<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ски (P.Koslowski), И.С.Нарского, Г.Риккерта (H.Rickert) и др.
Проблема целеполагания в учении Канта исследуется в трудах
Л.В.Бека (L.W.Beck), И.В.Дмитриевской, С.В.Корнилова, Л.Н.Столо-
вича, Ф.Хеспе, С.АЛернова, В.Д.Шмелева и др.
Эстетическая концепция Канта анализируется в работах В.Ф.Асмуса,
Л.В.Бека (L.W.Beck), А.Т.Бочоришвили, Р.Л.Зиммермана (R.L.Zimmer-
man), Л.А.Калинникова, Д.В.Кроуфорда (D.W.Crawford), И.С.Нарского,
Т.И.Ойзермана, Х.Ортеги-и-Гассета (ROrtega у Gasset), М.К.Рыбал-
кина, Б.Тушлинга (B.Tuschling), ДисШтадлера (J.Stadler) и др.
Философия религии Канта исследуется в трудах И.С.Андреевой,
Ж.-Л.Брюча (J.-L.Bruch), СКБулгакова, А.Вуда (A.Wood), М.Десп-
ленда (M.Despland), Л.А.Калинникова, И.С.Нарского, Т.И.Ойзермана,
Д.В.Пивоварова, В.С.Соловьева, В.ДШмелева и др.
Логическому кантоведению посвящены работы В.Н.Брюшинкшш,
Л.А.Калинникова, И.Д.Копцева, В.Н.Костюка, Е.Е.Ледникова и др.
Взаимосвязь учения Канта с естествознанием раскрывается в трудах
И.И Деминой, М.А.Кисселя, С.В.Корнилова, И.С.Кузнецовой, В.Н.Ни-
колко, Ю.Н.Солонина, АЛТроепольского, А.И.Уемова, С.АЧернова и др.
Эволюция воззрений Канта от «докритического периода» к «критиче-
скому периоду» рассматривается в работах А.Арсеньева, В.В.Васильева,
В.Виндельбанда (W.Windelband), ДМ.Гринишина, А.В.Гулыги, Т.Г.Иван-
цевой, Л.А.Калинникова, Э.Кассирера (E.Cassirer), М.М.Михайлова,
В.П.Прокопьева, Г.Риккерта (H.Rickert), СЛСмагина, Л.А.Сусловой,
КФишера (K.Fisher) и др.
У Влияние идей Канта на западноевропейскую философию выявляется
в трудах Ю.А.Баскина, Г.В.Болдыгина, Р.Брейтлинга (R.Breitling),
М.Бубера (M.Buber), В.Виндельбанда (W.Windelband), Шт.Дитцша,
Т.Б.Длугач, Э.В.Ильенкова, Л.А.Калинникова, Э.Кассирера (E.Cassirer),
В.В.Лазарева, К.Н.Любутина, И.С.Нарского, Т.И.Ойзермана, Е.В.Оз-
нобкиной, Г.Риккерта (KRickert), К.Фишера ^C.Fisher), В.Ф.Эрна и др.
Влияние идей Канта на отечественную философию раскрывается в
работах В.Н.Акулинина, А.В.Ахутина, Н.А.Бердяева, В.Н.Брюшинкина,
Л.В.Гнатюка, Я.Э.Голосовкера, А.З.Дмитровского, Б.В.Емельянова,
В.А.Жучкова, В.М.Зверева, Л.А.Калинникова, З.А.Каменского, В.А.Ка-
пранова, Ф.З.Кичатова, В.В.Лазарева, Т.И.Ойзермана, Р.Пича, В.И.Си-
нютина, В.Г.Томилова, ПГТоропыгина, М. АЛуевой, В. ДШмелева и др.
Вместе с тем практически отсутствуют работы, посвященные иссле-
дованию проблемы трансцендентального, имманентного и трансцен-
дентного в философии Канта.
С учетом актуальности обозначенной проблемы определены цель и
задачи диссертационного исследования:
Цель диссертации — рассмотреть проблему трансцендентального,
имманентного и трансцендентного в философии Канта и показать ее
решение. Для достижения поставленной цели автором решаются сле-
дующие задачи:
— на основе анализа философских воззрений от античности до Но-
вого времени исследуется постановка и решение проблемы трансцен-
дентального, имманентного и трансцендентного, а также становление
трансцендентализма как определенной традиции и способа мышления, в
которых находит свое выражение антропологическое начало всех воз-
можных размышлений о бытии, космосе и человеке;
— раскрывается сущность трансцендентализма как способа мышле-
ния, который имеет дело не столько с человеком во всей полноте своих
проявлений, сколько с рафинированной и сакрализированной его сущ-
ностью, выступающей в виде некоего «трансцендентального субъекта»,
показывается его активность и рационалистическая направленность;
— прослеживается формирование трансцендентальной философии
Канта в процессе эволюции его воззрений от «докритического периода»
к «критическому периоду» его творчества;
— выявляется взаимосвязь и содержание категорий «вещь в себе» и
«явление», «ноумен» и «феномен», «априорное» и «апостериорное» в
«критической философию) Канта;
— раскрывается взаимосвязь и содержание категорий «трансценден-
тальное», «имманентное» и «трансцендентное» в теоретической фило-
софии Канта;
— выявляется взаимосвязь и содержание категорий «трансценден-
ция», «имманентизация» и «трансцендирование» в теоретической фило-
софии Канта; ,
— исследуется трансцендирующая способность рассудка в теорети-
ческой философии Канта;
— показывается конститутивное применение рассудка и регулятив-
ное применение разума в теоретической философии Канта;
— показывается регулятивное применение способности суждения в
учении о целеполагании Канта;
— раскрывается взаимосвязь и содержание категорий «трансценден-
тальное», «имманентное» и «трансцендентное» в практической филосо-
фии Канта;
— выявляется взаимосвязь и содержание категорий «трансценден-
ция», «имманентизация» и «трансцендирование» в практической фило-
софии Канта;
— исследуется трансцендирующая способность разума в практиче-
ской философии Канта;
— показывается регулятивное и конститутивное применение разума
в практической философии Канта;
— выявляется решение проблемы трансцендентального, имманентного и
трансцендентного в классической немецкой философии после Канта
Теоретико-методологической основой исследования послужили
произведения философской классики, в первую очередь работы самого
Канта, труды Фихте, Шеллинга, Гегеля, сочинения Шопенгауэра, Мар-
кса. В своих исследованиях диссертант ориентируется на современное
понимание диалекгико-материалистической философии. В частности, в ра-
боте используется ряд формальных и содержательных методов: метод вос-
хождения от абстрактного к конкретному, типологический метод, метод мо-
делирования, герменевтический метод, метод сравнительного анализа и т.д.
Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые в отече-
ственной философии проблема трансцендентального, имманентного и
трансцендентного в кантовском учении исследуется в целостности и в
единстве трех подходов.
Во-первых, это рассмотрение философии Канта как особой разно-
видности трансцендентализма, в силу чего кантонское учение предстает
как трансцендентальная философия.
Во-вторых, это понимание имманентного как внутреннего содержа-
ния теоретической и практической философии, в силу чего кантовское
учение представляет собой определение оснований, возможностей и
границ человеческого познания, целеполагания и практики.
В-третьих, это изучение проблемы трансцендентного, в силу чего
трансцендентальная философия Канта выступает как учение о трансцен-
денции внешнего мира и учение о трансцендировании человека как
субъекта познания, целеполагания и практики.
По мнению диссертанта, единство этих подходов возможно только в
результате понимания кантовского учения как трансцендентальной ан-
тропологии, поскольку «Кант создал систему, которая... является воз-
зрением, связанным с человеком»11.


11
Rotenstreich N. On the Formalism of Kant's Ethics // Kant's practical phi-
losophy reconsidered: Papers presented at the 7-th Jerusalem Philosophical Encoun-
ter, December 1986 / Ed. by Y.Yovel. Dordrecht; Boston; L., 1989. P. 60.
Апробация работы. Результаты диссертационной работы апробиро-
ваны автором в докладах, сделанных на заседаниях кафедры философии
и социально-экономических наук Нижневартовского государственного
педагогического института; в спецкурсах «Становление трансцендента-
лизма в европейской философию), «Проблема трансцендентального,
имманентного и трансцендентного в философии Иммануила Канта»,
«Проблема трансцендентального, имманентного и трансцендентного в
философии Артура Шопенгауэра», прочитанных для аспирантов и соис-
кателей Нижневартовского государственного педагогического института.
Выводы и положения диссертационной работы отражены в 32 пуб-
ликациях автора общим объемом 80,75 п.л., а также излагались диссер-
тантом в докладах и сообщениях, сделанных на XIX Всемирном фило-
софском Конгрессе (Москва, 22—28 августа 1993 года), VI Кантовских
чтениях, посвященных 200-летию труда Иммануила Канта «Религия в
пределах только разума» (Светлогорск Калининградской области, 21—
24 сентября 1993 года), межвузовской научно-теоретической конферен-
ции «Теоретическое наследие И.Канта в канун XXI века» (Караганда,
20—21 мая 1994 года), региональной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы подготовки специалистов в высшей школе»
(Нижневартовск, 25—27 октября 1994 года), республиканской научно-
теоретической конференции «Человек в философско-культурологичес-
ком измерении» (Нижневартовск, 6—7 февраля 1998 года), региональ-
ной научно-теоретической конференции «Философская и педагогическая
антропология (Первые Соколовские чтения)» (Нижневартовск, 25—
27 мая 1998 года), межрегиональной научной конференции «Проблемы
общественного развития в зеркале социологии и экономики» (Екатерин-
бург, март 1999 года), региональной научно-практической конференции
«Философия и педагогика (Вторые Соколовские чтения)» (Нижневар-
товск, 17—19 мая 1999 года), Втором Российском философском кон-
грессе «XXI век: будущее России в философском измерении» (Екате-
ринбург, 7—11 июня 1999 года), VIII Международных Кантовских чте-
ниях, посвященных 275-летию Иммануила Канта (Светлогорск Кали-
нинградской области, 21—24 сентября 1999 года). Препринты и тезисы
докладов и сообщений опубликованы.
Практическая значимость исследования. Материалы диссертаци-
онной работы могут быть использованы при разработке и чтении общих
курсов по истории философии, специальных курсов, посвященных фи-
лософии Канта и классической немецкой философии в целом, а также
при создании учебных и учебно-методических пособий по данной тема-
тике. Предложенные выводы представляют интерес для исследователь-
ской практики в области отечественной и зарубежной философии и фи-
лософской антропологии.



10
Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав и
заключения. Содержание работы изложено на 300 страницах машино-
писного текста. Библиография включает в себя 470 наименований, из
них 70 — на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы, выявляется сте-
пень разработанности проблемы в историко-философской литературе,
формулируются цель и задачи исследования, определяются принципы
методологического подхода к данной тематике.
Глава первая «Проблема трансцендентального, имманентного и
трансцендентного в западноевропейской философии до Канта» по-
священа исследованию проблемы трансцендентального, имманентного и
трансцендентного в западноевропейской философии от античных мыс-
лителей до Канта. Автор считает, что трансцендентализм представляет
собой определенную, исторически обусловленную традицию философст-
вования, в которой находит свое выражение антропологическое начало
всех возможных размышлений о бытии, космосе и человеке12.
В параграфе первом «Античность» анализируется постановка и ре-
шение этой проблемы в античной философии. Отмечается, что в учени-
ях древних Человек понимался не как обособленное и противостоящее
Миру существо, а как часть мироздания. Поэтому и трансцендентное
Человеку в первую очередь рассматривалось как трансцендентное Миру,
в котором Человек имманентно жил и который он познавал.
Уже для представителей ионийской натурфилософии — Фалеса,
Анаксимандра, Анаксимена и Гераклита — характерны поиски «перво-
начала» бытия, «что побуждает разум выходить за пределы чувственно
наблюдаемых явлений»1 . Мыслители элейской школы — Ксенофан,
Парменид, Зенон и Мелисс — впервые противопоставили мышление и
бытие, тем самым расколов мироздание на Мир Человека и Мир, проти-
востоящий Человеку. В их представлении «то, что... мыслится, необхо-
димо должно быть сущим.., ибо оно есть бытие, а ничто не есть...»14. По
мнению элеатов, умопостигаемый мир единого и неделимого бытия
является трансцендентным по отношению к многообразному и изменчи-
вому миру человека, имманентному его чувственному познанию.
Космологический подход в древнегреческой философии был развит в
концепции атомизма. Так, для Левкиппа и Демокрита Космос — это сово-

12
См.: Галенко С.П. Идея трансцендентализма в западноевропейской
философии // Историко-философский ежегодник — 92. М., 1992. С. 46—48.
13
Jaeger W. Paideia: the Ideals of Greek culture. N.Y., 1945. V. 1. P. 155.
14
Парменид// Фрагменты ранних греческих философов. М, 1989. Ч. 1. С. 288.


11
купность атомов, которые движутся в пустоте и в своем вихревом движении
порождают различные миры. «...Атомы бесчисленны по разнообразию
величин и по множеству... и неизменяемы вследствие твердости»15.
Явления человеческой психики они объясняли наличием особого ро-
да атомов — круглых, гладких, мелких и подвижных, подобных атомам
огня, которые образуют «душу» человека, рассеянную по всему телу.
Атомисты противопоставляли чувственный (темный) и умопостигаемый
(истинный) виды познания. Они говорили об истечении из атомов бес-
численного числа их образов, тем самым создав первое в европейской
философии учение о трансценденции.
У истоков антропологического способа мышления стояли софисты,
которые впервые стали противопоставлять природное и общественное.
Так, Протагор учил, что «человек есть мера всех вещей: существую-
щих, что они существуют, и несуществующих, что они не существу-
ют» б. Однако в полной мере поворот к антропологической проблематике
осуществил Сократ, который непосредственно обращался к человеку, его
внутренней жизни, его призванию и жизненному пути. Учение о человече-
ской душе и разуме занимает центральное место в сократовской философии.
Соединение космологизма и антропологизма характерно для плато-
новской философии. По мнению Платона, идеи выступают, с одной
стороны,— как запредельное бытие, отделенное от всего материального,
а с другой стороны,— как система предельно обобщенных родовых
понятий, как логические роды и виды, служащие образцами для форми-
рования и оценки вещей. Идеи-эйдосы образуют умопостигаемый выс-
ший мир, который существует наряду с чувственно воспринимаемым
телесным миром. «У Платона идеи суть прообразы самих вещей, а не
только ключ к возможному опыту, каковы категорию)17,— писал Кант,
подразумевая здесь под «вещами» именно «вещи в себе». Тем самым
платоновские идеи воплощают в себе как трансцендентное начало, так и
начало трансцендентальное.
Русский философ А.Ф.Лосев считал, что у Сократа и Платона уже
разработан трансцендентальный метод, который «имеет своей основной
целью изучить условия возможности мыслить любые данные эмпириче-
18
ских наблюдений» . Развернутая характеристика этого метода дается в
таких платоновских диалогах, как «Пир», «Федр», «Менон», «Филеб».
Ученик Платона Аристотель считал, что все сущее имеет четыре при-
чины или начала. Это, во-первых, форма или сущность; во-вторых, материя

13
Фрагмент Демокрита и свидетельства о его учении // Материалисты Древ-
ней Греции: Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура. М, 1955. С. 62.
16
Цротагор//Антология мировой философии: В 4 т. М, 1969. Т. 1.4.1. С. 316.
17
Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 350.
18
Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон.
2-е изд. М., 1994. С. 184. См.: Там же. С. 162—165, 185,194.


12
или субстрат, в-третьих, источник движения или творящее начало; в-
четвертых, цель. Аристотелевская «форма» — это платоновская «идея»,
превращенная из трансцендентного первообраза в имманентный принцип
вещи. Материя есть чистая возможность (потенция), а форма — возмож-
ность (энтелехия) этой потенции. Именно форма делает материю действи-

<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>