<< Предыдущая

стр. 5
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

двум мирам. Как член эмпирического мира явлений, человек должен
подчиняться внешней причинности — законам природы и установлени-
ям общества. Но как член интеллигибельного (ноуменального) мира
вещей в себе, он обладает свободой.
Сущность человека, считает кенигсбергский мыслитель, заключается
в ею разумности. Как субъект, наделенный способностью к мышлению
и стремящийся к познанию, человек обладает теоретическим разу-
мом. Как субъект, наделенный волей и стремящийся к действию, чело-
век обладает практическим разумом. Теоретический разум — это ра-
зум, пытающийся установить способности и границы познания челове-
ка, определить принципы, организующие теоретическую деятельность в
систему научного знания. В свою очередь, практический разум — это
разум, пытающийся установить правила и нормы поведения человека.
В параграфе обосновывается вывод о том, что такие основопола-
гающие категории кантонской системы, как «вещь в себе» и «явление»,
«ноумен» и «феномен», «априорное» и «апостериорное», «трансценден-
тальное», «имманентное» и «трансцендентное», «трансценденция»,
«имманентизация» и «трансцендирование», могут быть правильно поня-
ты только в том случае, если рассматривать учение Канта как философ-
скую антропологию.
Глава третья «Проблема трансцендентального, имманентного и
трансцендентного в теоретической философии» посвящена исследо-
ванию теоретической философии Канта.
В параграфе первом «Трансцендирующая способность теоретическо-
го разума» выявляется природа чистого разума, определяются область и
границы его применения и способность к расширению познания.
Отмечается, что в соответствии с рационалистической традицией
Кант делит знания на несовершенные и совершенные (истинно науч-
ные). По его мнению, такие характерные черты истинно научного зна-
ния, как безусловная достоверность, всеобщность и необходимость,
нельзя получить из опыта. Эти основоположения имеют значение пра-
вил, по которым вообще возможен опыт; они наставляют нас до опыта,
а не на основании опыта. Немецкий философ полагал, что совершенное
знание носит в принципе внеэмпирический, т.е. априорный характер.
Поэтому следует признать наличие априорных оснований не только в
интеллекте, но и в чувственности, и в неразрывно связанном с нею опыте.
Наряду с делением знаний на эмпирические (апостериорные) и «чис-
тые» (априорные), Кант делит знания на аналитические и синтетиче-
ские. Первые являются поясняющими, а вторые — расширяющими
суждениями. Аналитические суждения через свой предикат ничего не
добавляют к понятию субъекта, а только делят его путем расчленения на
подчиненные ему понятия, между тем как синтетические суждения при-
соединяют к понятию субъекта предикат, который вовсе не мыслился в
нем. Именно синтетические суждения обладают трансцендирующей
способностью осуществлять приращение нашего знания.


24
Все эмпирические суждения, как таковые, синтетические, поскольку
их предикаты черпают из опыта новое знание. С другой стороны, все
аналитические положения суть априорные суждения, так что аналитиче-
ских апостериорных суждений не бывает. Исходя из этого, Кант форму-
лирует основную задачу чистого разума: «...Как возможны априорные
синтетические суждения?»51. Другими словами, как возможно транс-
цендирование самого теоретического разума? Ведь именно благодаря
синтетическим априорным суждениям расширяется наше познание.
Пытаясь ответить на этот вопрос, философ расчленяет познаватель-
ную способность теоретического разума на три различных способности:
чувственность, рассудок и собственно разум. Каждой из них соответст-
вует свой вопрос, а именно: «Как возможна чистая математика?
Как возможно чистое естествознание? ...Как возможна метафи-
зика как наука?»52. Первые два вопроса рассматриваются рассудком,
обращенным либо на чувственность, либо на самого себя; третий вопрос
относится к области разума. Соответственно этим трем вопросам, гно-
сеология Канта делится на трансцендентальную эстетику, трансценден-
тальную аналитику и трансцендентальную диалектику. Две последних
вместе составляют трансцендентальную логику.
В параграфе делается вывод о том, что, согласно Канту, именно
трансцендентальные формы чувственности и рассудка делают возмож-
ным приращение нашего знания.
В параграфе втором «Чувственность» автор исследует кантонское
учение о чувственном познании. Особое внимание уделяется анализу
таких форм созерцания, как пространство и время.
Трансцендентальная эстетика, по Канту,— это наука о всех апри-
орных принципах чувственности. Термином «эстетика» философ обо-
значил учение о чувственном познании; то, что в современной филосо-
фии понимается под эстетикой, по его мнению, представляет собой ис-
следование способности суждения в его применении к искусству. Имен-
но созерцание есть тот способ, каким познание непосредственно отно-
сится к предметам. Оно возникает в человеческой чувственности благо-
даря воздействию на нее вещей в себе. Следовательно, посредством
чувственности предметы нам даются, и только она доставляет нам со-
зерцания; мыслятся же предметы рассудком, и из рассудка возникают
понятия. «Трансцендентальный идеализм в его традиционном понимании
утверждает, что синтез, восприятие и подобные им явления представляют
собой процессы, которые реально продуцируют эмпирические объекты.. .»53.


51
Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В б т. М., 1964. Т. 3. С. 117.
52
Там же. С. 118—119.
53
Posy C.J. Autonomy, Omniscience and the Ethical Imagination: From Theo-
retical to Practical Philosophy in Kant // Kant's practical philosophy reconsidered:

25
Действие предмета на способность представления есть, по Канту,
ощущение. Философ расчленяет чувственность на материю и априорные
формы. Материя пассивна и бесструктурна, а форма, наоборот, активна
и придает многообразию явлений единство. Существуют две чистые
формы чувственного созерцания как принципы априорного знания, а
именно пространство и время. Кант рассматривает пространство как
«внешнюю», а время — как «внутреннюю» форму созерцания. В этом
смысле пространство и время обладают трансцендентальной идеально-
стью. Но хотя пространство и время даны нам независимо от эмпири-
ческого опыта, как формы созерцания они реализуются только в опыте.
Пространство и время, делает вывод диссертант, суть чистые формы
всякого чувственного созерцания, и именно благодаря этому, по Канту,
возможны априорные синтетические положения. Философ положил
пространственные представления в основание геометрического знания, а
временные — в основание арифметики и алгебры, ряды чисел и величин
которых предполагают наличие последовательности счета во времени.
В параграфе третьем «Рассудок» автор исследует кантовскую транс-
цендентальную аналитику как научное рациональное познание, опери-
рующее формальной логикой и гносеологическими категориями. Особое
внимание уделяется анализу учения о трансцендентальной апперцепции
как основе рассудочного знания. Отмечается, что переход от трансцен-
дентальной эстетики, исследующей чувственность, к трансценденталь-
ной логике, исследующей рассудок, имеет основания в самой трансцен-
дирующей способности рассудка. Рассудок, считает кенигсбергский
мыслитель, самостоятельно производит представления. Наша природа
такова, что созерцания могут быть только чувственными; они содержат
в себе лишь способ, каким предметы воздействуют на нас. Способность
же мыслить предмет чувственного созерцания есть рассудок.
Трансцендентальная логика состоит из двух частей. Первая часть —
трансцендентальная аналитика — рассматривает научное рациональное
познание, оперирующее формальной логикой и гносеологическими кате-
гориями. Вторая часть — трансцендентальная диалектика — исследует
проблемы собственно философского познания.
Трансцендентальная аналитика, по Канту, есть расчленение всего
нашего априорного знания на начала чистого рассудочного знания. Та-
кими началами философ считал, во-первых, понятия, а во-вторых, осно-
воположения, представляющие собой правила соединения понятий в
суждения. Поэтому Кант разделил трансцендентальную аналитику на
аналитику понятий и аналитику основоположений чистого рассудка.
В полном соответствии с рационалистической традицией Кант счи-
тал, что мышление есть познание через понятия. «Чистые» рассудочные

Papers presented at the 7-th Jerusalem Philosophical Encounter, December 1986 /
Ed. by Y.Yovel. Dordrecht; Boston; L., 1989. P. 119—120.


26
понятия он назвал категориями. Рассудок вообще имеет дело с катего-
риями, которые, как и априорные созерцания, суть не знание, а только
формы мышления. В неразрывной связи с понятиями Кант рассматри-
вал суждения. Философ разделил суждения на четыре группы, каждая из
которых включает в себя три вида: количества (общие, частные, еди-
ничные); качества (утвердительные, отрицательные, бесконечные); от-
ношения (категорические, гипотетические, разделительные); модально-
сти (проблематические, ассерторические, аподиктические).
Соответственно этому Кант выделил четыре группы категорий: ко-
личества (единство, множественность, целокупность); качества (реаль-
ность, отрицание, ограничение); отношения (присущность и самостоя-
тельное существование, или акциденция и субстанция; причинность и
зависимость, или причина и действие; общение, или взаимодействие);
модальности (возможность — невозможность, существование — несу-
ществование, необходимость — случайность).
Категории как формы мышления даны рассудку априорно, они не
могут быть выведены из опыта. Поэтому главной задачей аналитики
понятий, считает философ, является решение вопроса о том, каким об-
разом категории рассудка могут априорно относиться к предметам как
объектам научного познания.
Отрицание способности чувственного познания адекватно отражать
объективно существующие предметы привело Канта к убеждению в том,
что связь многообразного вообще не может быть воспринята через чув-
ства и, следовательно, не может содержаться в чистой форме чувствен-
ного созерцания. Такая связь многообразного, полагал философ, осуще-
ствляется самим рассудком.
В системе Канта категории выступают подлинными трансцендента-
лиями рассудка. В свою очередь, трансцендентальная дедукция катего-
рий представляет собой конструирование доступных познанию объектов
как результат применения категорий к созерцаниям. Поэтому источник
всех возможных видов связей кенигсбергский мыслитель усматривал в
самом понятийном мышлении, а именно в трансцендентальном един-
стве самосознания как априорной данности.
Первоначальное синтетическое единство апперцепции, которому
подчинены данные в созерцании представления, полагал Кант, пред-
ставляет собой результат активности самого рассудка; оно совершенно
не зависит ни от каких условий чувственного созерцания.
Другой важнейший вид связи, или синтеза, априорно присущий рас-
судку,— трансцендентальное единство апперцепции, которое пред-
ставляет собой то единство, благодаря которому все данное в созерца-
нии многообразное объединяется в понятие об объекте. Именно благо-
даря трансцендентальному единству апперцепции, применение катего-
рий рассудка к чувственным созерцаниям приводит, по Кашу, к конст-



27
руированию для человеческого сознания познаваемого им предметного
мира.
В свою очередь, аналитика основоположений есть трансценден-
тальное учение о способности суждения. Она состоит из двух частей:
первая трактует о чувственном условии, без которого чистые рассудоч-
ные понятия не могут быть применены, т.е. о схематизме чистого рас-
судка; а во второй речь идет о тех синтетических суждениях, которые
при этих условиях a priori вытекают из чистых рассудочных понятий и
a priori лежат в основе всех остальных знаний.
Кант утверждает, что при применении понятий к качественно отличаю-
щимся от них созерцаниям (явлениям) должно существовать нечто третье,
однородное, с одной стороны, с категориями, а с другой — с явлениями, и
делающее возможным применение категорий к явлениям. Это посредст-
вующее представление должно быть чистым (не заключающим в себе ниче-
го эмпирического) и тем не менее, с одной стороны, интеллектуальным, а с
другой—чувственным. Именно такова трансцендентальная схема. По
аналогии с таблицей категорий Кант строит таблицу схем, которая включа-
ет в себя схемы количества (число), качества (реальность, отрицание), от-
ношения (субстанция, причинность, взаимодействие), модальности (воз-
можность, действительность, необходимость). По его мнению, схемы чис-
тых рассудочных понятий суть истинные и единственные условия, способ-
ные дать этим понятиям отношение к объектам.
По аналогии с таблицей категорий Кант строит и таблицу основопо-
ложении, которая включает в себя четыре группы: аксиомы созерцания,
антиципации восприятия, аналогии опыта, постулаты эмпирического
мышления вообще. Этими основоположениями устанавливаются прин-
ципы научного осмысления чувственных восприятий.
В параграфе делается вывод о том, что в системе Канта рассудок
имеет конститутивное применение: посредством категориальных схем,
направленных на чувственные созерцания, происходит упорядочивание
опыта. Именно это делает возможным существование естествознания
как науки: обусловленная априорностью всеобщность и необходимость
лежащих в основе научного познания понятий, правил их соединения в
суждения и применения к созерцаниям имеет своим следствием то, что
научным истинам также присущ всеобщий и необходимый характер.
В параграфе четвертом «Разум» диссертант исследует кантовскую
трансцендентальную диалектику, рассматривающую проблемы собст-
венно философского познания. Особое внимание уделяется анализу
антиномий космологических идей и выявлению трансцендирующей
способности разума.
Отмечается, что трансцендентальная диалектика имеет своим
предметом исследование собственно разума. Кант указывает на связь и
отличие рассудка и разума. Если рассудок есть способность создавать
единство явлений посредством правил, то разум есть способность созда-


28
вать единство правил рассудка по принципам. Следовательно, разум
никогда не направлен прямо на опыт или на какой-нибудь предмет, а
всегда направлен на рассудок, чтобы с помощью понятий a priori при-
дать многообразным его знаниям единство, которое можно назвать
единством разума и которое совершенно иного рода, чем то единство,
которое может быть осуществлено рассудком.
Философ определяет понятия разума, которые выступают предметом
исследования метафизики, как трансцендентальные идеи. Идеи пред-
ставляют собой понятия разума, которые превышают возможность опы-
та, поэтому во внешних чувствах им нельзя дать соответствующего
предмета. «...Эти понятия трансцендентны и выходят за пределы всяко-
го опыта, в котором, следовательно, никогда не бывает предмета, адек-
ватного трансцендентальной идее»5 .
Кант разделяет трансцендентальные идеи теоретического разума на
три вида. Эти идеи суть душа, мир, Бог: «Мыслящий субъект есть пред-
мет психологии, совокупность всех явлений (мир) есть предмет космоло-
гии, а вещь, содержащая в себе высшее условие возможности всего, что
можно мыслить (сущность всех сущностей), есть предмет теологии»55.
При попытках достигнуть научно-содержательного знания о мире в
целом разум с неизбежностью впадает в заблуждения. Свидетельством
этого служат антиномии чистого разума — состояния разума, возни-
кающие при диалектических заключениях. Антиномии представляют
собой противоположные друг другу суждения о мире в целом, каждое из
которых с точки зрения формальной логики является истинным.
1. Тезис: «Мир имеет начало во времени и в пространстве».
Антитезис: «Мир не имеет начала во времени и границ в про-
странстве; он бесконечен и во времени, и в пространстве».
2. Тезис: «Всякая сложная субстанция в мире состоит из простых
частей, и вообще существует только простое или то, что сложено из
простого».
Антитезис: «Ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых
частей, и вообще в мире нет ничего простого».

<< Предыдущая

стр. 5
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>