<< Предыдущая

стр. 147
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

принадлежит не только Богу, но и дьяволу.

Амфитеатров особое внимание уделил апокрифической Книге Еноха, где "в ее
древнейшей части впервые звучит идея близости дьявола с человеком, и вина его
изображается как отступничество от божества в сторону человечества, измены небу
для земли. Дьяволы Еноха - ангелы, павшие через любовь к дочерям человеческим
и позволившие оковать себя путам материи и чувственности. Этот миф носит в себе
глубокую идею - отсутствие в природе существ по самому происхождению злобно-
демонических; такие существа, т.е. мысли и действия в образах, - плоды
человеческой эволюции". В "Мастере и Маргарите" Воланд и подчиненные ему
демоны существуют как отражение человеческих пороков, проявляющихся в
контакте с Бегемотом, Коровьевым-Фаготом, Азазелло.

Последний, демон пустыни, происходит от "Азазела, демона безводных мест", как
он был обозначен в булгаковских подготовительных материалах к роману. Oб
Азазеле пишет и Амфитеатров в "Дьяволе": "Евреи слишком долго жили
кочевниками в жгучих пустынях, чтобы не вынести из них мифа о царящем в них
злом духе Азазеле, - быть может, отголоске египетского Сэта, которому
подчиненным египтяне считали Синайский полуостров. Пресловутый обычай
выгонять в жертву этому Азазелю "козла искупления", нагруженного грехами
Израиля, общеизвестен. Он держался в иудаизме едва ли не до падения иудейской
государственной самостоятельности и, умирая, соприкоснулся с христианским
символом-антитезою агнца, принявшего на себя грехи мира". Автор "Дьявола"
добавляет, что апокрифическая книга "Берешитт раббан" "считает этого Азазела
худшим из ангелов, пленившихся земными женщинами и чрез то сделавшихся
демонами. Он научил женщин украшать себя драгоценностями и камнями,
румяниться и белиться". У Булгакова Азазелло выполняет функцию демона-убийцы,
функцию насилия, принимая на себя связанные с этим грехи. Он же дарит
Маргарите волшебный косметический крем, превращающий ее в ведьму. И,
наконец, именно Азазелло непосредственно извлекает Мастера из его арбатского
подвальчика для полета в последний приют, причем Мастер - это московский аналог
Иешуа, агнца, принявшего на себя грехи человечества.

Амфитеатров отмечал: "Противоречие между самым понятием "злого духа" с одной
стороны и "добра" с другой, казалось, должно было бы помешать народу создать
идею о добром черте, в контраст или в поправку к черту злому. Но не только народ,
а и богословы не удержались от соблазна открыть двери этой примитивной идее".
Один из таких добрых чертей в награду за службу в монастыре попросил "пеструю
одежду с бубенчиками", и именно так в ранней редакции "Мастера и Маргариты"
одет будущий Азазелло. Автор "Дьявола" цитирует немецкую лубочную историю о
Фаусте, где тот "ведет с Мефистофелем длинный богословский разговор. Демон
весьма обстоятельно и правдиво рассуждает о красоте, в которую облачен был на
небе его повелитель Люцифер и которой лишился он за гордость свою, в падении
мятежных ангелов; об искушениях людей дьяволами; об аде и его ужасных муках.

ФАУСТ. Если бы ты был не дьявол, но человек, что бы ты сделал, чтобы угодить
Богу и быть любимым людьми?

МЕФИСТОФЕЛЬ, усмехаясь. Если бы я был человеком, тебе подобным, я
преклонился бы пред Богом и молился бы ему до последнего моего издыхания, и
делал бы все, что от меня зависит, чтобы не оскорбить Его и не вызвать Его
негодование. Соблюдал бы Его учение и закон. Призывал бы, восхвалял бы, чтил
бы только Его и, чрез то, заслужил бы, после смерти, вечное блаженство".

Столь же почтителен по отношению к Иешуа Га-Ноцри Воланд, позволяющий себе
насмехаться только над ограниченным и недалеким его учеником Левием Матвеем.
Амфитеатров упоминает и "чудесный малороссийский рассказ о чертяке, который,
влюбившись в молоденькую девушку, попавшую в ведьмы не по собственной охоте,
а по наследственности от матери, не только помогает этой бедняжке
разведьмиться, но и продает себя в жертву за нее мстительным своим товарищам...
Таким образом, народному черту оказывается доступной даже высшая ступень
христианской любви и готовность положить душу свою за други своя. Мало того,
бывают черти, которые добрыми своими качествами значительно превосходят
людей и зрелище человеческой подлости и жестокости приводит их в искреннейшее
негодование и ужас".

Родословная Маргариты
Любезный и милый черт
Астарот или Воланд?
"Пошлейший профессор"
Дьяволы-покаянники - читайте продолжение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Демонология, часть 4 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
У Булгакова Маргарита становится ведьмой не по
Персонажи
собственному желанию, а по зову крови, будучи
Произведения
прапраправнучкой одной из французских королев по
Демонология
имени Маргарита - Наваррской (1492-1549) или Валуа
Великий бал у Сатаны
(1553-1615), которых молва связывала с нечистой силой.
Булгаковская Москва
Кстати, в "Записной книжке" (1909) А. В. Амфитеатрова
Театр Булгакова упоминаются "сочинения обеих Маргарит Валуа" -
Родные и близкие "подлинные памятники "любви", как понимало ее лучшее,
самое избранное и образованное общество во Франции
Философы
XV-XVII века", причем, по оценке автора, это "такая вонь,
Булгаков и мы
которой не то что в русских старинных памятниках
Булгаковедение
литературы, но, пожалуй, даже и в изустных похабных
Рукописи
сказках скоморошьих не встретишь. И притом, именно
Фотогалереи вонь грубая, беспримесная, без извинений и иллюзий.
Вонь чувств и вонь языка". Может быть, в этом была одна
Сообщество Мастера
из причин, почему Булгаков сделал французских королев любезными дьяволу.
Клуб Мастера
Воланд и его свита, подобно "добрым чертям" у Амфитеатрова, наказывают зло,
Новый форум
карая Берлиоза, Поплавского, Степана Богдановича Лиходеева, Алоизия Могарыча
Старый форум
и прочих, далеко не лучших представителей московского населения.
Гостевая книга
СМИ о Булгакове По мнению Амфитеатрова, "самый добропорядочный, милый и любезный из чертей,
СМИ о БЭ когда-либо вылезавший из ада на свет, конечно, Астарот" из рыцарской пародийной
поэмы Луиджи Пульчи (1432-1484) "Большой Моргайте" (1482). Здесь добрый маг
Лист рассылки
Маладжиджи, чтобы помочь Роланду и другим рыцарям-паладинам, вызывает
Партнеры сайта
дьявола Астарота, у которого "срывается с языка обмолвка, будто Бог-Сын не знает
Старая редакция сайта
всего того, что ведомо Богу-Отцу". Маладжиджи озадачен и спрашивает, почему?
Библиотека
Тогда дьявол поизносит новую, длинную-предлинную речь, в которой очень учено и
Собачье сердце вполне ортодоксально рассуждает о Троице, о сотворении мира, о падении ангелов.
(иллюстрированное) Маладжиджи замечает, что кара падших ангелов не очень-то согласуется с
Остальные произведения нескончаемой благостью Божьей. Это возражение приводит демона в бешеное
негодование: "Неправда! Бог всегда был одинаково благ и справедлив ко всем
Книжный интернет-
магазин своим тварям. Падшим не на кого жаловаться, кроме себя самих". Рыцарю же
Ринальдо Астарот разъясняет "наиболее темные догматы веры", причем
Лавка Мастера
настаивает, что

Права лишь вера христиан.Закон их свят и справедливи крепко утвержден.

По прибытии в Ронсеваль Астарот прощается с рыцарями словами, вполне им
оправданными:

Поверьте: в мире нет угла без благородства,Оно есть и в аду, средь нашего
уродства.

Ринальдо сожалеет о разлуке с Астаротом, как будто теряет в нем брата родного.
"Да, - говорит он, - есть в аду и благородство, и дружба, и деликатность!"

Вероятно, в связи с поэмой Пульчи в изложении Амфитеатрова Булгаков в
подготовительных материалах к ранней редакции "Мастера и Маргариты" оставил
имя Астарот как одно из возможных имен для будущего Воланда. Сатана в
булгаковском романе к христианству относится уважительно, не борется с ним, а
выполняет те функции, которые Иешуа и его ученику выполнять нельзя, почему и
поручаются они потусторонним силам. По отношению к Мастеру и Маргарите
Воланд и его свита ведут себя благородно и вполне галантно.

Булгаков учел и трактовку Амфитеатровым следующего места из гетевского
"Фауста" (1808-1832): "Каков черт в роли проповедника морали в житейской
мудрости, показал Мефистофель в "Фаусте" Гёте, дьявольски мороча студента,
пришедшего к Фаусту за поучением и советом о выборе карьеры... Следуя
дьявольским советам, студент - во второй части "Фауста" - обратился в такого
пошлейшего 'приват-доцента", что самому черту стало совестно: какого вывел он
"профессора по назначению". В "Мастере и Маргарите" поэт-богоборец Иван
Бездомный из ученика ("студента") Берлиоза превращается в ученика Воланда и
Мастера (чьим прототипом был Фауст). Следуя советам сатаны, он в финале
действительно превращается в самоуверенного "пошлейшего профессора" Ивана
Николаевича Понырева, неспособного повторить подвиг гениального Мастера.

Амфитеатров выделяет также "дьяволов-покаянников". Они - "довольно
многочисленные в поэзии", "умевшие-таки найти спасение в милосердии Божием и
возвращенные в рай, так сказать, на вторичную службу". К таким дьяволам он
прежде всего отнес оплакавшего смерть Христа на Голгофе Аббадону из
"Мессиады" (1751-1773) Фридриха Готлиба Клопштока (1724-1803). Эта поэма также
послужила источником для создания образа булгаковского Абадонны, который, хотя
и выступает беспристрастным демоном войны, но снимает свои темные очки, когда
гибнет предатель барон Майгель, т.е. позволяет покарать зло.

В амфитеатровском "Дьяволе" перечислены определения сатаны, данные в
Средние века: "сын печали, тайны, тени греха, страдания и ужаса". Булгаковский
Левий Матвей называет Воланда "дух зла и повелитель теней", на что дьявол
замечает, что "тени получаются от предметов и людей".

В заключение своей книги Амфитеатров утверждал: "Рост общественности есть рост
нравственности; рост нравственности есть понижение страха внешней угрозы и
повышение внутренней самоответственности. Вот почему из современных
законодательств исчезает смертная казнь и многие жестокие кары, обыкновенные в
прежнее время. И поэтому же исчезает и вера в дьявола-мучителя и в ад, полный
осужденными грешниками, которым нет прощения. В средние века судьи, за самую
ничтожную вину, угрожают смертью, а духовник адом, и оба имеют к тому
основание, так как всякий другой довод был не убедителен в обществе буйном,
грубом, невежественном и ничего не боявшемся, кроме смерти и загробной
расплаты, воображаемой с чисто языческим материализмом. Повышение
этического сознания параллельно погашает надобность и в смертной казни и в бесе.
Царство страха сменяется царством разума. Правления деспотические сменяются
правлениями либеральными. Впереди брезжит заря социалистического строя...
Великому этическому деспоту, бесу, нечего делать в их условиях, и он исчезает, как
король старого режима, бежавший от восставшего народа в бесповоротное и
бесславное изгнание". Завершил же он свой труд словами итальянского
исследователя Артуро Графа, чья книга о дьяволе послужила основой
амфитеатровского труда: "Дело, начатое Христом восемнадцать веков назад
(итальянец писал в конце XIX в. - Б. С.), закончила цивилизация. Она победила ад и
навсегда искупила нас от дьявола".

Что страшнее: советские политические процессы или средневековые
судилища над ведьмами? СССР - царство страха. "Говорящие
галлюцинации". Читайте завершение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Демонология, часть 5 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
А. В. Амфитеатров создавал своего "Дьявола" в 1911
Персонажи
г., еще до первой мировой войны и Октябрьской
Произведения
революции в России. Также до первой мировой войны
Демонология
была написана книга М. А. Орлова. Булгаков работал
Великий бал у Сатаны
над "Мастером и Маргаритой" уже тогда, когда заря
Булгаковская Москва
социализма над Россией взошла и стали очевидны все
Театр Булгакова прелести нового строя, вплоть до политических
Родные и близкие процессов, напоминающих средневековые судилища
над ведьмами (участники одного из таких процессов
Философы
присутствуют на Великом балу у Сатаны.). О царстве
Булгаков и мы
истины и справедливости говорит Иешуа Га-Ноцри,
Булгаковедение
однако Понтий Пилат прерывает его криком: "Оно
Рукописи
никогда не настанет!"
Фотогалереи
Сообщество Мастера Когда писался последний булгаковский роман,
Советский Союз, как никакая другая страна прежде, представлял собой
Клуб Мастера
обновленное социализмом царство страха, и потому вполне уместным оказывается
Новый форум
появление дьявола в Москве. Московские сцены "Мастера и Маргариты" происходят
Старый форум
ровно через девятнадцать веков после казни Христа, и Булгаков совсем не так
Гостевая книга
оптимистично, как А. В. Амфитеатров, А. Граф, М. А. Орлов или американец Чарльз
СМИ о Булгакове
Ли, на чью "Историю инквизиции" опирался автор "Истории сношений человека с
СМИ о БЭ дьяволом", смотрел на исчезновение социальных корней мистицизма. В письме
Лист рассылки правительству 28 марта 1930 г. писатель особо указал на "черные и мистические
краски..., в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта" в его
Партнеры сайта
сатирических повестях. Такие же краски присутствуют и в последнем булгаковском

<< Предыдущая

стр. 147
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>