договаривающихся Сторон граждан своего государства, если они отсутствуют или не назначили представителя. Согласно Конвенции учреждения Договаривающихся Сторон принимают в соответствии со своим законодательством меры, необходимые для обеспечения охраны наследства, оставленного на их территориях гражданами других Договаривающихся Сторон, или для управления им. Об этих мерах безотлагательно уведомляется дипломатическое представительство или консульское учреждение Договаривающейся Стороны, гражданином которой является наследодатель. Указанное представительство или учреждение может принимать участие в осуществлении необходимых мер. По ходатайству учреждения юстиции, компетентного вести производство по делу о наследовании, а также дипломатического представительства или консульского учреждения указанные меры могут быть изменены, отменены или отложены.
В Российской Федерации признаются права наследования, возникшие под действием иностранного закона. "Право российского гражданина быть наследником определенной очереди (при наследовании по закону) и получить соответствующую долю в наследуемом имуществе по правилам иностранной правовой системы не зависит и не может зависеть от того, как этот вопрос решается в российском законе"*(287).
В отечественной литературе отмечалось, что во время "холодной войны" некоторые суды западных государств, рассматривая дела с участием наследников - советских граждан и граждан из других социалистических стран, иногда прибегали к различным средствам, направленным на ограничение их прав. В результате граждане фактически не могли осуществлять свою правоспособность ввиду "тенденциозного и дискриминационного по самой сути подхода, проявлявшегося в необоснованных ограничениях или неправомерных требованиях либо допущениях и презумпциях, предъявляемых к ним в судах западных государств"*(288).
Рассмотрение в зарубежных судах дел, касающихся наследственных прав российских граждан, может быть сопряжено с представлением доказательств, подлежащих оформлению с учетом права той страны, в которой будет действовать соответствующий документ. Нотариус обеспечивает доказательства, требующиеся для ведения дела в органах других государств, а также совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ.

4. Коллизионные вопросы наследования. Статут наследования

4.1. Статут наследования

<< Предыдущая

стр. 8
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>