<< Предыдущая

стр. 3
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ДЯДЯ. По горло!
БАРЫШНЯ. И я хочу! Конечно, я не романтическая героиня, но «алые паруса» — это мое... Представляю, как рано утром - я еще сплю — мягкий луч скользнул по лицу.. Приоткрываю глаза: на фоне светящегося золотом прямоугольника-окна — радужный силуэт... Склоняется, касается устами моих уст... Потом поднимает на руки меня, подносит к окну... Внизу конь перебирает копытами... Прыжок — и мы верхом на коне... Летим... Мой суженый, мой прекрасный не выпускает меня из рук и походя целует, все тело целует... Прибываем в сталактитовую пещеру... искрящуюся... Прозрачный, парящий трон... Он усаживает меня... парит вокруг, наполняя пространство пением...
А расточительство где? Пока что сплошной сусальный рационализм. Количество дивидендов растет, но все они аккуратненько складываются в одну пачку. Сделайте, как Настасья Филипповна у Достоевского: бросьте пачку в огонь, чтобы полыхало красиво...
БАРЫШНЯ. На голос его слетаются птицы, подпевают, вся компания движется на съезд в Кремлевский дворец, исполняют «Гимн бригад коммунистического труда».
Браво!
ГРАЖДАНКА. Я тоже попробую... Являюсь десятый раз в райгосадминистрацию: нам положено, у нас все права! Узнают уже, не пускают... Хорошо, с черного хода. По пожарной лестнице. Проникаю в коридор, иду мимо кабинетов... Открываю дверь — казенная кухня, где для бюрократов пекут пироги... Беру обеими руками по чану с тестом, врываюсь в кабинет. Сидят, гады, глазки невинные... Запускаю им в фейсы тесто. Еще... еще... Белые маски. Глаз не видно, носа не видно. Задыхаются... Тычу зонтом туда, где должен быть рот, протыкаю дырки... Что скажете, зайчики? Подписать ордер желаете? Подпишите и посидите так до вселения нашего. Там посмотрим, что с вами дальше делать...
Что ж вы, так и оставите их, бедняг? С дырками?
ГРАЖДАНКА. Поняла. Втыкаю им в пасть букеты хризантем, отправляю на свадьбу в Нанайский национальный округ приветствовать молодоженов!
Видим в твоих глазах, читатель, недоумение...
ЧИТАТЕЛЬ. Вы говорили о выигрыше. Об аплодисментах и монументах... Но это же — чистый бред!
Конечно, бред! Обязательно — бред! Только у каждого — иной. Одному грезится в перспективе рай земной, другой движим воинственностью, страстью к битве, третий глотает слезы обиды, унижения... Соответственно, все создадут разные картины, но всегда — с собой в главной роли и непременно со сладостным happy end'oм: разгром поверженных недругов, либо их милость, либо явление Санта-Клауса...
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Можно мне? Сердце болит - ничего не помогает... Говорят, в Америке могут сделать операцию, но — где взять такие деньги? И вдруг дед предлагает: «Знаешь, Колян, я зарыл в саду горшок с брильянтами. Выкопай — и пользуйся...» (Вздыхает.) Нет, не верю... Откуда у деда бриллианты? Он же всю жизнь пахал маляром...
Кто автор данного произведения? Дюма-отец? Дарья Донцова? Что мешает придумать историю, устраивающую вас?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Сердце покоя не дает. Хожу медленно, держусь на поручни... Останавливается машина «скорой помощи», забирает меня. В этот день клинику посещает новоизбранный президент страны. Моя палата — первая на его пути. Подписывает указ об обслуживании меня по высшему разряду. Вся лучшая профессура в моем распоряжении, аппаратура из-за бугра...
Ну? Почему пауза? Вы же явно недоговариваете...
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Воображение отказывает.
Естественно, ведь вы все же оглядываетесь на «возможно-невозможно»... Вначале это не возбраняется: отрываемся от наработанных реалий, как бы нащупываем дорожку к выходу.. Все должно быть убедительно для сочинителя. Теперь — сам вьход, стремительный взлет. С преснятиной покончено. Слышали когда-нибудь игру на гармошке — неспешную, спокойную? То же самое в сжатом виде: бурно сдвигаются меха, осыпаются полутона, гремят одни аккорды... В драматургии самообгона это выглядит как ги-пербола, гротеск — фантасмагорическое нагромождение событий. Вспомните опыт классических хвастунов — Хлестакова, Мюнхгаузена, капитана Врунгеля... Хвастайтесь своими успехами!
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Накаркаю - не сбудется.
Безусловно, не сбудется. Хвастовство — это и есть самообгон в чистом виде. Только обычно люди переживают по этому поводу, зажимают рот себе, а мы с вами раскрываем его пошире и выплескиваем фонтаны вранья. В итоге






жизнь преподнесет нам нечто куда более существенное. Исчерпав свои пустые ожидания, мы видим реальные перспективы, которые нам и не снились...
Ну-ка, добавьте масла в кашу, с избытком... Что будет после вашего выздоровления?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я — экспонат мировой медицины. Как Шариков в «Собачьем сердце». Меня возят из страны в страну... в специальном вагоне... с джакузи... и персональным кордебалетом... девочки все topless... сверху и снизу...
Снова слышим читательский протест...
ЧИТАТЕЛЬ. Внушай себе не внушай, от пустопорожних сказок болезнь не перестанет называться болезнью.
А кто сказал, что перестанет? У нас другая цель:

___в коротком забеге израсходовать_____
__весь запас энергии, предназначенной__
___для исполнения данного хотения._____

Представь себе такую аналогию... Матч века, тысячи людей устремились на стадион, мы в том числе. Приближаемся ко входу — и вдруг вспоминаем, что оставили дома, в ворохе одежек, включенный утюг... Оборачиваемся, пытаемся протиснуться назад сквозь напирающую толпу — куда там! Выхода нет: если мы не хотим, чтобы сгорел дом, помчимся через стадион, город, страну, континент, обогнем земной шар, окажемся у своего жилища с тыла...
Конечно, здравый смысл подскажет: можно же двадцать раз свернуть на пути и добраться до дома по более короткому маршруту... Но где он, этот трезвый голос, кто расслышит его в ажиотаже такого спринта? Нас несет, безоглядно несет! Примерно так, как если внезапно резко останавливается автобус — пассажиров швыряет вперед... Догадываешься, какова скорость, с которой мы будем лететь к своему утюгу, каковы те силы природы и социума, которые должны будут нам помогать, дабы мы выполнили задачу... А теперь — самое главное: набрав эту сумасшедшую скорость, мы пролетим сквозь дом без остановки!
Вот что такое самообгон. Как бы обгоняем реальное течение жизни. Перипетии, которые в реальности могли бы кваситься сто лет, сгущаются здесь в концентрат, прокручиваются в считанные минуты. Финал — чувство, описанное выше: пресыщение житейской игрой, нам становится смешно или скучно... Но ведь любые игры такого рода сходны, как близнецы: стоит подойти к завершению одной из них, как исчерпается потребность участия в этих играх в принципе!
В эти минуты мы приближаемся к границе своего экскурсионного тура. Еще шаг — и общепит окажется позади, мы обнаружим себя в исходной, дочеловеческой координате и... сможем родиться заново!

__У нас появится шанс начать жизнь__
__еще разок - прямо с этого пункта,_
____но - без подражания здешним_____
___аборигенам. Двинуться по своей___
__собственной, принесенной оттуда,__
___из Космоса, маршрутной карте.____

ЧИТАТЕЛЬ. А как же утюг? И дом? Пусть горит синим пламенем?
Не сгорит. В этой новой фазе нашего бытия никаких пожаров не может быть в помине. Огонь или вообще не подберется к дому, или лизнет его ласково и улетит... Все проблемы теперь решаются сами по себе и, как правило, с той стороны, которую мы и не замечали.
Впрочем, не будем спешить: это тема следующей нашей встречи, обещающей море открытий....
БАБУЛЯ. Не очень верится... От чудищ, которые грезятся ночью и днем, так просто не избавишься. Вот они, в темном углу — лохматые, страшные, крылья развеваются... Паду на колени, буду молить о снисхождении... Что мне сделать для вас, чтобы отпустили?..
Не пойдет. Не останавливайте себя, не ждите от них подсказки. Нарисуйте сами исход, который устраивает вас...
БАБУЛЯ. Ну, я... постригла их аккуратно, причесала. Одела в чистые костюмчики с бантиками. Построила шеренгой и разучила с ними танец маленьких лебедят... Все?
Это - первая серия фильма. Теперь — вторая: что было после того, как они станцевали вам?
БАБУЛЯ. Отправила их в армию — послужить... Армия дисциплинирует, превращает в настоящих мужчин. Там они проявляют себя как герои: отвоевывают у американцев Аляску, помогают заселиться нашим бомжам, те выращивают на целине невиданный урожай, цены на хлеб падают... Но...
Что случилось? Почему слезы на глазах?
БАБУЛЯ. Жалко стало... бомжей... трудятся в поте лица, спать некогда... Так... новая проблема. Стало быть — новая порция самообгона. Придумайте себе утешение.
БАБУЛЯ. Ну, пусть слезы мои станут жемчужинами... уже стали. Дарю их бомжам, украшаются, по вечерам на балы ходят...
А как ведут себя бывшие чудища?
БАБУЛЯ. Маршируют день-ночь. Чтобы не потерять форму...
Можете пристроиться к ним. Потому что достигнут пик вашего взлета. Торжественное шествие на пепелище скопированных проблем, ложных желаний...
ЧИТАТЕЛЬ. Что же, все человеческие намерения -ложны? Все чаяния, все идеи...
Мы этого не утверждаем. Среди замыслов наших, безусловно, есть и такие, которые порождены присутствующим в нас — независимо от того, помним мы об этом или нет, — «марсианским» началом. Естественно, препятствий их исполнению нет.
Хочешь проверить? Сформулируй какое-либо желание... Полетать на ковре-самолете? Запросто. Ковер в доме есть? Завалящая циновка хотя бы... Не взлетает? Как это не взлетает, если стремление данное выстрадано, соответствует коренным задачам жизни твоей... Ах, не соответствует. Ну, тогда выскажи что-нибудь всамделишное. Не задумываясь, не копаясь в ворохе своих долгов и фингалов.

Сдать на «отлично» экзамен? Что ж, отправляйся, мы подождем. Сходим пока в салон красоты, маникюр с педикюром давно не делали...
...Ну как? Удивлен? Чему ж удивляться, если это — как воздух, которым дышим, не давая себе команды. Просто дышим. И просто сдаем экзамен.
ЧИТАТЕЛЬ. Но я до этого завалил два экзамена... Значит, не стоило вообще готовиться к ним?
Пытаясь реализовать свои намерения, мы сразу видим — маша это программа или чужая. Чужая вырастает из вчерашних столкновений с обстоятельствами и заставляет нас распутывать узлы, образовавшиеся в результате этих столкновений. Только этим и занимаемся, запутываясь по ходу еще больше. Симоронские же побуждения не имеют в тылу вчерашнего игрового опыта и потому не связаны с освобождением от узлов и созданием новых.

__Наши ПРИРОДНЫЕ желания не встретят__
______преград ни на первом шаге,______
___ни на втором, ни на последующих;___
_____ЗАИМСТВОВАННЫЕ же наткнутся______
___на стены практически мгновенно.____

ЧИТАТЕЛЬ. В общем-то, да... Мне не хотелось, я пересиливал себя...
То-то и оно. Усилия неизбежно приведут к поражению, даже если на первых порах покажется, что мы одержали победу. В давнем фильме «Плата за страх» нужно было доставить многотонный опасный груз, дорога была — не подарок. Все машины, за исключением одной, взорвались. На обратном пути водитель ее, сбросив напряжение, позволил себе разгуляться по трассе и... разбился. Типичнейшая ситуация. Если для выполнения того или иного задания требуются особые затраты — душевные или физические, не дадим себе расходоваться реально — утолим эту потребность, придумывая пьесу под названием «Исполнение желаний». Ее длительность, жанр, характер устанавливаются каждым самостоятельно, но во всех случаях она доводится до кульминации плюс — чуть-чуть сверх того.
ЧИТАТЕЛЬ. После чего...
...после чего, очень может быть, тебе не пришлось бы вообще сдавать свои экзамены: нашлись бы другие, более значимые дела. Ну а если бы сдал, то «малой кровью»: скажем, попался бы единственный билет, на который ты знал ответы...
ЧИТАТЕЛЬ. И это теперь уже — закон? Стоит разок обогнаться — и исходная ситуация не вернется? Скажем, чертовщина, которая сто лет являлась бабуле, исчезнет напрочь?
Может и не исчезнуть. Мы любим оглядываться, возвращаться к утраченному, проверять, насколько надежны эти утраты. И — опять попадаем в старый капкан... Что ж, начинаем операцию с новой проблемой под названием: «Попадание в старый капкан».
Вообще, приступаем к самообгону, как только поймаем себя на очередном невыполнимом с ходу намерении. Но непременно намерении — жить. Ибо если человек устал от борьбы за существование, мечтает лишь о том, чтобы «все это поскорее закончилось», — вряд ли его увлечешь иными перспективами...
До поры до времени мы работаем с хотениями, касающимися только собственной личности (тематику забот о ком-то — в положительном или отрицательном плане — рассмотрим позднее). Потакаем своему стремлению искать радость там, где она не ночевала, пока автоматически не срабатывает «катапульта». На сцене гаснет свет, мы умолкаем, забыв о взятых на себя обязательствах поедать других, заимствуя их кулинарные рецепты, жевать, как корова, старые жвачки. И тогда...

ШПАРГАЛКА 4

Руки потянулись перевернуть страницу...
СТОП!
Внимательно ли ты прочитал предыдущую главу?
Разобрался в ее тезисах?
Проработал ли их детально на практике?
Добился в этом зримых успехов? Тогда — можешь дать рукам волю...
Если же не разобрался, не проработал, не добился — рекомендуем
не спешить.
Данная книга — не медоточивый роман, каждая следующая глава —
новый, подчас достаточно крутой поворот в сознании.
Может быть, имеет смысл еще недельку-другую потренироваться?
И лишь почувствовав, что пора менять коней, двинуться к переправе...

Напоминаем основное:
• Большинство наших желаний заимствовано у других людей. Поэтому исполнение их наталкивается на препятствия. Благодаря чему сразу можно определить—движимы ли мы своей природной программой или чужой. Наша не встретит преград, чужая же наткнется на стены.
• Если таковое случится, приступаем к самообгону. Рисуем себе воображаемую картину преодоления препятствий, максимального успеха. Как бы обгоняем реальное течение своей жизни, забегаем вперед. Собьггия сгущаются в концентрат, доигрываемый до конца в считанные минуты. Приходит ощущение насыщения житейской игрой — переизбытка, пресыщенности.
• Случайные, скопированные прихоти и капризы развеиваются, а все, что жизненно необходимо, приходит к нам само по себе.




* * *
Ты освоил содержание предшествующих страниц.
Не раз и не два проверил его в реальных событиях и обстоятельствах.
Убедился, что знаешь и можешь.
Никаких вопросов.
Потребность дальнейшего продвижения.
Готовность понимать, принимать и действовать.
Имеет ли смысл тебя удерживать?..





СИМПАТЯГА НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ

ЧИТАТЕЛЬ. Я тут последовал вашему совету. Прогулялся по разным своим желаниям, дошел до точки, до ручки... И вдруг почувствовал... нет меня! Утонул! Растворился! Пропал!..
БУРЛАНЫ. Поздравляем, друг!..
Судя по твоей возможной реакции на наш восторг, ты подумал, что мы получили наследство от тетушки с Мадагаскара. Или обучили, наконец, свою персидскую кошку Заю читать Саади в подлиннике, по-персидски. Нет, дорогой, причина этого упоения в другом...
Выходя из необходимости продолжать игру, освобождаясь от самообольщения, ожидания «чуда», мы, как уже говорилось, восстанавливаемся в своем масштабном дочеловеческом Я. Оказываемся там, откуда все проистекло и откуда четко видно, чем имеет смысл заниматься на данной планете. Или — не на данной...
Естественно, многим не терпится пощупать-понюхать себя в этом обновлении, определиться, назвать это нестандартное качество бытия.



Стоит дать команду, как из разных углов зазвучат голоса: Гармония, Совершенство, Дух, Бесконечность, Целостность, Пустота... Отдохните, сограждане. Сколько бы мы с вами ни припомнили таких красивых слов, все они будут взяты из человеческого глоссария, то есть из опыта, наработанного кем-то до нас.
Мы уже намекали на это? Что ж, приходится повторяться, так как привязные ремни используются соплеменниками бесконечно — по поводу и без повода. Давай, товарищ-друг, наберемся мужества. Если голый король гол, не станем делать вид, что на нем костюм от Versace. Или хотя бы плавки производства Черноуховской фабрики нижнего трикотажа. Если СИМОРОН невозможно поймать за хвост, не будем переживать, что он неслышим, неосязаем, неощущаем. Ибо этот факт внушает надежду, что все, проецируемое из этого источника, не бкажется покрытым плесенью вторичности.
Вот в чем причина наших оваций тебе! Нет тебя, говоришь? Нету рта и нет языка, которым можно прощупать во рту котлету? Бог с нею... Сейчас ты (тот, которого нет) продемонстрируешь кой-чего.
В момент завершения самообгона...
...когда чаша источаемой тобою патоки переполнится до краев...
...когда грудь коснется финишной ленты...
...безоглядно исторгни из себя то, что не имеет аналогов в твоем кулинарном опыте.
Ни в коем случае не озабочивайся данным намерением, не старайся его как-то обязательно реализовать — все случится само по себе. Просто возникнет вдруг озорное желание выкинуть фортель...
Какой именно? Ну, может быть... придумаешь паркет, который, если наступить пяткой, исторгает звуки, как Демис Руссос или Надежда Бабкина — в зависимости от инфляции на дворе. Или — изобретешь инкубатор, где вылупливаются бройлеры в тельняшках. Или — предложишь новую, перспективную модель авиалайнера, взлетающего при почесывании пассажирами живота. Словом, один из тех фортелей, которые перемещают человечество из пещер в президентские люксы.
Ну а как быть, если твое творение — вообще ни в какие ворота? Если среди бытующих понятий-терминов нет таких, которыми можно было бы его описать? Полагаешь, не по плечу? Проще, нежели сконструировать шнурки для ботинок.
Настройся морально: почисти лишний раз зубки, оплати счета за электричество и телефон. Исполни опять-таки самообгон. Наешься до отвала. После чего, не делая пауз, ткни фломастером в лист бумаги — поставь точку.
Но это не конец, это только начало...

____Вытяни из точки фломастером______
______линию - не задумываясь, _______
_____произвольно, куда поведет_______
____неконтролируемое_ побуждение.____
_Продолжая безостановочное движение,_
_вырисуй "загогулину" - плавный узор_
__из вьющихся, переплетающихся дуг.__

Все. Состоялось. Явления, равнозначного этому, в твоей биографии не было. Оно запомнится на годы. Потому что перевернет все твои представления, ощущения, весь мир. Прощай, мама, прощай, папа, прощайте союзники в борьбе за освобождение тарелок от пищи. Вернулся я на родину, шумят березки с кленами...
Откуда это известно? А вот, глянь на свое кой-чего... На рисунке отображено то, чем был занят взор до приостановки космического полета и спуска в плотные слои. Как бы фрагмент карты твоего маршрута, предшествующего названным событиям и охватывающего куда более обширное пространство.
Сравни теперь эту карту с путаными планами, по которым мы перемещаемся в дебрях планетарного лабиринта. Вообрази, будто вырисованные линии светятся, искрятся, как лед под коньками фигуристов. Если направить этот свет вниз, наложить эти линии на панораму знакомых нам по жизни дорог, совпадение вряд ли произойдет. Какими же будут твои шаги по земле, если не фокусировать зрачки на общепитовской дребедени, а продолжать двигаться в здешних условиях по этой — светящейся — карте? Будешь ли ты проваливаться в ямы-колдобины, натыкаться на стены, достанут ли тебя стрелы и вирусы, которыми вольно-невольно обмениваются те, кто сталкивается друг с другом на темной и тесной тропинке?..

______Движение nо такому броду_________
_____автоматически гарантирует_________
____непопадание ни в какие сети._______
_Всё, что необходимо для утилитарного__
___нашего существования, решается _____
___без каких бы то ни было усилий, ____
____беспрепятственно, само собой.______

Внимание всем постам!
Перед вами — документ, свидетельство дочеловеческого статуса нашего читателя.
СИМОРОНСКИЙ ПАТЕНТ, демонстрирующий право перемещаться по своей, не списанной у других жизненной траектории.
Сокращенно - СИМ-ПАТ.
Разговорно — симпатяга.
Предъявителю данного Документа обеспечивать «зеленую волну» по всем направлениям!
Однако... Если кто-нибудь сделает вывод, что за симпатягу сойдут любые каляки-маляки, его ждет разочарование. Фальшивка, подделка видна невооруженным глазом. Причиной ее может быть незавершенность самообгонной операции, когда, не дойдя до стадии насыщения игрой, мы спешим что-либо намалевать... Другой вариант. По окончании этой операции иногда возникает пауза: все ли мы исчерпали? не оставили ли чего-то на донышке? и что теперь делать дальше?.. Если не устранить этой озабоченности, она, Так или иначе, отразится в контурах нашего чертежа.
Попроси-ка друзей начертить загогулины. Мы тем временем перекусим: торт черствеет...
...Ну как? Готово? Показывай...
М-да... Смотри, некоторые рисунки выглядят слишком предметна: в одном очертании явно читается дом с крышей, в другом узнается какая-то птица, в третьем — линии выстроились параллельно... Широтой кругозора здесь не пахнет — нераспакованное воображение видит во всем старые, разрушительные связи. Данные произведения выполнены старательно, в поте лица, — это не симоронские патенты, а, так сказать, СИМ-ПОТ-енты — симпотенты... Если симпатяга — взгляд на мир, открывающийся с сотого этажа, то симпотент — картинка, наблюдаемая из подвала.
Сравни теперь с ними свое детище: не похоже ни на что вокруг!
ЧИТАТЕЛЬ. Хорошо, я зарисовал маршрутный лист. Но как им пользоваться практически? Как узнать, что идешь точно по его светящимся линиям?
Достаточно вспомнить о своем симпатяге — и мгновенно симпатизируешься. То есть являешь собой в эту пору масштабное, «всевидящее» Я. Естественно, любые желания, возникающие при этом, не пахнут чужими запахами и потому осуществляются без помех.
ЧИТАТЕЛЬ. А если отвлекут прежние ориентиры? Если собьюсь, сойду с дороги?
В помощь тебе — симоронские светлячки. Вот, глянь...
Мебель, вещи в углу комнаты — все это случайно собрано в узор, чем-то напоминающий твой чертеж...
За окном — раскидистое дерево, изогнутые ветки... Не правда ли, очень сходно с твоей графикой?
Дальше, за деревом: перспектива разноэтажных зданий, очертания которых дублируют созданную тобой композицию...
Проехала машина, завернула в переулок: смотри — виток, совершенный ею, есть и у тебя на рисунке...
Симорон, как прожектор, высвечивает в окружающем пространстве собственные подобия — пункты, по которым здесь, на поверхности планеты, пролегает для нас та же космическая трасса. Почему бы и нет, ведь Земля — законный участок Вселенной... Стало быть, возвращаясь к своему Я, нет нужды отрываться от грунта ногами: мы теперь можем курсировать по нему так, как если бы и не покидали верхотуры.
Так что все в порядке, нет повода для волнений! Отвлечешься — светлячок сам напомнит о себе, вспыхнет поблизости, подсказывая, где пролегает истинный маршрут. Схватит тебя за ворот-шиворот и переставит на прочные рельсы. Это не значит, что ты должен буквально бежать за машиной, выкрутасы которой похожи на твою загогулину. Ее функция — напомнить, КТО ты есть и ГДЕ, в каком мире ты сейчас пребываешь.
Хочешь удостовериться? Прислушайся к своему побуждению и исполни, что оно подсказывает...
...Где ты побывал? В букинистической лавке? Ноги сами понесли? И что же произошло в этой лавке?
ЧИТАТЕЛЬ. Сначала - ничего. Я покрутился туда-сюда, думал уже уходить. Краем глаза заметил старый фолиант, который кто-то сдавал. На обложке были вензеля — копия моих каракулей! Заинтересовался, задержался... Вдруг увидел на полке книжку, которую искал во всех библиотеках... нашлась как раз нужная сумма...
Ладно, с книгой разберешься после. Куда влечет еще? Не придумывай себе приключений: все, что реально нужно, придет само.
Зазвонил телефон... Не правда ли, в его мелодии — созвучия, как бы повторяющие «партитуру» твоего рисунка? Удивляешься? Светлячок может быть адресован и ушам, и ноздрям, может восприниматься на вкус, тактильно... Кто на проводе? Приятель, с которым не общался сто лет? Предлагает лишний билет на «Мулен Руж»? Труппа впервые за всю историю приехала с гастролями? Ты в восторге? Вот так-то.
ЧИТАТЕЛЬ. Странно... О книжке той я успел забыть — не надеялся когда-нибудь ее найти. Хотя она до зарезу нужна... А муленружское шоу мечтал посмотреть всю жизнь. Но ни с кем этим не делился, тем более с Сергеем, который только что звонил. Мы с ним вообще знакомы постольку поскольку... Откуда он узнал? Почему предложил именно мне?..
Ты его высветил... Типичнейшее явление, с которым еще не раз будешь сталкиваться.
ЧИТАТЕЛЬ. Значит, могут все же исполняться наши старые желания? Заимствованные у других?
Заимствованные — не могут. Но мы сплошь и рядом пытаемся выполнить свои кровные, жизненно важные задания подсмотренными у соседей способами. Это выглядит как штурм дверей современного отеля или супермаркета при помощи лома, хотя они, оказывается, сами раздвигаются, стоит чуть-чуть приблизиться. Симпатизация помогает отбросить орудия каменного века...
Впрочем, чаще всего открытия случаются совершенно не в той области, которая занимала наше внимание до этого.
К примеру. Наш сосед дедушка Веня никак не мог подобрать туфли, ибо размер ног у него — то ли 50, то ли 30... Самообгон, симпатяга — все, больше к этой проблеме дед не возвращается: чувствует, что все скоро «устаканится». Однажды идет мимо обувного магазина, останавливается: зайти или не зайти... (То есть — не зашел сразу, без размышлений: засомневался, повернулся лицом назад, к загвоздке своей.) И вдруг дорогу пересекает грузовик, на борту которого вырисовывается деталь его загогулины в виде мазутного пятна. Другой бы обрадовался: счастливый знак — загляну в магазин... Но нашему пенсионеру вместо этого почему-то захотелосъ отправиться на вокзал. Сел в электричку, поехал неведомо куда... Вышел на какой-то станции, познакомился с носильщиком. Тот оказался дальним родственником Вени, в итоге он встретился со своей сестрой, с которой его разлучила когда-то война... Что касается туфель, то эта задача разрешилась как-то походя, незаметно.
Еще один случай. Учительница музыки Татьяна переживала по поводу непопулярности политической партии, к которой принадлежала. Созданный ею на этой почве симпатяга был благополучно забыт, но как-то она узнала его очертания в абрисах скомканной газеты. Как бы поступил ты? Наверняка решил, что выход из проблемы связан с данной газетой: может, стоит напечатать там статью... Татьяна же в эту минуту почему-то вспомнила, что собиралась посетить русскую баню, у нее было свободное время... Шипение воды, падающей на раскаленные уголья, «впечатлило» ее. Через некоторое время поймала себя на том, что напевает мелодию, напоминающую этот шум... Так родилась песня, которая вскоре стала хитом. А политическая тема, с которой все начиналось, отошла куца-то на десятый план.
ЧИТАТЕЛЬ. То есть светлячок — не признак удачи, а наоборот? Не подтверждение того, что мы на верном пути? Он показывает, куда идти не надо?
Куда — надо! Вот оно, говорит, чистое твое течение, не сворачивай! Мутных ручейков вокруг — множество, все они ведут в болото... Ты же помнишь:

__наткнувшись единожды на запруду,__
_____стоит ли грести в том же_______
_______направлении дальше?__________

В глазах блеск... Зуд симпатизации донимает? Куда следуем теперь? Ага, тебе должны большую сумму, не возвращают который год. Сейчас откроется дверь, и на пороге с виноватым видом...
...Не появились? Ай-яй-яй, свинство. Ты ведь старался, пыхтел... а может, причина как раз в пыхтении? В том, что ты пытался найти симпатяге работу. Впрячь его, вольного и необъятного, в узенькие сани... Нет, родной, если уж сошел с дистанции, оглянулся на свои хвосты... Конечно же — снова «обгонялка». Развивай картину возвращения долга до апогея, рисуй новую загогулину..
ЧИТАТЕЛЬ. Сделано! Поднял голову — увидел перед собой объект, в котором эскизно намечены элементы моего симпатяги...
Тотчас взял и увидел? Ты же не успел сойти с освещенной полосы, шагу еще не сделал... К чему спасительные подсказки?
ЧИТАТЕЛЬ. Все правильно, светлячки не нужны. Денежная тема перестала меня волновать... Есть острое желание постоять на голове часок. Ну, постою... а долг вернется?
А говоришь — перестала волновать. Тебе, возможно, выпадут козыри, о которых и не мечтал. Рядом с ними давешняя сумма покажется копеечной... Если же понадобится именно она, то придет сама — не имеет значения, из каких источников.
Уважаемые гости рвутся что-то сообщить?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я сделал загогулину, потом заслушался вас, увлекся... Через какое-то время неожиданно вспомнил соседа с восьмого этажа: осанка, походка — очень похоже на мое произведение. Что-то летящее, кувыркающееся... Вдруг захотелось срочно связаться... нет, не с ним, а с теткой своей. Я вообще-то недолюбливаю ее — болтлива уж очень, только время отнимает. Она страшно обрадовалась: «Коля, у нас сейчас гостит человек из Америки, приезжай...» Как вы думаете, ехать? Что, если этот гость поможет мне в плане сердца — нужна операция, которую делают там, за бугром...
Тревогу по поводу сердца следовало исчерпать на стадии самообгона. Намеренно знакомиться с американцем для этой цели — значит возвращаться на линию слепой игры. Вот если бы вы приняли предложение тетки просто так, без ожидания каких-то определенных последствий, положительных или отрицательных... И, допустим, во время встречи с американским гостем ненароком всплыла бы сердечная тема — тогда можно было бы говорить об эффекте симпатизации.
ЧИТАТЕЛЬ. Судя по последнему примеру, светлячок может появиться не физически — в мыслях, в памяти? И демонстрировать его могут не только предметы, но и живые люди?
Почему бы и нет? При этом возникает интересный эффект. Дело в том, что те, кто нас окружает, скорее всего, колонизировали общепит таким же способом, что и мы. Если это так, то в сердцевине их тоже гнездится симоронское Я. Декоративные отличия этих индивидуальных Я несущественны — важно то, что исходное положение у всех одинаково: взгляд на планету со спины «клювокрыла». Поэтому, если в других людях естественно высветился наш Симорон, это означает, что в них включился и собственный. Окружающие ощущают в себе пробуждение забытой силы-энергии. Возникающие у нас и у них побуждения оказываются созвучными, мы становимся сотрудниками, партнерами по «альпинистской связке».
Словом, это не тот случай, когда готовишь на плите гуся, истекая слюной в преддверии его поглощения. Наш «гусь» благодаря данной процедуре вспоминает, кто он есть на самом деле, И как бы ни складывались отношения с ним до того, они начинают качественно меняться.
ГРАЖДАНКА. Что ж, если я вырисую симпатягу в бюрократах, они станут ангелами?

____Направленная, искусственная______
__симпатизация людей — невозможна.___
__Так же, как невозможна сухая лужа__
________или квадратная луна._________

Природа симпатизации — исключительно ненасильственная. Если бюрократы сами не засветятся в вашем присутствии, оставьте их в покое. То же касается родственников, друзей — кого угодно... Переживать или озадачиваться по поводу того, что наша симоронская трасса пролегает мимо обстоятельств, с которыми мы связываем свои интересы, — не стоит. Любой из клиентов общепита имеет право на свое меню, и навязывать ему наше собственное мировосприятие, даже суперправилъное, — дело неблагородное и неблагодарное. Если таковой объект морально готов к симпатизации, луч нашего прожектора рано или поздно выявит его и покажет, как выйти на трассу.
ДЯДЯ. А можно ли увидеть светлячка... в самом себе? Я глянул случайно в зеркало: черты лица — точно, как линии на моем рисунке...
Честно случайно? Тогда — пожалуйста. Мы можем заметить эти линии в своих повадках, одежде, расслышать в перестуке сердца... даже в работе кишечника.
БАРЫШНЯ. А я вот не замечаю их нигде... Исполнила все, как положено, начертила на листе симпатягу Ищу теперь его продолжения... Вот этот стул? Нет, у него спинка мало вьгибается... Может быть, складки на шторе? Слишком густые... Кошка свернулась в клубок — это оно? Смотрю на кошку... смотрю... Встает, потягивается... идет к кормушке... Я должна идти за ней? Блюдце с молочком... лакает... А я? Что делать мне? Ума не приложу...
Во-первых, не искать. Понадобятся ли вам фонари на освещенной солнцем улице?.. Но, допустим, вы ущли в тень.
в глаза бросился стул с выгибающейся спинкой... то есть что-то загогулистое в нем присутствует. Вперед, за этим проводником! Ах, мера симпатяжности, видите ли, недостаточна... Кто вынес этот вердикт? Симорон? Ничего подобного: это голос вашего игрового опыта, ваших колебаний, неуверенности в себе... Он же, голос, вывел вас к шторе, затем к кошке... Которая вообще заслонила белый свет — вы уставились на нее, как на икону, ожидая откровений... Каких? Ведь это продолжение тени, к которой вы настойчиво шли. «Сусанин», помогающий забрести в глухие дебри...
БАРЫШНЯ. Но если я не зафиксировала первого светлячка... появятся ли другие?
Появятся. Хотя по мере удаления от СЕБЯ замечать их все труднее: яркость уменьшается...
Это похоже на то, что хорошо известно водителям, курсирующим ночью между городами по петляющим и нешироким дорогам. С освещением там негусто, лишь по сторонам иногда стоят столбики с отражателями. Если фары ровно поливают дорогу светом — отражатели не видны, не захватываются. Но стоит машине свернуть к обочине, как они мгновенно вспыхнут, покажут, где края трассы. Не заметил водитель отраженного света, соскочил в канаву — крути-верти теперь руль во все стороны, чтобы зеркала эти появились... Далеко не уедешь.
ЧИТАТЕЛЬ. Так, может быть, изготовить тираж таких отражателей-симпатяг и разместить, развесить, расклеить в тех местах, где мы чаще всего бываем? Дома, на работе, по дороге... Не обязательно сами картинки -хотя бы условные крестики, как у той самой Фатимы. Наткнемся взглядом, вспомним...
Если будет охота — ради бога. Только есть опасность, что мы станем специально всматриваться в эти крестики. Превратим их для себя в некие защитные «талисманы», забыв, что срок жизни нашего светлячка — мгновение, в течение которого мы его воспринимаем. Водитель ведь не останавливается, чтобы изучить свет в отражателях: проехал себе мимо и, может быть, больше с ними не пересечется. Наши же картинки будут маячить перед носом постоянно, заслоняя собой все прочее...
Такие вещи в человеческой практике известны: жизненное пространство преобразуется в своеобразный симпо-тентский «заповедник». Ведь «прирученные», повторяемые открытия — это та самая толща обоев, которыми обклеивалось жилье в предыдущей главе. Общепит, скорее всего, тоже когда-то начинался с открытий — посмотри, во что это все переродилось... Нет, симпатяга хорош до тех пор, пока не укореняется внутри или вне нас, не канонизируется в багетной раме. Не забывай: загогулина — лишь фрагмент нашего доземного маршрута, кадрик из непрекращающегося фильма. Если мы уставимся в него, не заметим, что кино ушло вперед...
БАБУЛЯ. Значит, запоминать, как выглядит симпатяга, не имеет резона?
Можно ли удержать скользкого вьюна? Вот он мелькнул, блеснул, как солнечный зайчик, и — унесся, растворился в огнях... Собственно, мы наблюдаем не светляков, а свечение своего Я, передаваемое через их посредничество вперед. Скользит луч прожектора — не останавливаясь, движемся за ним по жизни...
Движение это очень скоро превращается в автомати-ческий процесс: внутренне слышим, знаем, что все «о'кей», не тратя усилий и времени на просматривание дороги. Нам больше не приходится заботиться о будущем, намечать конкретные цели-задачи: полетная стихия всегда доставит именно в тот пункт, который будет очередной вехой на пути нашей творческой самореализации.
Впрочем, потакая своей житейской предусмотрительности, можем сами командировать симпатягу в свою дальнюю послезавтрашнюю координату — за пределы любых ожидаемых приключений. Поступаем, как путешественник, который забрасывает лассо на прочный сук-крюк, чтобы перебраться на другой берег. После этого мы физически не сможем наткнуться на преграду: наш канат — то есть луч — протянется над ней, не задев. Если только мы сами не выключим свой прожектор и не станем изучать образовавшуюся симпотентную тень. Молиться на нее. Или воевать, что, в принципе, то же самое.
Словно полководец, расположившийся на холме, откуда обозревается вся панорама событий, мы видим победную перспективу своего движения во времени и пространстве— движения, не знающего пробок...
Хочешь, дружище, почувствовать себя сейчас таким полководцем? Расположись здесь, у двери... Внимание! Начинается великий исторический поход. Что там, в глубине коридора — тумбочка? Какая, извините, тумбочка — это та самая высота, на которой ты рано или поздно водрузишь свое симоронское знамя! Вперед, размеренным, четким шагом! Приближаемся к тум... то есть к высоте... еще.шаг... полшага... уррра! Торжественный момент: поставь автограф на запыленной поверхности взятой вершины. Пальцем. Вырисуй контуры симпатяги. Всё!
Или, если хочется, сложи из бумажки с нарисованной загогулиной голубя, отправь его в полет через форточку..
Или — запечатай в чистый конверт и опусти в ближайший почтовый ящик, «на деревню дедушке»...
Ты будешь помнить, что маяк твой — там, везде и нигде, что ты неизменно идешь к нему, он будет возгораться на разных поворотах твоей судьбы, не давая сойти с пути, он всегда, всегда впереди...

ШПАРГАЛКА 5

По завершении самообгона без задержки рисуем загогулину - свободно вьющуюся ленточку. Предполагается, что автором ее является наше высвобожденное, расширенное Я. Это позволяет использовать данный чертеж как симоронский патент (симпатягу) — маршрутную карту нашего успешного перемещения по лабиринту житейских обстоятельств. Помня о ней, высвечиваем в этом лабиринте брод и беспрепятственно движемся во времени или пространстве, реализуя свои рождающиеся побуждения. Если мы отвлекаемся, в поле нашего внимания загораются светлячки, элементы симпатизацион-ного рисунка, представленные во встречных объектах. Одного светлячка достаточно, чтобы вернуться на трассу. Появление или искусственное создание энного количества симоронских проводников свидетельствует о нашей игровой «лихорадке» — хроническом падении, погружении в лабиринт.
Важное следствие симпатизации: упраздняется один из главных для человека движущих факторов — постановка утилитарной цели, намерение, планирование. Освобождая себя от необходимости бороться за жизнь, выживание, мы открываемся для творчества, проистекающего из нашего Я, привносим на Землю свое дочеловеческое знание-умение, овеществляя его в местном материале.





Вспомним, как Прометей, рассмотрев с высоты бедняг, которые кутаются в душегрейки и не знают вкуса шашлыка, презентовал им огонь. Просто так, не за спасибо, без гонорара...
И - последуем примеру титана. Если уж судьба занесла нас сюда, не будем размениваться на медяки — будем делать крупные и исключительно выигрышные ставки.





ПАРТИТУРА ДЛЯ ВАН ГОГА

У нас тайм-аут. Двери на засов, с той стороны табличка: «Жильцы съехали, желающим просьба не беспокоить». Окна закрыты глухими ставнями. Штепсели из розеток. В уши — тампоны из синтепона. Кошке Зае — намордник из силикона...
Спим. И снится нам не рокот космодрома, а мирное заседание в диетическом кафе «Кашка-манашка». Мы, Петра и Петр, поднимаем бокалы за успешное продвижение по симоронской трассе тех, кто... Зачитываем список-свиток, в бокалах пенится напиток...
Бабах! Бубух!..
Вскочили. Смотрим друг на друга, как жертвы кариеса на бормашину. Кто? что? зачем? откуда?...
Бубубух!..
Три часа ночи. Очередные пришельцы. Гости, которым надо. Силикон медузами по полу, синтепон клочьями под потолком...

<< Предыдущая

стр. 3
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>