<< Предыдущая

стр. 98
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

богов" так рассуждает о поэме Александра Блока (1880-1921) "Двенадцать" (1918):
"Вещь пронзительная, кажется, единственно значительная из всего, что появлялось
в области поэзии за революцию. Так вот, если она о большевиках, то великолепно;
а если о большевизме, то жутко до последней степени. Ведь там эти 12
большевиков, растерзанные и голые душевно, в крови, "без креста", в другие
двенадцать превращаются" - в двенадцать апостолов новой веры, ведомых
Иисусом Христом. В "Мастере и Маргарите" двенадцать литераторов-коммунистов,
"голые душевно" и "без креста", смешны, хотя и страшны тоже, ибо способны
загубить любой талант, вроде гениального автора романа о Понтии Пилате.

Б. в "современных диалогах" еще задавался вопросом: "Может быть, и впрямь есть
в большевизме такая глубина и тайна, которой мы до сих пор не умели понять?",
хотя был убежден, что если большевики и покажут "настоящее христианство", то
"только снежное, с ледяным сердцем и холодной душой". При этом он признавался:
"Для меня вообще перетряхивание этого старья на тему о сближении христианства
и социализма давно уже потеряло всякий вкус".

Булгаковские литераторы-массолитовцы охладели и сердцем и душой, не годятся
на роль апостолов какого бы то ни было учения и, как признается сам себе поэт
Александр Рюхин, заливая водкой тоску в ресторане Дома Грибоедова, не верят в
то, что проповедуют, о чем пишут. Дом Грибоедова обречен погибнуть в огне
пожара, ибо в нем беззаботно предаются мирским радостям литераторы в скорбные
дни Страстной Седмицы.

В фельетоне "Похождения Чичикова" (1922), помещая гоголевского героя в
послереволюционную действительность, Булгаков, наряду со статьей Н. А.
Бердяева "Духи русской революции" (1918), учитывал, возможно, и слова Б. из
"современных диалогов" о том, что "революционные Чичиковы хлопочут, чтобы
сбывать мертвые души, да под шумок и Елизавету Воробья за мужчину спустить".

Признание Б. в "На пиру богов" в том, что "товарищи" кажутся мне иногда
существами, вовсе лишенными духа и обладающими только низшими душевными
способностями, особой разновидностью дарвиновских обезьян - homo socialisticus",
очевидно, натолкнуло Булгакова на идею его повести "Собачье сердце" (1925). Там
подобным homo socialisticus'ом оказывается Полиграф Полиграфович Шариков, в
котором обладающий лишь "низшими душевными способностями" пролетарий Клим
Чугункин задавил все доброе, что было в симпатичном псе Шарике.

Возможно, Б. послужил также одним из прототипов приват-доцента Сергея
Голубкова в пьесе "Бег" (1928), поскольку Голубков - анаграмма фамилии Булгаков.
Герой пьесы - не только приват-доцент, но и сын "известного профессора-
идеалиста". "Будущим приват-доцентом" в рассказе "В ночь на 3-е число" (1922) и в
предназначенном для журнала "Россия" окончании романа "Белая гвардия" названы
автобиографичные доктор Бакалейников и доктор Турбин. Голубков бежит из
Петербурга, при этом ранее он жил в Киеве, а, оказавшись в Крыму и
Константинополе, во многом повторяет путь Б. и в то же время остается
автобиографичным героем.

В семействе Булгаковых было распространено предание о родстве с Б. (отец
писателя, А. И. Булгаков, как и философ, был родом из Орловской губернии). Не
исключено, что образ Голубкова в "Беге" Булгаков создал не без влияния этого
предания.

« Назад Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Похождения Чичикова"
Архив публикаций
Энциклопедия
" охождения Чичикова" - фельетон, иногда определяемый также как маленькая
Биография (1891-1940)
сатирическая повесть. Имеет подзаголовок "Поэма в 10-ти пунктах с прологом и
Персонажи
эпилогом".
Произведения
Демонология Опубликовано: Накануне, Берлин - М., 1922 г. 24 сент. Перепечатано: Бакинский
Великий бал у Сатаны рабочий, 1922 г. 9 окт. Вошел в авторские сборники: Дьяволиада. М.: Недра, 1925 (2-
е изд. - 1926 г.); Роковые яйца. Рига: Литература, 1928.
Булгаковская Москва
Театр Булгакова
Герои поэмы Николая Гоголя (1809-1852) "Мертвые души" (1842) здесь погружены в
Родные и близкие
атмосферу пореволюционной России, где особенно вольготно чувствуют себя в
Философы
эпоху нэпа. Порой они парадоксально, почти мистически совпадают с реальными
Булгаков и мы современниками Булгакова.
Булгаковедение
Так, упоминаемые в фельетоне банды капитана Копейкина, будто бы отнявшие у
Рукописи
Чичикова деньги, отпущенные на электрификацию, ассоциировались в сознании
Фотогалереи
части тогдашних читателей не только с гоголевским героем, но и с действительно
Сообщество Мастера существовавшим капитаном Копейкиным, выходцем из солдат, возглавившим
крупное антисоветское восстание крестьян в Саратовской губернии в 1918 г. Из
Клуб Мастера
Саратова была родом Т. Н. Лаппа, первая жена Булгакова.
Новый форум
Старый форум
П. Ч. - это сатира не столько на "гримасы нэпа", сколько на то общее разрушение
Гостевая книга
нравственных и моральных устоев, которое произвела революция. Булгаков
СМИ о Булгакове
учитывал следующую характеристику революционной стихии, данную философом
СМИ о БЭ
Н. А. Бердяевым в статье "Духи русской революции" (1918): "По-прежнему Чичиков
Лист рассылки
ездит по русской земле и торгует мертвыми душами. Но ездит он не медленно в
Партнеры сайта кибитке, а мчится в курьерских поездах и повсюду рассылает телеграммы. Та же
Старая редакция сайта стихия действует в новом темпе. Революционные Чичиковы скупают и перепродают
несуществующие богатства, они оперируют с фикциями, а не реальностями, они
Библиотека
превращают в фикцию всю хозяйственно-экономическую жизнь России. Многие
Собачье сердце
декреты революционной власти совершенно гоголевские по своей природе и в
(иллюстрированное)
огромной массе обывателей они встречают гоголевское к себе отношение. В стихии
Остальные произведения
революции обнаруживается колоссальное мошенничество, бесчестность, как
Книжный интернет-
болезнь русской души. Вся революция наша представляет собой бессовестный торг
магазин
- торг народной душой и народным достоянием. Вся наша революционная аграрная
Лавка Мастера
реформа, эсеровская и большевистская, есть чичиковское предприятие. Она
оперирует с мертвыми душами, она возводит богатство народное на призрачном,
нереальном базисе. В ней есть чичиковская смелость. В нашем летнем герое
аграрной революции было поистине что-то гоголевское. Немало было также
маниловщины в первом периоде русской революции и в революционном временном
правительстве. Но "Мертвые души" имеют и глубокий символический смысл. Все
хари и рожи гоголевской эпопеи появились на почве омертвения русских душ.
Омертвение душ делает возможным чичиковские похождения и встречи. Это
длительное и давнее омертвение душ чувствуется и в русской революции. Потому и
возможен в ней этот бесстыдный торг, этот наглый обман. Не революция сама по
себе это создала. Революция - великая проявительница, и она проявила лишь то,
что таилось в глубине России. Формы старого строя сдерживали проявление многих
русских свойств, вводили их в принудительные границы. Падение этих обветшалых
форм привело к тому, что русский человек окончательно разнуздался и появился
нагишом".

П. Ч. - это "Мертвые души", прочитанные Булгаковым глазами Бердяева в контексте
русской революции.

Наверх




© 2000-2004 Bulgakov.ru
Сделано в студии FutureSite
От редакции
:: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н П Р С Т Ф Х Ч Ш Ю Я :: А-Я ::
5.06.2004
Новая редакция
Булгаковской
Энциклопедии »»» "Бег"
Архив публикаций
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7
Энциклопедия
Биография (1891-1940)
Персонажи
" ег" - пьеса, имеющая подзаголовок "Восемь снов".
Произведения
Демонология
При жизни Булгакова не ставилась. Был опубликован только один отрывок из Б. -
Великий бал у Сатаны
седьмой сон со сценой карточной игры у Корзухина: Красная газета. Вечерний
Булгаковская Москва
выпуск, Л., 1932, 1 окт. Впервые: Булгаков М. Пьесы, М.: Искусство, 1962.
Театр Булгакова
Работу над текстом Булгаков начал в 1926 г. Замысел пьесы был связан с
Родные и близкие
воспоминаниями второй жены драматурга Л. Е. Белозерской об эмигрантской жизни
Философы
и с мемуарами бывшего белого генерала Я. А. Слащева "Крым в 1920 г." (1924), а
Булгаков и мы
также рядом других исторических источников, где рассказывалось о завершении
Булгаковедение
гражданской войны в Крыму осенью 1920 г.
Рукописи
Фотогалереи В апреле 1927 г. был заключен договор с МХАТом, по которому Булгаков обязался
представить не позднее 20 августа 1927 г. пьесу "Рыцарь Серафимы" ("Изгои"). Тем
Сообщество Мастера
самым драматург погашал аванс, выданный 2 марта 1926 г. за будущую постановку
Клуб Мастера
инсценировки "Собачьего сердца", не осуществленную из-за запрещения повести.
Новый форум
Рукопись "Рыцаря Серафимы" (или "Изгоев") не сохранилась.
Старый форум
1 января 1928 г. Булгаков заключил новый договор с МХАТом. Теперь пьеса
Гостевая книга
называлась "Бег". 16 марта 1928 г. драматург сдал ее в театр. 16 апреля 1928 г. на
СМИ о Булгакове
художественном совете МХАТа было запланировано начать в будущий сезон работу
СМИ о БЭ
по постановке Б. Однако 9 мая 1928г. Главрепертком признал Б. "неприемлемым"
Лист рассылки
произведением, поскольку автор никак не рассматривал кризис мировоззрения тех
Партнеры сайта
персонажей, которые принимают Советскую власть, и политическое оправдание ими
Старая редакция сайта
этого шага.
Библиотека
Цензура сочла также, что белые генералы в пьесе чересчур героизированы, и даже
Собачье сердце
глава крымской контрреволюции Врангель будто бы по авторской характеристике
(иллюстрированное)
"храбр и благороден". На самом деле у Булгакова в первой редакции Б. белый
Остальные произведения
Главнокомандующий, в котором легко узнаваем главнокомандующий Русской
Книжный интернет-
армией в Крыму генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель (1878-1928)
магазин
(журнальная вырезка с фотографией его похорон сохранилась в булгаковском
Лавка Мастера
архиве), в портретной ремарке описывался следующим образом:

"На лице у него усталость, храбрость, хитрость, тревога" (но никак не благородство).
Кроме того, Главреперткому очень не понравилась "эпизодическая фигура
буденновца в 1-й картине, дико орущая о расстрелах и физической расправе", что
будто бы "еще более подчеркивает превосходство и внутреннее благородство
героев белого движения" (иного изображения врагов, чем простая карикатура,
цензоры решительно не признавали). Театр вынужден был потребовать от автора
переделок Б.

На сторону пьесы встал Максим Горький (А. М. Пешков) (1868-1936). 9 октября 1928
г. на заседании художественного совета он высоко отозвался о Б.: "Чарнота - это
комическая роль, что касается Хлудова, то это больной человек. Повешенный
вестовой был только последней каплей, переполнившей чашу и довершившей
нравственную болезнь. Со стороны автора не вижу никакого раскрашивания белых
генералов. Это - превосходнейшая комедия, я ее читал три раза, читал А. И. Рыкову
(председателю Совнаркома) и другим товарищам. Это - пьеса с глубоким, умело
скрытым сатирическим содержанием... Когда автор здесь читал, слушатели (и
слушатели искушенные) смеялись. Это доказывает, что пьеса очень ловко сделана.
"Бег" - великолепная вещь, которая будет иметь анафемский успех, уверяю вас".

Ранее на том же обсуждении режиссер Б. Илья Яковлевич Судаков (1890-1969)
сообщил, что при участии автора достигнуто соглашение с Главреперткомом о
направлении изменений в тексте пьесы: "Сейчас в пьесе Хлудов уходит только под
влиянием совести (достоевщина)... Хлудова должно тянуть в Россию в силу того,
что он знает о том, что теперь делается в России, и в силу сознания, что его
преступления были бессмысленны".

Сторонники Б. стремились представить пьесу прежде всего как сатирическую
комедию, обличавшую белых генералов и белое дело в целом, несколько отодвигая
на второй план трагедийное содержание образа генерала Хлудова, прототипом
которого послужил вернувшийся в Советскую Россию Я. А. Слащев. Интересно, что
изменения, намеченные И. Я. Судаковым в отношении мотивов возвращения
главного героя на родину, на самом деле оказались ближе к реальным мотивам Я.
А. Слащева, но художественно обедняли фигуру Хлудова.

11 октября 1928 г. в "Правде" появилось сообщение, что Главрепертком разрешил
МХАТу приступить к репетиции Б. при условии некоторых изменений текста, и
репетиции в тот же день начались. Однако 13 октября Горький уехал на лечение в
Италию, а 22 октября на расширенном заседании политико-художественного совета
Реперткома по поводу Б. пьесу отклонили. В результате 24 октября было объявлено
о запрещении постановки.

В печати начали кампанию против Б., хотя авторы статей часто даже не были
знакомы с текстом пьесы. 23 октября 1928 г. "Комсомольская правда" напечатала
подборку "Бег назад должен быть приостановлен". Хлесткие названия фигурировали
и в других газетах и журналах: "Тараканий набег", "Ударим по булгаковщине".
Позднее эти заголовки, как и многие другие, были блестяще спародированы в
кампании против романа Мастера в "Мастере и Маргарите".

Сталинский вердикт о "Беге"
"Антисоветское явление"
Идея пьесы
Что цензура требовала от булгаковского Гения
Читайте продолжение>>>

Наверх

<< Предыдущая

стр. 98
(из 208 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>