<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Прошли годы, вырос герой этой истории, рассказанной Гербертом Уэллсом, и все мечтал снова увидеть свою зеленую дверь...
А вам, уважаемые читатели, она не встречалась? В самые неожиданные минуты, когда надеяться на спасение уже нечего. Ну-ка, гляньте на ситуации, вычитанные из достоверных источников: не с вами ли все это приключилось...
...Берег океана. Только что закончились съемки научно-популярного фильма, киношники сворачивают аппаратуру. Ассистент оператора решил напоследок искупаться. Отплыл от берега метров на пятьдесят, смотрит — летит на него стая акул... Слинять невозможно — не успевает. Хищники в двух шагах, оскалили свою стоматологию... И вдруг что-то случилось: остановились как вкопанные. Шастают вокруг парня, тычутся носами в его бока... не находят! Так и уплыли ни с чем.
...Самолет падает с высоты пять тысяч метров. Погибли все — экипаж, пассажиры... Кроме нее: Валя отделалась ушибами.
...Чернобыль. Первые дни после аварии. В самом пекле орудуют обреченные люди — они не доживут до конца года. Один из них, полковник Д., здравствует по сей день. Не подхватил ни рентгена, хотя был защищен не более остальных...
Сразу договоримся: ни жители Сириуса, направляющие землян, ни ангелы-черти здесь ни при чем. По нашему глубочайшему убеждению. Просто однажды оказывается, что зеленая дверь — вот она, рядом. Туман, застилавший очи, расходится, нужно дернуть за веревочку и...
...приходят решения, которые не давались годами...
...недуг, снедавший нещадно тело, покидает его сам по себе...
...мы рождаемся заново — для свободного творчества, в чем бы это ни проявлялось — в создании реального регреtuum mobile или изготовлении щей, не вкушенных еще человечеством.
— Везение! — комментарий Иван-Иваныча. — Счастливая случайность.
Нет. Случайность — исключение из правил, а зеленая дверь — это правило. Исключением является все остальное, то, что требует усердия, преодоления, поисков, борьбы. Картина, которая открывается после такой исступленной деятельности, — всего лишь следующий эпизод нашего житейского «телесериала». Очередная клетка для птички, разбивающей клюв о железо замков.
Как же миновать эти замки? Как высмотреть в многоцветной палитре всяческих дверей именно ту — зеленую?
В известной сказке про Али-Бабу хитроумная Фатима, чтобы сбить со следа разбойников, пометила входы во все дома крестиками. Совершенно одинаковыми. Выбирать, сортировать, разделять стало нечего: пропал азарт...
Это похоже на то, что предлагает СИМОРОНСКАЯ СИСТЕМА: сделать встречные двери зелеными. Точнее — убедиться, что они таковыми изначально являются. И только добровольный человеческий дальтонизм придает им другие тона.
Наш дорогой Иван Иванович — тому подтверждение. Заблудился; забыл волшебное «сим-сим». Потерял золотой ключик... Так что имеет смысл вернуться к началу событий. К моменту, когда И. И. не успел еще оглянуться на окружение. Не успел усомниться в своей уникальности. И провозгласил первый решающий меморандум... может быть, о том, что не будет в его биографии шаблонов, клише, повторения чьих-то бед или радостей. Что зеленая дверь его будет всегда распахнута...


ШПАРГАЛКА 2

Все. Занавес опускается. Было обещано коротко изложить Симорон — мы выполнили обещание. Еще короче? Пожалуйста. Помните, как в фильме «Бриллиантовая рука» динамично излагается содержание второй серии — «Костяная нога»? Попытаемся в том же стиле...
«Однажды на свет появился Иван Иванович.
- В чем уникальность моего прибытия? — сказал он себе. — Повторилось то, что тысячу раз уже было...
Нет. Мы рождаемся для свободного творчества, в котором не будет плагиата, чужих стандартов, повторения чьих-то бед или радостей...»
Дальше можно не пережевывать. Закрыть книжку.





Или... если уж очень хочется... открыть. Надолго. На долгую, долгую жизнь.





КУШАТЬ ПОДАНО

В Симорон принято не входить, а вбегать. Влетать. Врываться. В испарине. С криком «SOS!..»
Представьте себе: сидим мы вдвоем, Петра и Петр, пьем чай, закусываем «Киевским» тортом (в Киеве, как известно, ничем другим не закусывают). И вдруг на пороге...

ДЯДЯ В ЛЕТАХ. Не могу прокормить себя и семью...
БАРЫШНЯ. У меня — как в песне: девушка плачет, жениха все нет...
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Сердце шалит. Боюсь инфаркта...
ГРАЖДАНКА. Теснимся с детьми в одной комнатушке...
БАБУЛЯ. Ночами не сплю: кошмары...

Так, так... В подобных случаях лучшее лекарство - наш торт. Желаете разрешить проблемку? Отведайте — и все, что мешает жить, исчезнет. Уйдет. Рассосется.

Делимся по-братски с гостями. Ничего, у нас «Киевскими» два холодильника забиты. Ждем. Предвкушаем... Сейчас заалеют щеки, закустятся от удивления брови...
Ни в одном глазу. Те же слезы, скупые мужские и щедрые женские. Охи и ахи... В чем дело? Может, продукт попался некачественный? Как же — штамп ОТК, свежая дата. Обмана нет...
Допрос с пристрастием.

Протокол №1
— Итак, дяденька, по каким таким причинам семья голодает?
— Бабок недостает.
— А вы их искали?
— Искали.
— Может, не там искали?
— Может. Тычемся-то наугад, вслепую...
Протокол №2
— Барышня, а барышня... Замуж пора?
— Давно. Пересидела. Смотрю на дверь, жду: откроется и войдет он...
— Уверены, что войдет именно в эту дверь?
— Другой не знаю... Не вижу...
Протокол №3
— Проблемы с сердцем?
— Они.
— Лечимся?
— Без толку Не найду эффективного средства. Где оно лежит, на какой полке?..
Протокол №4
— Негде жить, гражданка?
— Пять человек на двенадцать квадратов. Хоть головой об стенку..
— Непробиваемо?
— Железобетон!
Протокол №5
— Говорите, бабуля, кошмары...
— Мертвецы, призраки. Стоит глаза сомкнуть...
— Пытались избавиться?
— Возможно ли?..

Сделаем перерыв в заседании и обратимся к вам, досточтимый читатель. Впрочем, вы ведь сейчас, в данную минуту, наверняка в единственном числе: кресло, глаза, руки, в руках эта книжка... Как-то не к месту официальность. Что, если с ходу — на брудершафт? Не возражаешь? О'кей! Видишь, насколько все проще стало...
Итак, не вписываешься ли и ты, друг, со своими житейскими темами в оглашенный выше список? Не звучат ли частенько и в твоей душе слова: не знаю, не вижу, не могу? Не натыкаешься ли десять раз на дню на запертые ворота, проход через которые не просматривается?
Эти вопросы, конечно, адресованы не тем, кто, пробежав предыдущую главку, вооружился, наподобие Фатимы, мелом и стал метить все преграды. Приватизировал, так сказать, право на входы и выходы.
Давай-ка посмотрим, как получается, что мы с тобой оказываемся перед этими воротами. И подумаем, что сделать, чтобы они раскрылись.
Выйдем во двор. Детская площадка-песочница. Народ, который пешком под стол, возится с экскаваторами и вездеходами, сооружает дворцы и храмы... Вдруг чьи-то слоновьи ножищи прошлись небрежно по стройке, развалив, втоптав в землю надежды архитекторов. Всплеск негодования-огорчения в виде коллективного рева...
Что ж, не останемся безучастными, поможем юному человечеству, восстановим попранное. Три-четыре-пять — и все снова счастливы.
А теперь представим себе то же, но — в масштабе. Бо-ольшая песочница, пустыня Сахара. Среди океана дюн и барханов — цветущие острова-оазисы, плоды рук поколений... И вдруг налетает какой-нибудь самум, в считанные минуты причесывая всю эту красоту под «ежика». Нам не привыкать, три-четыре-пять — и...



Не получается? Как так? Почему?
ГОЛОС ЧИТАТЕЛЯ. Мы слишком крохотны — не хватает сил, расторопности...
Иными словами — бесправные участники спектакля, который поставлен грозными стихиями. Мечемся, тычемся в тупики...
Вернулись к дворовой площадке. Здесь мы с тобой — гаргантюа и Пантагрюэли. Нам сверху видно все. Стоит кому пошалить, как...
Есть у тебя под рукой ватман, краски? Запишем торжественный лозунг и вывесим на видном месте:

________Если мы хотим жить,___________
_____не ожидая никаких подвохов_______
_______от обстоятельств, нужно________
_____РАСШИРИТЬСЯ, ВЫРАСТИ из них –____
_______так, чтобы они оказались_______
______ВНУТРИ обозреваемого нами_______
____________пространства._____________

Наблюдаем сомнение в твоих глазах: легко сказать — вырасти... Как это реально осуществить?
Но подумай, друг-товарищ... всегда ли мы с тобой пребывали в роли гонимых ураганным ветром былинок? Не было ли в нашей жизни периода, когда пустыня выглядела для нас детской песочницей? Если бы данное предположение приобрело статус факта, достаточно было бы просто вернуться на исходные позиции...
«Гипотеза — и не более», — скажешь ты. Согласны. И предлагаем проверить ее, гипотезу С каковой целью пройдемся по твоей биографии в возвратном направлении...
Впрочем, начнем не с тебя. Вспомним, что рядышком в деликатном молчании присутствует энное количество наших гостей, зазря вкусивших киевского торта. Продолжим с ними дознание.

Протокол №l-a
— Напомните, дяденька, что привело вас в Симорон?
— Я же говорил — безденежье.
— Ай-яй-яй... Как думаете, до вас человечество сталкивалось с такими проблемами? Или вы первый?
— Какое там первый... Тысячи, миллионы...
— Выходит, вы включились в известный уже ритуал. Нарисовали в своей жизни беду, которая многократно была нарисована прежде, другими... То есть - как бы скопировали ее у других...
Протокол №2-а
— Вам не удается создать семью...
— Не удается.
— Вы не оригинальны.
— Нет, конечно... Многие одиноки...
— И вы решили присоединиться к их печальному опыту?
Протокол №3-а
— Молодой человек озабочен своим сердцем...
— Понимаю. Хотите сказать, что я вольно-невольно следую тем, кто болел до меня...
— Разве не так?
Протокол №4-а
— История с жильем...
— ...которого нет. Жизнь поступила с нами жестоко...
— ...как и с несметным количеством бездомных. Какие вы по счету в этой шеренге?..
Протокол №5-а
— Монстры донимают бабулю...
— Кровь пьют...
— Им все мало? Мало тех, кто дрожал перед ними столетиями? И у кого вы позаимствовали свою дрожь...

Заметь, читатель: перед всеми одна задача — подсмотреть в щелку к соседям, заполучишь то же, что имеется и у них. Никто не ставит целью, скажем, перетереть на мясорубке крышу своего дома и заварить из этого порошка кофе по-тюменски. Или научить своего хомяка играть Девятую симфонию Бетховена на стиральной доске. Хотя, если бы процентов двадцать-тридцать землян специализировались в этих направлениях, подражатели непременно сыскались бы. И в немалом количестве...
Извини, но ты... не Иван-Иваныч? Да, да, тот, который... Ты себя к числу плагиаторов не относишь? То, что происходит в жизни с тобой, никогда ни с кем на свете не происходило? Все твои страсти-мордасти первичны, не являют собой повторение чьих-то желаний, заданий, ожиданий?..
Мы обещали прогуляться по твоей биографии. Попятимся назад, в малолетство... Ты тянешься ручками из коляски-кроватки — туда, в загадочное пространство, где непонятные существа свободно маневрируют, не привязываясь к одной точке. Скорей бы встать на ноги, перемещаться по белу свету, подобно им... Почему же, скажи, тебя не устраивает ползание или движение на четвереньках? Не потому ли, что рядом, вокруг — двуногие?,. Еще раньше, в колыбели, вокал на тему: «Дайте соску, смените пеленки!..» Не знаем слов человеческих, но запросы человеческие уже звучат во весь голос. А рождение, появление в мире? Ты же вышел из материнского лона не в виде каракатицы или баобаба — как бы заранее примерился к роду людскому! А предшествующее этому событию зачатие? Как так получилось, что две клеточки — мужская и женская — соединились в прообраз именно будущего Нота sapiens'a? Откуда им было знать, как должен выглядеть этот homo?..
Смотри, до чего мы дотанцевались... Прочертив прямую линию от сегодняшнего твоего портрета к его истокам, обнаружили, что и там, в начале начал, ты занимался тем же — присматривался к другим, обезьянничал, надевал на себя их одежки... Но ведь тебя, как такового, не было! Кто же присматривался, кто обезьянничал?..
Сейчас ты откроешь рот и четко все объяснишь. Ответ лежит на поверхности, правда? Уж сколько раз твердили миру: неким верховным силам зачем-то понадобилось вылепить наши личности и прописать их в человеческом обществе. О чем рассуждать, господа? Все мы - зависимые существа, бесправные исполнители чьей-то воли... Прекрасно. На этом наше исследование закончено. Можно благополучно плыть дальше — в направлении кладбища...
Одну минуту. Рекламная пауза.
Скажи-ка, товарищ-друг, прозвучавшие только что идеи принадлежат тебе? Рождены персонально твоими извилинами? Или так же успешно списаны у соседей по племени, как и все остальное? Если бы ты появился на свет внутри герметичной бочки и каким-то образом произрос в ней, скажи, пришли бы тебе в голову мысли о Демиурге, Мировом Разуме и т. п.?.. Нет, нет, боже тебя упаси заподозрить нас в махровом атеизме: просто мы не знаем, как устроен Универсум, и не хотим копировать чьи-тю представления на этот счет.

Будем последовательны в своих наблюдениях - этого, ей-богу, окажется достаточно, чтобы постичь многое...

Так вот, опираясь на вышеизложенные факты, не следует ли сделать вывод, что ты был на свете до того, как в любовном объятии сплелись мамина и папина частички? Причем, был именно ты — индивид, особь, не имеющая еще, правда, привычного материального облачения. Если бы нам захотелось в ту пору найти тебя в околосолнечном пространстве, нынешние паспортные данные вряд ли сгодились бы: они ведь характеризуют нечто конкретное, осязаемое, а не бесплотную «эманацию»...

Но, допустим, нашарили мы это облачко, дымку, приперли к стене: ты кто?
Женщина али мужчина?
Сколько вам лет, дорогуша?
Каков анализ мочи?
Объем талии?
Предвыборная программа?..

Убеждены, что все эти наши подачи остались бы без ответа... А сейчас у тебя ответ на них есть? Точно есть?..
Некогда Кобо Абе, японский фантаст (словно они сговорились, фантасты) сочинил повесть «Совсем как человек». На Землю прилетели с Марса исследователи, которые настолько растворились среди людей, что напрочь забыли о своем происхождении. Сюжет разворачивается в доме одного из таких «заблудших»: строгий инспектор-марсианин пытается любыми средствами восстановить в сородиче память. Бесполезно: тот считает себя исконным землянином...
Так и мы все: с чистой душой заполняем анкету из ста сорока пунктов, каждый из которых требует врать, врать, врать...
Как же нам назвать себя, друг-товарищ, как обозначиться в дочеловеческом — незакамуфлированном своем исполнении? Для удобства, условно, дабы отличать паспортное я от «марсианского» Я? Пусть это будет придуманное слово — СИМОРОН. Никакой такой Симорон, не имеющий вкуса, цвета и запаха.
Фигурально можно представить себе «клювокрыла», пролетающего над нашей планетой, с пассажиром-туристом из неведомого Космоса. Может быть, он проследовал бы себе мимо... но что-то его заинтересовало.
Поставь себя на место этого «марсианина»: пестрая земная суета, какие-то букашки шастают туда-сюда... Чем это они занимаются? Голову даем на отсечение — не догадаешься. Потому что, быть может, нигде больше в мироздании такого явления нет. Итак, раскрой пошире уши (или что там их у тебя заменяет)...

______________ОНИ - ЕДЯТ!________________

Едят воздух — каждое мгновение, наяву и во сне, в сознании и в беспамятстве...
Едят воду, не в силах прожить без нее двух дней...
Едят тела, зверей и растений, прерываясь лишь на переваривание этих тел...
Едят круглосуточно чувства и мысли существ, подобных себе...
Тотальная зависимость от условий существования на этой планете, постоянная забота о добывании пищи разного рода, вечный страх нехватки ее — вот что такое жизнь на Земле.
У туриста, если бы ты им был, глаза полезли бы на лоб (или что там его заменяет):
— И что, ничего другого в здешнем репертуаре нет? Никаких иных тем?
Никаких! Что бы ни затевалось — работа, торговля, изобретения, врачевание, строительство и разрушение, мир и война — все это лишь блюда в «общепитовском» меню человечества.
— Странно... Зачем есть друг друга — ведь Вселенная сыта сама собой... Неужели они этого не видят?
Не видят, наверное...
— А может... в этом их занятии есть какая-то особая прелесть? Может, и мне стоит попробовать?..
Не ручаемся точно, но что-то подобное из твоих «уст» тогда прозвучало. Роковое решение принято, остались детали: в каком облике появиться на планете, какую выбрать расу, нацию, пол... Объектов для подражания, экипировки — тьма тьмущая, прыг в назначенную координату!
Так или примерно так сворачиваем мы со своего магистрального пути на космическую обочину, соблазнившись непостижимыми играми ее населения. И — запускаемся во всеобщую земную трапезу, выступая периодически в ролях то едоков, то их пищи.
Пока ты пережевываешь это сообщение, обратимся к нашим давешним гостям.
Теперь вы понимаете, друзья, почему не сработал торт? Слишком мощный панцирь надели мы на себя, панцирь, сплавленный из множества заимствованных, чужих целей, задач... Увидеть сквозь эту толщу проходы-выходы — непросто. Все вокруг настолько вовлечены в «кулинарные» процедуры, настолько ослеплены ими, что полагают: это и есть реальность, и, куда бы мы с вами ни сунули нос, какие парсеки ни преодолели, — повсюду будут слышны запахи той же «кухни». Но стоит сделать всего лишь шаг в сторону, как слетают шоры, шторы, шорты и фиговые листки и становится очевидной эфемерность наших представлений...


ШПАРГАЛКА 3

Контрольный вопрос: обязательно ли участвовать в данном шоу в качестве беспомощных персонажей?

Варианты ответа:
а) никуда не денешься;
б) назад дороги нет;
в) жизнь дается человеку один раз, и прожить ее надо...
г) ну что вы ко мне пристали?

Мда... Ни одна из таких отговорок не тянет даже на копейку. В любой валюте.
Хорошо, сыграем в игру попроще — в шахматы. Морщины на лбу просвет в очах: «е-2 - е-4»! Почему, однако, не вскакиваешь на доску не перемещаешься по клеткам ногами? А-а, ты не слон, не ладья, не пешка... Отсюда, со стороны, наблюдаешь возможности, закрытые для «взора» этого войска, и используешь их для создания выигрышной обстановки?
Что ж, раз уж ты выбрал такую независимую позицию, сделай следующий шаг Раздвинь в своем личностном психофизическом пространстве игровые границы, восстановись в качестве космического гуляки, который, увлекшись некогда тем, что происходит на этой планете, отклонился от своей симоронской трассы и спикировал к здешнему «столу».

Варианты вопроса по данному поводу:
а) произошло это буквально?
б) или не произошло?
в) метафора это?
г) или исторический факт?

Ответ: не имеет значения!
Если ты поднимешься в своем сознании, мироощущении к той позиции, с которой началось описываемое падение, расширишься до параметров своего исходного Я, ключ ко множеству житейских ситуаций, кажущихся неразрешимыми, найдется сам по себе.




И не только это найдется... Высотность предрасполагает к тому, чтобы увидеть в низовьях отблески той же высотности. Как сказал один знакомый шестилетний молодой человек, наблюдавший за отражением облаков в воде: «Небо в реке утонуло, а поэтому можно сразу и летать, и плавать». Так просто... Просто взять и соскоблить с земной карты случайный наружный слой, прорисовать на ней то, чего карта эта никогда не знала: маршруты далеких миров. Что уж никак не лишне для тех, кто путешествует здесь по непроходимым болотным тропкам.
В твоих руках — эстафета собратьев, наследство, которому нет цены: баранка вселенского вездехода. Если когда-нибудь обнаружится, что рамки, предписанные местной автоинспекцией, очень уж для этого транспорта тесноваты, — что помешает тебе повернуть туда, где ждет вольготная безграничность? Или — безграничная вольготность?..





ВПЕРЕДИ ПАРОВОЗА

По мере продвижения по житейскому лабиринту мы лепим собственную личность — противоречивую мозаику тех или иных черт, красок, свойств, присущих нашему окружению и сканируемых у него. Чем больше в нашем характере отражены элементы этого окружения, тем основательнее отдаляемся мы от своего «клювокрыла». Следы теряются, затушевываются — как найти дорогу обратно?..
Логика подсказывает: прежде всего желательно прекратить, наконец, коситься на встречную публику, перенимая на всякий пожарный ее ужимки. Если все же страсть к обезьянничанию не затухает, придется заняться ее искоренением целенаправленно. В надежде, что вместе с водой выплеснем, может быть, и «ребенка» — уже намотанные на себя хвори и прочие несуразицы.
Какие у нас просматриваются в этом плане возможности? Ага, вот классический вариант. Схоронимся от всех в пещере, пустыне, защелкнем окна-двери, посидим так с десяток лет... М-да, На одиннадцатый год выходим, смотрим: ложки-вилки за это время отменены, люди спят не на подушках, а на кадушках. Беда! — как же теперь общаться с народом? Придется учиться заново...
Хорошо, давайте по-другому. Хочется сесть на стул — поступим наоборот: водрузим стул на себя. Все ходят ногами — будем ходить на головах. Читать книжки с конца. Хрюкать, гоготать, щебетать... Снова м-да. Ибо описанное не противопоказано человеку мыслящему. Часто даже способствует его пищеварению и имиджу...
Третий рецепт. Вооружаемся мечом или кувалдой, при первой же провокации на захват нашего внимания лупим, дубасим не глядя. Одни ошметки кругом — нечему подражать... Или мирный способ. Заслонимся от всех и вся щитом — элегантной идеей типа: «Все дхармы пусты, хоть шаром покати». Никакая собака не проникнет—извилины расшибет... Беда лишь в том, что и меч, и щит взяты из того же арсенала, что и другие этикетки-наклейки. Кто научил нас пользоваться кувалдой? Героический сантехник дядя Митя. Кто вбил в голову «пусто-пусто»? Соседка Рама-Брама, в девичестве Ксюша. Ну не наше все это, блин, чужое это хозяйство: кто-то наварил, нажарил, а мы травись...
Словом, ни прятаться, ни сражаться, ни выкручиваться — ничто не проходит.

_____Сколько бы мы не возились_________
______со своей ПОВТОРЯЕМОСТЬЮ,_________
___пытаясь что-то в себе изменить,_____
______стать не такими, как все, -______
__в конечном счете оказывается, что____
__мы лишь укрепили, упрочили нити, ___
____которые держат нас в паутине.______

Единственный выход...
Представь себе, друг-товарищ,.что ты находишься в большом, просторном помещении. Удобно, уютно, ничто не мешает работе, движению, отдыху. На стенах обои приятного тона, рисунка,... Но вот как-то ты заглянул к приятелям, увидел модный интерьер и решил изменить свой, чтобы в духе времени, так сказать. От нетерпения использовал для «подстежки» прежние обои. Через год или месяц — новые впечатления, новая переклейка... Потом еще и еше...
Однажды обнаружилось, что перемещаться в пространстве, дышать стало тяжко: массивная толща драпировок сжала его до объемов камеры-одиночки в китайской тюрьме. И это не предел — ведь обработка стен продолжается. Скоро в этом склепе совсем не останется места — он вытолкнет тебя наружу, на вольную волю...
Сообразил, к чему мы ведем? Если не получается соскрести, сбросить взятое «напрокат» у других, нужно просто выйти из душного, тесного помещения на свежий воздух. Не выйти — выскочить, катапультироваться, как при пожаре или землетрясении. Но для этого огонь должен разгореться вовсю: если он только тлеет, мы будем упорно сидеть в своей камере, тихонько брызгать водичкой и разгонять дымок...
Как долго приходится ждать аварийной ситуации? Возможно, десятилетия... И когда, наконец, представится случай, у нас, скорее всего, не окажется уже сил. Да, взрывная волна выбросит из тюрьмы, но — куда? В могилу...
Так вот, читатель. Катапультируемся заблаговременно. Не дожидаясь катастрофы.
Каждый из нас имеет в своем игровом репертуаре море замыслов, планов, которые «украдены» у других. Исполнение их по этой причине наталкивается на барьеры. Для достижения в своей жизни ожидаемого благополучия приходится заниматься их преодолением. За одними преградами вырастут другие, на борьбу уйдут годы...
Что ж, воспользуемся этой своей целеустремленностью: утолим, наконец, жажду успеха!
Сыграем игру так, чтобы тут же, не отходя от кассы, получить максимальный выигрыш!
Чтобы на нашем лице было написано: тот, кому несказанно везет!
Чтобы тишина вокруг взорвалась аплодисментами...
...городские площади украсились монументами в нашу честь...
... а учебники истории — летописью нашего супер-взлета!
Полагаешь, шутка?
Извини: на шутки нет времени. Потому что сейчас приоткроется завеса над первейшим симоронским секретом под названием самообгон.
Итак, у нас появилась проблема...

__Незамедлительно начинаем мечтать,___
__как могли бы развиваться события____
____в случае, если бы все вокруг______
_____сопутствовало нашей удаче._______

Уважаемые гости еще не ушли? Ну да, как уйти, когда такая каша заварилась... Что ж, вспомните о своих неурядицах и...
ДЯДЯ В ЛЕТАХ. Мечтаю прокормить себя и семью... Читаю в газете объявление, прихожу на фирму, где требуется работник моей квалификации, — поздно, уже приняли другого. Иду в бюро трудоустройства, говорят: ждите — пока ничего нет. Снова читаю газеты...
Скучное у вас завтра: сплошное повторение вчерашних неудач... Вы именно этого хотите?
ДЯДЯ. Нет, конечно... Это машинально. Пусть будет так: нахожу в газете объявление, прихожу, меня с радостью принимают, назначают на должность... Отличные условия, высокий оклад...
И что дальше?
ДЯДЯ. Ничего. Больше мне ничего не надо...
Скромновато. Привыкли к нищете — и ограничиваете себя даже в мечтах... А ведь вас сейчас ничто не сдерживает. Так что расточительствуйте со смаком — по-купечески. Чтобы насытиться и пресытиться... Достигнуть желаемого горизонта и — шагнуть за него.
ДЯДЯ. Для чего это?
Когда мы чем-то объелись, мы еще долго не вернемся к блюду-виновнику. Может быть даже — никогда. И это - физиология, субстанция грубая, малоподвижная. Что же тогда говорить о душе — материи трепетной, тонкой...
ДЯДЯ. Не понимаю...
Ну, скажем, подумайте, как вы распорядитесь полученными деньгами, какие вас ожидают приятности...
ДЯДЯ. Во-первых, купим машину.
Одну?
ДЯДЯ. Семья небольшая — хватит одной...
Не забывайте — по-купечески!
ДЯДЯ. Хорошо, каждому по машине... А можно еще самолет — лично для меня?
У Рокфеллера есть — почему у вас быть не может?
ДЯДЯ. С личным пилотом. А на бортах — моя фамилия, золотом... В баках вместо бензина — шампанское. Пролетая над городами и селами, будем поливать...
Вы утолены?

<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>