<< Предыдущая

стр. 6
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ

Какое у нас сегодня число? Взгляни-ка на календарь... Ну конечно, то самое, Которое только раз в году. Точнее — раз в сутки. Еще точнее — в минуту. Секунду. Да, да, да — happy birthday]
Как это — не записано в паспорте? Ты не там смотришь... Полистай, полистай... Последняя страничка? Хорошо... Что дальше? Ничего? Абсолютно ничего? Нет, милый: там, за последней чертой — симоронское твое свидетельство. Без цвета, вкуса и запаха. И потому — самое достоверное... В свидетельстве этом записано, что ты явился на свет мгновение назад. В качестве безкачественного Я. И появишься вновь через миг... И вновь... вновь... Так что готовь побольше закусок: праздновать будем основательно. Ассортимент? «Киевский» торт, естественно! Можно еще котлеты по-киевски и киевское «Динамо». Приглашай кого хочешь...
ГОСТИ. А мы уже здесь!
Чудесно. Разрешите тост... Помнишь, читатель, тот роковой в твоей биографии час, когда ты, сместившись с неголодной и гладкой вселенской трассы, парашютировал в здешнюю коммунальную столовку? Нескоро сказка сказывается, скоро жизнь течет, дотекая до мраморного памятника с эпитафией. Так вот, мы с тобой договорились: нет того мрамора в карьерах и на складах, который воздвигнется над твоею главой. Ибо глава эта, разгруженная от зубодробительных жвачек, легкая и крылатая, как сверхзвуковой МиГ-29, воспарит над пространствами...
Итак, при первой же нашей встрече было решено: вместо того чтобы вяло плестись к финишной ленте, нужно шутя и шустро добежать до нее и вернуться к стартовой точке, с которой мы совершили свой памятный спуск. Отсюда, как с верхней площадки Эйфелевой башни, видны не только проходы-выходы в земном лабиринте, но и вся перспектива свободного мироздания.
Ориентируясь на нее, мы не очень тревожимся, если игровая инерция вновь сбрасывает нас: мы теперь знаем способы, с помощью которых можно, не закусывая, восстановиться в своем симоронском статусе. Накапливая опыт такого восстановления, все меньше держимся за прежние кулинарные атрибуты — предметы, явления, отношения, — все больше оперируем открытиями, совершаемыми своим расширенным Я. Интересы наши простираются в область непрерывного, не подпитываемого утилитарными продуктами творчества. Это превращает нас в существ, образ жизни которых качественно отличается от едоков, регламентирующих свое бытие между процедурами «завтрак-обед-ужин».
Так заполним же по этому поводу полости, запустим в работу челюсти!..
Петь? Танцевать? Конечно, какой день рождения без того. Сейчас, сейчас...
Вспомним наши первые практикумы, когда, вырисовав после самообгона масштабную маршрутную карту, мы облачали ее в удобоваримый ассоциативный образ. Период работы с такими образами — позади. Напрактиковавшись с симпатягами, можем теперь освободить их от временных узнаваемых упаковок и двигаться по высвечиваемой ими трассе так, как подсказывает их чистая партитура. Это неизмеримо приблизит нас к СЕБЕ.
Для начала повторим простейшую самообгонную процедуру, отталкиваясь от какого-либо своего житейского желания. Все присутствующие, приготовьте бумагу и ручки-фломастеры для зарисовки загогулины...
Теперь, не прибегая к интерпретациям, попытайтесь найти звуковой эквивалент данного высотного образа. Обычные слова здесь не подойдут — они характеризуют конкретные
вещи, наблюдаемые в общепитовских низовьях. Придется создать неологизмы — новые сочетания звуков, соответствующие нарисованной картинке.
Потренируемся. Назовите пару любых предметов-явлений, затем суммируйте их названия так, чтобы получилось одно — экономное — на двоих...
МОЛОДОЙ. Баранка...
БАБУЛЯ. Часы...
ДЯДЯ. Ранча.
Видите — какие-то звуки осыпаются, какие-то остаются. Проделайте то же с тремя вещами... четырьмя...
БАРЫШНЯ. Кисель...
ДЯДЯ. Граница...
МОЛОДОЙ. Экология...
БАБУЛЯ. Бандаж...
ГРАЖДАНКА. Клицадан.
Вот примерная модель обозначений, которыми мы будем пользоваться, озвучивая свою загогулину. Плюс к этому — интонационный аккомпанемент, который в данном случае сгущается также, как и слова. Представим себе, что по линиям нашего рисунка движется адаптер, считывающий его мелодию:
— Луубиканн... канабун... люлисима... пентюр... рисыцэл... шошу...
Как вам песенка? Годится для торжества? Натуральный симпатяга! Только не визуальный, а аудиалъный. Не похож ни на что вокруг, ни на какие речи — и прекрасно!..
Но локальная загогулина, как мы знаем, — лишь фрагмент нашей заоблачной карты. Один скромный куплет. Переходя от куплета к куплету, мы можем воспроизвести всю вокальную партию — опыт своего движения по целостной трассе... Расположитесь сейчас кружком и, передавая друг - другу по эстафете «ноты», распевайте все, что попадет вам в руки. Второй, третий раз это будет уже звучать по-другому. Постарайтесь не делать пауз между куплетами...
...Задушевно, однако. Похлеще, чем хор Александрова. Не сидится? Что ж, впору и сплясать.
Мы с вами знаем, как важно задействовать тело в опытах по симпатизации. Если какая-то часть нашей личности остается в стороне, если мы не включены полностью, всем существом в творческий процесс, освобождение будет относительным. Прибавим же к вокалу хореографию: исполним содержание загогулин не только голосом, но и движением, соответствующим данному рисунку. Адаптером при этом будут ноги, руки, весь наш физический аппарат.
Разместите чертежи перед собой на стульях и спойте-станцуйте каждый своего симпатягу...
Когда-то мы с вами строили траекторию симоронской трассы, располагая серию рисунков вплотную друг к другу (раскатывая «ковер»). Проделаем теперь то же, сдвинув стулья с нотами — так, чтобы все они оказались рядышком. Отсканировав динамически свою партитуру, переходим без пауз к соседним и считываем их содержание: должен получиться сплошной, неделимый пластико-тональный этюд...
...Продолжим операцию. Пройдясь несколько раз по нотам своих коллег, как бы разогнавшись по «трамплину», выходим за его пределы: продолжаем естественно развивать картину, выращенную своим телом-голосом, не оглядываясь уже на подсказки...
ГОСТИ. Какой же это танец? Это... это...
Да, назвать это однозначно танцем вряд ли возможно: здесь нет ничего от известных танцевальных ритмов, базирующихся на бесконечном повторении тех или иных «па». Общепит вообще от начала до конца—повтор, тираж однотипных событий, явлений. Глядя на этот ритуал, узнавая во всем нечто уже виденное, освоенное, человек проникается ложным ощущением прочности, надежности бытия. Мир стоит на китах... или котах, тысячи лет стоит, значит, будет стоять и дальше... Между тем, стоит шатнуть одну детальку в этом карточном домике, как рассыпается все строение: рушатся материки и государства, семьи, судьбы...
В до-человеческом, за-человеческом пространстве тиражирования нет и быть не может: каждый шаг здесь — непредсказуемое открытие. Поэтому, отталкиваясь от своих графических партитур (если только это не любимый сим-потентик), мы беспрестанно открываем в себе СЕБЯ. Да, это не столько танец, сколько импровизированная звуко-пантомима, выключающая в нашем теле функции едока, пе-реваривателя пищи и включающая в нем забытые энергии бесконечной вселенной. Внешне тело остается вроде таким же, но любой измерительный прибор, приставленный к нему, не обнаружит никаких признаков земной физики...
Можно сказать, мы имеем здесь дело с непрепарированным, чистым языком симпатизации. Так и будем его называть. Аббревиатура — ЯС, или разговорно — «ЯСный». ЯСный — это непрерывное движение, выращивание «светолинии» своего симоронского маршрута. Пребывая в этом режиме, мы мгновенно высвечиванием симпатяг во всем, на что наталкиваются наш взгляд, слух, наши чувства и ощущения. Говорить о каких-то проблемах, препятствиях теперь уже никак не приходится: данная тема безвозвратно уходит из нашей жизни.
ГОСТИ. Непрерывное движение? Но...
Не пугайтесь: кувыркаться и петь с утра до ночи не придется — очень скоро процедура прояснения станет вашей незаметной внутренней работой, постоянным настроем. А пока что... как говаривал царь Иван Васильевич: танцуют все!
ЧИТАТЕЛЬ. Все, кроме меня... Гложет вопрос. Книжка вот-вот закончится, придуманные персонажи разбегутся — а я-то останусь. Как же я буду тренировать выход к ЯСному самостоятельно, без коллективных нот?
Во-первых, ты можешь создавать их сам в любом количестве — так, как это делалось в период тренажных прогулок по трассе. Есть и другой способ: стартовать от окружающих предметов. Любой из них претендует на нашу заинтересованность, вовлекая тем самым в игру. Зеркаля их, осуществляем профилактический самообгон, в процессе которого происходит как бы расширение нашей отражающей площади: воспроизводим один объект, затем два одновременно, затем сразу три... и т. д. — примерно так, как мы сегодня интегрировали, обобщали разные понятия. Структурные границы копируемых вещей теряют свою четкость, определенность... В нашем движении (и звуковом аккомпанементе к нему) все больше ощущается непривязанность к этим объектам, присутствуют свободные пла-стико-тональные мотивы. Наступает известный момент насыщенности: отрываемся от «взлетной полосы» и курсируем по ЯСной трассе...
ЧИТАТЕЛЬ. ...до тех пор, пока не соскользнем с нее снова?
Ну, если это и случится, то выглядеть теперь будет несколько иначе. Объект, заслонивший нам свет, как бы приглушил, сузил фокус нашего ЯСного, «оконкретил» его соответственно воспринимаемому изображению. Мы вдруг явственно наткнулись на черту, до которой дошел в своем нисхождении с трассы сам этот объект. Вроде прикасаемся к чему-то чужеродному... Дальше подключаться нет резона: рискуем залезть в проблемные подробности, срезонировать к переживаниям своего подопечного. Поэтому прямо с данной позиции поднимаемся, возвращаемся к тому внеигровому уровню, с которого неосмотрительно спикировали, — проясняемся.
ПРИДУМАННЫЕ ПЕРСОНАЖИ. Как зафиксировать это прикосновение?
Воспользуемся приемом, который в нашей системе называется «симование».
Начертите на листе бумаги горизонтальную линию — это будет как бы «измерительный прибор» нашего «загула» по игровой территории. Разметьте ее пропорционально условными единицами — от 1 до 10. Назовем их «симами». Десятка—это крайняя точка внедрения в игру, единица — начальная игровая позиция.
Потренируемся в симовании. Прояснитесь... Неожиданный хлопок, произведенный нами, спровоцирует вас на мгновенный спуск с трассы. Услышав сигнал, тотчас же, не мешкая, не задумываясь, поставьте отметку на симовской шкале — где-то между ее началом и финишем. Подсказчиком будет Симорон, с которым вы не потеряете в процессе падения связи. Помните метафору «трамвай и рельсы» — вы как бы держитесь руками за провода, а ногами прощупываете дорогу внизу. В зависимости от того, насколько отодвинула вас от САМИХ СЕБЯ провокация, «слепота» эта обозначится на шкале определенным количеством симов.
Итак...
ГРАЖДАНКА. Шесть! МОЛОДОЙ. Три! БАБУЛЯ. Десять! ДЯДЯ. Два! БАРЫШНЯ. Семь!
А теперь — попробуем без бумажки: «прибор» отпечатался у нас внутри, соответствующий сим «вспыхнет» в голове сам по себе. Хлопать в ладоши уже не будем, гляньте на любой объект — на человека или кошку, холодильник или облака в небе, оцените его... Перед каждым следующим туром симования не забывайте восстанавливаться на трассе.
...Получается?
ПЕРСОНАЖИ. Еще бы! Поскольку мы придуманные, все у нас выходит, как вы придумали.
Представьте себе, что у непридуманных тоже выходит, разве что — через некоторое время. Итак, наткнувшись на некий раздражитель — любой стадии, мы отныне не тратим времени на детальную зеркалку—схватываем сразу его игровую суть и тотчас же, автоматически, восходим от данного сима к Симорону. Подхватываем сужающийся рисунок ЯСного, развиваем его в сторону расширения и, если хочется, легко завершаем опыт пластико-тональным образом симпатяги.
Образ этот вряд ли запомнится нам, — но ощущение от него, от рожденной в процессе опыта мелодии сохранится в нашем существе, и на это чувство ляжет любая другая пластико-тональная тема—как естественное продолжение первой. Но — подчеркнем: это всегда импровизация. Если мы опираемся в своем творчестве на какие-то знакомые песни, петые-перепетые другими, — возвращаемся назад, в стереотип, в старую игру...
Практикум симования позволяет проводить эти операции по еще более короткой, «изысканной» схеме. Может диагностироваться не сам объект, а обертка, упаковка, повторяющая его очертания — так, как костюм повторяет формы своего носителя. Это особенно удобно тогда, когда явление не охватывается непосредственно нашим зрением-слухом-обонянием-осязанием, то есть зеркалку не удается осуществить напрямую. К примеру, симование какой-нибудь фирмы или экономики в целом, погоды на ближайший месяц или политической обстановки в стране...
Хочешь, дружище, испытать себя?
ЧИТАТЕЛЬ. Рискну.
Возьми один из объектов типа перечисленных, желательно такой, название которого не вызывает у тебя эмоций — ни положительных, ни отрицательных. Условно обозначь его закарлючкой, запиши на бумажке и сверни из нее конвертик. Чтобы обеспечить еще больше свою беспристрастность в этом деле, сделай второй такой же конвертик—незаполненный, чистый внутри: это будет как бы другой какой-то, неизвестный тебе предмет.
Перетасуй упаковки и поочередно отзеркаль их невидимую начинку... Хотя внешне они практически одинаковы, но созданные по одной выкройке рубашки, надетые на тела Василия и Андрея, будут в чем-то различны. Вот это различие, недоступное глазам, и улавливает наш точнейший и утонченный «прибор»: «стрелка» на его десятеричном «циферблате» поползет к различным отметкам...
ЧИТАТЕЛЬ. «Законная» бумажка показала 5 симов, дополнительная — 9...
Из чего следует: дополнительный объект «гуще» замешан в житейской игре. Но зато у него, как у более опытного ее участника, больше шансов выиграть!
Для нас с вами это несущественно: симование — лишь повод к возвращению на трассу. А вот тем, кто далек от Симорона, игрокам, этот метод может помочь. Допустим, у клиента есть несколько предположительных вариантов решения его проблемы. Просим «спрятать» (условно записать) каждый вариант на отдельном листке, дополнив этот набор еще одной, порожней бумажкой: возможно, какая-то, не просматриваемая пока клиентом ситуация, окажется для него впоследствии выигрышнее. Конвертики перетасовываются. Симуем поочередно их содержание и выявляем тем самым «лучший» вариант.
Варианты могут располагаться во времени: клиент не знает, когда лучше приступить к выполнению того или иного дела. Например, это связано с погодными условиями... На бумажках пишутся даты, скажем: завтра, послезавтра, через десять дней, через месяц... Естественно, с симоронской высоты нам видно, какая погода будет более благоприятна для клиента. О чем мы ему и сообщаем, не забывая напомнить, что
названный сим ВСЕГДА характеризует лишь текущий момент в жизни объекта -
через минуту, час, день соотношение игровых составляющих у него может
измениться и показания будут уже другими.
ПЕРСОНАЖИ. Мы тут все вместе затеяли одно дело... Вот несколько листочков. Просимуй их, пожалуйста, единственный среди нас непридуманный человек — читатель...
ЧИТАТЕЛЬ. Не понимаю... Прибор не работает, никаких симов не показывает... Как такое возможно?
Возможно, если ситуация — вне игры. Вне ожидания житейских проигрышей и выигрышей...
ЧИТАТЕЛЬ. Признайтесь, что там у вас записано!..
БАРЫШНЯ. Освоить Симорон. ДЯДЯ. Освоить Симорон. ГРАЖДАНКА. Освоить Симорон. МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Освоить Симорон. БАБУЛЯ. Конечно, освоить Симорон!
Что ж, надеемся, твое Я, читатель, вещает безошибочно. Пройдя вместе с нами путь от первой страницы этой книги, ты безусловно открыл в себе то умение-мастерство, которым владел до рождения на Земле. Оно будет возрастать с каждым днем — по мере движения по симоронской трассе, утверждения себя на ней в качестве свободного, вдохновенного космоплавателя. Важно родиться заново — остальное приложится, прорастет... Так что — поздравляем тебя с праздником. Непрекращающимся. Неизбывным.
С РОЖДЕНИЕМ!
Шпаргалка 15
Выйдя через самообгон к загогулине-симпатяге, исполняем отныне ее рисунок собственным телом-голосом. Стартуя от этого рисунка, переходим в процесс движения по трассе, который выглядит как пластико-тональный импровизированный этюд (ЯСный). С течением времени прояснение становится нашим постоянным внутренним состоянием, постепенно отшлюзовывающим нас из мира локальных, дискретных форм в дочеловеческое пространство непрерывного творчества.
Временное выпадение из ЯСного в общепит фиксируется симованием объектов искушения по шкале 1-10 симов. После чего от выявленного сима осуществляется восхождение-возвращение на трассу.

Забавные миры

Итак... Неужели действительно можно достичь невозможного? объять необъятное? просветиться и просветлеть так, чтобы от теней вокруг не осталось и тени? Если, уважаемые читатели (обращаемся оптом ко всем), убедить вас в этом не удалось на протяжении энного количества книжных страниц... Придется начать сначала.
Предположим, до того как родиться, вы узнали, что постоянно будете терять безвозвратно и находить не то, что ищете, метаться бесплодно и копить ненужное, бороться с собой и за себя, капитально болеть и разрушаться, любить нелюбимое и есть вредное, наслаждаться от строительства того, что все равно рухнет... а затем, привыкнув ко всем этим «перевертышам», мучительно бояться утратить их. Что бы вы ответили?
«Н-е-в-о-з-м:о-ж-н-о!»
Тем не менее мы именно так н-е-в-о-з-м-о-ж-н-о живем. И ничего, оказывается, это очень даже возможно! И нужно! Кровно необходимо!..
Вы не согласны? Жаль... А то бы мы размахнулись еще на десяток томов. Пища для ума и сердца. Синтез адреналина с холестерином. Что ж...
Многодневная диета по имени «Симорон» завершилась. У одних в животе — приятная тяжесть, у других—легкое послабление. В зависимости от кулинарной специализации. Но и то и другое навевает мысли о полетах-перелетах, вполне ныне осуществимых.
За чем же дело стало? Ах, десерт...
«Киевским» тортом уже наелись — смотреть в его сторону сил нет. На десерт будут утки. Все-таки ближе к крылатости, к небу. Особенно если фаршировать их документами, в соответствии с заповедью деда Василя (помните?). В общем — к столу.
Симоронская система состоит из трех частей. Две из них мы худо-бедно изложили:
Восстановление расширенного «Я», укрепление на симоронской трассе.
Погружение в игровой процесс и освобождение из него.
На освоение этого материала хватит как минимум одной человеческой жизни. Главное — вспомнить, что в лабиринте — единственная дверь для входа и выхода. Мы же с вами петляем по его закоулкам в поисках другой, обетованной двери...
Взгляд с высоты помогает увидеть идентичность обоих проходов. Наглядный пример. Возьмите чистый лист бумаги и прорисуйте кратчайшую дорожку между двумя краями... В лучшем случае это будет прямая линия. Большинство даже не заметит провокационной постановки задания: на чистой бумаге нет пунктов, точек, по которым может выстраиваться размерность пути. Скажем, 2 см, 10 см, 35 см... Все внутреннее пространство листа — один большой «нуль». Из чего следует: дистанции между краями не существует. То есть прорисовать дорожку, разделяющую или соединяющую их, по большому счету, невозможно! Правильный ответ — соедините их, согнув бумажку...
Конечно, земная игротека изобилует точками-пунктами. Достаточно завлекательными, чтобы побудить нас однажды свернуть со свободной трассы и рассмотреть повнимательнее, что здесь происходит. В этом плане мы мало чем отличаемся от туземцев, бегущих на блеск стекляшек и обнаруживающих себя потом в кандалах. Слава богу, есть на свете Симорон (и не только), который помогает стереть позолоту с пустышек...
Если бы мы позволили себе сохранить пробужденную ясность мышления-чувствования, наша экскурсионная прогулка очень скоро привела бы к ощутимому эффекту. Сирин-птицу не уловить, поскольку не существует ее, этой птицы, в природе. Но — экскурсант не спешит возвращаться в родные пенаты, ему надобно ощутить в руках коль не сирену, так хоть синицу. Материализовать блеск, уплотнить его до такой степени, чтобы создалась иллюзия прочности, железобетонности здешнего уклада. Пусть мельница — сорок раз мельница, но ежели она однажды пригрезилась нам зловредным рыцарем, сразимся с нею до крови... Пусть черт — по всем статьям черт, но, узрев его на карнавале в маске ангела, будем молиться ему умиленно и нежно...
Пучина самообмана затягивает, и приходит время, когда мы уже чувствуем близкое дно. Погрузившись по горло, видим приближающихся молодцов с лопатами, готовых помочь в сооружении надгробного кургана. Стрраш-но. Хочется отдалить эту неизбежную, как нам кажется, минуту. И жизнь превращается в замедленное умирание...
Главная идея, движущая нами при этом: обеспечить себе надежное, гарантированное будущее в различных сферах кулинарного бытия. Пассивно настроенные игроки исходят из принципа: «Тише едешь — дальше будешь», «активисты» же пытаются всегда и во всем побыстрее «сорвать банк», заполучить «джек-пот». В итоге первые дотягивают-таки до глубокой старости и влачат жалкое существование, как бы перешагивая через свой естественный биологический срок (надолго ли?). Вторые бросают небытию «вызов» и в своей нетерпимости не дотягивают до «нормы», сгорают на лету.
Насчитываются семь основных сфер, семь программ, в рамках которых мы пытаемся выстроить для себя временное «бессмертие». По своей сути они идентичны — различие лишь в декорациях.
Перспектива голодного конца пугает человека, вероятно, больше, чем все остальное. Можно достичь успеха в разных областях — в познании мира, творчестве, любви, — но если мы не раздобудем кусок хлеба, весь наш пыл угаснет... Поэтому каждый — осознанно или подсознательно — стремится материально поддержать свое существование.
Вторая по значимости актуальная задача — обеспечить для себя крышу над головой. Даже бомжи и бродяги по-своему заботятся о «четырех стенах».
Третья тема — место в социальной иерархии. Заняв определенную ступеньку на общественной лестнице, мы привлекаем к себе внимание со стороны соответствующих инстанций, кругов. Сам престиж такого рода может ни копейки не дать, но с нами как-то считаются, признают, оценивают; и это поддерживает...
Следующая цель—спутник по жизни. Идеал: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день». Иными словами, вместе тонуть спокойнее.
Еще один игровой фактор для удержания в этом мире — деятельность. Речь идет о профессии, специальности, которая всесторонне вовлечет нас, даст возможность суетиться с утра до вечера.
Инстинкт продолжения рода — немаловажный для человека способ самостабилизации. В растущем у нас на глазах ребенке воспроизводятся этапы нашей собственной жизни, мы как бы повторяем ее заново.
Ну и наконец, каждый член социума руководствуется тем или иным мировоззрением, нравственным кодексом, научными рекомендациями... Все это вооружает его знанием, как поддерживать в своем теле дух и здоровье. И хоть не спасает от того самого финала, но, по крайней мере' внушает какую-то надежду.
Словом, есть чем заниматься на Земле... до поры до времени. Рано или поздно уныло завывающий оркестр будет аккомпанировать нашему неизбежному пересечению
фатальной границы. Спрашивается, какой резон тратить десятилетия на пустяшные старания?..
Нет, нет, не подумайте, что мы призываем вас, прочтя эти строки, незамедлительно сделать себе харакири или сигануть с десятого этажа. Во-первых, вы бы все равно не послушались (и правильно поступили бы), во-вторых, это ровным счетом ничего не решает. Ибо, оказывается, планетарная игротека состоит из двух симметричных площадок. Наигравшись на одной из них, мы автопилотом перекочевываем на другую, где все наши приключения продолжаются с неменьшим азартом. «Качели» гуляют туда-сюда множество раз, перенося нас из мира жесткой предметности в мир «теней». И обратно. Мы появляемся то там, то сям, и все начинается сначала...
В третьей части симоронской системы, которая будет изложена в продолжении данной книги, подробно рассматриваются все аспекты этой двойственности нашего существования. И средства-способы выхода из нее по известному адресу—к своему подлинному Я, за пределы игровых координат, называемых жизнью и смертью. Освоив полностью Симорон, человек окончательно расстается со слепым страхом перед «небытием» и движется отныне не к финишной ленте, а к абсолютному пробуждению.
Пока же воспользуемся тем умением, которое обретено к сегодняшнему дню. Этого не так уж мало, чтобы, не отказываясь от земной пищи, любя своих близких, заботясь о наследниках, занимаясь плодотворным трудом, наполнить традиционные «геронтологические» операции совершенно иным содержанием. Имя которому — бесконечное наслаждение каждым мгновением здешнего присутствия, череда бесконечных открытий. Мы ведь прибыли сюда не для того, чтобы затеряться-раствориться. Высвечивая на планете атрибуты необъятности, из которой пришли, будем жить по правилам этой необъятности...
Как выглядят эти правила в «переводе» на удобоваримый язык - вы теперь знаете. Пройдет время, что-то забудется, девальвируется, сотрется... Главное — запишите в своих нейронах, выгравируйте на своих молекулах ДНК:
«ПЕРВИЧНО МОЕ ПОБУЖДЕНИЕ - ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К НЕМУ - ВТОРИЧНО.
НЕ ПОДДАВАТЬСЯ СОБЛАЗНУ СОБСТВЕННОЙ ВТОРИЧНОСТИ, РЕАКЦИЯМ, НЕ ПОДРАЖАТЬ
ДРУГИМ, НЕ ОГЛЯДЫВАТЬСЯ, ВСЕГДА ВПЕРЕДО СОБЫТИЙ, СЛУЧАЮЩИХСЯ BOBHE»
Идеи эти подробно выписаны и проиллюстрированы в нашей давней брошюре «Произвольный способ парения», которая выйдет вскоре в свет в обновленной редакции. Впрочем, вы в достаточной степени могли почерпнуть их и из данной книги, основанной на почти двадцатилетней практике симоронистов разных поколений.
Надеемся, что тем из вас, кто не просто полистал эти страницы, а многократно примерил их содержание к своей жизни, открылись «чудеса», традиционно связываемые в сознании людей с Симороном. И в то же время вы не можете не видеть, что все это — обыденность, норма. Никто не превратился в «чародея», не заискрился, как бенгальский огонь, вареники не запрыгивают к нему в рот и лягушки из соседнего болота не превращаются под его взглядом в принцесс. Нет, внешне вроде бы ничего не меняется: Земля вертится, как во времена Галилея, Солнце светит так же, как светило когда-то динозаврам... Но в чем-то существенном мы с вами.,— уже не те, кто вчера еще шастал туда-сюда в поисках «хлеба и зрелищ». Каждый — нечто неизмеримо большее, не вписывающееся в рамки.
Еще шаг или два — и, выйдя окончательно из этих рамок, мы окажемся в той же позиции, с которой некий шутник набросал когда-то контуры знакомого нам общепита. Если очень захочется — что помешает нам заняться тем же: складывать из кубиков разные забавные миры...
Впрочем, может быть, будет просто недосуг: обнаружится, что мы поднялись лишь на одну из ступенек лестницы, ведущей в неизмеримые мерности. И что нам еще предстоит идти и идти.
К НЕВОЗМОЖНОМУ..

www.e-puzzle.ru

<< Предыдущая

стр. 6
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ