<< Предыдущая

стр. 23
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

четыреста тысяч немцев, а вокруг них четырежды сорок раз четыреста тысяч
мужиков с сердцами, горящими неутоленной злобой. О, много, много скопилось в
этих сердцах. И удары лейтенантских стеков по лицам, шрапнельный беглый огонь
по непокорным деревням, и спины, исполосованные шомполами гетманских
сердюков, и расписки на клочках бумаги почерком майоров и лейтенантов
германской армии. "Выдать русской свинье за купленную у нее свинью 25 марок".
Добродушный, презрительный хохоток над теми, кто приезжал с такой распискою в
штаб германцев в Город.
И реквизированные лошади, и отобранный хлеб, и помещики с толстыми лицами,
вернувшиеся в свои поместья при гетмане, - дрожь ненависти при слове
"офицерня"... Были десятки тысяч людей, вернувшихся с войны и умеющих
стрелять...
- А выучили сами же офицеры по приказанию начальства!"

В финале Б. г. "только труп и свидетельствовал, что Пэттура не миф, что он
действительно был..." Труп замученного петлюровцами еврея у Цепного моста,
трупы сотен, тысяч других жертв - это действительность гражданской войны. А на
вопрос "Заплатит ли кто-нибудь за кровь?" Булгаков дает уверенный ответ: "Нет.
Никто". Позднее вопрос о цене крови стал одним из основных в пьесе "Бег" и
"Мастере и Маргарите".

В Б. г. Булгаков использует мотив "оборачиваемости" большевиков и петлю ровцев.
В действительности многие деятели украинского национального движения и части
петлюровской армии нередко в ходе гражданской войны или уже после ее
окончания переходили на сторону большевиков либо, по крайней мере, признавали
Советскую власть.

Так, один из руководителей Центральной Рады и Директории известный писатель
Владимир Кириллович Винниченко (1880-1951) в 1920 г. короткое время входил в
состав Компартии Украины и украинского Совнаркома (правда, впоследствии он
эмигрировал). Уже после окончания гражданской войны вернулся в СССР бывший
председатель Центральной Рады известный историк Михаил Сергеевич Грушевский
(1866-1934).

Перешел к большевикам и один из ближайших соратников Петлюры Юрий
Тютюнник, выпустивший в 1924 г. в Харькове на украинском языке мемуары "С
поляками против Украины", а позднее работавший в украинской кинематографии.
Как знать, не был ли с ним знаком Булгаков, писавший в 30-е годы киносценарий
"Ревизор" (1934) по заказу "Украинфильма".

Прототип одного из персонажей Б. г., ворвавшегося в город петлюровского
полковника Болботуна, полковник П. Болбочан, ранее командовавший 5-м
Запорожским полком в армии Скоропадского, в ноябре 1918 г. встал на сторону
Директории и участвовал во взятии Киева, а спустя полгода перешел к большевикам
и был расстрелян по приказу Петлюры.

Разоблачение большевистского мифа
Как голых крестьян шомполами избивали
Кто же не враг интеллигенции?
Прототип Василисы
Об этом и многом другом читайте далее>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Белая гвардия", часть 3
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Между украинскими
Персонажи
социалистами, к которым
Произведения
принадлежали и Петлюра, и
Демонология
Винниченко, и Тютюнник, и
Великий бал у Сатаны
большевиками еще и в 20-е
Булгаковская Москва
годы не было непроходимой
Театр Булгакова пропасти. Булгаков же в Б. г.
Родные и близкие старался дать понять
читателям, что насилие
Философы
исходило от большевиков
Булгаков и мы
никак не в меньшей степени,
Булгаковедение
чем от их противников.
Рукописи
Большевистский миф, по
Фотогалереи цензурным условиям, он
вынужден разоблачать иносказательно, намеками на полное сходство красных с
Сообщество Мастера
петлюровцами (последних ругать не запрещалось).
Клуб Мастера
Новый форум
Это проявилось, в частности, в следующем эпизоде: "По дорогам пошло привидение
Старый форум
- некий старец Дегтяренко, полный душистым самогоном и словами страшными,
Гостевая книга каркающими, но складывающимися в его темных устах во что-то до чрезвычайности
СМИ о Булгакове напоминающее декларацию прав человека и гражданина. Затем этот же Дегтяренко-
пророк лежал и выл, и пороли его шомполами люди с красными бантами на груди. И
СМИ о БЭ
самый хитрый мозг сошел бы с ума над этой закавыкой: ежели красные банты, то ни
Лист рассылки
в коем случае не допустимы шомпола, а ежели шомпола - то невозможны красные
Партнеры сайта
банты..."
Старая редакция сайта
Библиотека Этот эпизод был купирован в советских изданиях Б. г. 60-х-80-х годов, ибо не
укладывался в пропагандистский стереотип, согласно которому красный цвет и
Собачье сердце
насилие над человеком, да еще проповедующим гражданские права, несовместимы.
(иллюстрированное)
Для Булгакова и большевики, и петлюровцы равнозначны и выполняют одну и ту же
Остальные произведения
функцию, поскольку "нужно было вот этот самый мужицкий гнев подманить по одной
Книжный интернет-
какой-нибудь дороге, ибо так уж колдовски устроено на белом свете, что, сколько бы
магазин
он ни бежал, он всегда фатально оказывается на одном и том же перекрестке. Это
Лавка Мастера
очень просто. Была бы кутерьма, а люди найдутся".

Возможно, он был знаком с цитатой из "Правды", приведенной в книге С. П.
Мельгунова "Красный террор в России" (1923): "Чрезвычайка запирала крестьян
массами в холодный амбар, раздевала догола и избивала шомполами".

В варианте заключительной части Б. г., так и не напечатанном в журнале "Россия",
Алексей Турбин, сбежавший от петлюровцев, ожидает прихода красных и видит сон,
в котором его преследуют чекисты: "И ужаснее всего то, что среди чекистов один в
сером, в папахе. И это тот самый, которого Турбин ранил в декабре на Мало-
Провальной улице. Турбин в диком ужасе. Турбин ничего не понимает. Да ведь тот
был петлюровец, а эти чекисты-большевики?! Ведь они же враги? Враги, черт их
возьми! Неужели же теперь они соединились? О, если так, Турбин пропал!
- Берите его, товарищи! - рычит кто-то. Бросаются на Турбина.
- Хватай его! Хватай! - орет недостреленный окровавленный оборотень, - тримай
його! Тримай!
Все мешается. В кольце событий, сменяющих друг друга, одно ясно - Турбин всегда
при пиковом интересе, Турбин всегда и всем враг. Турбин холодеет.
Просыпается. Пот. Нету! Какое счастье. Нет ни этого недостреленного, ни чекистов,
никого нет".

По Булгакову, все власти, сменяющие друг друга в гражданской войне, враждебны
интеллигенции. В Б. г. он показал это на примере петлюровцев, в фельетонах
"Грядущие перспективы" (1919) и "В кафэ" (1920) - на примере красных, и, наконец,
в пьесе "Бег" (1928) - на примере белых.

В Б. г. выявлены и причины неудачи белого движения. Крестьянство ему враждебно,
а городская "кофейная публика", заклейменная еще в фельетоне "В кафэ",
защищать идеалы белых не желает: "Все валютчики знали о мобилизации за три
дня до приказа. Здорово? И у каждого грыжа, у всех верхушка правого легкого, а, у
кого нет верхушки - просто пропал, словно сквозь землю провалился. Ну, а это,
братцы, признак грозный. Если уж в кофейнях шепчутся перед мобилизацией и ни
один не идет - дело швах!"

Алексей Турбин в Б. г. - монархист, хотя монархизм его испаряется от сознания
бессилия предотвратить гибель невинных людей. Т. Н. Лаппа свидетельствовала,
что эпизод исполнения братьями Турбиными и их друзьями запрещенного царского
гимна - не выдумка. Булгаков с товарищами действительно пели "Боже, царя храни",
только не при гетмане, а при петлюровцах. Это вызвало недовольство
домовладельца, Василия Павловича Листовничего (1876 - 1919) - прототипа
инженера Василия Ивановича Лисовича, Василисы, в Б. г.

Однако в период создания романа Булгаков уже не был монархистом. В дневнике
писателя 15 апреля 1924 г. следующим образом прокомментированы слухи о том,
"будто по Москве ходит манифест Николая Николаевича" (Младшего) (1856-1929),
дяди Николая II (1868-1918) и главы дома Романовых: "Черт бы взял всех
Романовых! Их не хватало".

"На пиру богов"
Разочарование в мужиках
Как Булгаков служил гетману Скоропадскому
Убийства евреев
Писатель спорит с Евангелием
Читайте продолжение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Белая гвардия", часть 4
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
В Б. г. есть отчетливые
Персонажи
параллели со статьей С. Н.
Произведения
Булгакова "На пиру
Демонология
богов" (1918). Русский
Великий бал у Сатаны
философ писал, что "некто в
Булгаковская Москва
сером", кто похитрее
Театр Булгакова
Вильгельма, теперь воюет с
Родные и близкие
Россией и ищет ее связать и
Философы
парализовать". В романе
"некто в сером" - это и
Булгаков и мы
Троцкий, и Петлюра,
Булгаковедение
уподобленные дьяволу,
Рукописи
причем настойчиво
Фотогалереи
подчеркивается серый цвет у большевистских, немецких и петлюровских войск.
Сообщество Мастера Красные - это "серые разрозненные полки, которые пришли откуда-то из лесов, с
равнины, ведущей к Москве", немцы "пришли в Город серыми шеренгами", а
Клуб Мастера
украинские солдаты не имеют сапог, зато имеют "широкие шаровары,
Новый форум
выглядывающие из-под солдатских серых шинелей".
Старый форум
Гостевая книга
Рассуждения же Мышлаевского о "мужичках-богоносцах" Достоевского, порезавших
СМИ о Булгакове
офицеров под Киевом, восходит к следующему месту в статье "На пиру богов":
СМИ о БЭ "Недавно еще мечтательно поклонялись народу-богоносцу, освободителю. А когда
Лист рассылки народ перестал бояться барина, да тряхнул вовсю, вспомнил свои пугачевские были
- ведь память народная не так коротка, как барская, - тут и началось
Партнеры сайта
разочарование..."
Старая редакция сайта
Библиотека
Мышлаевский в Б. г. последними словами ругает "мужичков-богоносцев
Собачье сердце достоевских", которые сразу становятся смирными после угрозы расстрела. Однако
(иллюстрированное) он и другие офицеры в романе только угрожают, но угроз своих в действие не
Остальные произведения приводят (барская память действительно короткая), в отличие от мужиков, которые
при первой возможности возвращаются к пугачевским традициям и господ режут.
Книжный интернет-
магазин
При описании похода Мышлаевского под Красный Трактир и гибели офицеров автор
Лавка Мастера
Б. г. воспользовался воспоминаниями Романа Гуля (1896-1986) "Киевская эпопея
(ноябрь - декабрь 1918 г.)", опубликованными во втором томе берлинского "Архива
русской революции" в 1922 г. Оттуда же образ "звенящего шпорами, картавящего
гвардейца адъютанта", материализовавшийся в Шервинском, плакат "Героем
можешь ты не быть, но добровольцем быть обязан!", бестолковщина штабов, с
которой сам Булгаков не успел столкнуться, и некоторые другие детали.

Как вспоминала Т. Н. Лаппа, булгаковская служба у Скоропадского свелась к
следующему: "Пришел Сынгаевский и другие Мишины товарищи и вот
разговаривали, что надо не пустить петлюровцев и защищать город, что немцы
должны помочь... а немцы все драпали. И ребята сговаривались на следующий день
пойти. Остались даже у нас ночевать... А утром Михаил поехал. Там медпункт был...
И должен был быть бой, но его, кажется, не было. Михаил приехал на извозчике и
сказал, что все кончено и что будут петлюровцы".

Эпизод с бегством от петлюровцев и ранением Алексея Турбина 14 декабря 1918 г.
- писательский вымысел, сам Булгаков ранен не был. Гораздо драматичнее было
бегство мобилизованного Булгакова от петлюровцев в ночь со 2-го на 3-е февраля
1919 г., запечатленное в Б. г. в бегстве Алексея Турбина, а в рассказе "В ночь на 3-е
число" - в бегстве доктора Бакалейникова. Т. Н. Лаппа запомнила возвращение
мужа в эту драматическую ночь: "Почему-то он сильно бежал, дрожал весь, и
состояние было ужасное - нервное такое. Его уложили в постель, и он после этого

<< Предыдущая

стр. 23
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>