<< Предыдущая

стр. 9
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

посвящена исследованию проблемы трансцендентального, имманентного
и трансцендентного в классической немецкой философии ХК века.
В параграфе первом «От «наукоучения» Фихте к трансценденталь-
ному идеализму Шеллинга» рассматривается решение проблемы транс-
цендентального, имманентного и трансцендентного в субъективно-
идеалистической философии Фихте и объективно-идеалистической фи-
лософии Шеллинга.
Отмечается, что в учении Иоганна Готлиба Фихте практически-
деятельностное отношение к предмету предшествует теоретически-
созерцательному отношению к нему. Очевидность сознания у него поко-
ится не на созерцании, а на действии, оно не усматривается интеллек-
том, а утверждается волей. Система Фихте имеет структуру круга: нача-
ло уже содержит в себе конец, движение к завершению есть в то же
время возвращение к истоку. Тем самым Фихте преодолевает дуализм
кантонского учения и ставит своей задачей вывести из принципа прак-
тического разума — свободы — также и предмет теоретического разума
— природу. Философ пришел к мысли, что с человеческой свободой
несовместимо признание объективного существования вещей окружаю-
щего мира, поскольку «Я первоначально полагает безусловно свое соб-
ственное бытие»9*. При отрицании «вещи в себе» (и вытекающем из
этого отбрасывании трансцендентальной эстетики) началом «критиче-
ской философии» должно стать мыслящее «Я», из которого выводится
все содержание мышления и самой чувственности.
Таким образом, наукоучение Фихте фактически упраздняет проблему
трансцендентного, при этом становится невозможным исследование транс-
ценденции внешнего мира Сам же процесс трансцендирования самосозна-
ния в его системе становится рационально необъяснимым.
Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг также исходил из основных по-
сылок кантовской философии. Структура его системы «трансценден-
тального идеализма» — «теоретическая философия», «практическая

93
Кант И. Из «Лекций по этике» (1780 — 1782 гг.) // Этическая мысль: На-
уч.-публицист, чтения. М, 1990. С. 321.
^Фихте И.Г. Основа общего наукоучения // Соч.: В 2 т. М, 1993. Т. 1.
С. 81.


46
философия», «философия природных целей», «философия искусства» —
подчеркнуто соответствует структуре кантовской системы «критической
философии». В своей философии Шеллинг утверждал тождество субъек-
95
та и объекта, «оба они должны стать абсолютно тождественными» . В
результате он приходил к идее познаваемости вещей в себе и возможно-
сти трансцендирования не только в сфере практического разума, но и в
сфере разума теоретического.
В параграфе втором «От объективного идеализма Гегеля к «философии
практики» Маркса» рассматривается решение проблемы трансценденталь-
ного, имманентного и трансцендентного в объективно-идеалистической
философии Гегеля и диалектико-материалистической философии Маркса
Отмечается, что исходя из тождества бытия и мышления, Георг
Вильгельм Фридрих Гегель рассматривал все развитие мышления, при-
роды и человека как последовательное развертывание Абсолютной
идеи. Объявив «вещь в себе» познаваемой*, философ фактически свел
проблему трансцендентного к проблеме имманентного. Тем самым про-
цесс трансцендирования приобрел у великого немецкого рационалиста
поистине мистический характер.
В «философии практики» Карла Генриха Маркса диалектико-
материалистический метод полностью поглощает трансцендентальный
метод. Конкретно мыслимое понимается здесь как «синтез многих опре-
97
делений.., как результат, а не как исходный пункт» , а под «вещью в
себе» фактически подразумевается материя. Предметно-практически
осваивая Мир, Человек имеет дело не с материей вообще, а с матери-
альными вещами. Таким образом, делает вывод диссертант, у Маркса
трансценденция сводится к процессу эманации материи из внешнего
мира в мир человека как родового и социального существа в процессе
практической деятельности, а трансцендирование — как процесс сози-
дания общественным человеком мира культуры.
В параграфе третьем «От иррационализма Шопенгауэра к постанов-
ке экзистенциальных проблем в современной философии» рассматрива-
ется решение проблемы трансцендентального, имманентного и транс-
цендентного в иррационалистической философии Шопенгауэра, а также
выявляется его влияние на постановку и решение экзистенциальных
проблем в современной философии.
Отмечается, что Артур Шопенгауэр на иррационалистической осно-
ве создал философскую антропологию. «...Мир — макроантропос,— пи-

95
Шеллинг В.Ф.Й. Философские письма о догматизме и критицизме // Соч.:
В 2 т. М., 1987. Т. 1.С. 51.
96
См.: Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1975. Т. 1.
С. 161,289.
"Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 годов. Ч. 1. // Маркс К.,
Энгельс Ф. Соч.: 2-е изд. Т. 46. Ч. 1. С. 37.

47
сал он.— .. .Правильнее учить понимать мир, исходя из человека, нежели
человека, исходя из мира...»98. Шопенгауэровское учение о человеке
представляет собой один из вариантов кантовской идеи о человеке,
согласно которой первенство практического разума над теоретическим
означает не что иное, как примат воления над познанием.
Немецкий философ разделяет сущее на представление и волю. Время,
пространство, причинность, закон достаточного основания суть априор-
ные формы субъекта, которые он в процессе познания «накидывает» на
познаваемые объекты, к подлинной действительности они не имеют
никакого отношения. Формой объекта является «закон достаточного
основания», который имеет значение только в пределах мира явлений, а
не вещей в себе.
Сохраняя кантовскую установку, Шопенгауэр полагает, что объекты
представления всецело определяются априорными формами мышления.
И только тело человека (в качестве представления) отличается от иных
вещей (тождественных представлению), ибо оно обнаруживает себя вне
всякого представления, через человеческое хотение, волю. Воля как
вещь в себе постигается человеком интуитивно, поскольку человек в
сущности — проявление этой первоосновы бьгпм .
В результате, делает вывод диссертант, Шопенгауэр от идеи принци-
пиальной непознаваемости «вещи в себе» приходит к идее ее узнавания
путем трансцендирования внутрь духовного мира индивида. Тем самым
в его философии осуществляется переход от исследования проблемы
трансценденталий человеческого бытия, к исследованию его экзистен-
циалов. Такой подход связывает позицию Шопенгауэра с постановкой и
решением экзистенциальных проблем современной философии. В XX в.
проблема экзисгенциалов бытия разрабатывалась М.Шелером,
М.Хайдеггером, Л.Шестовым, С.Н.Булгаковым, С.Л.Франком и др.
В «Заключении» подводятся итоги исследования, формулируется
ряд выводов концептуального характера, содержащих элементы новиз-
ны и выносимых на защиту, определяются перспективы дальнейших
исследований.
Отмечается, что в конце XIX — начале XX вв. теоретическое
наследие Канта стало объектом пристального внимания со стороны
неокантианцев, среди которых особую роль играли мыслители
Марбургской школы и мыслители Боденской (Фрейбургской) школы. В
отечественной философии этого периода так и не сложилось отдельной
школы кантианства, однако кантианские мотивы в той или иной степени
присутствуют в наиболее значительных учениях русских мыслителей.

98
Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Т. 2 // Шопенгауэр А. О
воле в природе. Мир как воля и представление. Т. 2. М., 1993. С. 623.
99
См.: Любутин К.Н. Человек в философском измерении: от Фейербаха к
Фромму. Псков, 1994. С. 30.


48
Положения, содержащие элементы новизны
и выносимые на защиту:
1. Постановка и решение проблемы трансцендентального, имманент-
ного и трансцендентного возможны только на основе постановки и ре-
шения проблемы человека. В философско-мировоззренческих построе-
ниях античности человек понимался не как обособленное и противо-
стоящее миру существо, а как часть мироздания, организованная и
функционирующая по общим космическим законам. Поэтому и транс-
цендентное человеку в первую очередь рассматривалось как трансцен-
дентное миру, в котором человек имманентно жил и который он позна-
вал. Уже элеаты впервые противопоставили мышление и бытие, тем
самым расколов мироздание на мир имманентного и мир трансцендент-
ного. Атомисты говорили об истечении из атомов бесчисленного коли-
чества их образов, создав первое в европейской философии учение о
трансценденции внешнего мира в мир человека. В дальнейшем граница
между этими мирами выявлялась и осознавалась по мере становления и
развития антропологического способа мышления.
2. Трансцендентальный метод, который имеет своей основной целью
изучить условия и возможности мыслить любые данные эмпирических
наблюдений, начал разрабатываться уже в рамках антропологически
ориентированной философии Сократа, Платона и Аристотеля и в даль-
нейшем получил свое развитие в рационалистической философии Ново-
го времени. Представители западноевропейской рационалистической
философии обосновали трансцендентальный метод как априорно-
синтетический способ познания. Однако докантовская философия так и не
смогла создать завершенную трансцендентальную философию, в кото-
рой бы доказывалась и обосновывалась активность человека как субъек-
та не только познания, но и целеполагания и практики.
3. Проблема трансцендентального, имманентного и трансцендентно-
го ставится и решается Кантом на основе философской антропологии —
целостного учения о человеке как исходном пункте или цели исследова-
ния. Эволюция воззрений немецкого мыслителя от «докритического
периода» к «критическому периоду» представляет собой процесс созда-
ния особой разновидности антропологического способа мышления —
трансцендентальной антропологии. Кант впервые в истории европей-
ской философии стал понимать человека как активного субъекта позна-
ния, целеполагания и практики, как существо общественное в своей
моральности. При этом человеческая деятельность была сведена Кантом
к деятельности трансцендентального субъекта, его теоретического и
практического разума.
4. Философ ограничил мир человека как субъекта познания, целепо-
лагания и воления сферой имманентного, т.е. опытного, эмпирического,
чувственного. Именно на имманентное направлено применение транс-


49
цендентальных принципов разума человека. В свою очередь, трансцен-
дентное, по Канту,— это запредельное, потустороннее, то, что находится
за границей опыта и его возможностей. Трансцендентными философ
называет такие понятия разума, применение которых сверхчувственно и
всегда выходит за границы опыта. У Канта трансцендентное всегда
является результатом мировоззренческой рефлексии. Поскольку мир
человека сводится к явлениям, то философия в этом случае может быть
только философией представления.
5. В системе Канта впервые в истории философской мысли выявля-
ется статус понятия «трансцендирование» и по-новому, на антропологи-
ческой основе, определяется статус понятий «трансценденция» и «имма-
нентизация». Трансценденция понимается как переход из мира вещей в
себе в мир явлений, а трансцендирование — как выход человека за пре-
делы собственного наличного бытия и расширение своего собственного
мира, превращение трансцендентного в имманентное. В свою очередь,
имманентизация в мир опыта, осуществляемая посредством теоретиче-
ского и практического разума, заключается, по Канту, в укоренении в
сфере явлений объектов природы и нравственных процессов в целом.
6. Трансцендирование теоретического разума в философии Канта
осуществляется на уровне рассудка и на уровне собственно разума.
Рассудок, направленный на чувственность, посредством таких чистых
форм, как пространство и время, доставляет материал созерцанию.
Рассудок, направленный сам на себя, посредством категориальных схем
упорядочивает чувственные созерцания, организует и расширяет наше
познание. Тем самым в процессе трансцендирования рассудок имеет
«конститутивное» применение.
В свою очередь, разум никогда не направлен прямо на опыт или на
какой-нибудь предмет, а всегда направлен на рассудок, чтобы с помо-
щью понятий a priori придать многообразным его знаниям единство,
которое можно назвать единством разума и которое совершенно иного
рода, чем единство, осуществляемое рассудком. Поэтому расширение
теоретического разума за пределы опыта не может быть «конститутив-
ным» принципом познания, но имеет «регулятивное» значение. Регуля-
тивный принцип направляет и расширяет опытное знание, указывает
опыту путь ко всеобщим и систематическим принципам, формирует
идеал научного знания и в конечном счете оберегает нас от иллюзий и
заблуждений на трудном и тернистом пути познания.
7. Способность суждения, которая представляет собой
промежуточное звено между рассудком и разумом, в системе Канта
должна рассматриваться как переход от чисто теоретической
способности к практическому понятию о свободе. Получаемое таким
образом понятие о целесообразности указывает, какой должна быть на-
ша субъективная рефлексия о предметах природы. Оно мыслится по
аналогии с практической целесообразностью человеческой деятель-


50
ности, но по существу отличается от нее. И хотя в результате этого
разум осуществляет трансцендирование за пределы чувственности,
такое расширение не дает нам возможности «конститутивного»
применения. Однако посредством понятия целесообразности
теоретическое познание все же имеет «регулятивное» применение: оно
дает нам идею единства явлений природы, согласную с эмпирическими
законами.
8. Практический разум, по Канту, имеет первенство по отношению к
разуму теоретическому. Он способен осуществлять трансцендирование
за пределы опыта с целью обоснования своих моральных правил и
законов. При «регулятивном» применении разум имеет целью привести
к высшему систематическому единству посредством идеи целесо-
образной каузальности высшей причины мира. Состоит это применение
в том, что такое единство рассматривается в качестве идеала, к
которому должно стремиться и который в высшей степени способен
наводить ум на гипотезы, но на который нельзя смотреть как на
реальность, утверждаемую a priori. При «конститутивном» применении
трансцендентальных идей, считает философ, нам даются понятия тех
или иных предметов, с помощью которых происходит упорядочение
опыта. И при регулятивном, и при конститутивном применении
трансцендирование практического разума осуществляется, по Канту, как
развитие и совершенствование отдельного индивида, личности и как
развитие и совершенствование всего общества, человечества в целом.
Основные результаты исследования отражены в 32 публикациях ав-
тора общим объемом 80,75 п.л.

Монографии и главы в монографиях
1. О логическом тождестве «плана шести книг» К.Маркса и «Науки
логики» Г.Гегеля. Нижневартовск, 1990 // Деп. в ИНИОН АН СССР
№ 43875 от 07.02.1991. 88 с. (4,0 п.л.).
2. Классическая философская антропология: И.Кант и Л.Фейербах.
(От трансцендентальной антропологии И.Канта к туизму Л.Фейербаха).
Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, Нижневартовск: Изд-во Нижневарт.
пед. ин-та, 1995. 239 с. (15,0 п.л.). <В соавторстве с К.Н.Любутиным).
3. Натуралистический антропологизм Нового времени // Философская
антропология: Историко-философский анализ: Коллективная монография /
Отв. ред. Р.А.Бурханов, К.Н.Любутин. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та,
Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пед, ин-та, 1997. С. 42—56. (0,95 п.л.).
4. Философская антропология И.Канта // Философская антропология:

<< Предыдущая

стр. 9
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>