<< Предыдущая

стр. 164
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тыкая
ногтём лаковым
он
даёт
социальный заказ
На "Дни Турбиных" -
Булгаковым.

Впервые Булгаков отобразил Маяковского в образе развязно-фамильярного поэта
Владимира Баргузина в неоконченной повести 1929 г. "Тайному другу", где Баргузин
свысока критикует роман автобиографического героя повести. Революционное
творчество Маяковского здесь ассоциируется с ураганным ветром - баргузином.

В "Мастере и Маргарите" ссора А. Р. с Иваном Бездомным пародирует
действительные взаимоотношения Маяковского с поэтом Александром
Безыменским, послужившим одним из прототипов Бездомного. Уничижительный
отзыв о Безыменском есть в стихотворении Маяковского "Юбилейное" (1927): "Ну, а
что вот Безыменский?!// Так…// Ничего…// морковный кофе". В эпиграмме 1930 г.
характеристика Безыменского была не менее резкой: "Уберите от меня// этого//
бородатого комсомольца!"

Стихотворение А. Р., посвящённое Первомаю, на которое нападает Бездомный, это,
скорее всего, лозунговое стихотворение Маяковского к 1 мая 1924 г. Рассуждения А.
Р. на счёт Пушкина (Булгаков пародийно наделил героя именем великого поэта):
"Вот пример настоящей удачливости… - тут Рюхин встал во весь рост на платформе
грузовика и руку поднял, нападая зачем-то на никого не трогающего чугунного
человека, - какой бы шаг он ни сделал в жизни, что бы ни случилось с ним, всё шло
ему на пользу, всё обращалось к его славе! Но что он сделал? Я не постигаю… Что-
нибудь особенное есть в этих словах. "Буря мглою…"? Не понимаю!.. Повезло,
повезло! - вдруг ядовито заключил Рюхин и почувствовал, что грузовик под ним
шевельнулся, - стрелял, стрелял в него этот белогвардеец Дантес и раздробил
бедро и обеспечил бессмертие..." - это отзвук посвященного Пушкину стихотворения
Маяковского "Юбилейное" (1924).

У Булгакова спародировано стремление автора стихотворения фамильярно
поздороваться с Пушкиным: "Александр Сергеевич, //разрешите представиться. //
Маяковский. //Дайте руку! //Вот грудная клетка. //Слушайте, //уже не стук, а стон". А.
Р. тоже поднимает руку, встав во весь рост и обращаясь к памятнику Пушкина на
Тверском бульваре, только рука у него поднята скорее не для рукопожатия, а в
бессильной злобе, рожденной завистью, как бы для удара.

Автор "Мастера и Маргариты" издевается над следующими словами Маяковского:
"На Тверском бульваре //Очень к вам привыкли. //Ну, давайте, //подсажу на
пьедестал. //Мне бы //памятник при жизни //полагается по чину. //Заложил бы //
динамиту // - ну-ка, //дрызнь!". Слова же о "белогвардейце Дантесе" навеяны другим
пассажем Маяковского: "Сукин сын Дантес! //Великосветский шкода. //Мы б его
спросили: // - А ваши кто родители? //Чем вы занимались //до 17-го года? //Только
этого Дантеса бы и видели".

В варианте 1929-1930 гг. Булгаков иронически давал понять, что Рюхин именно
"левый поэт", как и Маяковский: "Иванушка шел плача и пытался укусить за руку то
правого Пантелея, то левого поэта Рюхина..."

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Самоцветный быт"
Архив публикаций
Энциклопедия
" амоцветный быт" - фельетон, имеющий подзаголовок "Из моей коллекции".
Биография (1891-1940)
Опубликован: Накануне, Берлин - М., 1923, 15 июля. Литературное приложение.
Персонажи
Вошел в сборник: М. Булгаков. Рассказы библиотеки "Смехач. М., 1926,
Произведения
Юмористическая иллюстрированная библиотека журнала "Смехач", No15 (в этой
Демонология
публикации остались только две из восьми миниатюр, составляющих С. б.:
Великий бал у Сатаны
"Средство от застенчивости" и "Сколько Брокгауза может вынести организм").
Булгаковская Москва
По крайней мере, ряд миниатюр, присутствовавших в С. б. в публикации "Накануне",
Театр Булгакова
не вошли в сборник по цензурным причинам. Неприемлемыми оказались, в
Родные и близкие
частности, "Работа среди женщин" и "Р. У. Р.", где пародировались советские
Философы
лозунги.
Булгаков и мы
В первой из них провинциальный работник своеобразно понимает вопрос
Булгаковедение
ответственного товарища из центра и отвечает, что с работой среди женщин в их
Рукописи
просветительском учреждении все нормально: "Я с третьей бабой живу". Во второй
Фотогалереи
осмеянию подвергается лозунг "Мы вам не Рур", выдвинутый в связи с оккупацией
Сообщество Мастера
французскими войсками Рура в 1923 г. Булгаков расшифровывает "Р. У. Р." устами
Клуб Мастера знакомой дамы как "Российское управление Романовых".
Новый форум
Вообще основная часть миниатюр С. б. - это вариации московских анекдотов начала
Старый форум
20-х годов. Исключение составляет миниатюра "Сколько Брокгауза может вынести
Гостевая книга
организм", где высмеивается бездумное чтение энциклопедии, без осмысления
СМИ о Булгакове
прочитанного, причем полученная информация для малообразованного читателя
СМИ о БЭ
оказывается абсолютно бесполезна. Именно к механическому поглощению знаний
Лист рассылки
сводилась проводимая советским правительством кампания по ликвидации
Партнеры сайта
неграмотности.
Старая редакция сайта
Крах героя миниатюры происходит на чтении пятой книги Энциклопедического
Библиотека
словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона, но названия статей намеренно искажены,
Собачье сердце
чтобы дать представление об истинном образовательном уровне персонажа -
(иллюстрированное)
"Бранецкие" вместо "Баранецких", "Баньюмас" вместо "Баньювангис" и др.
Остальные произведения
Книжный интернет- Статьи Брокгауза и Эфрона были широко использованы Булгаковым при создании
магазин романа "Мастер и Маргарита" (см. также: Понтий Пилат, Великий бал у сатаны,
Лавка Мастера Гелла, Коровьев-Фагот, Демонология, Христианство). В булгаковском архиве
сохранились многочисленные выписки из этого энциклопедического словаря.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Аркадий Аполлонович Семплеяров ˜
Архив публикаций
Энциклопедия
ркадий Аполлонович Семплеяров - персонаж романа "Мастер и Маргарита",
Биография (1891-1940)
председатель "акустической комиссии московских театров".
Персонажи
Произведения
Фамилия "Семплеяров" произведена от фамилии хорошего знакомого Булгакова,
Демонология
композитора и дирижера Александра Афанасьевича Спендиарова(1871 - 1928).
Великий бал у Сатаны
Вторая жена писателя Л. Е. Белозерская вспоминает о знакомстве со
Булгаковская Москва
Спендиаровым и его семейством в начале 1927 г. и приводит дневниковый рассказ
Театр Булгакова его дочери Марины (1903 - 1984): "Мы с папой были у Булгаковых. Любовь
Родные и близкие Евгеньевна спросила заранее, какое любимое папино блюдо. Я сказала: "Рябчики с
красной капустой". С утра я искала папу, чтобы сообщить ему адрес Булгаковых...
Философы
Помню его голос в телефоне: "Это ты, Марюшка? Ну, что ты? Ну, говори адрес...
Булгаков и мы
Хорошо, я приду, детка". Когда я пришла, Михаил Афанасьевич, Любовь Евгеньевна
Булгаковедение
и папа сидели вокруг стола. Папа сидел спиной к свету на фоне рождественской
Рукописи
елки. Меня поразило то, что он такой грустный, поникший. Он весь в себе был, в
Фотогалереи своих мрачных мыслях и, не выходя из своего мрачного в то время мирка, говорил,
глядя в тарелку, о накопившихся у него неприятностях. Потом, как-то неожиданно
Сообщество Мастера
для нас всех, перешел на восхваление Армении. Чувствовалось, что в сутолочной
Клуб Мастера
Москве он соскучился по ней".
Новый форум
Старый форум
Сама Л. Е. Белозерская отозвалась о прототипе А. А. С. так: "Мне Александр
Гостевая книга Афанасьевич понравился, но показался необычайно озабоченным, а поэтому каким-
СМИ о Булгакове то отсутствующим". Именно таким выглядит А. А. С. после скандала в Театре
СМИ о БЭ Варьете, где были разоблачены Коровьевым-Фаготом его любовные похождения.
Лист рассылки Тогда супруга А. А. С. на телефонный звонок "ответила мрачно, что Аркадий
Аполлонович нездоров, лег почивать и подойти к аппарату не может".
Партнеры сайта
Старая редакция сайта
Главным же прототипом А. А. С., которого в какой-то мере маскировала фигура
Библиотека
армянина А. А. Спендиарова, был грузин Авель Софронович Енукидзе (1877 - 1937),
Собачье сердце являвшийся в 1922 - 1935 гг. секретарем Президиума ЦИК и председателем
(иллюстрированное) Правительственной комиссии по руководству Большим и Художественным
Остальные произведения театрами. Для собственно театрального искусства эта комиссия была столь же
бесполезна, как и акустическая комиссия А. А. С., однако представляла собой
Книжный интернет-
дополнительный барьер для появления "идеологически вредных" спектаклей.
магазин
Енукидзе также был членом коллегии Наркомпроса и Государственной комиссии по
Лавка Мастера
просвещению, располагавшихся на Чистых прудах в доме No6. На Чистых прудах
находилась и акустическая комиссия А. А. С.

Енукидзе был неравнодушен к прекрасному полу, особенно к актрисам
подведомственных театров, что и послужило поводом для его падения в рамках
очередной "чистки" в высшем эшелоне власти. 7 июня 1935 г. Пленум ЦК ВКП(б)
принял резолюцию, один из пунктов которой звучал так: "За политическое и бытовое
разложение бывшего секретаря ЦИК СССР т. А. Енукидзе вывести его из состава
ЦК ВКП(б)". 16 декабря 1937 г. А. С. Енукидзе в компании с рядом других
подсудимых, в том числе Б. С. Штейгером, прототипом Барона Майгеля, был
осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению "в измене
Родине, террористической деятельности и систематическом шпионаже в пользу
одного из иностранных государств" и расстрелян (в фантастичности этих обвинений
вряд ли сомневались мыслящие современники).

А. А. С. фигурировал еще в 1931 г. в списке персонажей будущего романа. Тогда его
звали Пафнутий Аркадьевич Семплеяров. В сцене сеанса черной магии в Театре
Варьете А. А. С. впервые появился в варианте конца 1934 г. Cатирическое
изображение в этом образе А. С. Енукидзе было вызвано тем, что именно ему
Булгаков в конце апреля 1934 г. направил прошение о двухмесячной поездке за
границу, а секретарь ВЦИК, как зафиксировала в дневнике 4 мая 1934 г. третья жена
писателя Е. С. Булгакова, не рискнул единолично решить вопрос о выезде и
наложил на прошении резолюцию: "Направить в ЦК". В результате поездка была
сорвана. Отказ последовал в унизительной для писателя и его жены форме (см.
"Был май").

"Разоблачение" А. А. С. на сеансе черной магии стало своеобразной местью
Булгакова А. С. Енукидзе, причем еще задолго до падения Авеля Софроновича. Но
в эпилоге, написанном уже после казни незадачливого секретаря ВЦИК и
председателя комиссии по двум главнейшим театрам страны, автор "Мастера и
Маргариты" существенно смягчил участь героя по сравнению с прототипом: А. А. С.
всего лишь отправляют заведовать грибозаготовочным пунктом в Брянске,
поскольку "не клеились у Аркадия Аполлоновича дела с акустикой, и сколько ни
старался он улучшить ее, она какая была, такая и осталась". Здесь - косвенный
намек на бесплодность запретительно-разрешительной деятельности А. С.
Енукидзе в качестве правительственного руководителя делами Большого Театра и
МХАТа.

Имя и отчество А. А. С. - Аркадий Аполлонович, можно перевести как "пастух
Аполлона", поскольку "Аркадий" означает пастух - иронический намек на служение
А. А. С. богу - покровителю искусств (имя персонажа в черновике 1931 г. - Пафнутий
- переводится с древнеегипетского как "принадлежащий Богу").

А. А. С. генетически связан с упоминаемым персонажем пьесы 1931 г. "Адам и Ева" -
всесильным покровителем литератора-конъюнктурщика Пончика-Непобеды
Аполлоном Акимовичем, который требует его "к священной жертве" совсем как бог
Аполлон. Эту же функцию выполняет в "Мастере и Маргарите" А. А. С.

У А. А. С. был еще один неожиданный прототип. В письме своему другу С. А.
Ермолинскому 14 июня 1936 г. сразу по прибытию в Москву после киевских
гастролей МХАТа, Булгаков, среди прочего, сообщал: "Когда поезд отошел и я, быть
может, в последний раз глянул на Днепр, вошел в купе книгоноша, продал Люсе
"Театр и драматургию" No4. Вижу, что она бледнеет, читая. На каждом шагу про
меня. Но что пишут! Особенную гнусность отмочил Мейерхольд. Этот человек
беспринципен настолько, что чудится, будто на нем нет штанов. Он ходит по белу
свету в подштанниках".

Данный эпизод отражен и в дневниковой, записи Е. С. Булгаковой 12 июня 1936 г.:
"Когда ехали обратно, купили номер журнала "Театр и драматургия" в поезде. В
передовой "Мольер" назван "низкопробной фальшивкой". Потом - еще несколько
мерзостей, в том числе очень некрасивая выходка Мейерхольда в адрес М. А. А как
Мейерхольд просил у М. А. пьесу - каждую, которую М. А. писал".

Номер "Театра и драматургии", который купили Булгаковы, был посвящен дискуссии
на собрании театральных работников Москвы 26 марта 1936 г. вокруг нескольких
статей "Правды" по вопросам искусства, в том числе и статьи "Внешний блеск и
фальшивое содержание", из-за которой сняли во МХАТе "Кабалу
святош" ("Мольера").

Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874-1940) утверждал: "Театральная
общественность ждет, чтобы я в своем выступлении от критики других театров
перешел к развернутой самокритике... Есть такой Театр сатиры, хороший по
существу театр... В этом театре смех превращается в зубоскальство. Этот театр
начинает искать таких авторов, которые, с моей точки зрения, ни в какой мере не
должны быть в него допущены. Сюда, например, пролез Булгаков".

Возможно, эти слова Мейерхольда как-то повлияли на снятие доведенного до
генеральной репетиции "Ивана Васильевича" в Театре сатиры. Творец "нового

<< Предыдущая

стр. 164
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>