<< Предыдущая

стр. 4
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

В это же время Кант пытается разработать и «метод, которым необ-
ходимо изучать человека,— не только человека, который искажен из-
менчивым обликом, навязанным ему его случайным состоянием, ...но
саму природу человека...»33. Характерно, что уже в габилитационной
диссертации 1755 года «Новое освещение первых принципов метафизи-
ческого познания» («Principioram primorum cognitionis metaphysicae
nova dilucidatio») Кант исходит из понимания человека как существа
разумного и способного свободно осуществлять свой моральный выбор.
«...То, что происходит по воле разумных существ, наделенных способ-

32
Кант И. Всеобщая естественная история и теория неба. 1755 // Соч.: В 6 т.
М., 1963. Т. 1.С. 260.
33
Кант И. Уведомление о расписании лекций на зимнее полугодие
1765/66 г. // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 287.

18
ностью свободно определять самих себя,— пишет он,— берет... свое
начало... в сознательных желаниях и в выборе той или другой стороны
по свободному усмотрению»34.
С шестидесятых годов в мышлении философа намечается перелом,
который в семидесятые годы превращается в решительный переворот. С
этого времени в исследованиях Канта природа уступает место челове-
ку. Нравственно-антропологические интересы начинают занимать у
него центральное место в сравнении с метафизическими и космологиче-
скими умозрениями. На почве этого антропоцентрического направления
мышления выросла в конце концов «критическая философия».
Важной вехой на этом пути является трактат «Наблюдения над чув-
ством прекрасного и возвышенного». В этом сочинении кенигсбергский
мыслитель впервые затрагивает принципиальные проблемы практиче-
ской философии. Кант стремится доказать, что нравственность человека
не зависит от каких бы то ни было метафизических умозрений, а выте-
кает из естественных свойств и задатков человеческой природы. «Чрез-
вычайно важно для человека знать,— пишет философ,— как надлежа-
щим образом занять свое место в мире, и правильно понять, каким надо
быть, чтобы быть человеком»35.
В габилитационной диссертацию! 1770 года «О форме и принципах
чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира» («De mundi
sensibilis atque intelligibilis forma et principiis») впервые представлены
основные положения трансцендентальной философии Канта. Исследуя
способности человеческого познания, немецкий мыслитель разводит в
разные стороны и противопоставляет друг другу чувственность и рассу-
док (разум), познание чувственное и рассудочное (разумное).
Чувственность есть восприимчивость субъекта, при помощи кото-
рой на состояние представления самого субъекта определенным образом
действует присутствие какого-либо объекта. Рассудочность (разум-
ность) есть способность субъекта, при помощи которой он в состоянии
представлять себе то, что по своей природе недоступно чувствам. Пред-
мет чувственности — чувственно воспринимаемое; то, что не содержит
в себе ничего, кроме познаваемого рассудком, есть умопостигаемое.
Чувственность имеет дело с феноменами, рассудочность (разум) — с
ноуменами, т.е. интеллигибельными предметами. Поэтому «чувственно
познанное — это представления о вещах, какими они нам являются, а
представления рассудочные — как они существуют [на самом деле]» .

34
Кант И. Новое освещение первых принципов метафизического познания.
1755 // Соч.: В 6 т. М., 1963. Т. 1. С. 294,292.
35
Кант И. Приложение к «Наблюдениям над чувством прекрасного, и воз-
вышенного». 1764 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 204.
36
Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопости-
гаемого мира. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 390.

19
Все, что содержится в чувственном познании, полагает Кант, зависит
прежде всего не от свойств познаваемого объекта, а от активности по-
знающего субъекта. В самом чувственном представлении есть то, что
можно назвать материей (ощущение) и то, что можно назвать формой
(вид чувственно воспринимаемого). Форма чувственного представления
— это некоторый присущий уму закон для координирования между
собой ощущений, возникших от присутствия объекта. Таким образом,
полагает философ, несмотря на то, что объекты воздействуют на органы
чувств, взаимосвязь чувственных представлений определяется формаль-
ными принципами познающего субъекта. Именно «принцип формы
чувственно воспринимаемого мира... содержит в себе основание все-
общей связи всего, что представляет собой феномен»3''.
Кант приходит к выводу, что существуют два таких формальных
принципа мира феноменов, абсолютно первые, всеобъемлющие и со-
ставляющие как бы схемы и условия всего чувственного в человеческом
познании: время и пространство. Время и пространство характеризуют-
ся им как априорные формы, посредством которых координируются,
упорядочиваются чувственные данные. Через эти субъективные принци-
пы восприятия возникает формальное целое, т.е. мир феноменов. В свою
очередь, в ноуменальном мире, в сфере предметов самих по себе, вре-
мени и пространства нет. Вещи сами по себе даны познающему субъек-
ту только как умопостигаемые сущности — ноумены; на них не распро-
страняются те определения, которые присущи феноменам.
В габилитационной диссертации «О форме и принципах чувственно
воспринимаемого и умопостигаемого мира», делает вывод автор, еще
нет разграничения познавательных способностей рассудка и разума;
чувственность понимается не только отличной от рассудка, но и совер-
шенно оторванной и изолированной от него. Кант почти не касается
вопроса о том, каким образом из разрозненных, чувственно данных
впечатлений складывается восприятие целостного объекта как явления.
Нет здесь и столь характерного для «Критики чистого разума» учения о
схематизме категорий, нет и учения о синтетических принципах рассуд-
ка как основном условии возможности научного познания природы.
Проводимое Кантом различение чувственности и рассудка ставится в
параллель и даже в зависимость от деления бытия на мир феноменов и
мир ноуменов; познание сверхчувственного, полагает философ, возмож-
но умопостигаемым образом. Однако главное в этой работе все же было
сделано: Кантом была четко очерчена сфера деятельности человека,
определяемая его активностью как субъекта познания и практики.
В параграфе втором «Исходные предпосылки трансцендентальной
философии» анализируются основные понятия и положения «критиче-
ской философию). Отмечается, что создание трансцендентальной фило-

37
Там же. С. 397.

20
софии самому кенигсбергскому мыслителю представлялось как рефор-
мирование философии, осуществление в ней «коперниковского перево-
рота» . «... Кант создал для метафизики, которая ранее исходила из поня-
тия бытия, новое основание, сделав сознание и в особенности самосознание
Я решающим основанием всякой объективности — объективности познания
предметов опыта, явлений природы и мира явлений»38.
По Канту, все наше познание складывается из того, что мы воспринима-
ем посредством впечатлений, и из того, чтб дает наша собственная познава-
тельная способность. Философ противопоставляет априорное (доопытное) и
апостериорное (опытное) виды познания. По его мнению, априорные прин-
ципы познания представляют собой субъективные формы синтеза чувствен-
ного созерцания и мышления, конституирующие понятие опыта.
Эти формы мышления Кант называет трансцендентальными,
противопоставляя, таким образом, трансцендентальное трансцендент-
ному. Трансцендентальное — это такое доопытное, которое приме-
няется к чувственным данным, делая тем самым возможным и опыт, и
всякое познание и воление вообще. Имманентное — значит опытное,
то, на что направлено применение трансцендентальных принципов по-
знания и воления. В свою очередь, трансцендентное — это запредель-
ное, потустороннее, «выходящее за пределы опыта и его возможно-
39
стей» . Трансцендентными Кант называет такие понятия разума, при-
менение которых сверхчувственно и всегда выходит за рамки опыта.
Трансцендентальное можно «охарактеризовать как принцип априор-
но-синтетического познания», который «вообще делает возможным
40
синтетические положения» . В «критической философии» этот термин
имеет несколько различных значений в зависимости от того, в каком
сочетании он применяется.
Во-первых, трансцендентальными называются все приемы, имеющие
целью установить априорные условия или предпосылки познания и во-
ления, без наличия которых последние совершенно немыслимы. Во-
вторых, трансцендентальными называются вопросы о соотношении
между представлениями и предметами, обладающими абсолютной ре-
альностью. Так, философ постоянно противополагает трансценденталь-
ную идеальность пространства и времени их эмпирической реальности. В-
третьих, трансцендентальными называются и некоторые условия позна-
ния и воления, обнаруженные посредством трансцендентального метода.
Например, единство самосознания, без которого невозможен никакой

38
Тушлинг Б. Предисловие // Кант И. Соч.: В 4 т. на нем. и рус. яз. М.,
1993. Т. 1.С. 15.
39
Eisler R. Transzendent // Eisler R. Kant-Lexikon. Nachschlagewerk zu Kants
Samtlichen Schriften / Briefen und handschriftlichem Nachlass. В., 1930. S. 537.
^Тевзадзе Г.В. Иммануил Каот: Проблемы теоретической философии.
Тбилиси, 1979. С. 52.


21
познавательный процесс, Кант называет «трансцендентальной аппер-
цепцией». Здесь понятие «трансцендентальный» очень близко соприка-
сается с понятием «априорный», хотя и не совпадает с ним полностью'".
Кант выявляет два вида отношений между Человеком и Миром.
Первый вид — это трансценденция, проистекающая в мир человека из
внешнего мира, когда мир «постигается как переход»42. Второй вид —
это трансценденция «как раскрытие... субъективности человеческого
субъекта»43, которая, по сути, представляет собой трансцендирование,
расширение мира человека посредством его собственных усилий, позна-
вательных, ценностных и волевых актов. «Что такое трансцендирова-
ние? Это выход человека за данную ему стихийно и натурально ситуа-
цию... Причем такой выход, чтобы, обретя эту трансцендирующую
позицию, можно было бы овладеть чем-то в себе» . Трансцендирование
выступает как родовое свойство человека, ибо «человек есть существо,
себя преодолевающее, трансцендирующее»45.
Все человеческое познание, полагает Кант, ограничено сферой им-
манентного. Человек способен познавать явления, но его разум не в
состоянии охватить то, что лежит за пределами опыта,— вещи в себе. В
«критической философии» понятие «вещь в себе» («das Ding an sich»)
употребляется в четырех основных значениях46.
Первое значение понятия «вещь в себе» указывает на наличие внеш-
него возбудителя наших ощущений и представлений. Вещи в себе аф-
фицируют нашу чувственность, побуждают ее к деятельности и к появ-
лению в ней различных модификаций ее состояний, хотя адекватного
образа этих вещей в явлении не содержится. Второе значение понятия
«вещь в себе» состоит в том, что это всякий в принципе непознаваемый
предмет. Кант заявляет, что мы знаем о вещах в себе лишь то, что они

41
См.: Щербина A.M. Учение Канта о вещи в себе. Киев, 1904. С. 32—33.
42
Ясперс К. Шифры трансценденции // Культуры в диалоге / Отв. ред.
А.С.Гагарин. Екатеринбург, 1992. С. 112.
43
Heidegger M. Kant und das Problem der Metaphysik // Heidegger M. Gesam-
tausgabe. Frankfurt a. M., 1991. Abt. 1. Bd. 3. S. 205.
Мамардашвили М.К. Необходимость себя: Лекции. Статьи. Философские
заметки. М, 1996. С. 24.
45
Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической
философии // Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 17.
46
См.: Щербина A.M. Учение Канта о вещи в себе. Киев, 1904. УШ, 189 с.;
Нарский И.С. Кант. М., 1976. С. 41—46; Нарский И.С. О роли «вещи в себе» и
«ноумена» в кантовской гносеологии // Вопросы теоретического наследия Им-
мануила Канта: Межвуз. сб. Калининград, 1979. Вып. 4. С. 15—17; Калинни-
ков Л.А. Понятия «вещь вообще» и «вещь в себе» и их роль в системе кантов-
ского критицизма // Кантовский сборник: Сб. науч. тр. Калининград, 1985.
Вып. 10. С. 3—11; Schrader G. The thing in itself in Kantian philosophy // Kant.
A Collection of Critical Essays / Ed by R-P.Wolff. L; Melbourne, 1968. P. 172—188.

22
существуют, но не знаем, что они собой представляют. «Природа, как
она сама по себе может быть, является непознаваемой. Вещь в себе
оказывается символом противоречия. Между нами и предметами имеет-
47
ся фундаментальная пропасть...» . Третье значение понятия «вещь в
себе» состоит в указании на трансцендентные духовные объекты, кото-
рые находятся вне сферы опыта и трансцендентальных принципов разу-
ма. Здесь это понятие обозначает область бытия, которая характеризует-
ся не только как непознаваемая, но и как внеприродная и сверхприрод-
ная. И, наконец, четвертое значение понятия «вещь в себе» состоит в
указании на сферу трансцендентных идеалов как совокупности недости-
жимых во всей полноте целей и ценностных устремлений субъектов.
В свою очередь, мир явлений, по Канту, также обладает рядом суще-
48
ственно различных измерений . Это, во-первых, пространство и время,
которые определяются как чувственные, но также чистые априорные со-
зерцания. Во-вторых, явления — предметы человеческой чувственности,
неразрывно связанные с ней. Это, следовательно, специфически человече-
ская реальность, имманентная познавательной и практической деятельности
людей. В-третьих, явления заключают в себе содержание, производимое
воздействием вещей в себе на нашу чувственность. Но из этого вовсе не
следует, что содержание созерцаний объективно, так как вещи в себе прин-
ципиально непознаваемы. В-четвертых, явления представляют собой про-
дукты категориального синтеза, осуществляемого рассудком. В этом своем
значении явления предстают как феномены, поскольку они как предметы
49
познания мыслятся в единстве категорий .
«Итак, мир, в котором человек действует и приобретает свой опыт,
это мир явлений, поскольку он конституируется формами самосознания.
Поэтому он представляет собой не проявление [сущности], а эмпириче-
скую реальность»50. Явления и вещи в себе для нашего разума выступа-
ют как феномены и ноумены, как мир чувственно воспринимаемый и
мир умопостигаемый. Это не значит, конечно, что ноумены и есть вещи
в себе, поскольку вещи в себе, по Кату, принципиально непознаваемы.
Ноумены как предметы интеллектуального созерцания не имеют отно-
шения к чувственным восприятиям и служат для обозначения вещей в
себе в любых значениях последних. Ноумен есть мысль о вещи в себе.
Эти основоположения философии Канта имеют важное значение для
понимания его учения о человеке. По его мнению, человек принадлежит

47
BOhme G. Philosophieren mit Kant: Zur Rekonstruktion der Kantischen Erk-
emtnis- und Wissenschaftstheorie. Frankfurt a. M., 1986. S. 203—204.
48
См.: ОйзерманТ.И., НарскийКС. Теория познания Канта. М, 1991. С. 78,79.
49
См.: Simon J. Phenomena and Nomena: On the Use and Meaning of the Cate-
gories // Kant's Theory of Knowledge: Selected Papers from the Third International
Kant Congress / Ed. by L.W.Beck. Dordrecht; Boston, 1974. P. 45—51.
50
Funke G. Von der Aktualitat Kants. Bonn, 1979. S. 37.

23

<< Предыдущая

стр. 4
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>