<< Предыдущая

стр. 88
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Энциклопедии »»» ˜ Флоренский П. А. ˜
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
лоренский Павел Александрович (о. Павел)
Произведения
(1882-1937) - русский философ, богослов,
Демонология
искусствовед, литературовед, математик и физик.
Великий бал у Сатаны
Оказал существенное влияние на творчество
Булгаковская Москва
Булгакова, особенно заметное в романе "Мастер и
Театр Булгакова
Маргарита".
Родные и близкие
Философы
Ф. родился 9/21 января 1882 г. в местечке Евлах
Булгаков и мы Елисаветпольской губернии (ныне Азербайджан) в
семье железнодорожного инженера. Осенью 1882 г.
Булгаковедение
семья переехала в Тифлис, где в 1892 г. Ф. поступил
Рукописи
во 2-ю Тифлисскую классическую гимназию.
Фотогалереи
Незадолго до окончания гимназического курса, летом
Сообщество Мастера 1899 г., Ф. пережил духовный кризис, осознал
ограниченность и относительность рационального знания и обратился к принятию
Клуб Мастера
Божественной Истины.
Новый форум
Старый форум
В 1900 г. Ф. окончил гимназию первым учеником с золотой медалью и поступил на
Гостевая книга
физико-математический факультет Московского университета. Здесь он написал
СМИ о Булгакове
кандидатское сочинение "Об особенностях плоских кривых как местах нарушений
СМИ о БЭ
прерывности", которое Ф. планировал сделать частью общефилософской работы
Лист рассылки "Прерывность как элемент мировоззрения". Он также самостоятельно изучал
Партнеры сайта историю искусства, слушал лекции по философии творца "конкретного
спиритуализма" Л. М. Лопатина (1855-1920) и участвовал в философском семинаре
Старая редакция сайта
приверженца "конкретного идеализма" С. Н. Трубецкого (1862-1905) на историко-
Библиотека
филологическом факультете.
Собачье сердце
(иллюстрированное)
Ф. воспринял многие идеи профессора Н. В. Бугаева (1837-1903), одного из
Остальные произведения основателей Московского математического общества и отца писателя А. Белого. Во
Книжный интернет- время учебы в университете Ф. подружился с Белым. В 1904 г. после окончания
магазин университета Ф. думал принять монашество, однако его духовник епископ Антоний
Лавка Мастера (М. Флоренсов) (1874-1918) не благословил его на этот шаг и посоветовал поступать
в Московскую Духовную Академию.

Хотя Ф. блестяще окончил университет и считался одним из самых одаренных
студентов, он отверг предложение остаться при кафедре и в сентябре 1904 г.
поступил в МДА в Сергиевом Посаде, где поселился почти на тридцать лет. 12
марта 1906 г. в академической церкви произнес проповедь "Вопль крови" - против
взаимного кровопролития и смертного приговора руководителю восстания на
крейсере Очаков П. П. Шмидту ("лейтенанту Шмидту") (1867-1906), за что был
арестован и неделю провел в Таганской тюрьме.

После окончания МДА в 1908 г. Ф. остался там преподавателем философских
дисциплин. Его кандидатское сочинение "О религиозной Истине" (1908) стало ядром
магистерской диссертации "О Духовной Истине" (1912), опубликованной в 1914 г. как
книга "Столп и утверждение Истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати
письмах". Это - главное сочинение философа и богослова.

25 августа 1910 г. Ф. женился на Анне Михайловне Гиацинтовой (1883-1973). В 1911
г. принял священство. В 1912-1917 гг. Ф. был главным редактором журнала МДА
"Богословский вестник". 19 мая 1914 г. его утвердили в степени магистра богословия
и сделали экстраординарным профессором МДА. В 1908-1919 гг. Ф. читал курсы по
истории философии на темы: Платон и Кант, мышление еврейское и мышление
западноевропейское, оккультизм и христианство, религиозный культ и культура и
др. В 1915 г. Ф. служил на фронте полковым священником военно-санитарного
поезда.

Ф. сблизился с такими русскими философами и религиозными мыслителями как С.
Н. Булгаков, В. Ф. Эрн (1882-1917), Вяч. И. Иванов (1866-1949), Ф. Д. Самарин (умер
в 1916 г.), В. В. Розанов (1856-1919), М. А. Новоселов (1864-1938), Е. Н. Трубецкой
(1863-1920), Л. А. Тихомиров (1852-1923), протоиерей Иосиф Фудель (1864-1918) и
др., был связан с "Обществом памяти Вл. С. Соловьева", основанным М. А.
Новоселовым "Кружком ищущих христианского просвещения" и издательством
религиозно-философской литературы "Путь".

В 1905-1906 гг. вошел в созданное С. Н. Булгаковым, А. В. Ельчаниновым, В. Ф.
Эрном, В. А. Свентицким и др. "Христианское братство борьбы", деятельность
которого развивалась в русле христианского социализма. В 1918 г. Ф. принимал
участие в работе отдела Поместного Собора Русской Православной Церкви о
духовно-учебных заведениях. В октябре 1918 г. стал ученым секретарем Комиссии
по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры и хранителем
Ризницы. Ф. выдвинул идею "живого музея", предполагавшую сохранение
экспонатов в той среде, где они возникли и существовали, и выступал поэтому за
сохранение музеев Троице-Сергиевой Лавры и Оптиной пустыни как действующих
монастырей (предложение Ф. осуществлено не было). После закрытия МДА в 1919
г. Ф. продолжал неофициально читать философские курсы ее бывшим и новым
студентам в Даниловском и Петровском монастырях и на частных квартирах в 1920-
е годы.

В 1921 г. Ф. был избран профессором Высших художественно-технических
мастерских (Вхутемас), где читал лекции по теории перспективы вплоть до 1924 г. С
1921 г. Ф. также работал в системе Главэлектро Высшего Совета Народного
Хозяйства РСФСР, занимаясь научными исследованиями в области диэлектриков,
результатом которых стала вышедшая в 1924 г. книга "Диэлектрики и их
техническое применение". Ф. создал и возглавил отдел материаловедения в
Государственном экспериментальном электротехническом институте, сделал ряд
открытий и изобретений.

В 1922 г. была издана книга Ф. "Мнимости в геометрии", основанная на курсе,
который он читал в МДА и Сергиевском педагогическом институте. Эта книга
вызвала резкую критику за идею конечной Вселенной со стороны официальных
идеологов и ученых. В 1927-1933 г. Ф. работал также заместителем главного
редактора "Технической энциклопедии", где опубликовал ряд статей. В 1930 г. Ф.
стал по совместительству помощником директора по научной части Всесоюзного
энергетического института.

В 1920-е годы Ф. создает ряд философских и искусствоведческих работ, которые
при его жизни так и не увидели света: "Иконостас", "Обратная перспектива", "Анализ
пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях",
"Философия культа" и др., которые по замыслу должны были составить единый труд
"У водоразделов мысли" - своеобразное продолжение "Столпа и утверждения
Истины", призванное теодицею, учение об оправдании Бога, допускающего зло в
мире, дополнить антроподицеей, учением об оправдании человека, о мире и
человеке в их причастности к Богу.

В мае 1928 г. ОГПУ арестовало ряд религиозных деятелей и представителей
русской аристократии, после революции проживавших в Сергиевом Посаде и его
окрестностях. Перед этим в подконтрольной прессе была развернута кампания под
заголовками-лозунгами: "Троице-Сергиева Лавра - убежище бывших князей,
фабрикантов и жандармов!", "Гнездо черносотенцев под Москвой!", "Шаховские,
Олсуфьевы, Трубецкие и др. ведут религиозную пропаганду!" и т. п. 21 мая 1928 г.
Ф. был арестован. Ему не инкриминировали ничего конкретного. В обвинительном
заключении от 29 мая утверждалось, что Ф. и другие арестованные, "проживая в г.
Сергиев и частично в Сергиевском уезде и будучи по своему социальному
происхождению "бывшими" людьми (княгини, князья, графы и т. п.), в условиях
оживления антисоветских сил начали представлять для соввласти некоторую
угрозу, в смысле проведения мероприятий власти по целому ряду вопросов".

25 мая 1928 г. по поводу обнаруженной у него фотографии царской семьи Ф.
показал: "Фотокарточка Николая II хранится мною как память Епископа Антония. К
Николаю я отношусь хорошо и мне жаль человека, который по своим намерениям
был лучше других, но который имел трагическую судьбу царствования. К соввласти
я отношусь хорошо (другого ответа на допросе в ОГПУ ожидать и не приходилось) и
веду исследовательские работы, связанные с военным ведомством секретного
характера. Эти работы я взял добровольно, предложив эту отрасль работы. К
соввласти я отношусь как к единственной реальной силе, могущей провести
улучшение положения массы. С некоторыми мероприятиями соввласти я не
согласен, но безусловно против какой-либо интервенции как военной, так и
экономической".

14 июля 1928 г. Ф. в административном порядке был сослан на три года в Нижний
Новгород. В сентябре 1928 г. по ходатайству жены Максима Горького (А. М.
Пешкова) (1868-1936) Екатерины Павловны Пешковой (1878-1965) Ф. был
возвращен в Москву, прокомментировав обстановку в столице следующими
словами: "Был в ссылке, вернулся на каторгу".

25 февраля 1933 г. Ф. повторно арестовали и обвинили в руководстве придуманной
ОГПУ контрреволюционной организации "Партия Возрождения России". Под
давлением следствия Ф. признал справедливость этого обвинения и передал 26
марта 1933 г. властям составленный им философско-политический трактат
"Предполагаемое государственное устройство в будущем". В нем якобы излагалась
программа "Партии Возрождения России", которая следствием именовалась
национал-фашистской. В этом трактате Ф., будучи убежденным сторонником
монархии, отстаивал необходимость создания жесткого автократического
государства, в котором большую роль должны были играть люди науки, а религия
отделена от государства, поскольку "государство не должно связывать свое
будущее с догнивающим клерикализмом, но оно нуждается в религиозном
углублении жизни и будет ждать такового".

26 июля 1933 г. Ф. был осужден тройкой Особого совещания на 10 лет
исправительно-трудовых лагерей и 13 августа отправлен по этапу в
восточносибирский лагерь "Свободный". 1 декабря 1933 г. он прибыл в лагерь и был
оставлен на работу в научно-исследовательском отделе управления БАМЛАГ. 10
февраля 1934 г. Ф. отправили на опытную мерзлотную станцию в Сковородино.
Проведенные здесь Ф. исследования легли в основу книги его сотрудников Н. И.
Быкова и П. Н. Каптерева "Вечная мерзлота и строительство на ней" (1940).

В июле-августе 1934 г. с помощью Е. П. Пешковой к Ф. в лагерь смогла приехать
жена с младшими детьми - Ольгой, Михаилом и Марией (старшие Василий и Кирилл
в тот момент находились в геологических экспедициях). Семья привезла Ф.
предложение правительства Чехословакии договориться с советским
правительством о его освобождении и выезде в Прагу. Для начала официальных
переговоров требовалось согласие Ф. Но он отказался.

В сентябре 1934 г. Ф. перевели в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН),
куда он прибыл 15 ноября 1934 г. Там Ф. работал на заводе йодной
промышленности, где занимался проблемой добычи йода и агар-агара из морских
водорослей и сделал ряд научных открытий. По некоторым данным, между 17 и 19
июня 1937 г. Ф. исчез из лагеря. 25 ноября 1937 г. постановлением Особой тройки
Управления НКВД по Ленинградской области Ф. был приговорен к высшей мере
наказания "за проведение контрреволюционной пропаганды" и согласно
сохранившемуся в архиве органов безопасности акту расстрелян 8 декабря 1937 г.
Место гибели и захоронения Ф. неизвестно. Ф. оставил неоконченные воспоминания
"Детям моим", изданные посмертно. У Ф. было пятеро детей: Василий (1911-1956),
Кирилл (1915-1982), Ольга (в замужестве Трубачева) (1921 г. рождения), Михаил
(1921-1961) и Мария-Тинатин (1924 г. рождения).

Существуют легенды, что Ф. не был расстрелян, а еще долгие годы работал без
права переписки в одном из секретных институтов над военными программами, в
частности, над советским урановым проектом. Эти легенды порождались тем
обстоятельством, что вплоть до 1989 г. не были точно известны время и
обстоятельства его смерти. В 1958 г. после реабилитации Ф. родным была выдана
справка о его смерти в лагере 15 декабря 1943 г., тогда как переписка с философом
оборвалась в 1937 г.

Для легенды были и более серьезные основания. В письме сыну Кириллу от 3-4
июня 1937 Ф. отмечал, что "в прошлом письме я писал тебе о намечающейся
возможности получать повышенные концентрации тяжелой воды посредством
фракционного вымораживания" и далее излагал ряд технических подробностей
предлагаемого способа промышленного получения тяжелой воды. Как известно,
тяжелая вода используется только для производства ядерного оружия. Дейтерий
был открыт американским физиком Гарольдом Юри, нобелевским лауреатом, в
1932 г. Не исключено, что Флоренский знал об этом открытии или сделал его
самостоятельно. Кирилл работал как раз над проблемой тяжелой воды под
руководством академика А. Н. Фрумкина (1895-1976). Хотя Ф. был репрессирован,
его дети смогли продолжать научные исследования в секретных областях. С другой
стороны, пока нет никаких данных, что в 1937 г. уже существовала советская
ядерная программа.

И все же нельзя исключить, что именно из-за поднятых им в письмах вопросов
производства тяжелой воды Флоренский исчез из лагеря в середине июня 1937 г. (в
секретных институтах заключенные часто лишались права переписки). Другая
загадка связана с тем, что между вынесением Ф. смертного приговора и
приведением его в исполнение прошло 13 дней, тогда как обычно приговоры особых
троек приводились в исполнение в течение 1-2 суток. Возможно, задержка с
исполнением приговора была вызвана тем, что Ф. с Соловков был доставлен в
Ленинград или, наоборот, дополнительное время потребовалось, чтобы переслать
решение тройки в Соловецкий лагерь. Так или иначе, остается ничтожная
вероятность того, что Ф. под чужим именем еще какое-то время работал в одном из
закрытых научно-исследовательских институтов НКВД, так называемой "шарашке".

Суть своей философской, научной и богословской деятельности Ф. наиболее сжато
и точно раскрыл в письме сыну Кириллу 21 февраля 1937 г.: "Что я делал всю
жизнь? - Рассматривал мир как единое целое, как единую картину и реальность, но
в каждый момент или, точнее, на каждом этапе своей жизни, под определенным
углом зрения. Я просматривал мировые соотношения на разрезе мира по
определенному направлению, в определенной плоскости и старался понять
строение мира по этому, на данном этапе меня занимающему признаку. Плоскости
разреза менялись, но одна не отменяла другую, а лишь обогащала. Отсюда -
непрестанная диалектичность мышления (смена плоскостей рассмотрения), при
постоянстве установки на мир, как целое".

А на допросе в ОГПУ в марте 1933 г. характеризовал себя так: "Я, Флоренский
Павел Александрович, профессор, специалист по электротехническому
материаловедению, по складу своих политических воззрений романтик
Средневековья примерно XIV века..." Вспоминается "Новое Средневековье" (1924)
Н.А. Бердяева, где автор увидел признаки заката гуманистической культуры нового
времени после первой мировой войны и наступления Нового Средневековья,
наиболее отчетливо выражаемого большевиками в России и фашистским режимом
Бенито Муссолини (1883-1945) в Италии.

Сам Бердяев в "Русской идее" (1946) утверждал, что "Столп и утверждение Истины"
"можно было бы причислить к типу экзистенциальной философии", а Ф. "по
душевному складу" считал "новым человеком" своего времени, "известных годов
начала XX в." Наряду с С. Н. Булгаковым, Ф. стал одним из основателей софиологии
- учения о Софии - Премудрости Божьей, развивающем взгляды В. С. Соловьева
(1853-1900).

Был ли знаком Булгаков со Флоренским?
Флоренский - прототип Мастера
Поповское шарлатанство
Влияние философа на композицию романа
Читайте продолжение >>>

Наверх


<< Предыдущая

стр. 88
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>