<< Предыдущая

стр. 179
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

- Гу! Гу! - жалобно и тоскливо ответил голос Шарикова.

- Какого черта?.. Не слышу? Закройте воду!

- Гау... угу...

- Да закройте воду! Что он сделал, не понимаю?! - приходя в исступление, вскричал
Филипп Филиппович.

3ина и Дарья Петровна, открыв рты, в отчаянии смотрели на дверь. К шуму воды
прибавился подозрительный плеск. Филипп Филиппович еще раз погрохотал
кулаком в дверь.

- Вон он! - выкрикнула Дарья Петровна из кухни.

Филипп Филиппович ринулся туда. В разбитом окне под потолком показалась и
высунулась в кухню физиономия Полиграфа Полиграфовича. Она была
перекошена, глаза плаксивы, а вдоль носа тянулась, пламенея от свежей крови,
царапина.

- Вы с ума спятили? - спросил Филипп Филиппович. - Почему вы не выходите?

Шариков и сам в тоске и страхе оглянулся и ответил:

- 3ащелкнулся я.

- Откройте замок! Что ж, вы никогда замка не видели?

- Да не открывается, окаянный, - испуганно ответил Полиграф.

- Батюшки! Он предохранитель защелкнул! - вскричала 3ина и всплеснула руками.

- Там пуговка есть такая, - выкрикивал Филипп Филиппович, стараясь перекричать
воду, - нажмите ее книзу... Вниз нажимайте! Вниз!

Шариков пропал, через минуту вновь появился в окошке.

- Ни пса не видно, - в ужасе пролаял он в окно.

- Да лампу зажгите! Он взбесился!

- Котяра проклятый лампу раскокал, - ответил Шариков, - а я стал его, подлеца, за
ноги хватать, кран вывернул, а теперь найти не могу.

Все трое всплеснули руками и в таком положении застыли.

Минут через пять Борменталь, 3ина и Дарья Петровна сидели рядышком на мокром
ковре, свернутом трубкою у подножия двери, и задними местами прижимали его к
щели под дверью, а швейцар Федор с зажженной венчальной свечой Дарьи
Петровны на деревянной лестнице лез в слуховое окно. Его зад в крупной серой
клетке мелькнул в воздухе и исчез в отверстии.

- Ду... гугу! - что-то кричал Шариков сквозь рев воды. Из окошка под напором
брызнуло несколько раз на потолок кухни, и вода стихла.

Послышался голос Федора:

- Филипп Филиппович, все равно надо открывать, пусть разойдется, отсосем из
кухни!

- Открывайте! - сердито крикнул Филипп Филиппович.

Тройка поднялась с ковра, дверь из ванной нажали, и тотчас вода хлынула в
коридорчик. В нем она разделилась на три потока: прямо - в противоположную
уборную, направо - в кухню и налево - в переднюю. Шлепая и прыгая, 3ина
захлопнула в нее дверь. По щиколотку в воде вышел Федор, почему-то улыбаясь.
Он был как в клеенке - весь мокрый.

- Еле заткнул, напор большой, - пояснил он.

- Где этот? - спросил Филипп Филиппович и с проклятием поднял одну ногу.

- Боится выходить, - глупо усмехнувшись, объяснил Федор.

- Бить будете, папаша? - донесся плаксивый голос Шарикова из ванной.

- Болван! - коротко отозвался Филипп Филиппович.

3ина и Дарья Петровна в подоткнутых до колен юбках, с голыми ногами, и Шариков
со швейцаром, босые, с закатанными штанами, шваркали мокрыми тряпками по
полу кухни и отжимали их в грязные ведра и раковину. 3аброшенная плита гудела.
Вода уходила через дверь на гулкую лестницу прямо в пролет лестницы и падала в
подвал.

Борменталь, вытянувшись на цыпочках, стоял в глубокой луже на паркете передней
и вел переговоры через чуть приоткрытую дверь на цепочке.

- Не будет сегодня приема, профессор нездоров. Будьте добры отойти от двери, у
нас труба лопнула...

- А когда же прием? - добивался голос за дверью. - Мне бы только на минуту...

- Не могу, - Борменталь переступил с носков на каблуки, - профессор лежит, и труба
лопнула. 3автра прошу. 3ина! Милая! Отсюда вытирайте, а то она на парадную
лестницу выльется.

- Тряпки не берут.

- Сейчас кружками вычерпаем, - отозвался Федор, - сейчас!

3вонки следовали один за другим, и Борменталь уже всей подошвой стоял в воде.

- Когда же операция? - приставал голос и пытался просунуться в щель.

- Труба лопнула...

- Я бы в калошах прошел...

Синеватые силуэты появлялись за дверью.

- Нельзя, прошу завтра.

- А я записан.

- 3автра. Катастрофа с водопроводом.

Федор у ног доктора ерзал в озере, скреб кружкой, а исцарапанный Шариков
придумал новый способ. Он скатал громадную тряпку в трубку, лег животом в воду и
погнал ее из передней обратно к уборной.

- Что ты, леший по всей квартире гоняешь? - сердилась Дарья Петровна, - выливай
в раковину.

- Да что в раковину, - ловя руками мутную воду, отвечал Шариков, - она на парадное
вылезет.

Из коридора со скрежетом выехала скамеечка, и на ней вытянулся, балансируя,
Филипп Филиппович в синих с полосками носках.

- Иван Арнольдович, бросьте вы отвечать. Идите в спальню, я вам туфли дам.

- Ничего, Филипп Филиппович, какие пустяки.

- В калоши станьте.

- Да ничего. Все равно уже мокрые ноги.

- Ах, боже мой! - расстраивался Филипп Филиппович.

- До чего вредное животное, - отозвался вдруг Шариков, и выехал на корточках с
суповой миской в руке.

Борменталь захлопнул дверь, не выдержал и засмеялся. Ноздри Филиппа
Филипповича раздулись и очки вспыхнули.

- Вы про кого говорите? - спросил он у Шарикова с высоты. - Позвольте узнать.

- Про кота я говорю. Такая сволочь, - ответил Шариков, бегая глазами.

- 3наете, Шариков, - переводя дух, отозвался Филипп Филиппович, - я положительно
не видел более наглого существа, чем вы.

Борменталь хихикнул.

- Вы, - продолжал Филипп Филиппович, - просто нахал. Как вы смеете это говорить?
Вы все это учинили и еще позволяете... Да нет! Это черт знает, что такое!

- Шариков, скажите мне, пожалуйста, - заговорил Борменталь, - сколько времени
еще вы будете гоняться за котами? Стыдитесь! Ведь это же безобразие!

- Дикарь!

- Какой я дикарь, - хмуро отозвался Шариков, - ничего я не дикарь. Его терпеть в
квартире невозможно. Только и ищет, как бы чего своровать. Фарш пропал у Дарьи.
Я его проучить хотел.

- Вас бы самого проучить! - ответил Филипп Филиппович, - вы поглядите на свою
физиономию в зеркале.

- Чуть глаза не лишил, - мрачно отозвался Шариков, трогая глаз черной мокрой
рукой.

Когда черный от влаги паркет несколько просох, все зеркала покрылись банным
налетом, и звонки прекратились. Филипп Филиппович в сафьяновых красных туфлях
стоял в передней.

- Вот вам, Федор.

- Покорнейше благодарим.

- Переоденьтесь сейчас же. Да, вот что: выпейте у Дарьи Петровны водки.

- Покорнейше благодарю, - Федор помялся, потом сказал: - тут еще, Филипп
Филиппович. Я извиняюсь, уж прямо и совестно. Только за стекло в седьмой
квартире... Гражданин Шариков камнями швырял...

- В кота? - спросил Филипп Филиппович, хмурясь, как облако.

- То-то, что в хозяина квартиры. Он уж в суд грозился подать.

- Черт!

- Кухарку Шариков ихнюю обнял, а тот его гнать стал... Ну, повздорили.

- Ради бога, вы мне всегда сообщайте сразу о таких вещах... Сколько нужно?

- Полтора.

Филипп Филиппович извлек три блестящих полтинника и вручил Федору.

- Еще за такого мерзавца полтора целковых платить, - послышался в дверях глухой
голос, - да он сам...

Филипп Филиппович обернулся, закусил губу и молча нажал на Шарикова, вытеснил
его в приемную и запер его на ключ. Шариков изнутри тотчас загрохотал кулаками в
дверь.

- Не сметь! - явно больным голосом воскликнул Филипп Филиппович.

- Ну, уж это действительно, - многозначительно заметил Федор, - такого наглого я в
жизнь свою не видел...

Борменталь как из-под земли вырос.

- Филипп Филиппович, прошу вас, не волнуйтесь.

Энергичный эскулап отпер дверь в приемную, и оттуда донесся его голос:

- Вы что? В кабаке, что ли?

- Это так... - добавил решительный Федор, - вот это так... Да по уху бы еще...

- Ну, что вы, Федор, - печально буркнул Филипп Филиппович.

- Помилуйте, вас жалко, Филипп Филиппович.




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Глава 7 ˜
Архив публикаций
Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Эпилог
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
- ет, нет и нет, - настойчиво заговорил Борменталь, - извольте заложить.
Произведения
Демонология
- Ну что, ей-богу, - забурчал недовольно Шариков.
Великий бал у Сатаны
Булгаковская Москва - Благодарю вас, доктор, - ласково сказал Филипп Филиппович, - а то мне уже
Театр Булгакова надоело делать замечания.
Родные и близкие
- Все равно не позволю есть, пока не заложите. 3ина, примите майонез у Шарикова.
Философы
Булгаков и мы - Как это так "примите"? - расстроился Шариков. - Я сейчас заложу.
Булгаковедение
Левой рукой он заслонил тарелку от 3ины, а правой запихнул салфетку за
Рукописи
воротничок и стал похож на клиента в парикмахерской.
Фотогалереи
Сообщество Мастера - И вилкой, пожалуйста, - добавил Борменталь.
Клуб Мастера
Шариков длинно вздохнул и стал ловить куски осетрины в густом соусе.
Новый форум
Старый форум
- Я еще водочки выпью, - заявил он вопросительно.
Гостевая книга
- А не будет вам? - осведомился Борменталь - Вы последнее время слишком
СМИ о Булгакове
налегаете на водку.
СМИ о БЭ
Лист рассылки

<< Предыдущая

стр. 179
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>