<< Предыдущая

стр. 85
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Булгаков сознавал свое духовное родство с С.-Щ., родство, связанное со сходным
положением обоих в литературно-общественной жизни, и это при том, что
конкретных параллелей с щедринским творчеством у него почти нет. Сходство
скорее на уровне сатирических приемов, а не конкретных образов.

У С.-Щ. не найти таких булгаковских типов как Рокк из "Роковых яиц" или Шариков из
"Собачьего сердца", а у Булгакова нет градоначальников из "Истории одного
города". Если у С.-Щ. зло персонифицировано в ряде колоритных, из жизни взятых
героев, то у Булгакова в сатирических повестях оно чаще обезличено, предстает в
виде бездушной государственной машины, противостоящей страдающим от нее
интеллигентам и служащим, вроде делопроизводителя Короткова в "Дьяволиаде",
профессоров Персикова и Преображенского в "Роковых яйцах" и "Собачьем
сердце", Мастера в "Мастере и Маргарите".

Дело здесь в различии характера эпох, в которые творили оба писателя. Расцвет
творчества С.-Щ. приходится на царствование Александра II (1855-1881), время
великих реформ, когда, несмотря на цензурные препоны и преследования, и
общество и власть до определенной степени испытывали потребность в сатире,
реагировали на критику.

Во времена Булгакова уже к концу 20-х годов, с окончательным становлением
тоталитарного режима, всякая критика власти стала невозможной и опасной, нужда
в сатире практически отпала. Позднее, 6 января 1955 г. вдова писателя Е. С.
Булгакова писала поэту Самуилу Маршаку (1887-1964) по поводу II съезда Союза
советских писателей: "Кажется, Эренбург сказал на съезде: - воображаю, как бы
встретили на улице Воровского (в Союзе советских писателей) Маяковского с его
первыми стихами! - А я добавлю: - и Салтыкова-Щедрина и Гоголя!"

Когда-то выдающийся русский физиолог И. М. Сеченов (1829-1905) произнес тост за
С.-Щ. как за "величайшего диагноста". Булгаков, сам врач по образованию и первой
профессии, часто делает медиками или биологами своих героев - автора в
"Записках юного врача", Персикова в "Роковых яйцах", Преображенского в
"Собачьем сердце". Они выступают диагностами серьезного общественного
нездоровья.

Жанр политической сатиры, в котором работал С.-Щ., с конца 20-х годов стал в
СССР абсолютно невозможен. Булгаков в 30-е годы создавал "Мастера и
Маргариту" - роман философско-сатирический, не зависящий от решения
сиюминутных задач, а также "Театральный роман", где объектом сатиры и юмора
становилась только театральная сцена и внутритеатральные отношения.

Путь С.-Щ. для автора "Мастера и Маргариты" был закрыт. Поэтому влияние С.-Щ.
на булгаковское творчество оказалось не столь значительным, как могло бы быть,
принимая во внимание любовь Булгакова к щедринским произведениям.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Дьяволиада"
Архив публикаций
Энциклопедия
" ьяволиада" - повесть, имеющая подзаголовок "Повесть о том, как близнецы
Биография (1891-1940)
погубили делопроизводителя".
Персонажи
Произведения
Опубликована: Недра, М., 1924, No4. Вошла в сборники: Булгаков М. Дьяволиада.
Демонология М.: Недра, 1925 (2-е изд. - 1926); Булгаков М. Роковые яйца. Рига: Литература, 1928.
Великий бал у Сатаны
"Дьяволиада" была написана в 1923 г. 31 августа 1923 г. Булгаков сообщал в письме
Булгаковская Москва
своему другу писателю Юрию Слезкину (1885-1947): "Дьяволиаду" я кончил, но вряд
Театр Булгакова
ли она где-нибудь пройдет. Лежнев (редактор журнала "Россия" И. Г. Лежнев
Родные и близкие
(Альтшулер) (1891-1955) отказался ее взять".
Философы
Булгаков и мы "Дьяволиада" была принята к печати издательством "Недра", возглавлявшимся
Николаем Семеновичем Ангарским (Клестовым) (1873-1941), старым большевиком,
Булгаковедение
отличавшимся неплохим литературным вкусом, ориентированным на русскую
Рукописи
классику XIX в. Сохранилась недатированная записка Булгакова сестре Надежде: "Я
Фотогалереи
продал в "Недра" рассказ "Дьяволиада".
Сообщество Мастера
26 октября 1923 г. Булгаков записал в дневнике: "Повесть моя "Дьяволиада"
Клуб Мастера
принята, но не дают больше, чем 50 руб. за лист... Повесть дурацкая, ни к черту не
Новый форум
годная".
Старый форум
Гостевая книга
Альманах "Недра" с "Дьяволиадой" вышел из печати 25 февраля 1924 г.
СМИ о Булгакове
Единственным заметным откликом на "Дьяволиада" было мнение известного
СМИ о БЭ писателя Евгения Ивановича Замятина (1884-1937), впоследствии ставшего
Лист рассылки булгаковским другом. В статье "О сегодняшнем и современном", опубликованной в
No2 журнала "Русский современник" за 1924 г., он отметил: "Единственное модерное
Партнеры сайта
ископаемое в "Недрах" - "Дьяволиада" Булгакова. У автора, несомненно, есть
Старая редакция сайта
верный инстинкт в выборе композиционной установки: фантастика, корнями
Библиотека
врастающая в быт, быстрая, как в кино, смена картин - одна из тех (немногих)
Собачье сердце
формальных рамок, в какие можно уложить наше вчера - 19, 20-й год. Термин "кино"
(иллюстрированное)
- приложим к этой вещи, тем более что вся повесть плоскостная, двухмерная, все -
Остальные произведения на поверхности и никакой, даже вершковой, глубины сцен - нет. С Булгаковым
Книжный интернет- "Недра", кажется, впервые теряют свою классическую (и ложноклассическую)
магазин невинность, и, как это часто бывает, - обольстителем уездной старой девы
становится первый же бойкий столичный молодой человек. Абсолютная ценность
Лавка Мастера
этой вещи Булгакова - уж очень какой-то бездумной - невелика, но от автора, по-
видимому, можно ждать хороших работ". Здесь же Замятин отметил влияние на Д.
модернистской прозы начала XX в., прежде всего произведений А. Белого.

Позднее, когда Булгаков уже стал известен как автор пьесы "Дни Турбиных", на
"Дьяволиаду" обратили внимание недружественные ему критики. В частности, И. М.
Нусинов в 1929 г. в 4-й книге журнала "Печать и революция" так передавал
содержание "Дьяволиады": "Мелкий чиновник, который затерялся в советской
государственной машине - символе "Дьяволиады"... Новый государственный
организм - "Дьяволиада", новый быт - такая "гадость", о которой Гоголь даже
понятия не имел".

А. В. Зархи 10 апреля 1927 г. в газете "Комсомольская правда" утверждал: "Для
Булгакова наш быт - это действительно фантастическая дьяволиада, в условиях
которой он не может существовать..." Булгаков же в письме правительству 28 марта
1930 г. отмечал "черные и мистические краски, в которых изображены
бесчисленные уродства нашего быта..."

В "Дьяволиаде" показан гоголевский "маленький человек", ставший жертвой
набирающей обороты современной бюрократической машины, причем столкновение
Короткова с этой машиной в помутненном сознании уволенного делопроизводителя
превращается в столкновение с неодолимой дьявольской силой. Происходящее
главный герой воспринимает словно в наркотическом бреду. Тут Булгаков, как и в
своем раннем рассказе "Морфий", клинически точно воспроизвел последствия
употребления наркотика.

Позднее в "Мастере и Маргарите" в обстоятельства "маленького человека" помещен
не мелкий чиновник, а гениальный Мастер, и там уже нечистая сила в лице Воланда
и его свиты помогает гению обрести покой, а его труду - бессмертие.

На финал "Дьяволиады", где обезумевший Коротков отбивается от окруживших его
агентов уголовного розыска бильярдными шарами, а затем бросается вниз с крыши
знаменитого "дома Нирензее" (Б. Гнездниковский пер., 10, где помещалась
редакция газеты "Накануне") повлиял конкретный эпизод.

В августе 1923 г. при похожих обстоятельствах погиб некто П. Кротов, глава
липового малого торгового предприятия "Смычка". Интересно, что газета с таким
названием - орган Первой сельскохозяйственной выставки в СССР упоминается в
булгаковском фельетоне "Золотистый город". Кротов отстреливался от
преследовавших его милиционеров из нагана, а затем, теснимый снизу и с крыши,
выбросился из окна третьего этажа и, тяжелораненый, был добит агентами на
перекрестке Маросейки и Армянского переулка. Ранее он был признан "психически
неполноценным" и уволен с должности начальника Костромской исправительной
колонии. Это обстоятельство фигурировало на процессе его сообщницы баронессы
Ольги Григорьевны фон Штейн, проходившем в декабре 1923 г.

Дело Кротова и Штейн отразилось в московских газетах того времени и вряд ли
прошло мимо внимания автора "Дьяволиады" Интересно сходство фамилий Кротов
и Коротков. Булгаковского героя мальчик-лифтер принимает за похитившего деньги
преступника и советует: "Тебе, дяденька, лучше всего наверх, где бильярдные... там
на крыше отсидишься, если с маузером". Но в отличие от мошенника и бандита
Кротова, Коротков никаких преступлений не свершал, а его сумасшествие -
следствие неспособности выбраться из бюрократического лабиринта.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Дни Турбиных"
Архив публикаций
Энциклопедия
" ни Турбиных" - пьеса.
Биография (1891-1940)
Персонажи
Премьера состоялась во МХАТе 5 октября 1926 г. В апреле 1929 г. Д. Т. были сняты
Произведения
с репертуара, а 16 февраля 1932 г. возобновлены и сохранялись на сцене
Демонология Художественного театра вплоть до июня 1941 г. Всего в 1926-1941 гг. пьеса прошла
Великий бал у Сатаны 987 раз.
Булгаковская Москва
При жизни Булгакова не печаталась. Впервые: Булгаков М. Дни Турбиных.
Театр Булгакова
Последние дни (А. С. Пушкин). М.: Искусство, 1955. В 1934 г. в Бостоне и Нью-Йорке
Родные и близкие
были опубликованы два перевода Д. Т. на английский язык, выполненные Ю.
Философы
Лайонсом и Ф. Блохом. В 1927 г. в Берлине появился сделанный К. Розенбергом
Булгаков и мы перевод на немецкий язык второй редакции Д. Т., носившей в русском оригинале
название "Белая гвардия" (издание имело двойное название: "Дни Турбиных. Белая
Булгаковедение
гвардия").
Рукописи
Фотогалереи
Д. Т. были написаны по мотивам романа "Белая гвардия" и первые две редакции
Сообщество Мастера пьесы носили одинаковое с ним название. Работу над первой редакцией пьесы
Клуб Мастера "Белая гвардия" Булгаков начал в июле 1925 г. Еще 3 апреля 1925 г. он получил
приглашение режиссера МХАТа Б. И. Вершилова придти в театр, где ему
Новый форум
предложили написать пьесу на основе романа "Белая гвардия". У Булгакова
Старый форум
замысел подобной пьесы зародился еще в январе 1925 г. В какой-то мере этот
Гостевая книга
замысел продолжал идею, осуществленную во Владикавказе в ранней его пьесе
СМИ о Булгакове
"Братья Турбины" в 1920 г. Тогда автобиографические герои (Турбина - девичья
СМИ о БЭ
фамилия бабушки Булгакова со стороны матери, Анфисы Ивановны, в замужестве -
Лист рассылки
Покровской) были перенесены во времена революции 1905 г. В пьесе "Белая
Партнеры сайта
гвардия", как и в романе, Булгаков использовал собственные воспоминания о жизни
Старая редакция сайта
в Киеве на рубеже 1918-1919 гг.
Библиотека
В начале сентября 1925 г. он читал в присутствии Константина Сергеевича
Собачье сердце
Станиславского (Алексеева) (1863-1938) первую редакцию пьесы в театре. Здесь
(иллюстрированное)
были повторены почти все сюжетные линии романа и сохранены его основные
Остальные произведения
персонажи. Алексей Турбин еще оставался военным врачом, и среди действующих
Книжный интернет-
лиц присутствовали полковники Малышев и Най-Турс. Эта редакция не
магазин
удовлетворила МХАТ из-за своей затянутости и наличия дублирующих друг друга
Лавка Мастера
персонажей и эпизодов. В следующей редакции, которую Булгаков читал труппе
МХАТа в конце октября 1925 г., Най-Турс уже был устранен и его реплики переданы
полковнику Малышеву. А к концу января 1926 г., когда было произведено
окончательное распределение ролей в будущем спектакле, Булгаков убрал и
Малышева, превратив Алексея Турбина в кадрового полковника-артиллериста,
действительного выразителя идеологии белого движения. Артиллерийским
офицером в 1917 г. служил муж сестры Булгакова Надежды Андрей Михайлович
Земский (1892-1946). Знакомство с зятем побудило драматурга сделать главных
героев Д. Т. артиллеристами.

Теперь наиболее близкий к автору герой - полковник Турбин - давал белой идее
катарсис своей гибелью. К этому моменту пьеса в основном сложилась. В
дальнейшем под воздействием цензуры была снята сцена в петлюровском штабе,
ибо петлюровская вольница в своей жестокой стихии очень напоминала
красноармейцев. В ранних редакциях, как и в романе, "оборачиваемость"
петлюровцев в красных подчеркивалась "красными хвостами" (шлыками) у них на
папахах.

Возражение вызывало название "Белая гвардия". К. С. Станиславский под
давлением Главреперткома предлагал заменить его на "Перед концом", которое
Булгаков категорически отверг. В августе 1926 г. стороны сошлись на названии "Дни
Турбиных" (в качестве промежуточного варианта фигурировала "Семья Турбиных").
25 сентября 1926 г. Д. Т. были разрешены Главреперткомом только во МХАТе. В
последние дни перед премьерой пришлось внести ряд изменений, особенно в
финал, где появились все нарастающие звуки "Интернационала", а Мышлаевского
заставили произнести здравицу Красной Армии и выразить готовность в ней
служить: "По крайней мере, я знаю, что буду служить в русской армии".

Д. Т. пользовались уникальным успехом у публики. Это была единственная пьеса в
советском театре, где белый лагерь был показан не карикатурно, а с нескрываемым
сочувствием, причем главный его представитель, полковник Алексей Турбин, был
наделен явными автобиографическими чертами. Личная порядочность и честность
противников большевиков не ставились под сомнение, а вина за поражение

<< Предыдущая

стр. 85
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>