<< Предыдущая

стр. 75
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Книжный интернет-
года) - у них было трудное материальное положение. Не говорю уж об ужасном
магазин
душевном состоянии М. А. - все было запрещено (то есть "Багровый" и "Зойкина"
Лавка Мастера
уже были сняты, а "Турбиных" сняли в мае 1929 г.). Ни одной строчки его не
печатали, на работу не брали не только репортером, но даже типографским
рабочим. Во МХАТе отказали, когда он об этом поставил вопрос.

Словом, выход один - кончать жизнь. Тогда он написал письмо Правительству.
Сколько помню, разносили мы их (и печатала ему эти письма я, несмотря на
жестокое противодействие Шиловского) по семи адресам. Кажется, адресатами
были: Сталин, Молотов, Каганович, Калинин, Ягода, Бубнов (нарком тогда
просвещения) и Ф. Кон. Письмо в окончательной форме было написано 25 марта, а
разносили мы его 31-го и 1 апреля (1930 года).

3 апреля, когда я как раз была у М. А. на Пироговской, туда пришли Ф. Кнорре и П.
Соколов (первый, кажется, завлит ТРАМа (Театра Рабочей Молодежи, ныне -
московского Театра Ленинского Комсомола), а второй - директор) с уговорами,
чтобы М. А. поступил режиссером в ТРАМ (первый очевидный результат письма от
28 марта 1930 г.). Я сидела в спаленке, а М. А. их принимал у себя в кабинете. Но
ежеминутно прибегал за советом. В конце концов я вышла, и мы составили договор,
который я и записала, о поступлении М. А. в ТРАМ ("консультантом по
драматической части"). И он начал там работать. А 18-го апреля часов в 6-7 вечера
он прибежал, взволнованный, в нашу квартиру (с Шиловским) на Большом Ржевском
и рассказал следующее.

Он лег после обеда, как всегда спать, но тут же раздался телефонный звонок и
Люба (вторая жена писателя Л. Е. Белозерская, упомянутая в письме от 28 марта
1930 г.) его подозвала, сказав, что из ЦК спрашивают.

М. А. не поверил, решил, что розыгрыш (тогда это проделывалось) и взъерошенный,
раздраженный взялся за трубку и услышал:
- Михаил Афанасьевич Булгаков?
- Да, да.
- Сейчас с Вами товарищ Сталин будет говорить.
- Что? Сталин? Сталин?
И тут же услышал голос с явным грузинским акцентом:
- Да, с вами Сталин говорит. Здравствуйте, товарищ Булгаков (или Михаил
Афанасьевич - не помню точно).
- Здравствуйте, Иосиф Виссарионович.
- Мы ваше письмо получили. Читали с товарищами. Вы будете по нему
благоприятный ответ иметь... А может быть, правда - вас пустить за границу? Что -
мы вам очень надоели?

Булгаков отказывается уезжать из СССР
Почему Сталин раздумал?
На работу в МХАТ
Читайте продолжение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Сталин, часть 3 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
М. А. сказал, что он настолько не ожидал
Персонажи
подобного вопроса (да он и звонка вообще не
Произведения
ожидал) - что растерялся и не сразу ответил:
Демонология
- Я очень много думал в последнее время -
Великий бал у Сатаны
может ли русский писатель жить вне родины. И
Булгаковская Москва
мне кажется, что не может.
Театр Булгакова - Вы правы. Я тоже так думаю. Вы где хотите
Родные и близкие работать? В Художественном театре?
- Да, я хотел бы. Но я говорил об этом, и мне
Философы
отказали.
Булгаков и мы
- А вы подайте заявление туда. Мне кажется, что
Булгаковедение
они согласятся. Нам бы нужно встретиться,
Рукописи
поговорить с вами...
Фотогалереи - Да, да! Иосиф Виссарионович, мне очень нужно с вами поговорить.
- Да, нужно найти время и встретиться обязательно. А теперь желаю вам всего
Сообщество Мастера
хорошего.
Клуб Мастера
Новый форум
Но встречи не было. И всю жизнь М. А. задавал мне один и тот же вопрос: почему
Старый форум
Сталин раздумал? И всегда я отвечала одно и то же: А о чем он мог бы с тобой
Гостевая книга говорить? Ведь он прекрасно понимал, после того твоего письма, что разговор
СМИ о Булгакове будет не о квартире, не о деньгах, - разговор пойдет о свободе слова, о цензуре, о
возможности художника писать о том, что его интересует. А что он будет отвечать
СМИ о БЭ
на это?
Лист рассылки
Партнеры сайта
На следующий день после разговора М. А. пошел во МХАТ и там его встретили с
Старая редакция сайта
распростертыми объятиями. Он что-то пробормотал, что подаст заявление...
Библиотека - Да боже ты мой! Да пожалуйста!.. Да вот хоть на этом... (и тут же схватили какой-то
лоскут бумаги, на котором М. А. написал заявление).
Собачье сердце
(иллюстрированное)
И его зачислили ассистентом-режиссером в МХАТ (заявление Булгакова во МХАТ
Остальные произведения
датировано 10 мая 1930 г.). Первое время он совмещал с трамовской службой, но
Книжный интернет-
потом отказался там.
магазин
Лавка Мастера
Вспоминала и рассказывала рассказ Александра Николаевича Тихонова (редактора
серии "ЖЗЛ" А. Н. Тихонова (Сереброва) (1880-1956). Он раз поехал с Горьким (он
при нем состоял) к Сталину хлопотать за эрдмановского "Самоубийцу". Сталин
сказал Горькому:
- Да что! Я ничего против не имею. Вот Станиславский тут пишет, что пьеса
нравится театру. Пожалуйста, пусть ставят, если хотят. Мне лично пьеса не
нравится. Эрдман мелко берет, поверхностно берет. Вот Булгаков!.. Тот здорово
берет! Против шерсти берет! (Он рукой показал - и интонационно.) Это мне
нравится!

Тихонов мне это рассказывал в Ташкенте в 1942 году, и в Москве после эвакуации -
я встретила его около МХАТа" (этот разговор С. с Максимом Горьким (1868-1936) и
Тихоновым насчет Николая Робертовича Эрдмана (1900-1970) и Булгакова
происходил осенью 1931 г., когда шла безуспешная борьба за постановку
"Самоубийцы").

Л. Е. Белозерская в своих мемуарах "О, мед воспоминаний" (1969) несколько иначе
излагает знаменитый разговор С. с Булгаковым: "Однажды, совершенно
неожиданно, раздался телефонный звонок. Звонил из Центрального Комитета
партии секретарь Сталина Товстуха. К телефону подошла я и позвала Михаила
Афанасьевича, а сама занялась домашними делами. Михаил Афанасьевич взял
трубку и вскоре так громко и нервно крикнул: "Любаша!", что я опрометью бросилась
к телефону (у нас были отводные от аппарата наушники).

На проводе был Сталин. Он говорил глуховатым голосом, с явным грузинским
акцентом и себя называл в третьем лице. "Сталин получил, Сталин прочел..." Он
предложил Булгакову:
- Может быть, вы хотите уехать за границу?..
Но Михаил Афанасьевич предпочел остаться в Союзе".

Вариант разговора, цитируемый Л. Е. Белозерской, близок ко второй версии
рассказа Е. С. Булгаковой, приведенной в ее интервью радиостанции "Родина" в
1967г.: "...Сталин сказал: "Мы получили с товарищами ваше письмо, и вы будете
иметь по нему благоприятный результат. - Потом, помолчав секунду, добавил: - Что,
может быть, Вас правда отпустить за границу, мы Вам очень надоели?"

Это был неожиданный вопрос. Но Михаил Афанасьевич быстро ответил: "Я очень
много думал над этим, и я понял, что русский писатель вне родины существовать не
может". Сталин сказал: "Я тоже так думаю. Ну что же тогда, поступите в театр?" -
"Да, я хотел бы". - "В какой же?" - "В Художественный. Но меня не принимают там".
Сталин сказал: "Вы подайте еще раз заявление. Я думаю, что Вас примут". Через
полчаса, наверное, раздался звонок из Художественного театра. Михаила
Афанасьевича пригласили на работу".

Письмо Мастера "своему Хозяину"
Нет средств к спасению
Сталин - литературовед
Читайте продолжение>>>

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» ˜ Сталин, часть 4 ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Есть еще одно примечательное свидетельство,
Персонажи
относящееся к телефонному диалогу Сталин -
Произведения
Булгаков. Оно принадлежит американскому
Демонология
дипломату Чарльзу Боолену, в 30-е годы
Великий бал у Сатаны
работавшему секретарем в посольстве США в
Булгаковская Москва
Москве и подружившегося с опальным
Театр Булгакова писателем. В своих мемуарах "Свидетельство
Родные и близкие перед историей, 1929-1969" (1973) Боолен писал
о Булгакове:
Философы
Булгаков и мы
"В конечном счете пьесы были запрещены,
Булгаковедение
писатель не мог устроиться ни на какую работу. Тогда он обратился за выездной
Рукописи визой. Он рассказывал мне, как однажды, когда он сидел дома, страдая депрессией,
Фотогалереи раздался телефонный звонок, и голос в трубке сказал: "Товарищ Сталин хочет
говорить с Вами". Булгаков подумал, что это была шутка кого-то из знакомых и,
Сообщество Мастера
ответив соответствующим образом, повесил трубку. Через несколько минут
Клуб Мастера
телефон зазвонил снова, и тот же голос сказал: "Я говорю совершенно серьезно.
Новый форум
Это в самом деле товарищ Сталин". Так и оказалось. Сталин спросил Булгакова,
Старый форум
почему он хочет покинуть родину, и Булгаков объяснил, что поскольку он
Гостевая книга профессиональный драматург, но не может работать в этом качестве в СССР, то
СМИ о Булгакове хотел бы заниматься этим за границей. Сталин сказал ему: "Не действуйте
поспешно. Мы кое-что уладим". Через несколько дней Булгаков был назначен
СМИ о БЭ
режиссером-ассистентом в Первый Московский Художественный театр, а одна из
Лист рассылки
его пьес, "Дни Турбиных", отличная революционная пьеса, была вновь поставлена
Партнеры сайта
на сцене того же театра".
Старая редакция сайта
Библиотека Друг и соавтор Н. Р. Эрдмана по сценариям Михаил Давыдович Вольпин (1902-
1988), которому Булгаков тоже рассказал о памятном разговоре, как и Боолен,
Собачье сердце
свидетельствует, что "сначала он бросил трубку, энергично выразившись по адресу
(иллюстрированное)
звонившего, и тут же звонок раздался снова и ему сказали: "Не вешайте трубку" и
Остальные произведения
повторили: "С вами будет говорить Сталин". И тут же раздался голос абонента и
Книжный интернет-
почти сразу последовал вопрос: "Что - мы вам очень надоели?"
магазин
Лавка Мастера
Ни Ч. Боолен, ни Л. Е. Белозерская ничего не говорят о прямо высказанном
пожелании С. встретиться с писателем для беседы. Не исключено, что слова
диктатора о возможной встрече родились в рассказе Е. С. Булгаковой под влиянием
последующих булгаковских писем С.

В черновике письма от 30 мая 1931 г., сохранившемся в архиве писателя, Булгаков
признавался: "...Хочу сказать Вам, Иосиф Виссарионович, что писательское мое
мечтание заключается в том, чтобы быть вызванным лично к Вам. Поверьте, не
потому только, что вижу в этом самую выгодную возможность, а потому, что Ваш
разговор со мной по телефону в апреле 1930 года оставил резкую черту в моей
памяти. Вы сказали: "Может быть, вам, действительно, нужно ехать за границу. .." Я
не избалован разговорами. Тронутый этой фразой, я год работал не за страх
режиссером в театрах СССР".

5 мая 1930 г. Булгаков написал С.: "Я не позволил бы себе беспокоить Вас письмом,
если бы меня не заставляла сделать это бедность. Я прошу Вас, если это
возможно, принять меня в первой половине мая. Средств к спасению у меня не
имеется".

Последовавшее 10 мая зачисление во МХАТ драматург наверняка связывал с этим
обращением и потому был особо благодарен С. Булгаков не знал, что вопрос о нем
был решен гораздо раньше. Еще 12 апреля 1930 г. на копии булгаковского письма,
направленного в ОГПУ, фактический глава этого ведомства Г. Г. Ягода (1891-1938)
оставил резолюцию: "Надо дать возможность работать, где он хочет". А 25 апреля
вопрос с Булгаковым был положительно решен на Политбюро, после чего дорога
для поступления на службу во МХАТ была открыта.

Булгаков оказался в поле зрения С. по меньшей мере за год до письма
Правительству от 28 марта 1930 г. и связанных с ним событий. 2 февраля 1929 г. в
ответном письме драматургу Владимиру Билль-Белоцерковскому (1884/85-1970) по
поводу пьесы "Бег" С. утверждал:

"Бег" есть проявление попытки вызвать жалость, если не симпатию, к некоторым

<< Предыдущая

стр. 75
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>