<< Предыдущая

стр. 111
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

(иллюстрированное)
ими шумно и снабжен разрешающей печатью Реперткома. В своем плане они
Остальные произведения
поставили его в столь дальний угол, что совершенно ясно - он у них не пойдет. Он,
Книжный интернет-
конечно, и нигде не пойдет. Меня это нисколько не печалит, так как я уже привык
магазин
смотреть на всякую свою работу с одной стороны - как велики будут неприятности,
Лавка Мастера
которые она мне доставит? И если не предвидится крупных, и за то уже благодарен
от души". В мрачных прогнозах насчет судьбы Д. К. Булгаков ошибся, но увидеть
свою пьесу на сцене ему так и не довелось. В связи с окончанием в апреле 1939 г.
гражданской войны в Испании постановка Д. К. потеряла актуальность.

В начале апреля 1939 г. начались репетиции Д. К., но вскоре были прекращены.
Театр им. Евг. Вахтангова готовил "революционную" пьесу Алексея Николаевича
Толстого (1882/83-1945) "Путь к победе", где режиссер Д. К. И. М. Рапопорт играл В.
И. Ленина, а исполнитель роли Дон Кихота Рубен Николаевич Симонов (1899-1968) -
И. В. Сталина. 24 февраля 1940 г., уже будучи смертельно больным, Булгаков
направил письмо в театр с указанием на нарушение оговоренных сроков постановки
Д. К. Ему была выплачена неустойка и заключено новое соглашение, где сроком
постановки называлось 1 апреля 1941 г.

Но впервые Д. К. был поставлен не вахтанговцами, а Театром им. А. Н. Островского
в Кинешме (режиссер А. Ларионов) 27 апреля 1940 г., через полтора месяца после
смерти драматурга, скончавшегося 10 марта 1940 г. Русский театр драмы в
Петрозаводске поставил Д. К. в конце января 1941 г. (режиссер Н. Берсенев). 15
марта 1941 г. премьеру Д. К. в постановке В. Кожича показал ленинградский Театр
им. А. С. Пушкина. Вахтанговский спектакль появился только 8 апреля 1941 г.

Булгаков очень любил роман Сервантеса и даже выучил испанский язык, чтобы
читать его в подлиннике. 25 июля 1938 г. он написал Е. С. Булгаковой письмо по-
испански: "Пишу тебе по-испански, для того, во-первых, чтобы ты убедилась
насколько усердно я занимаюсь изучением царя испанских писателей, и, во-вторых,
для проверки - не слишком ли ты позабыла в Лебедяни чудесный язык, на котором
писал и говорил Михаил Сервантес". Драматург неслучайно превратил в письме
Мигеля в Михаила, подчеркивая свое духовное родство с испанским писателем,
которого тоже не баловала судьба.

Работа над Д. К. шла параллельно с созданием романа "Мастер и Маргарита", и
многие образы Сервантеса отразились в последнем булгаковском произведении. В
образе Иешуа Га-Ноцри есть черты Дон Кихота. Иешуа, проповедующий, что все
люди - добрые, рассказывает, как ему удалось убедить Левия Матвея в своей
правоте: "Первоначально он отнесся ко мне неприязненно и даже оскорблял меня,
то есть думал, что оскорбляет, называя меня собакой... я лично не вижу ничего
дурного в этом звере, чтобы обижаться на это слово... однако, послушав меня, он
стал смягчаться... наконец бросил деньги на дорогу и сказал, что пойдет со мною
путешествовать ..." Га-Ноцри также считает добрым, но несчастным человеком
ударившего его центуриона Марка Крысобоя, утверждая: "Если бы с ним
поговорить... я уверен, что он резко изменился бы". Тут в преображенном виде
воспроизведен эпизод, когда Дон Кихот, оскорбленный в замке герцога
священником, назвавшим странствующего рыцаря "пустой головой", кротко
отвечает: "Я не должен видеть, да и не вижу ничего обидного в словах этого
доброго человека. Единственно, о чем я жалею, это что он не побыл с нами, - я бы
ему доказал, что он ошибается".

С романом Сервантеса связан и образ Коровьева-Фагота в "Мастере и Маргарите".
В финале Воланд говорит о своем первом помощнике, превратившемся в темно-
фиолетового рыцаря "с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом": "Рыцарь
этот когда-то неудачно пошутил... его каламбур, который он сочинил, разговаривая
о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого пошутить
немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда
сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!" В Д. К. бакалавр Сансон
Караско, чтобы заставить Дон Кихота вернуться домой, принимает затеянную
"рыцарем Печального образа" игру. Бакалавр выдает себя за "рыцаря Белой Луны",
побеждает Дон Кихота и принуждает его вернуться к родне. Но после возвращения
Дон Кихот, будучи не в силах перенести крушение своей фантазии, умирает. Шутка
Сансона становится причиной гибели "рыцаря Печального образа". После ранения
Дон Кихота герцог говорит в пьесе, что "шутка зашла слишком далеко". Сансон
становится невольным палачом.

Героя Сервантеса зовут Самсон, но Булгаков транскрибирует его имя как Сансон,
делая его совпадающим с фамилией известного палача эпохи Великой Французской
революции Г. Сансона (приписываемые ему "Записки палача" были популярны в
России). Сансон Караско, став "рыцарем Белой Луны", как бы связал себя с ночью и
с ночным светилом, традиционно ассоциирующимся с потусторонними силами. Дон
Кихот неразрывно соединен с дневным светом, с солнцем, и неслучайно его смерть
происходит вместе с солнечным заходом. "Рыцарь Печального образа"
олицетворяет светлое начало, хотя окружающие считают, что его ум помрачен.
Рассудочный "рыцарь Белой Луны", сам того не сознавая, творит черное дело,
погубив Дон Кихота.

В своем Д. К. Булгаков следовал духу и букве романа Сервантеса, не допуская
модернизации, хотя ему рекомендовали сделать такую модернизацию очень
высокопоставленные лица. Председатель Комитета по делам искусств П. М.
Керженцев (Лебедев) (1881-1940), как отмечено в дневнике Е. С. Булгаковой 14
декабря 1937 г., драматургу "о "Дон Кихоте" сказал, что надо сделать так, чтобы
чувствовалась современная Испания. О, черт!.." Но к концу 1938 г. стало ясно, что
поддерживаемое Советским Союзом республиканское правительство потерпит
поражение, и какие-либо аналогии с современной Испанией в Д. К. уже не
требовались. Ослабление комедийных и усиление трагических моментов,
проведенное Булгаковым в последней редакции Д. К. в конце 1938 - начале 1939 г.,
также пришлось кстати в свете исхода гражданской войны в Испании,
закончившийся победой сторонников генерала Франсиско Франко (1892-1975).

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Грядущие перспективы"
Архив публикаций
Энциклопедия
" рядущие перспективы" - фельетон. Опубликован: Грозный, 1919, 13/26
Биография (1891-1940)
ноября.
Персонажи
Произведения
Это - первая публикация Булгакова. Историю создания Г. п. писатель изложил в
Демонология автобиографии 1924 г.: "Как-то ночью в 1919 году, глухой осенью, едучи в
Великий бал у Сатаны расхлябанном поезде, при свете свечечки, вставленной в бутылку из-под керосина,
написал первый маленький рассказ. В городе, в который затащил меня поезд, отнес
Булгаковская Москва
рассказ в редакцию газеты. Там его напечатали".
Театр Булгакова
Родные и близкие
Поскольку Г. п. отличались резко антисоветским содержанием, газетную вырезку с
Философы
фрагментом фельетона Булгаков наклеил в свой альбом лицевой стороной вниз, как
Булгаков и мы она и сохранилась в архиве писателя.
Булгаковедение
В Г. п. Булгаков подчеркивал, что "наша несчастная родина находится на самом дне
Рукописи
ямы позора и бедствия, в которую ее загнала "великая социальная революция", что
Фотогалереи
"настоящее перед нашими глазами. Оно таково, что глаза эти хочется закрыть. Не
Сообщество Мастера видеть!" В пример России автор ставит Запад, находясь под впечатлением только
что просмотренного английского иллюстрированного журнала: "На Западе
Клуб Мастера
кончилась великая война великих народов. Теперь они зализывают свои раны.
Новый форум
Конечно, они поправятся, очень скоро поправятся!
Старый форум
И всем, у кого, наконец, прояснился ум, всем, кто не верит жалкому бреду, что
Гостевая книга
наша злостная болезнь перекинется на Запад и поразит его, станет ясен тот
СМИ о Булгакове
мощный подъем титанической работы мира, который вознесет западные страны на
СМИ о БЭ
невиданную еще высоту мирного могущества".
Лист рассылки
Партнеры сайта Перспективы будущего своей страны Булгаков видит здесь весьма мрачно: "Мы
опоздаем...
Старая редакция сайта
Мы так сильно опоздаем, что никто из современных пророков, пожалуй, не скажет,
Библиотека
когда же, наконец, мы догоним их и догоним ли вообще? (Здесь преломилось
Собачье сердце
традиционное для русской интеллигенции стремление "догнать Запад". Оно было
(иллюстрированное)
свойственно и для коммунистических вождей - В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, И. В.
Остальные произведения
Сталина, Н. С. Хрущева (1894-1971) и др. Сталин в 1931 г. провозгласил:
Книжный интернет-
"Задержать темпы - это значит отстать. А отсталых бьют". Хрущев в 50-е годы
магазин
выдвинул лозунг: "Догнать и перегнать Америку", - перекочевавший затем в
Лавка Мастера
анекдоты).
Ибо мы наказаны.
Нам немыслимо сейчас созидать.
Перед нами тяжкая задача - завоевать, отнять свою собственную землю".

В Г. п. утверждается: "Безумство двух последних лет толкнуло нас на страшный
путь, и нам нет остановки, нет передышки. Мы начали пить чашу наказания и
выпьем ее до конца".

Не исключено, что с этим связана в романе "Мастер и Маргарита" на Великом балу
у сатаны, чаша Воланда, в которую превратилась отрезанная голова председателя
МАССОЛИТа Михаила Александровича Берлиоза. Из нее Маргарита пьет кровь
предателя Барона Майгеля. Данная сцена может символизировать чашу наказания,
которую пьет Россия, попавшая под власть большевиков. Характерно, что в чаше -
кровь сотрудника НКВД, а сама чаша - это голова руководителя послушной
идеологизированной литературы.

Автор Г. п. провозглашает: "Расплата началась...
Нужно будет платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бедностью жизни.
Платить и в переносном, и в буквальном смысле слова.
Платить за безумство мартовских дней, за безумство дней октябрьских, за
самостийных изменников, за развращение рабочих, за Брест, за безумное
пользование станком для печатания денег... за все!
И мы выплатим.
И только тогда, когда будет уже очень поздно, мы вновь начнем кой-что созидать,
чтобы стать полноправными, чтобы нас впустили опять в версальские залы (речь
идет о Версальской мирной конференции 1919 г.).
Кто увидит эти светлые дни?
Мы?
О нет! Наши дети, быть может, а быть может, и внуки, ибо размах истории широк и
десятилетия она так же легко "читает", как и отдельные годы.
И мы, представители неудачливого поколения, умирая еще в чине жалких
банкротов, вынуждены будем сказать нашим детям:
- Платите, платите честно и вечно помните социальную революцию!"

Г. п. - единственное произведение, где Булгаков смог открыто высказать свои
взгляды на дальнейшую судьбу России и на большевизм. Фельетон поднимает
"вечные" проблемы русской истории и современности.

Булгаковский текст обладает удивительным свойством. Если бы дата создания и
публикации Г. п. и авторство Булгакова не были известны, фельетон можно было бы
датировать и концом 1917 г., и 1919 г., и 30-ми годами (если допустить его
публикацию в русской эмигрантской печати), и концом 80-х, и 1991 или 1996 г., а его
автором назвать многих известных публицистов - от С. Н. Булгакова до В. В.
Кожинова.

Булгаков в Г. п. заявляет себя решительным западником и в западных демократиях
видит для России образец развития. Однако содержание и тон написанного не
оставляют сомнения, что автор Г. п. уже не верил в победу белого движения и
осознал, что коммунистическая власть в стране установилась надолго, на несколько
последующих поколений.

Правда, Булгаков чересчур оптимистически надеялся, что счастливая жизнь, может
быть, наступит у внуков того поколения, которое он в "Киев-городе" (1923) назвал
позднее "беспечальным" и чьи надежды на тихую и светлую жизнь были разрушены
в 1917 г. Писатель разделял со всей русской интеллигенцией (а может, и со всем
человечеством?) веру в светлое будущее, которое неизбежно должно породить
мрачное настоящее.

Причины бедственного состояния России и незавидного в тот момент состояния
белых Вооруженных сил Юга России во главе с генералом А. И. Деникиным (1872-
1947) названы автором Г. п. иногда абсолютно верно, а иногда - совершенно
ошибочно. Активное использование денежного станка после февраля 1917 г.,
породившее страшную инфляцию, равно как и полный паралич Временного
правительства, способствовали победе большевиков.

Булгаков был сторонником "единой и неделимой России", но именно отсутствие
какой-либо национальной политики, равно как и неспособность удовлетворительно
разрешить аграрный вопрос, уже в момент публикации Г. п., в ноябре 1919 г.,
поставило белые армии на Юге России перед катастрофой. Упорное нежелание А.
И. Деникина на деле уважать широкую автономию Дона и Кубани привело к резкому
падению боеспособности донских и кубанских частей, росту в них дезертирства.
Отказ же от признания руководителями белого движения независимости Польши и
Украины привел к тому, что осенью 1919 г. польская армия на время прекратила
боевые действия против красных, а украинские войска завязали бои с деникинскими
частями. Тыл ВСЮР сотрясали массовые крестьянские повстанческие движения.

Булгаков в этом убедился, когда добирался из Киева на Северный Кавказ через
Екатеринославскую губернию, где действовали отряды Н. И. Махно (1889-1934). Ему
самому пришлось сражаться против чеченских горцев (как раз после похода на
Чечен-аул, запечатленного в "Необыкновенных приключениях доктора" (1922), были
созданы Г. п.).

Осведомлен был Булгаков и о борьбе с белыми отрядов "зеленых" на Кубани. Все
это позволило Красной Армии собраться с силами и нанести войскам Деникина
решающее поражение. В конце октября - начале ноября 1919 г. части
Добровольческой армии и казачьи корпуса генералов А. Г. Шкуро (Шкуры) (1887-
1947) и К. К. Мамонтова (Мамантова) (1869-1920) были разгромлены в генеральном
сражении в районе Воронеж - Орел - Курск. Катастрофа стала совершенно
очевидной здесь уже к 9 ноября. Войска Деникина начали стремительный бег к
морю, завершившийся в марте 1920 г. провальной новороссийской эвакуацией.

Поэтому та часть Г. п., которая выражала казенный оптимизм, выглядела в конце
ноября 1919 г. просто издевательством над читателями: "Герои-добровольцы рвут
из рук Троцкого пядь за пядью русскую землю.
И все, все - и они, бестрепетно совершающие свой долг, и те, кто жмется сейчас по
тыловым городам юга, в горьком заблуждении полагающие, что дело спасения
страны обойдется без них, все ждут страстно освобождения страны.
И ее освободят.
Ибо нет страны, которая не имела бы героев, и преступно думать, что родина
умерла...
Мы будем завоевывать собственные столицы.
И мы завоюем их.
Англичане, помня, как мы покрывали поля кровавой росой, били Германию,
оттаскивая ее от Парижа, дадут нам в долг еще шинелей и ботинок, чтобы мы могли

<< Предыдущая

стр. 111
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>