<< Предыдущая

стр. 57
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Несмотря на всю ценность дарованного М. творческого покоя для самого Булгакова,
определенная неполнота награды в романе присутствует. Прямее об этом
говорилось в ранних редакциях. В частности, в наброске 1933 г. Воланд сообщал М.:
" - Ты не поднимешься до высот. Не будешь слушать мессы. Но будешь слушать
романтические..." А в варианте 1936 г. слова дьявола звучали следующим образом:
"Ты награжден. Благодари бродившего по песку Иешуа, которого ты сочинил, но о
нем более никогда не вспоминай. Тебя заметили, и ты получишь то, что заслужил.
Ты будешь жить в саду, и всякое утро, выходя на террасу, будешь видеть, как гуще
дикий виноград оплетает твой дом... Исчезнет из памяти дом на Садовой, страшный
Босой, но исчезнет мысль о Ганоцри и о прощенном игемоне. Это дело не твоего
ума. Кончились мучения. Ты никогда не поднимешься выше, Иешуа не увидишь, ты
не покинешь свой приют".

Тут писатель следует идее русского религиозного философа Л. Шестова. В его
работе "Potestas Clavium" ("Власть ключей") (1923) утверждалось, что "отдельная
человеческая душа... рвется на простор, прочь от домашних пенатов, изготовленных
искусными руками знаменитых философов... Она не умеет дать себе отчета в том,
что разум, превративший свой бедный опыт в учение о жизни, обманул ее. Ей вдруг
дары разума - покой, тишина, приятства - становятся противны. Она хочет того, что
разуму и не снилось. По общему, выработанному для всех шаблону, она уже жить
не может. Всякое знание ее тяготит, - именно потому, что оно есть знание, т. е.
обобщенная скудость". Шестов подчеркивал различие между высшим,
сверхъестественным светом Божественного Откровения или Судьбы, доступного
немногим, и низшим, естественным светом разума, выше которого не поднимаются
те, которые стремятся лишь рациональными способами познать действительность.

М., автор гениального романа, посредством писательской интуиции, но исторически
точно, т. е. рационально, воссоздал историю Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри. Он
сломлен неблагоприятными жизненными обстоятельствами и жаждет только "даров
разума" - тишины и покоя. Высший свет судьбы остается для М. недоступен. Во сне
М. и Маргарита являются Ивану Бездомному в лучах низшего, естественного света -
света луны, тогда как прощенному Понтию Пилату дана возможность по лунной
дороге подняться к Иешуа Га-Ноцри, носителю высшего света, и завершить давнюю
беседу. М. жаждет покоя, а Понтий Пилат мечтает покаянием снять груз
преступления с души, и для него вопрос судьбы выходит на первый план. М. же
судьба его бессмертного романа становится безразлична. Возлюбленный
Маргариты признается Воланду: "Он мне ненавистен, этот роман".

Почему "рукописи не горят!"
Сходство творческих ощущений Булгакова и Гумилёва
Покой Иуде и Иосифу Каифе только снится
Мистицизм Петра Флоренского и Феси
Читайте далее>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Мастер, часть 9 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Сожжение М. рукописи о Иешуа и Пилате и ее чудесное возрождение из пепла
Персонажи
Воландом, сопровождаемое популярным афоризмом: "Рукописи не горят!", может
Произведения
быть понято в свете книги М. И. Щелкунова "Искусство книгопечатания в его
Демонология
историческом развитии" (1923), выписки из которой сохранились в булгаковском
Великий бал у Сатаны
архиве. Там отмечалось, что "если душа книги - ее содержание, то тело книги -
Булгаковская Москва
бумага, на которой она напечатана". Сожжение романа М., как и отказ автора от
Театр Булгакова борьбы, не в силах уничтожить "бессмертную душу" произведения - высокую
Родные и близкие историю Иешуа и Пилата.
Философы
Лирический монолог рассказчика "Мастера и Маргариты": ("Боги, боги мои! Как
Булгаков и мы
грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих
Булгаковедение
туманах, кто много страдал перед смертью, кто летел над этой землей, неся на себе
Рукописи непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший", и т. д.), проецируемый на
Фотогалереи судьбу М., восходит не только к цитированному выше монологу Адама Киселя из
романа г. Сенкевича "Огнем и мечом", но и к другим источникам. Может даже
Сообщество Мастера
показаться, что здесь нашли место переживания самого писателя во время
Клуб Мастера
последней болезни, однако, по воспоминаниям Е. С. Булгаковой, в своей основе
Новый форум
этот монолог был написан задолго до смертельного недуга. Зато явные переклички
Старый форум
имеются со стихотворением Николая Гумилева (1886-1921) "Творчество" (1918):
Гостевая книга
Моим рожденные словом,
СМИ о Булгакове
Гиганты пили вино
СМИ о БЭ
Всю ночь, и было багровым,
Лист рассылки
И было страшным оно.
Партнеры сайта
О, если б кровь мою пили,
Старая редакция сайта
Я меньше бы изнемог,
Библиотека И пальцы зари бродили
По мне, когда я прилег.
Собачье сердце
Проснулся, когда был вечер.
(иллюстрированное)
Вставал туман от болот,
Остальные произведения
Тревожный и теплый ветер
Книжный интернет-
Дышал из южных ворот.
магазин
И стало мне вдруг так больно,
Лавка Мастера
Так жалко стало дня,
Своею дорогой вольной
Прошедшего без меня...
Умчаться б вдогонку свету!
Но я не в силах порвать
Мою зловещую эту
Ночных видений тетрадь.

Совпадают не только ощущение полета и связанный с ним образ таинственных
туманов, встающих от болот, не только грустный вечерний пейзаж, но и то, что М., с
которым в лирическом монологе как бы сливается автор-рассказчик "Мастера и
Маргариты", не может уйти в свет, так как не в состоянии отрешиться от творчества.
Потому и материализуется вновь дословно сохранившийся в его голове роман о
Понтии Пилате - "ночных видений тетрадь". Лишь после завершения романа М.
прощением Пилата в сцене последнего полета эта история уходит из памяти героя,
освобождая ее для воплощения новых замыслов. Сходство творческих ощущений
Гумилева и Булгакова здесь несомненно.

Покой М. противопоставлен покою Иуды из Кириафа и Иосифа Каифы, купленным
ценою жизни и страданий других людей. Можно указать на безусловно известное
Булгакову письмо Н. В. Гоголя своей матери М. И. Гоголь-Яновской (урожденной
Косяровской) (1791-1868) от 8 июня 1833 г: "Зачем нам деньги, когда они ценою
вашего спокойствия? На эти деньги... мне все кажется, что мы будем в глядеть
такими глазами, как Иуда на сребреники: за них проданы ваша тишина и, может
быть, часть самой жизни, потому что заботы коротают век".

Не исключено, что одним из прототипов предшественника М. в ранней редакции -
ученого Феси, послужил религиозный философ и богослов, а также видный ученый -
математик и физик, православный священник П. А. Флоренский, с творчеством
которого автор "Мастера и Маргариты" был хорошо знаком. Феся, обладая
обширной эрудицией во многих областях знания, особенно интересуется
искусством, историей, философией и литературой эпохи Возрождения. Увлеченный
мистикой, он оказывается участником шабаша. Феся - автор таких работ как
"Категории причинности и каузальная связь", "История как агрегат биографии",
"Ронсар и плеяда", исследований и диссертации по искусству и эстетическому
сознанию итальянского Возрождения. После революции в Хумате (художественных
мастерских) он читает курс "Гуманистический критицизм как таковой", в кавдивизии -
"Крестьянские войны в период Реформации", в Академии изящных искусств ведет
курс "Секуляризация этики как науки", а еще в одном месте делает доклад
"Респленцитность формы и пропорциональность частей".

Флоренский, как и булгаковский герой, обладал обширными знаниями по
философии, истории литературы и искусства. Он был автором магистерской
диссертации "О духовной Истине" (1912), превращенной позднее в знаменитую
книгу "Столп и утверждение Истины. Опыт православной теодицеи" (1914),
сыгравшую большую роль в обращении части интеллигенции к религии накануне
революции. После октября 1917г. Флоренский преподавал сразу во многих
учреждениях. В Московской Духовной Академии он читал курс истории философии,
во Вхутемасе - лекции по теории перспективы, был редактором технической и
математической энциклопедий. Флоренский являлся решительным противником
философии и эстетики Возрождения, однако, по общему мнению, черты магизма,
мистики и натурализма парадоксальным образом сближали его взгляды с этой
эпохой. Возможно, Булгаков специально наделил Фесю качествами, прямо
противоположными тем, что у прототипа: подчеркнутой светской ориентацией
исследований (каузальность, в отличие от автора "Столпа", он понимает как
простую причинность, не связывая ее с промыслом Божьим) и глубоким интересом к
собственно итальянскому Возрождению и сходным с ним явлениям в культуре
других стран, вроде поэзии Пьера де Ронсара(1524-1585), главы "Плеяды" -
французской поэтической школы.

Мистицизм сближает Фесю с Флоренским, только у первого он связан с
западноевропейской демонологической традицией, а у второго - с православной.
Флоренский был арестован впервые в мае 1928 г. в рамках кампании ОГПУ по
борьбе с религиозными деятелями и представителями русской аристократии,
скопившимися после революции в Сергиевом Посаде. В связи с этим в газетах
появились заголовки, вроде следующих: "Троице-Сергиева Лавра - убежище
бывших князей, фабрикантов и жандармов!" или "Шаховские, Олсуфьевы,
Трубецкие и др. ведут религиозную пропаганду!" Фесю же в газетной статье
обвинили в том, что до революции он издевался над мужиками в своем
подмосковном имении, а теперь свил гнездо в Хумате. Вторично Флоренский был
арестован в феврале 1933 г. и более домой не вернулся. Любопытно, что эпизод с
арестом М. впервые появился во второй редакции романа осенью 1933 г. - зимой
1934 г.

Люди, не думайте! И вы будете счастливы!
Мастер несправедливо обойден Фаустом
Награду вручает…Дьявол!
Гений Мастера и поныне живёт в Вечном Доме
Читайте завершение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Мастер, часть 10 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Последний приют М. среди множества литературных ассоциаций, напоминает и
Персонажи
цветущий остров из романа Чарльза Мэтьюрина (1782-1824) "Мельмот-
Произведения
скиталец" (1820), где возлюбленная Мельмота красавица Иммали просит его
Демонология
остаться навсегда, чтобы не возвращаться "в этот мир зла и горя. Здесь цветы
Великий бал у Сатаны
всегда будут цвести, а солнце светить так же ярко, как в тот день, когда я в первый
Булгаковская Москва
раз тебя увидела. Зачем же тебе возвращаться в мир, где людям приходится
Театр Булгакова думать и где они несчастны?"
Родные и близкие
Упоминание М. в беседе с Иваном Бездомным "этого проклятого вкладного листа в
Философы
газету", где был напечатан фрагмент романа о Понтии Пилате, вызвавший шквал
Булгаков и мы
критики, - намек на публикацию 1 октября 1932 г. отрывка из пьесы "Бег" в
Булгаковедение
ленинградской "Красной газете". Именно кампания, развернутая против "Бега" в
Рукописи 1928-1929 гг. привела в конечном счете к снятию с репертуара всех пьес
Фотогалереи драматурга.
Сообщество Мастера
Финал судьбы М. полемичен по отношению к судьбе Фауста в поэме Гёте, где
Клуб Мастера
Ангелы уносят в свет бессмертную сущность главного героя:
Новый форум
Старый форум
Спасен высокий дух от зла
Гостевая книга Произволеньем божьим:
СМИ о Булгакове Чья жизнь в стремлениях прошла,
Того спасти мы можем.
СМИ о БЭ
А за кого любви самой
Лист рассылки
Ходатайство не стынет,
Партнеры сайта
Тот будет ангелов семьей
Старая редакция сайта
Радушно в небе принят.
Библиотека
У Булгакова же М. уготован только Лимб, пространство
Собачье сердце
между Адом и Раем, где обитают души младенцев,
(иллюстрированное)
умерших без крещения, и невольные грешники. В поэме
Остальные произведения
Ангелы с Фаустом Лимб минуют, устремляясь к райским
Книжный интернет-
высотам, где парят души невинных христианских блаженных младенцев:
магазин
Лавка Мастера
Вон над вершиною
Этой скалистой
Нечто невинное.
След чей-то чистый.
Мгла тонкостенная,

<< Предыдущая

стр. 57
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>