<< Предыдущая

стр. 6
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

3. Тезис: «Причинность по законам природы есть не единственная
причинность, из которой можно вывести все явления в мире. Для объяс-
нения явлений необходимо еще допустить свободную причинность».
Антитезис: «Нет никакой свободы, все совершается в мире только
по законам природы».
4. Тезис: «К миру принадлежит или как часть его, или как его при-
чина безусловно необходимая сущность».



54
Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 359.
55
Там же. С. 363.

29
Антитезис: «Нигде нет никакой абсолютно необходимой сущности
— ни в мире, ни вне мира — как его причины»56.
Антиномичность идей чистого разума доказывает, по Канту, тщет-
ность усилий разума познать сверхчувственные сущности, которые по
отношению к познающему субъекту выступают как вещи в себе. Стре-
мясь познать абсолютную полноту мироздания, разум покидает почву
опыта и пытается проникнуть в сферу трансцендентного, где ему тре-
буются совершенно иные понятия, чем те чистые рассудочные понятия,
применение которых только имманентно. Но в результате такого транс-
цендирования разум вовсе не получает знания о том, что представляют
собой душа, мир и Бог.
Поэтому расширение теоретического разума за пределы опыта, дела-
ет вывод диссертант, не может быть «конститутивным» принципом
познания. Это значит, что такое трансцендирование не дает нам воз-
можности познавать вещи в себе. Но не будучи «конститутивным»
принципом познания предметов самих по себе, такое расширение все же
имеет «регулятивное» значение. «Регулятивный принцип требует, чтобы
мы допускали безусловно.., как вытекающее из сущности вещей, систе-
матическое единство как единство природы, которое не только эмпири-
чески познается, но и a priori, хотя и в неопределенной еще форме,
предполагается»57. Он направляет и расширяет опытное знание, указы-
вает опыту путь ко всеобщим и систематическим принципам, формирует
идеал научного знания и в конечном счете оберегает нас от иллюзий и
заблуждений на трудном и тернистом пути познания.
В параграфе пятом «Целеполагание разума: на пути к практической
философии» автор исследует целеполагание способности суждения.
Отмечается, что способность суждения, составляющая в ряду наших
познавательных способностей среднее звено между рассудком и разу-
мом, есть особая часть теоретического разума.
«Критика чистого разума» имеет своей задачей исследовать «законо-
дательство рассудка», на котором покоятся понятия природы, заклю-
чающие в себе основу для всякого априорного теоретического познания.
«Критика практического разума» имеет своим предметом исследования
«законодательство разума», на котором покоится понятие свободы,
заключающее в себе априорную основу для всех практических (этиче-
ских) предписаний. В свою очередь, «Критика способности суждения»
исследует способность суждения, которая представляет собой промежуточ-
ное звено между рассудком и разумом. Она «также должна содержать в себе




56
См.: Там же. С. 404—405,410--Ш,418-^19,424-^425.
57
Там же. С. 585—586.

30
если и не собственное законодательство, то все же собственный... апри-
орный, чисто субъективный принцип... для отыскания законов»58.
Способность суждения принадлежит рассудку, полагает философ, и
поэтому она относится к теоретическому разуму. Но поскольку со спо-
собностью желания соединяется чувство удовольствия и неудовольствия,
то способность суждения также должна рассматриваться как переход от
чистой теоретической способности к практическому понятию о свободе.
Сама по себе способность суждения, отмечает Кант, предполагает
возможность мыслить особенное как содержащееся в общем. Осущест-
вить это можно двумя способами соответственно двум видам способно-
сти суждения. «Определяющая» способность суждения действует тогда,
когда общее уже дано и способность суждения должна лишь подвести
особенное под заранее данное или указанное общее. Всеобщие априор-
ные законы «определяющей» способности суждения дает рассудок.
С «рефлектирующей» способностью познание имеет дело тогда, счи-
тает философ, когда ему дано особенное и когда общее еще надо найти.
Для этого «рефлектирующая» способность суждения нуждается в прин-
ципе, который она не может почерпнуть ни из опыта, ни из рассудка, а,
следовательно, дает себе сама. Поэтому все частные эмпирические зако-
ны должны рассматриваться не как разрозненное множество, а как не-
кое единство, как если бы его дал природе не человеческий, а некий
высший рассудок. Именно благодаря «рефлектирующей» способности
суждения, полагает философ, мы можем мыслить целесообразность.
Пока мы имеем дело с категориями рассудка и остаемся в границах
«определяющей» способности суждения, понятие о целесообразности
природы получить невозможно, поскольку рассудок рассматривает при-
роду с точки зрения ее причинной определимости. Но при переходе к
«рефлектирующей» способности суждения рассудок мыслит такое поня-
тие о предмете, которое заключает в самом себе понятие цели.
Таким образом, для Канта характерно использование телеологиче-
ского метода, суть которого заключается в рассмотрении всех явлений
и процессов по аналогии с целесообразной деятельностью человека.
Философ отказывается от онтологического телеологизма, приписываю-
щего цели самой природной действительности. «Что в природе должны
быть цели,— пишет он,— этого не может усмотреть a priori ни один
человек...»59. Поэтому мы не имеем никаких оснований «[утверждать],
что вещи природы служат друг другу средством [достижения] целей» .

58
Кант И. Критика способности суждения. 1790 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 5.
С. 175.
59
Кант И. О применении телеологических принципов в философии. 1788 //
Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 5. С. 95.
60
Кант И. Критика способности суждения. 1790 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 5.
С. 383.

31
Целесообразность, присущая форме вещи, является результатом актив-
ности рассудка, но рассудка не человеческого. Именно посредством поня-
тия цели природа мыслится нами так, как если бы основой единства в
многообразии ее эмпирических законов был высший рассудок.
Понятие о целесообразности природы, считает Кант,— это не поня-
тие теоретически мыслящего рассудка. Оно мыслится по аналогии с
практической целесообразностью человеческой деятельности, ло по
существу отличается от нее. И хотя в результате этого разум осуществ-
ляет трансцендирование за пределы чувственности, такое расширение
не дает нам возможности «конститутивного» применения. Мы не мо-
жем, говорит Кант, на основании этого утверждать, что Бог или другие
вещи в себе безусловно существуют. Но все же посредством понятия
целесообразности теоретическое познание имеет «регулятивное» приме-
нение: оно дает нам идею единства явлений природы, согласную с эм-
пирическими законами.
Бесконечное разнообразие эмпирических законов, полагает философ,
не может быть познано a priori. Априорно налагаемые формами рассуд-
ка общие законы природы синтезируют знание в единство опыта. Одна-
ко они осуществляют этот синтез только для природы в целом, но не
полагают это единство для определенных сущностей природы. Между
тем такое специфическое единство все же необходимо мыслить, в про-
тивном случае рассудок не может осуществлять соединение эмпириче-
ских знаний в целое опыта.
Получаемое таким образом понятие о целесообразности, делает вы-
вод диссертант, не является ни понятием природы в теоретическом
смысле, ни понятием свободы в практическом смысле. Оно только ука-
зывает, какой должна быть наша субъективная рефлексия о предметах
природы. И хотя оно ничего не может прибавить к познанию предметов,
все же с его помощью можно утверждать, что в самой природе сущест-
вует постижимое для нас единство, субординация родов и видов приро-
ды, подчиняющая их высшему роду. Посредством такого регулятивного
применения способности суждения кенигсбергский мыслитель пытается
связать воедино природу и свободу, перебросить мостик между теорети-
ческим разумом и практическим разумом.
Другая сфера применения «рефлектирующей» способности суждения
— суждение о прекрасном и эстетических свойствах произведений ис-
кусства. В диссертации подробно показана взаимосвязь учения о пре-
красном с учением о морали.
Глава четвертая «Проблема трансцендентального, имманентного
и трансцендентного в практической философии» посвящена иссле-
дованию практической философии Канта. Здесь разум занимается опре-
деляющими основаниями воли, которая представляет собой способность
или создавать предметы, соответствующие предсгавлениям.^иш опреде-



32
лять самое себя для их произведения. Когда чистый разум определяет
эту волю, тогда он становится практическим разумом.
В параграфе первом «Трансцендирующая способность практического
разума» отмечается, что практический разум, по Канту, имеет первенст-
во по отношению к разуму теоретическому. Он способен осуществлять
трансцендирование за пределы опыта с целью обоснования своих мо-
ральных правил и законов. «Но действительно ли расширяется таким
образом наше познание посредством чистого практического разума,—
пишет философ,— и имманентно ли в практическом разуме то, что для
спекулятивного было трансцендентным! Конечно, но только в прак-
тическом отношении. ...Этим мы не познаем ни природы нашей души,
ни умопостигаемого мира, ни высшей сущности по тому, что они сами
по себе; мы имеем лишь понятия о них, объединенные в практическом
понятии высшего блага как объекта нашей воли, и совершенно a priori
через чистый разум, но только посредством морального закона...»61.
Немецкий мыслитель выдвигает три постулата «практического разу-
ма», которые суть условия применимости нравственного закона в мире
явлений. Первый указывает на то, что должно существовать бессмертие
души человека, поскольку полное соответствие убеждений с моральным
законом может иметь место только в прогрессе, идущем в бесконечность
к этому полному соответствию. Второй постулат требует полной авто-
номии человеческой воли, т.е. ее свободы, ориентированной на выполне-
ние морального закона. Для первого и второго постулатов практическо-
го разума необходим гарант, считает философ, а им может быть только
Бог; значит, Бог существует, точнее, он должен существовать. Таким
образом обосновывается третий постулат — бытие Божье.
«...Бог в Кантовской схеме является необходимым агентом, ответст-
венным за существование царства целей, за продолжение существования
[в загробном мире] различных самозаконодательствующих индивидов,
так же как и за возможность достижения ими своих... устремлений, в
которых они реализуют свое счастье, и высших, разумных устремлений,
которые также являются необходимой частью [этого царства целей]»62.
Тем самым Кант отвергает онтологическое, космологическое,, физи-
ко-теологическое и другие доказательства бытия Божьего. Единственно
возможным доказательством бытия Бога оказывается моральное дока-
зательство, которое основывается прежде всего на допущении свободы
воли человека и действия в его душе морального закона. В кантовской
философии Бог выступает как «абсолютно существующее: Бог не поро-
ждается чем-то другим и не обладает статусом конкретного существова-

61
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 6 т. М., 1965, Т. 4.
Ч. l.C.467^t68.
62
Findlay J.N. Kant and the Transcendental Object: A Hermeneutic Study. Ox-
ford, 1981. P. 315.

33
ния, как это происходит в случае с сотворенными конечными вещами в
мире. <...> Это существование [Бога] абсолютно необходимо, потому
что его присутствие обусловливается посредством конечной взаимосвязи
63
[моральных] мотивов» . Понятый таким образом Бог есть ноумен. В
результате выведение Кантом нравственно значимой религии из морали
оказывается, вместе с тем, сведением первой ко второй. По мнению
философа, «моральная религия» заклпчается «не в формулах и обряд-
ности, но в стремлении сердца к соблюдению всех человеческих обязан-
ностей как божественных заповедей»64.
«Попытки Канта отделить религию от рабского суеверия и связать
религиозную веру и чистую рациональную веру (или моральную веру)
представляют собой вполне последовательное развитие его предыдущей
П031ЩИИ, а именно: религия поднимает человека над звериным [состоя-
нием] без вмешательства Бога, или религия заключается в благоговении
65
перед властью порядка.., который в сущности морален...» .
Тем не менее всякие попытки истолковать эти постулаты практиче-
ского разума в духе религии, в частности, христианства, представляются
неубедительными. За постулатами чистого практического разума обна-
руживаются вполне реальные, сущностные характеристики человека и
человеческого общества: свобода как познанная и подчиненная людям
необходимость; устремленность в будущее, стремление к бессмертию
своих дел и творений, присущее человеку; необходимость создания ра-
зумно организованного общества, гармонически сочетающего общест-
66
венное и личное, мораль и счастье .
В параграфе делается вывод о том, что трансцендирование практиче-
ского разума, по Канту, осуществляется соответственно двум примене-
ниям трансцендентальных идей—регулятивному и конститутивному.
При регулятивном применении разум имеет «целью привести к
высшему систематическому единству посредством идеи целесообразной
каузальности высшей причины мира»67. Состоит это применение в том,
что такое единство рассматривается в качестве идеала, к которому
дблжно стремиться и который в высшей степени способен наводить ум
на гипотезы, но на который нельзя смотреть как на реальность, утвер-
ждаемую a priori. При конститутивном применении трансценденталь-
ных идей, считает философ, нам даются понятия тех или иных предме-
тов, с помощью которых происходит упорядочение опыта. При этом
63
Kaulbach F. bnmanuel Kant. В., 1969. S. 63.
64
Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты и письма.
М., 1980. С. 155.
65
Despland M. Kant on History and Religion. With a translation of Kant's «On
the failure of all attempted philosophical theodicies». Montreal, L., 1973. P. 268—269.
66
См.: Блюмкин В.А. О постулатах чистого практического разума // Кантов-
ский сборник: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Калининград, 1988. Вып. 13. С. 53.
67
Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 583.

34
«должно быть a priori дано намерение, т.е. цель как объект (воли), кото-
рый... представляется практически необходимым через императив,
непосредственно определяющий волю (категорический); этот объект
здесь высшее благо» . И при регулятивном, и при конститутивном при-
менении трансцендирование практического разума осуществляется, по
Канту, как развитие и совершенствование индивида, личности и как
развитие и совершенствование общества, человечества.
В параграфе втором «Моральность» анализируется этическое учение

<< Предыдущая

стр. 6
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>