<< Предыдущая

стр. 61
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

запон, как знак, что профан вступил в братство каменщиков, созидающих великий
храм человечества; лопаточку серебряную, неполированную, "ибо отполирует ее
прилежное употребление при охранении сердец от нападения расщепляющей силы
пороков"; пару белых мужских рукавиц - в напоминание того, что лишь чистыми
помыслами, непорочною жизнью, можно надеяться возвести храм премудрости;
пару женских рукавиц обрядоначальник предлагает передать избраннице сердца,
непорочной женщине. "Иные по невежеству или недальновидности не усматривают
в сем обряде сокровенного смысла", говорит обрядоначальник, "но я вам, любезный
брат, должен сказать, вам надлежит избрать себе сотрудницу, подругу, обручиться
ей яко невесте, сочетаться чистым и священным браком с премудростью, с
небесною девою Софиею. Да будет она вам неразлучною спутницею, единою
вашею избранницею".
И мастер стула, и вития говорят речи, красивые речи о трех великих столбах, на
коих держится храм премудрости. Они говорят о мудрости, силе и красоте. Говорят
еще о безмерной любви ко всему человечеству, "тьму победим светом", восклицает
Великий мастер, и трижды три раза в знак общности мыслей рукоплещут братья.
Стройный хор братьев гармонии, под звон музыкальных инструментов, не громкими
торжественными напевами успокаивает страсти. Ясные мысли претворяются в
неясные грезы".

Продолжение следует:
Как стать мастером
Обряд-убийство
"Плоть от костей отделяется"
Только Сверхчеловек мог стать Рыцарем белого и черного орла
"Сыны солнца"

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Масонство, часть 4 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Как и А. И. Булгаков, описания обряда посвящения в подмастерье, или товарища,
Персонажи
Соколовская не дает, переходя сразу к степени мастера: "При приеме в эту степень
Произведения
ложа вся затягивалась черными тканями; на стенах - черепа и кости с надписью
Демонология
"помни смерть", на полу черный ковер с нашитыми золотыми слезами и посреди
Великий бал у Сатаны
ковра открытый гроб; трехсвечные светильники поддерживались человеческими
Булгаковская Москва
скелетами, "коих всегда поставлялось три". По правую сторону от жертвенника, на
Театр Булгакова искусственно сделанном земляном холме сверкала золотая ветвь акации. Все
Родные и близкие братья были одеты в черные камзолы, в черные длинные епанчи и круглые шляпы с
опущенными полями. Вся обстановка символизировала глубокое горе: это было
Философы
горе по убиенном великом строителе Соломонова храма, Адонираме, или Гираме,
Булгаков и мы
или Гирам-Абифе. Обряд посвящения изображал убийство Адонирама, причем
Булгаковедение
посвящаемый выполнял его роль.
Рукописи
Легенда об убийстве искусного мастера-строителя передавалась так: падение
Фотогалереи Адама было тройственное, по духу, душе и телу; в первом пал он по воображению,
во втором, когда уснул, в третьем - когда прельстился змием. Адам, включавший в
Сообщество Мастера
себе мужское и женское начало, однако не имел тела в смысле земной, преходящей
Клуб Мастера
материи и, лишь прельстившись змием, т.е. соединясь с материей, он утратил
Новый форум
подобие Духа Зиждителя, создавшего его, и принял образ смертного существа.
Старый форум
Однако, память была ему сохранена о красотах Эдема и высших божественных
Гостевая книга
познаниях; он в сердце, с источником жизни, сохранил луч света, освещавший
СМИ о Булгакове покинутый им рай и продолжавший озарять его благодатью всезнания. Адам
СМИ о БЭ передал детям своим этот луч света, но, по мере того, как умножались, уплотнялись
частицы материи, луч терял свою яркость; лишь некоторые избранные мужи,
Лист рассылки
которых томила тоска об утраченном Эдеме, сохранили в сердцах яркий луч
Партнеры сайта
благодати; боязнь, дабы знание высших таинств не утратилось навеки с течением
Старая редакция сайта
времени, побудила некоторых избранных мудрецов заключить его в символы;
Библиотека
символы эти, как неоцененное хранилище святыни всезнания Адама до
Собачье сердце грехопадения, передавались мудрецами избранным после долгих испытаний.
(иллюстрированное)
Мудрый Соломон был одним из избранников, и задумал воздвигнуть великий храм
Остальные произведения и так построить его, чтобы он символически передал потомству, всем жаждавшим
Книжный интернет- познать истину, божественного познания. Для постройки храма были вызваны 130
магазин 000 рабочих различных наций, но работами руководил Адонирам, ученик египетских
мудрецов, тоже обладавший знанием "божественной истины".
Лавка Мастера
Адонирам разделил работников на три степени: учеников, товарищей, т. е.
подмастерьев, и мастеров. Каждой степени были присвоены отличительные знаки,
слова и правила. Дабы работа их была сознательна, Адонирам знакомил
работников с познаниями избранных мудрецов, предлагая им символы и изъясняя
их; степень познания была соразмерна степеням ученика, подмастерья и мастера.
Мастера получали высшую плату, что вызвало желание трех товарищей выпытать
обманом или силою мастерское слово у Адонирама. Однажды вечером, когда храм
был уже пуст, Адонирам пришел для обычного осмотра. У южных дверей подступил
к нему один из заговорщиков, и, не выпытав у него слова мастера, ударил молотком;
у северных дверей другой товарищ нанес ему удар киркою; тогда Адонирам,
предвидя свою гибель, потщился сохранить от непосвященных мастерское, древнее
слово, и бросил золотой треугольник, символ всесовершенства духа, божеское
начало, в колодезь. На треугольнике было таинственное изображение имени
Иеговы. Тогда-то третий взбунтовавшийся товарищ бросился на искусного
архитектора и нанес ему смертельный удар циркулем у восточных дверей. Убийцы
унесли и схоронили тело Адонирама.
Узнавший о гибели своего помощника, Соломон пришел в великую печаль и
повелел найти тело Великого Мастера. В знак невинности своей в убиении, рабочие
явились в белых перчатках. Тело было найдено, ибо земля оказалась рыхлою, и
воткнутая ветвь акации, которою убийцы отметили себе место погребения
Адонирама, чтобы впоследствии перенести и сокрыть убитого в более отдаленном
месте, - зазеленела. Мастера из боязни, что древнее мастерское слово уже
потеряло значение, соделавшись, может быть, известным многим, "решили его
заменить первым, которое будет кем-либо из них произнесено при открытии тела
погибшего мастера". В это мгновение открылось тело и, увидев признаки тления,
раздался возглас присутствовавших: "Плоть от костей отделяется". Это-то
выражение и было принято отличительным словом мастерской степени.

В мастерском обряде тремя ударами молота посвящаемый повергается в гроб,
удары наносятся обычно председательствующим мастером, иногда же, согласно
сказанию об Адонираме, надзиратели выполняют роль бунтующих товарищей и при
обходе посвящаемым помещения ложи, на юге, севере и востоке наносят ему
удары, слегка прикасаясь своими молотками. Положенного в гроб покрывают
красною, как бы окровавленною тканью; на сердце возлагаются: золотой
треугольник с именем "Иегова" и ветвь акации или терновника (в древности
посвященного солнцу, как источнику жизни), а в головах и ногах гроба помещают
циркуль и наугольник. Посвящаемого вынимают из гроба пятью приемами; это
пятикратное поднятие знаменует, что должны совершенствоваться все пять чувств.

В ритуале читаем: "мастерская степень благие размышления возбуждать
долженствует. Все иероглифы оной представляют под покровом смерти будущую
жизнь; взгляд на все, что являет нам мастерская ложа, должен произвести в нас
смятение, а сие смятение - первоначало Премудрости; смятение, как золотые слезы
пробиваются на мрачном ковре, должно пробиться сквозь нашу чувственность и
возродить наши духовные силы. Кто сей Адонирам? не есть ли это некое существо,
сокрытое в человеке, существо вечно пребывающее, сей глас, который ободряет
токмо те твои дела, кои относятся к чему-нибудь вечному, постоянному, и который
уязвляет тебя при думании тщетного, преходящего? Но глас сей умолкает под
ударами трех злодеев: гордости, корыстолюбия и сластолюбия!"

Чрезвычайно сложны разъяснения обряда мастерской степени, но обряды этой
степени, как они изъяснялись в русских ложах, символизировали и восхваление
неустрашимости, готовность жертвовать всеми благами земной жизни в борьбе за
распространение идей света, презрение смерти тела в чаянии вечной жизни
бессмертного духа. Символический обряд убиения и воскресения мастера означал
также, что надо умереть греху, дабы ожить для жизни духа; "новое" мастерское
слово - "плоть от костей отделяется" - означало именно, что дух должен отделиться
от всего истлевающего, греховно-бренного, дабы обрести высшую Премудрость
всеведения. "Не явно ли и в наружной, естественной смерти, что тленное не входит
в живот; пороки, страсти - не суть ли они прах и тлен, тело истлевающее?", говорит
ритор посвящаемому в мастера.

Но мастерская степень имела еще другого рода значение: посвященный всецело
отрекался от своей личности, вполне отдавался служению Ордену. Взамен того он,
после искуса, определенного времени пребывания "в мастерах" получал власть
управлять ложею, "яко Адонирам распределяет рабочих", т.е. братьев вольных
каменщиков, собирать их в заседания, учреждать новые ложи; ему, как постигшему
все тайны трех символических степеней, доступ во все ложи этих степеней, по
всему миру, был свободен. В системах многостепенных власть Иоанновского
мастера была более ограничена. Достойно внимания, что характер голубого
Иоанновского масонства, как нельзя более ярко, выражен в рассказе о смерти
Адонирама: он не противится злу силой, но, не избегнув его, покоряется ему,
жертвует собой. Иоанновские масоны распространяли свои идеи с горячностью, но
держась принципа непротивления злу".

Вместе с тем, Соколовская утверждает, что более высокие степени и связанные с
ними системы в Ордене Вольных Каменщиков, занимались "страстною проповедью
борьбы со злом силою". Для примера автор "Обрядности вольных каменщиков"
описывает так называемую степень "Кадош": "Последнею ступенью масонской
лестницы степеней в "Старом принятом шотландском обряде", была 30-ая. Она
носила название "Рыцарь белого и черного Орла, Великий Избранник, Кадош".

Под наименованием "Кадош" масоны разумели "едино избранных сверхчеловеков,
очистившихся от скверны предрассудков". Нет сочинения, написанного "для
разоблачения страшных тайн Вольно-Каменщического Ордена", в котором бы не
приводилась в пример степень "Кадош". Эта степень потому обращала на себя
внимание, что готовила посвящаемых в мстители за попранные права человечества
и была далека от миролюбивого масонства голубых лож...

По обрядникам десятых годов XIX века, цвет тканей и символических украшений
ложи был цветом печали, крови и смерти. Ложу убирали пурпурными тканями и по
ним вышивали "золотые языки огневого пламени и серебряные слезы". Кресло
Великого Командора, трижды могучего Властодержца, почти совершенно
скрывалось за тяжелым, черным бархатом балдахина, взор приковывали "кроваво-
красные", "тевтонические" кресты; ими усеян был мрачный балдахин. Ни
сверкающий золотом и лазорью священный треугольник с оком Провидения, ни
пламенеющая звезда с многозначащей буквою G, - не венчали балдахин; над ним
царил венчанный золотою короною двуглавый орел с распростертыми крыльями.
Это был грозный орел непреклонной борьбы; в его сжатых когтях был меч. На груди
орла, в небольшом треугольнике начертано было священное имя "Адонай"...

Одеяние Великого Командора было царственное, пурпурное, но его прикрывала
черная мантия, украшенная на стороне сердца красным крестом; корону, венец
мудрости, Командор возлагал на голову в торжественных заседаниях. Все рыцари
одеты были в короткие далматики черного цвета, опоясанные красными поясами с
золотой бахромой; в иных ложах далматики бывали белые с черною каймою, а
пояса черные с серебряной бахромой, на груди и на спине белых далматиков
нашивался красный осьмиугольньй крест. В наиболее строгих ложах рыцари белого
и черного Орла носили одежды средневековых Рыцарей Храма и все вооружение -
от шлема до шпор - было красивым повторением рыцарских доспехов. Большинство
лож, однако, предпочитало далматики, и в таких ложах Рыцари надевали черные
шляпы с опущенными полями. Украшением шляп служило золотое солнце и
красные буквы N. А., знаменовавшие слова "Nekam Adonai" ("Возмездие, Господи).
На черных шелковых лентах, чрезплечных и шейных, на запонах и отличительном
знаке, тевтоническом кресте, были все те же девизы непреклонного решения
борьбы на смерть с врагами своих идеалов, все те же символы печали, крови,
смерти.
Цвет одежды посвящаемого был серый или черный. Босой, с веревкой вкруг шеи
медленно следовал он за водителем и входил в полутемный зал ложи; чадно и
неровно мерцали и разгорались факелы в руках неподвижно стоявших рыцарей.
Зажженный факел был и в правой руке водителя, в левой он держал конец "верви",
свободною петлею накинутой на шею посвящаемого. Раздавалось негромкое
бряцание мячей и вновь смолкало: это рыцари вынимали и вновь вкладывали в
ножны мечи, словно сгорая желанием приветствовать посвящаемого, но
сдерживаемые осторожностью, боязнью встретить предателя вместо брата и друга.
Различные испытания предлагались посвящаемому с целью увериться в его
бесстрашии и преданности Ордену: на жаровне в сосуде серебрился
расплавленный свинец (в действительности ртуть); испытуемому приказывали
бестрепетно опустить в каленую массу свою руку. "Что значит рука в сравнении с
жизнью, коей пожертвовал наш Великий мастер?" - восклицал вития. Были и другие
испытания.
После клятвы и различных церемоний, одевали испытуемого в ритуальные одежды
и вручали ему отличительное украшение Кадоша, красный эмалированный
восьмиугольный крест с перламутровым или жемчужным овалом в центре. На одной
стороне овала виднелось черное изображение мертвой головы, пронзенной
кинжалом, в напоминание рыцарям о данной ими клятве не отступать перед
ужасами смерти, если повстречались они на пути к намеченной цели.
Буквы J. М., изображенные на другой стороне овала, означали Жака Молэ,
последнего гроссмейстера Ордена храмовников. Этого-то, глубоко чтимого
гроссмейстера (как символа непоколебимой верности данному обету), погибшего в
пламени костра в 1314 г., и изображает посвящаемый при входе в ложу: его словно
ведут на казнь. Веревка вкруг шеи напоминает о виселицах, к которым были
подведены осужденные храмовники; горящие факелы в руках рыцарей
символизировали пылающие костры, пламенем коих были сожжены и другие
Храмовники, осужденные на смерть совместно со своим гроссмейстером. "Вечная
слава мученику за добродетель", - восклицали братья по окончании обряда,
приветствуя вновь принятого рыцаря черного и белого Орла...
Виновникам же гибели средневековых храмовников, французскому королю
Филиппу Красивому и папе Клименту V, Великие избранники клялись "воздать
должное по делам их". Но король и папа, много веков тому назад уже представшие
на суд Высшего Неземного Судии, были лишь символы, и под этими символами
разумелась борьба на смерть против "Деспотизма гражданского и церковного".

Содержание степени Кадош не исчерпывалось приготовлением бесстрашного
воителя с мраком фанатизма и насилия: "ковалась сильная воля, освобождался дух
от пут суеверий, полировался разум". Великие избранники именовали себя "сынами
света", "сынами солнца", коим открыто Великое знание", Gnosis, познание тайн
бытия".

Как масонство отразилось в "Мастере и Маргарите"
Профан Иванушка
Пародии на масонские обряды в романе
Все рукописи - от дьявола?
Сожжение демонопоклонника Берлиоза и чудесное спасение головы
Читайте далее >>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite

<< Предыдущая

стр. 61
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>